Молдавский выбор: вторая попытка

Американцы используют экс-спикера Мариана Лупу как таран, бьющий по курсу Воронина на сближение с РФ


ГЛАВНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ «ТВИТТЕР-РЕВОЛЮЦИИ»

«Твиттер-революция» в Молдове, проплаченная Госдепартаментом США, Фондом Сороса и правительством Румынии, несмотря на кажущееся поражение, достигла по крайней мере одной политической цели: Центризбирком был вынужден скорректировать окончательные результаты выборов и лишить коммунистов 61-го депутатского мандата, гарантирующего избрание президента. В результате ПКРМ, несмотря на внушительную победу на выборах, оказалась не в состоянии самостоятельно избрать президента и назначить новые парламентские выборы.

Вопреки многочисленным прогнозам, коммунистам так и не удалось перетянуть на свою сторону ни одного из депутатов трех оппозиционных партий. Более того – все члены оппозиционных партий отказались принять участие в голосовании. Единственное, что удалось сделать правящей партии, – это сформировать правительство под руководством Зинаиды Гречанной, которая пока так и не стала четвертым президентом Республики Молдова и первой женщиной-президентом в СНГ.

Четыре года назад Партия коммунистов Молдовы получила еще меньше мандатов, чем на этот раз, – 56. Необходимые для избрания президента голоса предоставили группа Дмитрия Дьякова, отколовшаяся от блока «Демократическая Молдова» Серафима Урекяна, а также Христианско-демократическая партия Молдовы под руководством Юрия Рошки. Многие ожидали, что спектакль с перекупкой голосов повторится и на этот раз. Однако в 2005 году Владимир Воронин, следуя антироссийским курсом, полностью устраивал Запад. Радикальный русофоб Рошка открыто говорил: «Мы объединились с Ворониным против Путина».

Сейчас на дворе не 2005-й, а 2009 год. Воронин, еще два года назад отказавшийся от антироссийского курса и сбалансировавший свой внешнеполитический вектор, перестал устраивать влиятельные круги Запада. Сегодня оппозиция Воронину чувствует за собой существенную внешнюю поддержку и ни на какие компромиссы идти не намерена. Оппозиционеры не удовлетворятся ни креслами вице-спикеров, ни даже депутатскими портфелями. Они убеждены, что в ходе следующего витка «мамалыжной революции» они могут получить все.


МАРИАН ЛУПУ: MADE IN USA

После второго тура голосования Партию коммунистов Молдовы покинул спикер парламента Мариан Лупу – одна из ключевых фигур правящей партии. В заявлении, сделанном им после ухода из ПКРМ, Лупу обвинил Воронина и правящую партию в том, что они привели Молдову на грань раскола, экономической катастрофы и краха государственности, – то есть фактически слово в слово воспроизвел слова лидеров радикальной оппозиции.

И это неслучайно. Мариан Лупу видел себя в качестве наследника Воронина в президентском дворце. В самый разгар мятежа 7 апреля Лупу вступил в переговоры с лидерами погромщиков, принял практически все их условия и провел с ними совместную пресс-конференцию. Он считал, что станет компромиссной фигурой на пост президента, за которого проголосуют лидеры оппозиции. Однако для Владимира Воронина Лупу был слишком самостоятельной и непредсказуемой фигурой, и кандидатом в президенты была выдвинута Зинаида Гречанная. Мариану Лупу был предложен пост премьер-министра. Однако как только экс-спикер увидел, что возможности заполучить даже один оппозиционный голос нет, последовал его демарш с выходом из ПКРМ.

Уход из ПКРМ одной из ключевых фигур, Мариана Лупу, говорит о действительной утрате доверия к Воронину и его партии со стороны США. Этот факт свидетельствует о реальной заинтересованности Запада внести раскол во властную политическую элиту Молдовы и провести смену власти, как это и предусмотрена классическим «цветным сценарием». Мариана Лупу, наряду с Андреем Стратаном, Марком Ткачуком, Олегом Рейдманом и Артуром Решетниковым, относили к либерально-прозападному, «младореформаторскому» крылу в ПКРМ.

В 1994 году Мариан Лупу проходил обучение по программе Института Международного Валютного Фонда в Вашингтоне, а в 1996-м – по программе Института ВТО в Женеве. Выступая 19 октября 2006 года семинаре «Молдова и евроатлантические структуры: объединение усилий», организованном в Кишиневе под эгидой Парламентской ассамблеи НАТО, Лупу заявил: «Молдова твердо намерена стать частью пространства НАТО в контексте курса на европейскую интеграцию».

