Выборы 2009: опасные игры политической элиты

Как это ни прискорбно, но приходится с горечью в душе признать, что Молдова в очередной раз подтверждает верность данного ей некогда определения хронического «острова невезения», мыкающего свою незавидную долю посреди политического моря-океана европейского благополучия и процветания.

В то самое время, когда другие - большие и малые, богатые и не слишком богатые - европейские страны весьма успешно консолидируют все свои политические, экономические и социальные ресурсы для эффективного противостояния разрушительным последствиям мирового финансового кризиса, конца-края которому пока всё ещё не видно, маленькая и откровенно бедная Республика Молдова вначале пережила бурные парламентские выборы 5-го апреля с.г. и последовавший за ними 7-го апреля яростный взрыв насилия, в том числе массовые беспорядки и разгром парламента и президентуры, а сегодня растрачивает свои последние ресурсы на подготовку к досрочным парламентским выборам, намеченным на 29 июля с.г. Всё это производит пугающее впечатление чего-то совершенно ирреального и оттого ещё более непонятного и опасного.

Причина этого безрассудного в нынешней кризисной ситуации расточительства и без того скудных сил и средств страны банально проста: итоги парламентских выборов, состоявшихся 5 апреля с.г., ни в коей мере не устроили ни победившую на них Партию коммунистов, ни проигравшую их оппозицию, поскольку не решили вопрос о власти.

Коммунистам просто не хватило для полного торжества всего одного голоса, прибавив который к имевшимся у них уже 60 депутатским мандатам, они избрали бы «своего» президента и в третий раз после февраля 2001 года закрепили бы свою монополию на власть на следующие 4 года.

В свою очередь, парламентской либеральной оппозиции не хватило ни ума, ни выдержки для того, чтобы, встав над клановыми обидами и меркантильными интересами, осознать насущную необходимость пойти на компромисс с коммунистами хотя бы ради того, чтобы переключиться, наконец, с бесплодной и явно затянувшейся политической борьбы на борьбу за спасение народа и страны от надвигающейся экономической катастрофы, грозящей поставить под вопрос её дальнейшее независимое существование.

Конечно, сегодня и лидер ПКРМ Владимир Воронин, по-прежнему остающийся президентом Молдовы, несмотря на то, что срок его полномочий истек ещё 4 апреля 2009 года, и лидеры праворадикальной оппозиции Владимир Филат (ЛДПМ), Серафим Урекян (АНМ), Михай Гимпу и Дорин Киртоакэ (ЛП) в один голос утверждают, что главная причина того, что коммунистам и оппозиции не удалось договориться о конструктивном сотрудничестве, лежит в сфере идеологии. Как говорится, не могли поступиться своими принципами. Но так ли это, на самом деле? Идеология ли тому виной, что сегодня, отвлекая власть, оппозицию и всё общество от совместной созидательной работы, разыгрывается очередной акт жестокой политической борьбы?

На первый взгляд, публичные заявления Воронина и лидеров правой оппозиции подтверждают правильность этой версии. Ведь и коммунисты, и либералы утверждают, что власть им нужна исключительно для того, чтобы развивать страну в соответствии со своей собственной партийной идеологией. Идеологии же коммунистов и либералов, дескать, столь кардинально различны между собой, что ни о каком политическом сотрудничестве во власти между ПКРМ, с одной стороны, и ЛДПМ, ЛП и АНМ, с другой, не может быть и речи.

Но стоит лишь поглубже ознакомиться как с программными документами нынешней ПКРМ, идеология которой за последние годы прошла очень «глубокую модернизацию», осуществленную командой «младокоммуниста» вашингтонского разлива Марка Ткачука, так и с «осовременными» в духе происходящих в Европе политических изменений псевдолиберальными доктринами ЛП, ЛДПМ и АНМ, как тут же начинаешь понимать, что никакой такой «принципиально разной идеологии» у партии власти и партий оппозиции, по большому счёту, не было и нет, что никаким «бескомпромиссным спором идеологий» здесь даже и не пахнет.

