Выборы 2009: чей друг Воронин?

В настоящее время планы Кишинева, с одной стороны, и США и ЕС, с другой, относительно роли Молдовы в системе «Восточного партнерства» пока ещё диаметрально противоположны


Сегодня, как и восемь лет тому назад, расхожим пропагандистским клише, адресованным, прежде всего, как государственному руководству и общественности России, так и русскоязычным гражданам Республики Молдова, активно используемым агитпропом Партии коммунистов накануне назначенных на 29 июля 2009 года досрочных парламентских выборов в целях получения максимально эффективной помощи и безоговорочной поддержки с их стороны, в очередной раз стало утверждение о том, что только Владимир Воронин и руководимая им ПКРМ могут реально удержать Молдову от «окончательного ухода на Запад», на чём всё более упорно настаивает праворадикальная оппозиция в лице ЛДПМ, АМН, ЛП, ХДНП и ДПМ, обеспечив её дальнейшее гарантированное пребывание в СНГ и, соответственно, в сфере политического и экономического влияния Москвы.
В этой связи пропагандистами ПКРМ делается уверенный вывод о том, что и России, и русскоязычным гражданам Молдову просто необходимо оказать всемерную поддержку именно Воронину и его команде, чтобы помочь им победить в схватке с решительно настроенной прозападной оппозицией в борьбе за власть.
Но можно ли считать все эти утверждения агитпропа ПКРМ аксиомой? Всё ли обстоит в этом вопросе именно так, как это представляют сегодня контролируемые правящей ПКРМ «независимые» молдавские СМИ, как об этом заявляют со всех трибун сам Воронин и ведущие члены его команды?
К великому сожалению, многочисленные «колючие» факты свидетельствуют о том, что, на самом деле, ситуация здесь не столь однозначная и радужная, как её пытаются представить Воронин и провластные СМИ. Помимо уже ранее проявившихся острых проблем, возникших вследствие внешнеполитических метаний Воронина после ноября 2003 года и серьёзно осложнивших молдавско-российские отношения и положение русскоязычных граждан Молдовы, существуют и новые внешне - и внутриполитических моменты, которые оказывают на них всё более заметное негативное влияние и подталкивают их к развитию по совершенно иному, крайне невыгодному ни России, ни русскоязычным гражданам Молдовы сценарию.
Дело в том, что в конце 2008 года в бюрократических недрах ЕС, по инициативе глобалистских кругов в руководстве Вашингтона, родилась и была сформулирована хитро задуманная программа дальнейшего экономического и инфраструктурного продвижения на постсоветский Восток с целью фактического поглощения и интеграции в систему «западных политических и экономических ценностей» бывших советских республик, включая Республику Молдова.
Программа эта получила внешне безобидное название «Восточное партнерство» и нацелена, главным образом, на взятие под контроль США и Запада транзитной инфраструктуры на территории Молдовы, Украины и Белоруссии, имеющей стратегически важное значения для транспортировки энергоносителей из России на Запад. Вашингтон и Брюссель поставили перед собой задачу полностью овладеть национальными экономиками и инфраструктурами этих постсоветских государств, чтобы поставить заслон на пути развивающейся широким фронтом энергетической экспансии России на Запад, заметно повышающей её влияние в западном мире и эффективно укрепляющей её экономическую мощь.
Именно по этой причине Россию в эту странную кампанию не пригласили. И именно по этой же причине Россия открыто высказывает сегодня своё недовольство и протесты в связи с данной инициативой США и ЕС, расценивая её как очередную попытку неприкрытого вторжения в зону своих стратегических интересов.
Сразу же бросилось в глаза то странное обстоятельство, что Вашингтон и Брюссель без каких-либо колебаний и предварительных условий пригласили к участию в «Восточном партнерстве» молдавского президента Владимира Воронина, несмотря на все громогласные обвинения в его адрес со стороны местной оппозиции в «диктаторстве» и «зажиме демократии». Все апелляции молдавской праворадикальной оппозиции к вскормившим и взрастившим её Вашингтону и Брюсселю с требованиями отказаться от любых контактов с «тоталитарным правителем», «тираном» и «душителем демократии» коммунистом Ворониным были хладнокровно проигнорированы Госдепартаментом США и руководящими структурами ЕС.