Примечательно, что в качестве своей новой партии Мариан Лупу избрал прозападную Демократическую партию Молдовы, имеющую плотные контакты с Национальным демократическим институтом США. Лидер ДПМ Дмитрий Дьяков в ходе консультаций в формате 2+1 неоднократно заявлял, что у президента Молдовы «нет полномочий для подписания документов в рамках подобных переговоров». В избирательный список ДПМ, который возглавит Мариан Лупу, входят такие крайние антироссийски и унионистски настроенные политологи, как Оазу Нантой и Олег Серебрян.

Можно, конечно, и обрадоваться уходу из ПКРМ такого радикально-прозападно настроенного политика, как Мариан Лупу. Однако его переход в ДПМ поднимет электоральный вес этой партии и, вполне возможно, позволит ей преодолеть электоральный барьер. ДПМ во главе с Дьяковым, в отличие от партий Урекяна, Филата и Киртоакэ, настроена на компромисс с правящей ПКРМ. Именно голоса Дмитрия Дьякова и его группы перебежчиков позволили Воронину быть избранным на второй президентский срок в 2005 году. Вполне возможно, что компромисс Воронина с руководством ДПМ будет достигнут в ущерб интересам России. В частности, в жертву может быть принесен переговорый формат 2+1, а президент Владимир Воронин открестится от обязательств, взятых на себя в Москве 18 марта.


«ФАКТОР РОШКИ» НЕ СТОИТ ПРЕУВЕЛИЧИВАТЬ

«Карманный русофоб» Воронина Юрий Рошка, получив должность вице-премьера в правительстве Молдовы, стал официально-признанным членом команды ПКРМ. Альянс Воронина и Рошки, сформированный в 2005 году, ни для кого не является секретом. На протяжении всех последних лет Рошка был отмечен наиболее одиозными антироссийскими заявлениями и действиями, в частности, он заявил, что «Молдова находится в состоянии войны с Россией».

Однако в самом либерально-унионистском лагере альянс Рошки с Ворониным был расценен как предательство. В результате голоса, подаваемые радикально-антироссийским электоратом за ХДНП, перешли к Либеральной партии Киртоакэ – Гимпу и к Либерально-демократической партии Филата. ХДНП, организационный наследник Народного фронта Молдовы, с треском проиграла парламентские выборы 2009 году и впервые с 1990 года оказалась за бортом парламента. Уход Юрия Рошки и ряда других лидеров ХДНП с первых мест в избирательном списке этой партии говорит, что ХДНП окончательно уходит с политической арены, а Рошка становится человеком ПКРМ. Шансов у ХДНП для преодоления даже 5%-ного электорального барьера не будет.

Юрий Рошка тактически необходим Владимиру Воронину по двум причинам:

1) для раскола либерально-унионистского лагеря и перехода части унионистского электората к ПКРМ;

2) для перенаправления кампании протеста от президентского дворца к зданию посольства России.

Действительно, никто другой, кроме Рошки, не способен настолько эффективно вносить раздор в националистическую элиту в отношении правящей партии. Никто другой, кроме него, не способен настолько эффективно канализировать протестные настроения. Русофобия, ненависть к России в среде либерально-унионистских сил Молдовы является групповым маркером, правилом хорошего тона. И ничто не является лучшим для дискредитации либералов, чем обвинение их в «связях с Кремлем».

С другой стороны, последствия для Воронина от подобного альянса будут весьма ощутимыми:

1) потеря определенной части традиционного электората, в первую очередь русскоязычного;

2) напряженность в отношениях с Россией;

3) окончательное прекращение переговоров и консультацией с Приднестровьем, лидеры которого воспользуются «фактором Рошки» в качестве предлога для отказа от переговоров.

«Фактор Рошки», безусловно, нельзя игнорировать. Президенту Владимиру Воронину и высшему руководству ПКРМ следует разъяснить, что президент отныне несет личную ответственность за все одиозные высказывания и деятельность Юрия Рошки и его сторонников. Вместе с тем, влияние «фактора Рошки» не стоит преувеличивать. Реальную политику Кишинева определяет не он, а президент Владимир Воронин и его советники, в первую очередь «серый кардинал» Марк Ткачук.

Нельзя выстраивать отношения с администрацией Воронина и с самим Молдавским государством исключительно на основе «фактора Рошки». Точно так же нельзя выстраивать отношения с Приднестровьем исключительно на основании того, что некоторые его лидеры, включая президента Игоря Смирнова, не прочь увековечить гетмана Ивана Мазепу.


ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЕ ШАНСЫ ПКРМ ВОЗРАСТУТ

Новые выборы в Молдове пройдут 29 июля – в самый разгар отпусков и сезонных работ. Именно с этим связано понижение порога явки избирателей с 50% до 33%. Однако следует отметить, что в отъезде будет, в первую очередь, молодежь – электорат либеральных партий. Следовательно, электоральные шансы ПКРМ будут куда выше, чем в апреле. Тем более, значительное число избирателей, голосовавших за другие центристские партии или предпочитавших не голосовать вообще, после событий 7 апреля будут принципиально голосовать за ПКРМ. С другой стороны, откровенный альянс с Рошкой и уход Марианна Лупу способны убавить определенную часть избирателей ПКРМ. Вряд ли коммунисты наберут на выборах 80% голосов избирателей, как они обещают. Однако около 55% они набрать могут. Вопрос, хватит ли этих голосов для 61 депутатского места, остается открытым.

Либеральная партия (ЛП) – наиболее радикально прорумынская партия – способна улучшить свои электоральные показатели. Лидер этой партии Михай Гимпу до конца отказывался идти на какие-либо переговоры и компромиссы с ПКРМ, демонстрируя свою стойкую и принципиальную позицию. ЛП способна получить дополнительные голоса от ЛДПМ, АНМ и ХДНП, набрать до 16% голосов избирателей и стать второй по численности фракцией в новом парламенте.

Либерально-демократическая партия Молдовы (ЛДПМ) под руководством Влада Филата способна утратить определенное число мандатов. Причина заключается в невнятности позиции лидера партии Филата, отрекшегося от своих сторонников в самый разгар штурма парламента, хотя буквально за день до беспорядков он заявлял, что «коммунистам рано открывать шампанское». По прогнозам, эта партия наберет около 10% голосов избирателей.

Альянс «Наша Молдова» под руководством Серафима Урекяна значительно утратил доверие своего электората ввиду того, что эта партия во главе с лидером довольно странно себя вела: по некоторым свидетельствам: Урекян долго торговался с ПКРМ и несколько раз менял свое решение относительно голосования или неголосования за коммунистического кандидата на пост президента Зинаиду Гречанную. При этом главным предвыборным лозунгом АНМ было: «Мы не предаем!» (намек на «предательство» Дьякова и Рошки, обеспечивших Воронину переизбрание в 2005 году). Сегодня партия Урекяна может рассчитывать не более чем на 5-6% голосов, и ее вхождение в новый парламент – под вопросом. Но, в любом случае, у всех трех радикально-оппозиционных парламентских партий крайне мало шансов получить 41 блокирующий голос в новом парламенте.

С другой стороны, переход Мариана Лупу в Демократическую партию Молдовы способен значительно повысить ее шансы на выборах в новый парламент. У этой партии, набравшей на прошлых выборах 2,97% голосов, появляются шансы на преодоление электорального барьера. В этом случае у ПКРМ появляется возможность для создания парламентской коалиции с центристской ДПМ.

Шансы двух других левоцентристских партий – Социал-демократической партии Дмитрия Брагиша и Центристского союза Василия Тарлева – на преодоление электорального барьера малы, тем более что в рядах социал-демократов произошел раскол, в результате чего один из лидеров партии, Эдуард Мушук, перешел в ПКРМ. Что касается ЦСМ, то ее крайне низкие показатели на прошлых выборах заставят ее электорат голосовать за ПКРМ из страха потерять голос. Даже в Гагаузии, лидер которой Михаил Формузал поддержал ЦСМ, более 60% избирателей проголосовали за ПКРМ.

ПОДДЕРЖКА ВОРОНИНА – ПРАВИЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ МЕДВЕДЕВА

Президент России Дмитрий Медведев дважды после событий 7 апреля выразил поддержку своему молдавскому коллеге Владимиру Воронину: в первый раз в телеинтервью сразу же после злосчастных событий, а во второй раз – в ходе недавнего визита президента Молдовы в Москву. И это решение было лучшим в нынешней ситуации.

В моей предыдущей статье «Битва за Молдавию» мне уже приходилось констатировать, что выборы 5 апреля 2009 года продемонстрировали, что в Молдове наличествуют лишь две реальные силы: коммунисты-государственники и либерально-унионистская оппозиция. Весь центристский лагерь потерпел на выборах сокрушительное поражение и фактически перестал существовать как весомая политическая реальность. Фактически, единственной реальной политической силой в Молдове, способной выражать интересы русскоязычного населения и настроенной в целом лояльно по отношению к России, является Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ). Весь остальной «пророссийский» политический спектр правобережной Молдавии практически полностью маргинализирован.