Как и все их предшественники на политической сцене Молдовы после августа 1991 года, и нынешние коммунисты-воронинцы, и разнообразные «неолибералы» рассуждениями на идеологические темы всего лишь прикрывают ожесточенную борьбу за власть друг с другом. Они, конечно, то и дело вступая в закулисные торги, пытаются «по-хорошему» поделить «пирог власти» между собой, но это, в принципе, невозможно, так как при этом дележе всегда самый большой и самый сладкий «кусок власти» оказывается у того, кто более силен, так как располагает всеми административными ресурсами и рычагами.

В данном случае, это коммунисты-воронинцы. Вернее, сам Воронин и его ближайшие соратники. Именно они подмяли под себя полученную в феврале 2001 года власть, очень плотно сели на неё и с тех пор бесцеремонно и безо всяких ограничений используют её исключительно для обслуживания интересов своих кланов и группировок, которые стоят у них за спиной и помогают им на выборах. Иными словами, победителю – ПКРМ – при «дележе» достаётся всё, побеждённым же – только горечь поражения, возбуждающая у них ещё больший «аппетит» к власти и побуждающая их ко всё более жёстким и активным действиям, направленным на её «справедливый передел».

Сейчас, однако, когда дело дошло до новых – вымученных досрочных! – парламентских выборов, по мнению лидеров либеральной оппозиции, такая возможность у неё, наконец, реально появилась. В этой ситуации большинство экспертов и рядовых граждан в Молдове гадают сегодня над тремя главными вопросами:

Состоятся ли назначенные на 29 июля досрочные парламентские выборы вообще, ибо явка электората, учитывая период отпусков и усталость электората от перипетий политической борьбы нынешнего года, может оказаться катастрофически низкой?

Добьётся ли на этих выборах убедительной победы, дающей ей право самостоятельно избрать президента, правящая ПКРМ, или же правой либеральной оппозиции всё-таки удастся взять реванш и отправить, наконец, партию Воронина на «скамью запасных»?

Согласится ли правая оппозиция со своим возможным проигрышем на досрочных выборах, или же продолжит действовать в соответствии с типичным сценарием «цветной революции», затеяв новую волынку с непризнанием их итогов и ввергнув Молдову в новую фазу политического противостояния и опасной дестабилизации?

От комбинированного ответа на все эти вопросы и будет зависеть, сколько и каких политических сил будет представлено на властном Олимпе Молдовы и как они смогут повлиять на принятие решений, уравновешивая и разумно балансируя разные интересы.

Безусловно, соглашение о конструктивном сотрудничестве власти и оппозиции здесь было бы исключительно целесообразно и полезно для двух основных игроков – левой ПКРМ и правых ЛДПМ, ЛП и АНМ, позволив им разделить власть между собой без нового противостояния «стенка на стенку» с непредсказуемым исходом. К тому же, это соглашение могло бы дать Молдове крайне важную для неё политику, согласованную между партией власти и партиями оппозиции, а потому опирающуюся на поддержку всего общества.

Однако, судя по всему, такое соглашение, исходя из уровня и качества взаимоотношений между руководством ПКРМ и вождями либеральной оппозиции, вряд ли возможно. И тех, и других отличает сегодня слишком неумеренный радикализм по отношению к своим политическим соперникам. И те, и другие заняты, в основном, тем, что перед выборами 29 июля с.г. стремятся сформировать в сознании потенциальных избирателей четкий образ «смертельного врага страны и народа» в лице своих электоральных соперников.

Агитпроп ПКРМ, свалив без разбора в одну кучу партии Влада Филата, Михая Гимпу и Дорина Киртоакэ, Серафима Урекяна, воздействует на избирателей внешне простыми и ясными формулировками: либеральная оппозиции стремится отстранить от власти ПКРМ не только для того, чтобы превратить в руины построенную ею систему власти, но и для того, чтобы ликвидировать саму государственность Молдовы, а потому не должно быть никакой поддержки представителям ЛДПМ, ЛП и АНМ!

