Выборы 2009: социальный взрыв или совместная созидательная деятельность?

Сейчас Молдова сжимается, и всё в ней устремляется в одну точку. И очень важно, чтобы, когда плотность концентрации достигнет своего критического предела, взаимодействие власти и оппозиции предотвратило неизбежность взрыва.

Сегодня в Молдове много и часто говорят и пишут о судьбах молдавской оппозиции. Идет кропотливый анализ заявлений, а также степени влияния и пределов политической самостоятельности её лидеров. Всё это, безусловно, хорошо, но вот вопрос: а что же конкретно полезного и нужного пребывающему в кризисе молдавскому обществу происходит от этого оппозиционного шума? К сожалению, ничего зримого и осязаемого в этом плане заметить пока не удаётся.

Более того, несмотря на призывы наиболее трезвомыслящих политиков и увещевания известных общественных деятелей Молдовы о том, что итоги первого тура парламентских выборов 5 апреля 2009 года - это повод для конструктивного диалога, а не для яростной конфронтации, опасной перерастанием в гражданскую войну, непримиримая парламентская оппозиция в лице Либерально-демократической партии Владимира Филата, Альянса «Наша Молдова» Серафима Урекяна и Либеральной партии Михая Гимпу - Дорина Киртоакэ, категорически отвергла возможность любого компромисса с официально победившей на этих выборах Партией коммунистов Владимира Воронина и довела дело до их второго тура, то есть до назначенных на 29 июля с.г. досрочных парламентских выборов.

Конечно, откровенно деструктивные действия молдавской либеральной оппозиции публично трактуются её лидерами всего лишь как оправданное нынешней политической ситуацией стремление «сохранить свою независимость в принятии решений», касающихся вопросов политической и экономической жизни страны, чем якобы и объясняется их упорное нежелание «идти на поводу» не только у «диктатора» Воронина и его «тоталитарной» Партии коммунистов, но и у кого бы то ни было вообще.

Звучит, конечно, величаво и красиво, но не слишком убедительно, поскольку имеется множество свидетельств того, как та же самая «принципиальная» и «независимая» молдавская либеральная оппозиция покорно становилась и продолжает становиться по стойке «смирно» перед своими спонсорами и духовными наставниками из Вашингтона, Брюсселя и Бухареста, беспрекословно принимая их указания как руководство к действию. И уж, во всяком случае, практически полное отсутствие элементарного конструктивизма у молдавской либеральной оппозиции совершенно не вписывается в общепринятые в цивилизованном мире демократические стандарты, определяющие правила и характер взаимоотношений между властью и оппозицией.

По общему мнению, подготовка к нынешним досрочным парламентским выборам проходит в Молдове внешне вяло и невыразительно, что, скорее всего, вызвано как острой нехваткой у большинства электоральных конкурентов финансовых и материальных средств, растраченных на первом этапе борьбы, так и их (и их электората тоже!) элементарной усталостью после всех трагических перипетий минувшей первой избирательной кампании и последовавших за ней бурных событий 6-7 апреля.

Тем не менее, сегодня, когда до назначенного на 29 июля нового голосования остаются считанные дни, предвыборный процесс в Молдове, несмотря на всю свою внешнюю вялотекучесть и блёклость, пресыщен внутренним драматизмом. Новая волна дестабилизации обстановки, которая может начаться после 29 июля, учитывая заявления о намерениях некоторых вождей либеральной оппозиции, это уже не только их внутреннее дело. Если, не дай Бог, дестабилизация всё-таки перерастет в гражданское противостояние, которым уже сегодня усердно пугают молдавских избирателей Михай Гимпу и Виталия Павличенко вкупе с Анатолом Петренку и Вячеславом Унтилэ, то последствия её просто непредсказуемы. Не случайно, многие в Молдове и за её пределами с большой тревогой ожидают результатов этих злосчастных досрочных выборов.

Собственно, эти выборы уже фактически идут. Формирование списков избирателей сопровождается всё новыми скандалами, так как многие граждане не находят в них своих фамилий, зато там почему-то проставлены фамилии десятков и даже сотен давно умерших или убывших из страны людей. Причем, всё это происходит, как правило, в тех городах и сёлах, а также районах Кишинёва, где у власти находятся представители оппозиции, ранее яростно обвинявшей Партию коммунистов в том, что она сфальсифицировала выборы 5 апреля с.г. за счёт включения «мёртвых душ» в списки избирателей.