Тем не менее, ещё более странным многим показалось то, что молдавский президент Воронин (он же лидер правящей ПКРМ), к вящему удивлению своих политических оппонентов в самой Молдове и за рубежом, не только не проявил радости и особого энтузиазма, получив приглашение принять участие в саммите ЕС, на котором была озвучена широко разрекламированная программа «Восточного партнерства», но даже воздержался от личного присутствия на нём, тем самым, на первый взгляд, продемонстрировав явную незаинтересованность – свою и руководимой им страны - в данном «завлекательном» проекте Запада.
Однако, совершенно неверно было бы думать, что данный – безусловно, хорошо продуманный и просчитанный - шаг Воронина следует рассматривать как убедительное доказательство того, что он был и остаётся преданным другом и союзником России, а потому сознательно и принципиально не желает участвовать в любых проектах США и ЕС на постсоветском пространстве, тем или иным образом затрагивающих политические и экономические интересы Москвы. Это, к сожалению, далеко не так.
В очередной раз декларируя «неизменно дружеские чувства» по отношению к России, которые у него воспламеняются, как правило, накануне парламентских выборов, чтобы заручиться поддержкой Москвы и, соответственно, ориентирующихся на её позицию местных русскоязычных граждан, Воронин, тем не менее, одновременно продолжает кланяться в пояс и заглядывать в глаза Вашингтону и Брюсселю, рассчитывая на то, что они оценят его ранее неоднократно проявленную лояльность и послушание и также окажут ему разнообразную поддержку в борьбе за удержание власти в своих руках. При этом, в зависимости от конкретной ситуации, «внешнеполитические качели», на которых Воронин и его команда уже восемь лет опасно балансируют между Востоком и Западом, вполне преднамеренно и демонстративно начинают склоняться им – по мере надобности - то в одну, то в другую сторону.
В настоящий момент они вновь резко качнулись в сторону России, причина чего не только местным экспертам, но уже и большинству избирателей, вполне понятна: Воронину срочно требуется действенная политическая и экономическая помощь со стороны Москвы и поддержка русскоязычных избирателей для того, чтобы выиграть опасно затянувшееся противостояние с местной праворадикальной оппозицией. Ради этого, полагает он, можно временно пренебречь программой «Восточного партнерства», тем более, что за ней пока ещё нет ничего весомого и материального – ни безвозмездной финансовой и экономической помощи «молодым восточным демократиям», ни их немедленного приглашения в ЕС.
Поэтому, вовсе не отказываясь в перспективе от продолжения курса на интеграцию Молдовы в ЕС и широкого сотрудничества с США и НАТО, расшаркиваясь по поводу и без повода в любезностях и благодарностях «за солидарность и моральную поддержку» перед Вашингтоном и Брюсселем, Воронин стремится до поры до времени сохранить Россию в качестве стратегического союзника и «важнейшего приоритета» во внешней политике Молдовы.
При этом, однако, нет никаких сомнений в том, что как только Вашингтон и Брюссель изменят своё отношение к вопросу о членстве Молдовы в ЕС, а также откажут в поддержке рвущейся к власти праворадикальной оппозиции, придержав её до более подходящего времени на скамье запасных, тут же вновь, как это было уже не раз в прошлом, круто поменяется и внешнеполитическая ориентация Воронина, который снова качнётся в сторону США и Запада. Качнется, вероятнее всего, чтобы там на сей раз и остаться.
Таким образом, совершенно очевидно, что решение окончательно бросить Россию и уйти на Запад Воронин и его клан, если они останутся у власти и после досрочных парламентских выборов 29 июля 2009 года, примут только в том случае, если, во-первых, Вашингтон и Брюссель сделают им настолько щедрое в политическом и экономическом отношении предложение, от которого они просто не смогут отказаться, например, вручат мандат на членство Молдовы в ЕС и дадут огромные «восстановительные» и «антикризисные» кредиты на сверхльготной основе; во-вторых, если дальнейшее пребывание Воронина и его клана во власти будет напрямую зависеть от выбора ими внешнеполитического курса, ориентированного на США, ЕС и НАТО.
Заинтересованы ли сами Вашингтон и Брюссель в том, чтобы Молдова окончательно ушла на Запад? Нужна ли им Молдова в такой степени, что ради её окончательного «перетаскивания» на свою сторону они будут готовы пойти на конфликт к Россией? Несомненно, Молдова неоглобалистам США, ЕС и НАТО очень нужна, поскольку это позволило бы им завершить строительство окружающего Россию блока враждебных ей государств, играющих роль нового «санитарного кордона» и сдерживающих её дальнейшую политическую и экономическую экспансию на Запад.