Либеральная оппозиции отвечает коммунистам в том же духе непримиримой борьбы по принципу «око за око», утверждая, что какой-либо политический, экономический и социальный прогресс в Молдове станет возможным только после того, как «коммунисты» - вместе с их партией и идеологией - будут буквально «стерты в порошок» и навсегда исчезнут с политической сцены страны.

Несложно догадаться, что говорят между собой, слыша и читая всё это, простые молдавские граждане, давно уставшие от политической грызни «не на жизнь, а на смерть» и страшащиеся новых «крутых перемен», обещанных им оппозиционными соискателями власти, в ситуации, когда на горле страны и народа всё туже затягивается удавка финансового и экономического кризиса.

Тем более, что за годы независимости молдавские избиратели уже отлично научились читать между строк все политические манифесты и декларации, а потому сегодня прекрасно понимают, что истинный смысл всех обещанных «перемен» сводится только к одному требованию «щедрых обещателей»: власть – нам, нам, нам!

А именно это и есть самая большая опасность для Молдовы, потому что захват власти ради власти неминуемо приводит к тому, что обладающие ею политические силы уже на второй день после выборов начисто забывают обо всех своих обещаниях, данных накануне народу. Именно всё это в итоге ведёт к тому, что обманываемый раз за разом народ от выборов к выборам всё более ожесточается и рано или поздно становится на путь открытого, в том числе и силового, противостояния с обманувшей его властью.

Но только ли либеральная оппозиция виновата в том, что политическая борьба за власть в нашей стране вылилась в морально-психологическую готовность весьма значительного числа людей к случившимся 7 апреля с.г. погромам и убийствам, в их предельное ожесточение? Конечно же, нет. Перестройка психики людей, поддерживающих молдавскую либеральную оппозицию, происходила не сразу, а постепенно, мучительно и достаточно долго, а главной причиной этого явилось ничто иное, как упорное нежелание команды лидера ПКРМ Владимира Воронина и сгруппировавшейся вокруг неё части политической и экономической элиты элементарно считаться с законным стремлением другой её части также иметь возможность принимать участие и в управлении делами государства, и в свободном и беспрепятственном осуществлении своего собственно бизнеса.

«Загнав в бутылку» эту – очень толковую, активную, предприимчивую и динамичную! - часть общества и наглухо перекрыв выход из неё, Воронин и его команда поступили крайне недальновидно, так как не учли того, что происходящие в этой среде политические процессы рано или поздно примут взрывной характер, и тогда тому, кто обрек на безрадостное существование в фактической резервации далеко не худших людей страны, не поздоровится. События 7 апреля с.г. убедительно подтвердили правоту тех, кто предупреждал Воронина и его соратников о возможных последствиях проводимой им политики разделения общества на «своих» и «не своих».

Как ни странно, но правящая ПКРМ, все восемь лет своего пребывания у власти беззаботно почивавшая на лаврах и снисходительно посмеивавшаяся над «не имеющей шансов» оппозицией, оказалась совершенно не подготовленной к той «войне на уничтожение», которую развязала против неё сегодня праворадикальная оппозиция, ни технически, ни морально.

Новая ситуация потребовала от команды Воронина прагматизма и совершенно нового подхода к политическим противникам, новой тактики и стратегии борьбы, намного большего прагматизма, большей терпимости по отношению к оппонентам и, самое главное, осознания необходимости искать и находить пути сотрудничества с ними там и тогда, где и когда на карту поставлено благо страны и народа. Но для перевоспитания себя самого и своих активистов, а также своего потенциального электората, у Воронина и его команды сегодня просто не осталось времени. Да и особого желания тоже явно нет.