Сегодня уже ясно, что 29 июля фактически вновь будут лишены права проголосовать многие сотни тысяч граждан Молдовы, которые в этот день окажутся за рубежом. В положение обделенных вновь автоматически попали и сотни тысяч граждан Республики Молдова, проживающих в Приднестровье, где ЦИК РМ создано только десять избирательных участков.

Одновременно активно муссируются слухи о том, что выборы 29 июля могут вообще не состояться, поскольку назначены на рабочий день, да к тому же многие люди сейчас в отпусках, уехали из Молдовы на отдых за рубеж. Правда, опасаясь такого исхода, парламент до своего роспуска успел сократить уровень явки избирателей, при котором эти выборы могут быть признаны состоявшимися, до одной трети зарегистрированных ЦИК избирателей. Но опасения всё же сохраняются, так как социологические опросы показывают большой процент избирателей, недовольных непризнанием результатов парламентских выборов 5 апреля, и потому не желающих идти на выборы ещё раз.

Как бы там ни было, но сегодня в ЦИК РМ уже говорят о том, что если и второй тур парламентских выборов не состоится, то в третьем их туре придётся согласиться с тем, что сколько бы человек ни явились на избирательный участок, хотя бы всего двое-трое, выборы будут считаться состоявшимися. Если это всё-таки случится, то такие молдавские выборы, в глазах здравомыслящих людей, конечно, едва ли будут выглядеть легитимными и демократическими.

Нельзя не заметить также, что фактически, все участники этих выборов - и власть, и оппозиция, находятся в напряжённом ожидании каких-то фальсификаций. Но суть ожиданий и мотивация действий у них, конечно, разная. Партия коммунистов надеется повторить свой «сокрушительный» результат 2001 года и вообще обойтись без оппозиции, не желающей вступать с ней в коалиционные отношения. Оппозиция же надеется получить уверенное большинство мест в парламенте и заявляет о намерении сформировать коалиционное правительство, конечно же, «без коммунистов».

Однако прохождение в парламент только оппозиционных сил и, соответственно, непрохождение в него ныне правящей ПКРМ, или же, напротив, прохождение в парламент только одной ПКРМ, совершенно нереально. Причём, скорее всего, 61 депутатский мандат не получит ни партия Воронина, ни партии оппозиции. Поэтому вновь зримо маячит угроза очередного политического тупика, последующего роспуска недееспособного парламента и… новый, уже третий тур парламентских выборов. Роскошь, прямо скажем, совершенно непозволительная и чрезвычайно разорительная для Молдовы, особенно учитывая ту сложную политическую, экономическую и социальную ситуацию, в которой она сегодня находится.

Следует честно признать, что количество депутатских мандатов, которые планируют получить ведущие политические партии Молдовы, в немалой степени зависит и от благосклонности к ним европейского и вашингтонского «обкомов». Если ЛДПМ, АНМ и ЛП – правым партиям неолиберальной, прозападной и прорумынской, в большинстве своём русофобской, оппозиции эта благосклонность уже почти гарантирована, что убедительно показала двуличная реакция США и Запада на события 7 апреля, то для Партии коммунистов Владимира Воронина, вновь вынужденно резко качнувшейся в сторону России и СНГ, этот вопрос сегодня пока остаётся открытым.

