На постсоветском пространстве идет соревнование: кто ловчее надует Россию. Воронин в лидерах

Российская стратегия поиска сторонников в соседних столицах вряд ли вообще заслуживает называться стратегией


Соседи России не поддаются ни на угрозы, ни на ухаживания


Ожидалось, что Россия оставит за собой раунд борьбы за свой задний двор. Весь год, несмотря на собственные экономические судороги, Москва ассигновывала крупные суммы своим нищим постсоветским соседям, пытаясь обеспечить их долговременную лояльность и сократить влияние запада в регионе.

Однако у соседей оказалось на этот счет совсем другое мнение. Белоруссия, которой Россия обещала 2 миллиарда долларов, открыто восстала против Кремля, явно оказав предпочтение Европе и взяв деньги у Международного валютного фонда. Узбекистан, как и Белоруссия, отказался заключать договор о создании Коллективных сил оперативного реагирования, в которых Москва видит будущий противовес НАТО.

Есть и другие примеры: так, в мае Туркменистан заключил контракт на разведку газовых месторождений с немецкой компанией, а Армения наградила высоким национальным орденом злейшего врага Москвы - президента Грузии Михаила Саакашвили. Однако самым большим ударом для России стало решение Киргизстана, которому было обещано 2,15 миллиарда долларов, отменить принятый зимой указ о лишении американских военных права использовать воздушную базу 'Манас'.


'На постсоветском пространстве идет соревнование: кто ловчее надует Россию, - писал военный аналитик Александр Гольц, когда стала известна новость насчет 'Манаса'. - Ничего не скажешь, блистательный результат четырех лет дипломатических усилий'.

Для России исключительно важно восстановить влияние в бывших советских республиках, потеря которых до сих пор вызывает у многих в Москве настоящие фантомные боли. Борьба за Грузию и Украину привела отношения между Москвой и Вашингтоном к низшей с момента окончания 'холодной войны' точке, и именно эта проблема, по-видимому, станет центральной на переговорах, которые начнутся в понедельник между президентом России Дмитрием Медведевым и президентом Обамой.

Способность России привлекать соседей и удерживать их на своей стороне не слишком впечатляет. Подход Кремля реактивен и зачастую груб. Такие стимулы как дешевая энергия и денежные дотации он сочетает с угрозами торговых санкций и прекращения поставок газа.

Война в Грузии также не пошла Москве на пользу в этом смысле. Вместо того, чтобы испугаться и покориться, как опасалось большинство западных наблюдателей, бывшие советские республики начали еще сильней заботиться о своем суверенитете. Более того, их лидеры научились играть на противоречиях между Россией, Западом и - в некоторых случаях - Китаем к своей выгоде, хотя их странам это не принесло ни стабильности, ни процветания.

Другими словами в так называемой зоне привилегированных интересов Москвы, Россия - лишь один из игроков.

'Ни о какой лояльности речь не идет, - полагает старший научный сотрудник лондонского Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies) Оксана Антоненко, - Главная движущая сила здесь - соперничество. Они вынуждены играть в эту игру, конкурировать'.

Отказ Киргизстана от решения по "Манасу' - классический случай успешной торговли. Российские официальные лица, включая г-на Медедева, утверждают, что они одобрили эту меру. Возможно, они говорят правду, однако в барыше остался все же президент Курманбек Бакиев, получивший то, что он хотел.

Москва хотела закрыть базу, служащую ключевым перевалочным пунктом для американских войск, сражающихся в Афганистане; Киргизстан хотел денег. В феврале, Россия, казалось, добилась преимущества - на пресс-конференции, на которой стране была обещана российская помощь в размере 2,15 миллиардов долларов, г-н Бакиев заявил, что Соединенные Штаты должны будут покинуть 'Манас' в течение шести месяцев.

Первые транши из России - 150 миллионов долларов в виде срочной субсидии и еще 300 миллионов в виде кредита под низкий процент - пришли в апреле. В результате г-н Бакиев смог выплатить зарплаты и пенсии в начале своей новой избирательной кампании. После этого Киргизстан шокировал регион, объявив о новом соглашении с Соединенными Штатами. Вашингтону пришлось втрое увеличить арендную плату за базу, которую отныне будут называть 'транзитным центром' - теперь в год он будет платить 60 миллионов долларов, а не 17,4 миллиона, как раньше. Кроме того, он предоставил киргизскому правительству субсидии на сумму не менее 50 миллионов. Неизвестно, правда, собирается ли Кремль выполнять оставшуюся часть своих обещаний.

Г-н Бакиев 'использовал русских, а потом использовал нас', считает преподаватель политологии в Барнард-колледже Александр Кули (Alexander A. Cooley), рассматривающий спор вокруг 'Манаса' в своей новой книге 'Политика баз' ('Base Politics'). 'Он просто пытался получить столько, сколько сможет'.

Для России, значительно превосходящей своих соседей по Евразии и размером, и богатством, такие игры не должны представлять трудности. К тому же, Москва сохраняет военное присутствие в половине бывших советских республик, не говоря уже о том, что огромная часть их населения узнает новости из российских СМИ. Россия может также серьезно помочь с голосованиями - скажем, Молдавии за четыре недели до парламентских выборов она пообещала 500 миллионов долларов.

Однако при этом российская стратегия поиска сторонников в соседних столицах вряд ли вообще заслуживает называться стратегией. Например, президента Белоруссии Александра Лукашенко, сейчас жадно стремящегося к партнерству с Западом, Москва буквально довела своими кнутами и пряниками - сначала она пообещала ему 2 миллиарда долларов помощи, затем грубо отчитала его за неправильную экономическую политику, наказала, наложив болезненный запрет на импорт белорусских молочных продуктов, а потом вознаградила, сняв этот запрет. Ярость г-на Лукашенко Россия сочла блефом.

'Он будет изображать ссору с Россией, пока Запад не потребует от него всерьез изменить режим, после чего он, разумеется, отступит, - убежден член российского парламента Константин Затулин, знаменосец российских амбиций на постсоветском пространстве. -Это его алчная линия поведения'.

Впрочем, дело не только в Белоруссии. Как признает г-н Затулин, все постсоветские страны, которые могут себе это позволить ведут 'многовекторную политику'. По словам г-на Затулина он не огорчен этим отходом от России, однако в ответе депутата явственно звучало презрение.

'Какой смысл разочаровываться? - сказал г-н Затулин. - Гордыня ведет к падению. Это слабые, зависимые и бедные страны, которые хотят привлечь к себе внимание и получить помощь. Я не могу их за это критиковать. Но некоторую черту им переходить нельзя'.

В этом и заключается проблема: российские призывы звучат для этих стран не слишком соблазнительно. В идеале она должна была бы предложить соседям привлекательную политически и экономически модель. Молодые поколения должны были бы учить русский по собственному желанию, а постсоветские альянсы должны были бы стать клубами, в которые соседи стремятся вступить.

Как бы то ни было, если Москва хочет выйти из финансового кризиса во главе прочного политического блока, ей придется научиться пользоваться и другими инструментами кроме банковских переводов. Как выразился директор некоммерческого Центра политической информации Алексей Мухин, 'Любовь, купленная за деньги, долго не живет'.

'Это продажная любовь, - добавил он. - Полагаться на нее не стоит'.

"The New York Times", США
Эллен Барри (Ellen Barry)

Обсудить