В этой ситуации особая ответственность ложиться на оппозицию. Но вот вопрос: а есть ли в её рядах сегодня политики общенационального масштаба, которые не только готовы бороться «против коммунистов и коммунизма», не только клянутся «убить коммунистическую идеологию, носителями которой являются все эти пешки и винтики», а стремятся – на деле, а не на словах! – сделать что-то действительно нужное и полезное для Молдовы и её народа?

Определённые надежды эксперты связывали с так называемой «третьей силой», которую могли бы создать, в случае объединения на единой социал-демократической платформе, Демпартия Дмитрия Дьякова, СДПМ Дмитрия Брагиша и ЦСМ Василия Тарлева. Этого, однако, не случилось перед выборами 5-го апреля и, судя по всему, уже вообще никогда не случится, так как политический центр Молдовы рушится – и по вине своих амбициозных и несговорчивых вождей, и благодаря разрушительной работе «засланных казачков» - и дефрагментируется буквально на глазах.

Явление же в эти дни народу величественной фигуры Марина Лупу с его не менее величественными тирадами относительно «спасения Молдовы от ужасов политического противостояния» на фоне откровенной импотентности и нежизнеспособности возглавляемой им сегодня ДПМ только подчеркивает весь трагикомизм нынешней ситуации в политическом центре. Не имеет никакой перспективы и явно запоздалый дуэт Брагиша и Тарлева, поскольку и СДПМ, и ЦСМ находятся в стадии активного распада.

Безусловно, ничего «разумного, вечного, нужного» нельзя ожидать сегодня и от лидеров Либеральной партии Михая Гимпу и Дорина Киртоакэ, и от лидера Альянса «Наша Молдова» Серафима Урякяна. Если первые прежде не прославили имя своё ничем разумным, нужным и полезным для страны и народа, а сегодня готовы, задрав штаны, бежать в Румынию и тащить за собой туда на аркане всю Молдову, в независимое будущее которой они не верят, то почтенный лидер АНМ, прежде уважаемый кишиневский градоначальник, сделавший в своё время немало нужного и полезного для блага Кишинева и кишиневцев, просто элементарно «сел не в свои сани», оказавшись совершенно несостоятельным в вопросах большой политики.

А посему все трое новоявленных «либералов», осознавая эту свою никчемность и несостоятельность, изо всех сил пытаются повысить свою мнимую значимость, провозглашая «крестовый поход» против коммунизма. Занятия, понятное дело, не только совершенно никчемное, но и чрезвычайно опасное по своим последствиям, так как история убедительно показывает, какими трагедиями заканчивались все прежние попытки «уничтожить коммунизм» как для тех, кого пытались уничтожить, так и для самих «уничтожителей».

Но я ни в коем случае не стал бы садить на одну скамью с указанными выше «либералами по случаю» молодого и в меру амбициозного лидера ЛДПМ Влада Филата, поскольку его можно обвинить в чём угодно, но только не в пещерном антикоммунизме или патологическом русофобстве, ставшем любимым занятием Гимпу, Киртоакэ, а в последнее время и Урекяна и его соратников.

Напротив, надо быть совершенно глухим и слепым, чтобы не слышать и не видеть, что во всех выступлениях Влада Филата – очень грамотных, вразумительных и доходчивых - красной нитью проходит главная мысль: ЛДПМ стремится получить власть вовсе не для того, чтобы устроить «охоту на коммунистов», или оторвать Молдову от России и бросить её в объятия «матери-родины Румынии», а только для того, чтобы восстановить в стране подлинную демократию, без чего немыслим её дальнейший политический, экономический и социальный прогресс.

Ни в программных документах партии Филата, ни в его публичных выступлениях нет ни одного слова о том, что ЛДПМ видит в России не друга и союзника Молдовы, а врага, что партия намерена как-то ущемить права и интересы национальных меньшинств. Напротив, ЛДПМ провозглашает, что, придя к власти, сделает всё для того, чтобы людей в Молдове больше не сталкивали друг с другом на языковой и этнической основе, чтобы все люди вне зависимости от происхождения осознавали себя равноправными гражданами одной страны. Нельзя не согласиться и с утверждением Филата о том, что лишь подлинно демократическая Молдова сможет стать полноценным членом международного сообщества, восстановить своё территориальное единство.