Нравятся нам или не нравятся молдавские политики, мы должны для себя уяснить: Партия коммунистов Республики Молдова во главе с президентом Владимиром Ворониным – это единственная реальная политическая сила, с которой Москва может вести результативный диалог и на кого она может опереться на политической арене Молдовы. Это реальность, с которой следует считаться.

Владимир Воронин, его партия и его советники – крайне неудобные и неидеальные партнеры, но других нет. Как гласит русская пословица, «на безрыбье и рак рыба». Альтернативу ПКРМ мы увидели 7 апреля в центре Кишинева. За влияние на коммунистов, как и на всю Молдову, надо бороться.


ПКРМ НЕОДНОРОДНА

Другое дело – в том, что сами коммунисты неоднородны. Среди них есть как твердое государственническое, «молдовенистское» крыло, так называемая «старая гвардия», которая стояла за возрождением Компартии после четырех лет ее запрета. Негласным лидером этой группы является вице-премьер молдавского правительства Виктор Степанюк. Эта группа выступает за утверждение концепции молдавской самобытности и за максимально близкие отношения с Россией. Многие молдовенисты искренне выступают за отказ от унитарной модели государственного устройства и построения общей федерации с Приднестровьем. Близким по своему мировоззрению к этой группе является и президент Владимир Воронин.

Однако начиная с 2005 года группу государственников-молдовенистов в ПКРМ начинает теснить группа «младокоммунистов» во главе с Марком Ткачуком. Эта группа ориентирована на идеологию еврокоммунизма, на идеологическое наследие 4-го Интернационала. Одной из характеристик «младокоммунистов» является неприятие «реакционной» России и ее державных устремлений, свойственное многим европейским и американским левым. Именно Марк Ткачук стоит за альянсом Воронина с Юрием Рошкой, востребованным во время охлаждения отношений между Молдовой и Россией в 2004 году. Представителем этой группировки был и Мариан Лупу, продвижение которого в кресло спикера стало большой победой группировки Ткачука. В определенный период эта группировка контролировала ключевые финансовые потоки и до 80% медиаресурсов в стране.

Однако события 7 апреля и последующий уход из партии Мариана Лупу создали все условия для реванша молдовенистов внутри ПКРМ. Эти события доказали правоту молдовенистов, выступавших за жесткие меры по дерумынизации образовательной системы Молдовы. Тем не менее, «младокоммунисты», чутко улавливающие конъюнктуру, легко перехватывают лозунги молдовенистов: в частности, в их газете «Пульс» появляются статьи о замене нынешней государственной символики, введенной в 1990 году на волне прорумынской истерии, на традиционную символику Молдавского княжества.


ЧТО НУЖНО РОССИИ ОТ МОЛДАВИИ

Стратегическому интересу России соответствуют:

1. Гарантия сохранения нейтрального статуса Молдовы, ее членства в СНГ и активизация ее участия в евразийских интеграционных проектах;

2. Минимизация участия Молдовы в антироссийских блоках и проектах (ГУАМ и «Восточное партнерство»);

3. Сохранение российской миротворческой операции в Приднестровье по меньшей мере до окончательного урегулирования приднестровского конфликта;

4. Недопущение создания внутренних коалиций на антироссийской основе;

5. Максимальная, насколько это возможно, дерумынизация Молдовы, и в первую очередь системы образования;

6. Сохранение вещания российских телеканалов на территорию Молдовы;

7. Сохранение русского языка в качестве языка межнационального общения, а при возможности – повышение его статуса в Молдове;

8. Сохранение и укрепление консультаций по приднестровскому урегулированию в формате 2+1 и срыв попыток его разрушения;

9. Объединение русских общин и пророссийских общественных организаций Молдовы и Приднестровья, недопущение раскола русской диаспоры двух берегов Днестра;

10. Поддержка канонической Молдавской митрополии Русской Православной Церкви и срыв попыток церковного раскола на территории Молдовы.

Именно эти стратегические цели должны стать объектом первоочередных усилий со стороны России, вне зависимости от того, кто находится у власти в Молдове. Сегодня силой, с которой можно взаимодействовать в решении этих и многих других вопросов, является Партия коммунистов Республики Молдова. Это не значит, что ни с кем, кроме президента Воронина и его администрации, нельзя взаимодействовать в Молдове. Но пока ПКРМ остается единственной реальной политической силой, лояльной по отношению к России и удерживающей Молдавию от окончательного поглощения Румынией, которая стремится стать главным форпостом США в Восточной Европе – Москве выбирать не приходится.
rpmonitor

Обсудить