Интернет-конференция. Отвечает Богдан Цырдя

"В Молдове сегодня жесткая вертикаль власти, которая подмяла под себя всю местную публичную администрацию. Если в 2001-2003, США, ОБСЕ, и сами лидеры ПКРМ были ярыми сторонниками федерализации Молдовы, то позже те же коммунисты приняли закон 2005 года, который похоронил идею федерации, связывая ее с «русским экспансионизмом».


Виталий, Кишинев, Молдавия

Здравствуйте, Богдан!

1. Представим ситуацию, в которой на предстоящих выборах процент мандатов ПКРМ будет не 60%, а 40-45%. Повторится ли парламентский кризис при выборах Президента? Предполагаемые действия мажоритарной и оппозиционной (на тот момент) фракций?
2. Заодно у меня еще несколько вопросов - предположим, что действующая партия власти сохранит ведущие позиции. Сегодня она преподносит себя как пророссийскую силу (в той или иной степени, но несравненно более, чем любая из оппозиционных партий). Как будет в дальнейшем укреплять провозглашенный пророссийский курс партия Владимира Воронина - хватит ли решимости выйти из ГУАМа, подвести языковый вопрос к знаменателю Европейской хартии нацменьшинств, реально вернуться к обсуждению Плана Дмитрия Козака в той или иной модификации. Либо высока вероятность продолжения политики сидения на двух стульях?
3. Скорее всего, к моменту написания ответов интрига вокруг Мариана Лупу и Демократической Партии уже будет решена. Бывший спикер возглавит данное политформирование. Каковы шансы Лупу в контексте именно этой партии?

Б.Ц.

1. В том случае, если ПКРМ наберет 45%, тогда у нее, скорее всего, будут необходимые 52 мандата для того, чтобы избрать правительство и спикера. Вакантным останется пост президента, который будет занимать как минимум до 2010 года Владимир Воронин.
Оппозиции будет очень сложно проголосовать за президента коммуниста, без посредничества ЕС и без того, чтобы получить какие-то властные полномочия взамен. Либеральная Партия во главе с Михаем Гимпу будет в глухой оппозиции и вряд ли пойдет на какие-либо уступки. Возможно, ЛДПМ будет в оппозиции. Мы склонны предполагать, что в случае прохождения в парламент Демпартии Думитру Дьякова, президент будет избран. Эти шансы остаются, если в парламент пройдет АНМ, во главе с Серафимом Урекяном. Здесь вопрос состоит лишь в том, что готов отдать Владимир Воронин молдавской оппозиции. Для ЛДПМ, и лично для Влада Филата, к примеру, важен пост премьер-министра. АНМ желает президентуру для Урекяна, или хотя бы пару министерств и функцию спикера.
Если ПКРМ сделает некоторые уступки Западу, тогда оппозиции, в лице АНМ, ЛДПМ, ДПМ, ничего не останется, как проголосовать за очередной национальный «консенсус».

2. Скорее всего, ПКРМ будет продолжать лавировать между Востоком и Западом, ограничиваясь декларациями, которые будут в той или иной форме удовлетворять ожидания как Москвы, так и Вашингтона с Брюсселем.

3. Лупу имел шанс объединить вокруг себя как минимум 5 партий, консолидировать центр, стать национальным лидером. Он предпочел стать лидером одной партии, к тому же с довольно скромным электоральным весом - в 2,97% и с подмоченной репутацией. С нашей точки зрения, эта была политическая ошибка. Говоря о том, что «политическую войну пора остановить», позиционируя себя в образе «миротворца», Лупу оторвал от СДП, к примеру, Глодянский и Бельцкий филиалы. А ведь это, по сути, война против демократов. Как же потом эти партии будут объединяться, непонятно. Кстати, за последние два месяца к дроблению СДП подключилась и ПКРМ. Хочется надеяться, что это совпадение.

Владимир Букарский, ПМР

1. На выборах 5 апреля ни одна из центристских партий не смогла даже приблизиться к электоральному барьеру. Не кажется ли Вам, что в Молдове формируется классическая двухпартийная система? Возможно ли появление в Молдове на основе здравомыслящих коммунистов и центристов мощной левоцентристской партии власти, по примеру Социал-демократической партии Германии?