Сценарий затянувшейся парламентской кампании 2009 года очень напоминает почти забытую технологию образца 2005 года, благо за кулисами процессов стоят одни и те же люди. Но времена меняются, меняются и политики вместе с ними. И теперь технологи пытаются назначать соперников для второго тура выборов по несколько иным критериям. Либералы вдруг вспомнили о русскоязычных избирателях и наперебой стали объясняться им в любви и навязываться в защитники их прав. Коммунисты молча, в бессильной ярости наблюдает за тем, как появляются проекты, размывающие их электоральное поле. В частности, это проект вчерашнего «видного коммуниста», а ныне новоявленного «видного демократа» Мариана Лупу, который совсем недавно начал выходить из густой политической тени Владимира Воронина и пока не слишком успешно пытается позиционировать себя в качестве некой новой политической фигуры «общенационального масштаба».
Относительно истинных причин поступка Лупу плетётся множество версий, но, скорее всего, он просто вовремя понял, чем чревато для него лично в ближайшей перспективе согласие на предложенный ему Ворониным пост премьер-министра в той кризисной ситуации, в которой находится сегодня Молдова, а потому и решил «выпрыгнуть из лодки ПКРМ». Однако, перейдя в команду Дьякова, Лупу оказался вынужден тратить нажитый за время нахождения в команде Воронина личный политический капитал на избирательную кампанию Демпартии, абсолютную власть над которой многоопытный и коварный политикан Дмитрий Дьяков из своих рук выпускать отнюдь не намерен. Выдвинуть свою кандидатуру на выборы и уйти в независимое открытое плавание оказалось бы для Мариана Лупу намного выгоднее и безопаснее.

Протестное движение, которое возникло к настоящему времени в Молдове и на которое пытается опереться оппозиция – и правая, и левая, и центристская, это те социальные группы, социальные слои, которые оказались в наименее защищённом положении, больше всего пострадали от кризиса. Соответственно, им ничего не остаётся, как протестовать. Кризис затронул коллективы предприятий, которые в результате остановки или закрытия производств оказались на улице. Эта группа, с одной стороны, склонна к быстрой самоорганизации, а с другой – к формированию понятной повестки требований и действий.

Второй социальный слой – это мелкий бизнес, который формирует небольшие коллективы. Сейчас он страдает от начавшейся рецессии, сворачивания рынка, изменения ценовых пропорций. Эта группа более стихийная, чем рабочие предприятий, идеологически амбивалентная, поэтому её действия слабо организованы, локальны и очень быстро радикализируются.

Третья социальная группа – это служащие, так называемый «офисный планктон», который сформировался в течение последних лет относительной экономической стабильности и связан, как правило, со сферой услуг. Это коллективы банков, страховых компаний, туристических фирм, представительств зарубежных компаний. «Офисный планктон» очень быстро и легко реагирует на любые акции протеста. Он наиболее подпадает под категорию тех, кого в Молдове называют средним классом. Сюда же можно отнести и творческую интеллигенцию, преподавательский состав лицеев и вузов, а также обеспокоенное своим будущим студенчество.

И ещё один социальный слой, о котором уже заговорили молдавские политики, предвещая угрозу новой криминализации. Это провинциальная рабочая сила, как правило, низкой квалификации, которая участвовала в строительстве и обслуживании городской инфраструктуры. Кишинев и Бельцы их кормили, но они существовали в очень жестоких условиях. Этим людям в ситуации экономического кризиса некуда возвращаться. В провинции для них нет денег и нет работы. Эта группа является очень благодатным материалом для радикальной политизации социальных процессов.

Нельзя не заметить также, что в Молдове уже появились и новые лидеры. Прежде всего – среди экономического менеджмента. В ситуации фрагментарного затухания экономики им очень хорошо видно, где и как в условиях кризиса эффективно решаются проблемы. Поэтому всплыли и заявили о себе молодые лидеры-менеджеры, которые знают, как лучше справиться с нынешними трудностями.
Что касается политики, то если политической элите удастся договориться с властью после парламентских выборов 29 июля хотя бы об «управляемом кризисе», чтобы предотвратить осенний свал в очередные досрочные выборы, то смена лидеров будет происходить внутри самих политических команд. Собственно говоря, смена лидеров в ведущих партиях – и в ПКРМ, и в ЛДПМ, и в ХДНП, уже происходит. Достаточно посмотреть на их скамейку ньюсмейкеров. Нынешний политический кризис должен закончиться сменой повестки стоящих перед страной и властью проблем и формированием новой, более прагматичной и эффективной политики.

Но возникает новая угроза – угроза контрэлиты, то есть появление радикальных лидеров, которые говорят своим социальным группам: эта система плохая – поэтому мы меняем систему. Появление контрэлиты, прежде всего, в руководстве ЛП, АНМ, НЛП, – это самый худший вариант развития событий в Молдове, потому что она намерена менять не только власть. Она хочет изменить конституционную трактовку всего молдавского государства, государственного устройства, всей экономической и внешней политики.