Именно поэтому Вашингтон и Брюссель сегодня не в восторге от хитростей и увёрток Воронина, который пытается сближать Молдову с США и ЕС лишь в чисто экономической сфере, оставляя за собой свободу выбора внешнеполитического вектора страны, поскольку стратегическая задумка «Восточного партнерства» лежит, главным образом, как раз в сфере политики, а не экономики. Вашингтон и Брюссель, фактически, ведут широкомасштабную и всё более ожесточенную борьбу за овладение советским наследством, а потому стремятся достичь полной политической гегемонии на всём постсоветском пространстве. Основной целью внешнеполитических стратегов Вашингтона и Брюсселя при этом является овладение экономической инфраструктурой постсоветских государств, в том числе и Молдовы, прежде всего, обеспечивающей транзит нефти, газа и электроэнергии из России на Запад.
В настоящее время планы Кишинева, с одной стороны, и США и ЕС, с другой, относительно роли Молдовы в системе «Восточного партнерства» пока ещё диаметрально противоположны: Воронин и его клан желают в качестве платы за участие в этом проекте получить пропуск в ЕС и миллиарды долларов безвозмездной «помощи», а Вашингтон и Брюссель, напротив, хотят поскорее и подешевле захватить транзитные инфраструктуры Молдовы, а также Украины и Белоруссии, и устроить России экономическую блокаду.
В этой связи есть все основания полагать, что Воронин и его правящая команда, декларируя «реальную многовекторность внешней политики Молдовы», вопреки своим планам и наивным надеждам, не смогут обмануть и провести глобалистов из США и ЕС, которым Молдова вовсе не нужна в качестве «самодостаточной и успешно развивающейся молодой демократии» на Востоке, поскольку их задача заключается в том, чтобы сделать её абсолютно зависимой от себя страной-лимитрофом, как это уже произошло с прибалтийскими республиками – Латвией, Литвой и Эстонией, которые после приёма в ЕС, выполнив свою роль в качестве «санитарного кордона» против России, оказались в состоянии прогрессирующего экономического коллапса, преодолеть которой им отнюдь не спешат помочь ни Брюссель, ни Вашингтон.
До сих пор США и ЕС весьма снисходительно относились к Воронину и его команде, неуклюже лавировавшим между Западом и Россией и выбивавшим и на Востоке, и на Западе то политическую поддержку, то кредиты, то гуманитарную помощь. Однако, как известно, всё это не помогло Воронину и его ПКРМ сделать молдавскую экономику самодостаточной и динамично развивающейся. Усиливающийся мировой финансовый и экономический кризис не оставляет надежд на то, что им удастся достичь этого и в обозримом будущем.
Предоставленный Россией Воронину в настоящее время кредит в 500 миллионов долларов, который будет выдан только в том случае, если ПКРМ удастся победить прозападную и прорумынскую оппозицию 29 июля и остаться у власти, скорее всего, как и все прежние внешние заимствования, растает без следа и без видимой пользы для экономики Молдовы, после чего перед правящей ПКРМ в полный рост снова встанет роковой вопрос: Что делать и как жить дальше?
Поскольку Москва, при всём своём желании, вряд ли сможет в условиях кризиса найти для Кишинёва ещё 500 миллионов, а потом ещё и ещё, а надежд на обретение Молдовой вожделенной самодостаточности практически не имеется, Воронину снова придётся «оборотиться передом» к США и Западу и, соответственно, «задом» к России, ибо одновременно смотреть и на Восток, и на Запад, а тем более идти в обоих направлениях, просто физически невозможно.
Зная, что одержимые идеями неоглобализма Вашингтон и Брюссель демонстративно не считаются с суверенитетом попавших в зависимость от них стран, особенно небольших и слабых, нетрудно сделать вывод о том, что в такой ситуации они максимально усилят давление на Кишинев и потребуют от Воронина и его клана, если они хотят получить помощь от Запада, поделиться властью с выпестованной стараниями западных «учителей демократии» праворадикальной оппозицией, готовой действовать под их руководством и в их интересах.
Реально это обернётся тем, что политический статус Молдовы изменится самым радикальным образом: начнётся не просто смена внешнеполитических ориентиров страны, а полный демонтаж нынешней молдавской системы государственности и экономики по рецептам, уже опробованным при разрушении США и Западом в конце 1980-х – начале 1990-х годов Советского Союза.