2. На сайте одной из главных НПО, занимавшихся подготовкой путча 7 апреля, Hyde Park Organization, внизу страницы, рядом с гербом США, открыто указано: <<Этот сайт размещен в сети бесплатно в рамках программы <<Обучение и доступ в Интернет>> (Internet Access and Training Program, IATP) Управления культурных и образовательных программ (Bureau of Educational & Cultural Affairs, ECA) Госдепартамента США, созданной при поддержке кампании <<Акт в защиту свободы>> (Freedom Support Act, FSA)>>. Известна и причастность Фонда Сороса к событиям 7 апреля. В какой степени Запад заинтересован в «бархатной» смене власти в Молдове? Не является ли Румыния всего лишь одной из заинтересованных сторон западного сообщества?


Б.Ц.

1. Для того чтобы сформировалась классическая двухпартийная система, нужны те же условия, которые существуют в США, Великобритании и других странах, где действует данная система.
Во-первых, мощный средний класс, не менее 60-70% населения, который является продуктом развитой экономики. У нас же, 70-80% - беднота.
Во-вторых, необходимо единство в обществе, гражданская политическая культура, общая система ценностей, разделяемых большинством населения. Поэтому, в США, к примеру, голосование за одну или другую партию принципиальных изменений не приносит. У нас же сформировалась общество, где существуют различные этнические, религиозные, социальные группы, с противоположными, конфликтными ценностями. Дошло до того, что многие граждане не признают само Молдавское государство, одни хотят на Восток, другие на Запад, третьи говорят о нейтралитете и так далее. Это и приводит к появлению огромного количества партий, каждая из которых претендует на то, что только она может выразить интересы русскоязычных, румын, молдаван и так далее.
В-третьих, это мажоритарная электоральная система, которая приводит к власти две партии. В Молдове же существует пропорциональная система, которая стимулирует многопартийность.
Другими словами, Молдова не является современным обществом по многим параметрам, сохраняя некоторые традиционные, патриархальные черты аграрной страны. Поэтому, страна разрывается между системой экстремального плюрализма и системой с доминирующей партией, в которой главную роль играет ПКРМ.

2. А зачем Западу «бархатная революция», когда он и так имеет серьезные рычаги контроля над Молдовой? Страна объявила курс на евроинтеграцию, является членом ГУАМ, вступает в «Восточное партнерство», подписала Индивидуальный План действий с НАТО, участвует в Ираке, в Афганистане в «миротворческих акциях» блока. Молдова крепко подсела на финансовую иглу МВФ и Всемирного Банка, миссия ЕУБАМ контролирует молдавско-украинский участок границы. За редкими исключениями, ни одно серьезное экономическое или политическое решение не принимается без оглядки на США и Запад. Молдову постепенно втягивают во всевозможные программы и партнерства с Западом, открывают, пусть и со скрипом, западный (в первую очередь румынский) рынок. Запад работает на длительную перспективу, в этом смысле ему вряд ли нужны катаклизмы у своих границ.

Николай Бабилунга, Тирасполь

Уважаемый Богдан Цырдя!
Недавно я прочел в газете «Коммунист», что фашиствующую толпу погромщиков, которые разгромили кишиневский парламент и президентуру финансировал какой-то олигарх Стати, имеющий свой бизнес за рубежом (в Казахстане, вроде бы), а также Петр Лучинский, который и распределяет деньги Стати по всяким оппозиционным силам, партиям, сайтам и особо выдающимся личностям. То есть всем тем, кого не субсидирует румынская охранка (типа Дабижи, Тэнасе и прочих неонацистов-унионистов). Это правда?

Б.Ц.

Мы сомневаемся в том, что Петр Лучинский- политик умеренных взглядов, стоявший у истоков молдавского государства, известный своей осторожностью, организовал «атаку на Молдову» с целью ее «ликвидации». Да и зачем? Чтобы объединить, как утверждает агитпроп компартии, с Румынией? Но ведь правые называли его «рукой Москвы»? Неужели за ночь превратился в «руку Бухареста»? Кстати, сегодня некоторые из тех самых правых политиков занимают руководящие посты в правительстве коммунистов.
На счет того, что Стати спонсировал акции 6-7 апреля - убедительных доказательств представлено не было. Зато после этого у семьи Стати начались проблемы с бизнесом в Казахстане.

Степан Кыльчик, Гагаузия

Считаете ли Вы, что Молдова должна стать федеративной республикой, а Гагаузия получить такой же статус как Приднестровье?