Нельзя не приветствовать и желание Филата и его соратников объединить усилия со всеми здоровыми силами молдавского общества, создать единый фронт борьбы не для борьбы с коммунистической идеологией, а лишь с той моделью власти, которая создана в нашей стране Ворониным и его командой и которая обслуживает только интересы их клана.

Иными словам, речь идёт о борьбе не с коммунистами и не с ПКРМ, как политической силой, а с подчинившими партию себе Ворониным и «верными воронинцами». А это, как нетрудно понять, совсем не то, чего хотят Гимпу, Киртоакэ и Урекян, которые, судя уже по их поведению сегодня, во власти могут оказаться ещё хуже и опаснее, ещё тоталитарнее и авантюристичнее, чем Воронин.

Нет оснований не верить в искренность заявлений и намерений Влада Филата. Он весьма выгодно отличается от других вождей либеральной оппозиции, чьё нежелание видеть опасности, подстерегающие Молдову в том случае, если явно затянувшаяся борьба национальных элит обернётся курсом на её гибель как независимого государства, продиктовано элементарной тупостью – не видят угроз, не способны видеть дальше своего носа, и всё тут. Он выгодно отличается и от тех молдавских политиков, которые своим поведением напоминают трусливых страусов, пряча голову в песок при всякой опасности. Он выгодно отличается от всех тех вождей оппозиции, по причине эгоизма и корысти которых не состоялась широкая демократическая коалиция, способная реально противостоять партии Воронина и поставить надежный заслон на пути любого тоталитаризма. Сегодня, по сути, только Влад Филат и команда его единомышленников реально удерживают Молдову от дальнейшего скатывания к тоталитаризму – как левому, так и правому, потому что его главной заботой является обеспечения приличного демократического лица Молдовы в современном мире.

Каков же вывод из всего сказанного выше? Только один: вне зависимости от того, кто победит на предстоящих 29 июля с.г. досрочных парламентских выборов, спасти страну от продолжения затянувшейся и становящейся всё более опасной борьбы национальных элит за место у руля страны может только соглашение о честном и ответственном взаимодействии власти и оппозиции.


Если победит ПКРМ, она должна сразу же протянуть руку дружбы и сделать предложение о сотрудничестве ЛДПМ. Если победит ЛДПМ, она должна будет отказаться от какой-либо мести и протянуть руку дружбы ПКРМ. Только вместе, только сообща эти две самые сильные политические партии страны смогут вытащить Молдову из затягивающей её трясины политического, экономического и социального кризиса.
Думается, что Влад Филат всё это уже хорошо понял и осознал, а потому во всё большей степени демонстрирует готовность к честному и открытому диалогу с коммунистами. Вернее, с той частью руководства ПКРМ, которая, как и он сам, хочет избавить партию и страну от влияния человека, чей потенциал уже исчерпан и чью дальнейшее пребывание во власти становится всё более опасным, то есть от Воронина.

Это один из важнейших факторов, дающий возможность либеральной оппозиции выполнить свою историческую миссию, выступив в качестве политической силы, способной консолидировать молдавское общество и направить весь его объединённый потенциал на цели созидания, а не противостояния и разрушения.

Если же этот исторический шанс не будет использован, то вполне может оказаться, что победителям электоральной гонки 29 июля с.г. – как левым, так и правым - «демократическое лицо» страны окажется совершенно ни к чему. А потому они так «нагнут» всех остальных, которые будут требовать демократии и свободы, что у них хрустнут хребты. К сожалению, вслед за этим неминуемо хрустнет и хребет самой молдавской независимой государственности.

Обсудить