Платой Молдовы за её приём в «общеевропейский дом» в качестве бедного родственника станет практически немедленная катастрофа её независимой государственности и поглощение её соседней Румынией, правящие круги которой, действуя в тесной координации с руководством США, ЕС и НАТО, планомерно ведут дело именно к такому, желательному для них, финалу.
Скорее всего, после краха молдавской независимой государственности и торжества «идей западной демократии» под румынским триколором Воронина и его команду, если они попытаются протестовать и сопротивляться, ожидает судьба сербских антизападных вождей, которые, даже пойдя на сделку с США и Западом и получив от них «гарантии» личной безопасности, оказались затем в камерах Гаагского трибунала. Как известно, США и Запад не щадят даже своих бывших союзников, если те перестают их по какой-то причине устраивать, а уж с теми, кто вдруг пытается им противостоять, да ещё и напоминает о каких-то ранее данных «обязательствах и гарантиях», вообще не церемонятся.
В общем, выбор целиком и полностью за Ворониным и его соратниками по ПКРМ. Перед Молдовой сегодня, фактически, всего два варианта её будущего: либо она целиком и полностью интегрируется в политическом и экономическом отношении с Россией, сняв все ограничения на приход и деятельность российского капитала, восстановив государственный статус русского языка и обеспечив полное равноправие своих русскоязычных граждан и их пропорциональное представительство в органах власти и управления, отказавшись от экономической блокады Приднестровья и вернувшись к положениям Московского Меморандума 1997 года; либо она продолжит самоубийственный курс на полное вхождение в зону влияния США и Запада с последующей утратой национального государственного суверенитета и тотальным политическим, экономическим и социальным крахом.
Подводя итог сказанному выше, следует открыто признать, что Москва не только может, но и должна влиять на политическую ситуацию в Молдове хотя бы по той элементарной причине, что здесь проживают сотни российских граждан, оставшихся за пределами России после 1991 года отнюдь не по своей воле, за судьбу которых она несёт ответственность перед Богом и Историей.
Однако, оказывая политическую и экономическую поддержку режиму Воронина и ориентируя своих соотечественников на голосование за возглавляемую им ПКРМ, российское высшее руководство должно отдавать себе полный отчёт в том, чем реально обернётся победа команды Воронина на предстоящих 29 июля досрочных парламентских выборах: концом циничной «двухвекторной» внешнеполитической линии Кишинёва и началом реальной политической и экономической интеграции с Россией, или же началом окончательного превращения её в страну-лимитрофа, младшего партнёра и марионетки США и Запада, двигающегося в направлении полного исчезновения с политической карты мира?
Если же игра Воронина и игра высшего российского руководства вокруг этого вопроса будет и далее такой непрозрачной, как сейчас, неясной и непонятной даже опытным экспертам по своей логике, если не будут устранены сомнения в том, что нынешний «пророссийский выбор» коммунистов-воронинцев сделан раз и навсегда, русскоязычным избирателям, не имея никакой реальной альтернативы Воронину и ПКРМ, лучше всего вообще остаться дома и не идти на эти досрочные выборы, чтобы, обеспечив своими голосами победу ныне правящей в Молдове команде, не испытать впоследствии, когда она снова бросится в объятия Вашингтона и Брюсселя, не только горечи и разочарования, но и стыда за невольное соучастие в этом национальном позоре.
Ведь только истинные идеалисты могут после всего того, что Воронин и его соратники восемь лет подряд вытворяли на поприще «молдавско-российского стратегического партнерства и дружбы», всерьёз надеяться на то, что они, в обмен на поддержку со стороны России и русскоязычных граждан Молдовы, откажутся от своего самоубийственного «проевропейского прагматизма» в пользу окончательного закрепления политического, экономического и культурного союза с Россией – единственной страной в Европе, на протяжении веков искренне и бескорыстно заинтересованной в сохранении Молдовы в качестве суверенного и независимого государства молдавского народа.
Воронин и его команда должны представить России и русскоязычным гражданам Молдовы весомые документальные доказательства того, что завоеванная при их помощи и содействии победа ПКРМ на парламентских выборах 29 июля с.г. станет поворотным пунктом во внешней политике Кишинева, который возьмёт твёрдый курс на максимальное закрепление и расширение стратегического союза с Россией, отказавшись от опасных иллюзий евроинтеграции, в том числе и «Восточного партнерства».




Примечание.
Редакция ava.md не разделяет позиции автора, но в рамках свободы дискуссии на сайте, предоставила ему возможность высказать свою точку зрения.

Обсудить