Б.Ц.

В Молдове сегодня жесткая вертикаль власти, которая подмяла под себя всю местную публичную администрацию. Если в 2001-2003, США, ОБСЕ, и сами лидеры ПКРМ были ярыми сторонниками федерализации Молдовы, то позже те же коммунисты приняли закон 2005 года, который похоронил идею федерации, связывая ее с «русским экспансионизмом».

С моей точки зрения, принципы федерализма понимаются населением страны не правильно. Сегодня самые богатые и демократичные страны мира (США, ФРГ, Канада, Швейцария) являются федерациями. Федерация демократична по сути, так как предполагает серьезную децентрализацию власти. Поэтому федерализм на основе территориальных принципов был бы для Молдовы реальным шагом в сторону цивилизации. Насчет Гагаузии, я не вижу проблем в том, чтобы она имела статус субъекта федерации. Скажу больше: если бы в Молдове исполнялся закон о гагаузской автономии, тогда бы эти вопросы сегодня не поднимались.

Игорь Волошин, Бельцы

1. Вы видите молодых перспективных политиков? Как вы оценивает политический потенциал муниципального советника из Бельц, независимого кандидата на прошлых выборах – Сергея Банаря?

2. Считает ли вы, что Молдове нужна новая партия, без плохой кредитной истории «старых партий»?

Б.Ц.

1. У Сергея Банаря есть большой потенциал «лидера-борца». Но политический лидер - это не один человек, это обычно институт или как минимум политическая машина, за которой стоят ресурсы, сторонники, консультанты, СМИ, бизнес, новаторские политические идеи. Поэтому, многое зависит от того, сумет ли он собрать все составляющие этой машины, объединить вокруг себя людей, наметить четкую цель и принципы, придерживаться их. И что не маловажно, иметь конструктивные элементы.

2. Для новой партии нужны новые люди, финансовые и медийные ресурсы. Эти новые люди, к тому же, должны быть узнаваемы, вызывать доверие в обществе. Все это сделать нелегко, учитывая тот факт, что на политическом рынке появились крупные политические мастодонты, готовые подмять под себя любого конкурента. То, что народ ожидает новых людей в структурах власти – факт. Сегодня на новизну претендуют три партии: ЛДПМ, ЛП и даже ДПМ со своим «новым лидером».
С нашей точки зрения, процесс обновления политического класса незакончен. Это означает, что новая партия может появиться при условии, что она буде яркой, кредибельной и мощнее всех существующих по месседжам.

Сергей Крылов, Кишинев

В Молдове обанкротился один банк. Это конец кризиса или начало конца? Кто виновен в банкротстве банка – руководство банка, Национальный банк, Правительство?

Б.Ц.

Главную ответственность несет власть, которая почти год говорила о том, что «Молдова – остров стабильности». Потом оказалось, что это далеко не так. Руководство Инвестприватбанка, в свою очередь, благодаря несовершенным процедурам отчетов, водило за нос Национальный банк, давая неверные данные о своем финансовом положении. Остается только гадать, что помешало НацБанку дать пару десятку миллионов долларов для спасения Инвестприватбанка. Все эти действия, в совокупности, создали напряженную обстановку в финансовой системе страны. Некоторые политики поспешили воспользоваться ситуацией, предсказывая обвал всей банковской системы. А ведь известно, что любой кризис, в том числе финансовый, начинается в умах, и лишь затем в реальности. Остается только надеяться, то ситуация стабилизируется, что Леонид Талмач сохранит спокойствие и справится с этой действительно сложной проблемой.

Ион Мунтяну, Кишинев

1. Как вы оценивает перспективы команды Лупу-Дьякова (Дьякова-Лупу)?
2. Ваше отношение к Либерально демократической партии и лично к Владу Филату?

Б.Ц.

1. У Мариана Лупу высокий рейтинг (около 35-38%). Его задача - связать свой рейтинг с партией, довести до людей, что он олицетворяет Демократическую Партию.
Мы думаем, что Лупу имеет шансы набрать от 4,5 до 8 % голосов. В основном, это интеллигенция, женщины, молодежь. Все зависит от того, насколько активной будет кампания, эффективности месседжа, активности конкурентов.
Если бы Лупу выступил лидером всех центристских партий, он бы смог набрать 10-15% голосов. Однако у ДПМ сохраняется возможность не попасть в парламент: кампания будет очень короткой, в списках партии на почетном месте остался Думитру Дьяков, у которого высокий антирейтинг, команда состоит из выдвиженцев президента Воронина и тех, кто голосовал за лидера компартии в качестве президента страны. Над партией Лупу-Дьякова витает подозрение, что она является проектом ПКРМ. Если во время избирательной кампании Лупу сделает одно неосторожное высказывание в адрес президента, тогда против него может включиться серьезно весь административный ресурс. В этом случае риск не пройти в парламент увеличится.

2.Влад Филат хороший менеджер, работающий четко по учебнику по политическим технологиям. Он сумел за короткий срок создать мощную политическую машину, набравшую около 12% голосов. В истории Молдовы это уникальный случай.
Команда Филата тоже выглядит неплохо. Иногда, правда, за предписаниями политтехнологов, трудно угадать его личную политическую позицию. С нашей точки зрения, Филат допустил несколько грубых просчетов, один из которых – сильный правый крен. Это может отразиться не лучшим образом на результатах выборов.

Кристина Цопа, Кишинев.

Как вы оцениваете предвыборные списки политических партий?

Б.Ц.

Если проанализировать предвыборные списки ПКРМ, можно сделать вывод , что партия понесла определенные потери. В списках нет экс-спикера Мариана Лупу и действующего министра иностранных дел Андрея Стратана. По большому счету, это говорит о конфликте внутри ПКРМ, о первых признаках того, что в монолите партии появились трещины.

Списки Альянса «Наша Молдова» тоже изменились, увы, не в лучшую сторону. Академик и писатель Михай Чимпой покинул списки. Представитель молодежи Виктор Осипов был передвинут с 5 на 15 место, муниципальный советник Олег Черней из тридцатки был переброшен в конце списка. Передовые позиции заняли мультимиллионер Вячеслав Платон (с 11 на 7) и партийный номенклатурщик Ион Плешка, который передвинулся с 15 на 3 место. Сегодня список АНМ состоит сплошь и рядом из партийной номенклатуры. Передвижение по спискам номенклатурщиков говорит о том, что в АНМ понимают: партия либо наберет меньше голосов, либо может не пройти в парламент. Отсюда и передвижения. Вывод прост: списки АНМ– самые слабые, новые лица, вопреки ожиданиям избирателей, отсутствуют.

Списки Либеральной Партии мало в чем изменились. Несмотря на то, что Д.Киртоакэ отказался от депутатского мандата в пользу должности мэра, он опять идет первым по списку, что вызывает недоумение. Хотя ЛП обещала «омолодить» молдавский политический класс, в ее списках преобладают политики бурных 90-х годов, а молодежь практически отсутствует или выведена за проходную черту. Появление в списках Михая Солкана, известного своими связями с ПКРМ, ослабит антикоммунистический месседж ЛП. Приход Ш.Урыту ситуацию мало чем меняет.

ЛДПМ укрепила свои списки, расширив свою электоральную базу. Пригласив Дмитрия Чубашенко в свои списки, ЛДПМ показывает желание выйти на русскоязычный сегмент, отказаться от моноэтнического месседжа. Беда, однако, в том, что до этого, Чубашенко считал ЛДПМ «игроком Бухареста» и об этом многие помнят.
Приход экономиста Вячеслава Ионицэ наводит на мысль, что ЛДПМ будет жестко критиковать экономическую политику ПКРМ, предлагать как и СДП «антикризисные планы».

Интересны списки Демократической партии Дьякова-Лупу. Даже поверхностный анализ говорит о том, что Д. Дьяков частично «сломал» М.Лупу в переговорах. В самом начале Лупу говорил о «команде мечты», о том, что первая тридцатка будет состоять из его людей, и Дьякова в ней не будет. Так вот, в первой десятке у Дьякова 6 человек (Валерий Лазэр, экс-министр экономики, 2-й по списку, тоже из команды Дьякова). Дьяков в списке шестой, то есть, в случае прохождения ДПМ в парламент, снова займет насиженное кресло депутата.
Местом в списке был обижен Оазу Нантой, на которого буквально объявили «охоту» либералы. Поэтому проблемы у Мариана Лупу с его командой только начинаются.

Обсудить