Поэтому и партии власти, и той части оппозиции, которая проявит способность к компромиссу и конструктивному сотрудничеству, очень важно обеспечить диалоговый режим политики в Молдове, чтобы смена власти после выборов 29 июля происходила мирно, как результат дискуссии и естественного прихода сильных вместо слабых. Молдове не нужна «цветная революционная смена», ей нужен плавный и сбалансированный переход, в котором сохранится стабильность политики и стабильность общества.

К сожалению, уже появились первые признаки того, что на политической повестке дня в Молдове вновь оказались не вопросы борьбы оппозиции за власть, а её борьбы с властью. Речь идет о том, что политическая сила в лице ЛП, АНМ, НЛП и ряда маргинальных праворадикальных партий, которая представляет себя как оппозицию существующей власти, демонстративно препятствует работе власти вообще - борется не против конкретной политики власти, а отвергает её как институт, образно говоря, разрушает машину государства.

Использование технологий «политического спектакля в театре марионеток» стало общим приемом праворадикальной молдавской оппозиции для перехвата власти. Эффективным приемом стало искусственное создание обстановки максимально «грязных» выборов, чтобы возникло общее ощущение их фальсификации. Многих политические экспертов в Молдове, пытающихся понять, что и как происходило в Кишиневе в 6-7 апреля 2009 года, особенно интересует вопрос о том, как именно удалось организаторам массовых «акций протеста» против мнимой фальсификации выборов в одночасье собрать десятки тысяч молодых людей в одном месте всего лишь при помощи рассылки им каких-то там SMS-сообщений.

Конечно, одними только электронными технологиями местные и зарубежные закулисные кукловоды в этом деле не обошлись, но и сбрасывать со счетов возможности Интернета и мобильной связи тоже не стоит. Сегодня почти каждый уважающий себя молодой человек в Молдове имеет свою интернет-страничку «В контакте». Эта социальная сеть охватила уже десятки тысяч человек в нашей стране. В этой социальной сети можно нажатием одной клавиши распространять любую информацию, вовлекать людей в сообщества, вести абсолютно любую агитацию. Так что, не воспользоваться этой возможностью легко и без особых затрат управлять молодежной массой организаторы массовых беспорядков в Кишиневе просто не могли.

Молдавская праворадикальная оппозиция всё ещё объединена под лозунгом «Так жить нельзя!», но пора бы ей уже, наконец, сказать обществу, как жить можно и нужно. Это главный вопрос: кто сейчас из оппозиции предложит вменяемую концепцию дальнейшего развития общества и какую концепцию поддержит общество? Если же оппозиция будет продолжать ту деструктивную политику, которую она проводит сегодня, продолжать те же самые деструктивные действия, которые она делает сегодня, то они Молдову и её народ ни к чему хорошему не приведут.

Оппозиция должна убедительно показать, что она действительно самостоятельна в своих поступках и решениях, а не является марионеткой местных и зарубежных кукловодов, использующих её в своих целях. Она должна научиться договариваться между собой, договариваться внутри парламента, договариваться с властью. Как это ни сложно, и как бы этого кому-то не хотелось. Она должна понять, что это её долг перед страной и народом, её обязанность, садиться и договариваться - во имя стабильности в государстве. Потому что люди, в большинстве своём, как члены той или иной партии, так и просто её поддерживающие и ей сочувствующие, хотят стабильности и спокойствия в государстве.

Если партия власти ПКРМ и партии оппозиции, прежде всего, ЛДПМ, научатся договариваться, научатся слушать друг друга, Молдова значительно быстрее пойдёт вперед. В условиях начавшейся после 5 апреля «войны всех против всех» никто не желает жить вечно - ни власть, ни тем более народ. Все хотят жить комфортно. Власть не любит стрессов, и народ их тоже не любит. Стрессы появляются только в результате непродуманных действий. Народу совершенно неважно, какая фамилия у того или иного политика, как называется та партия, которую он представляет. Ему нужны его конкретные действия – разумные, взвешенные, всесторонне продуманные, приносящие зримую пользу стране и населяющим её людям. Народу нужно, чтобы 29 июля окончился, наконец, опасно затянувшийся в Молдове долгий театр политических марионеток, пытающихся позиционировать себя «самостоятельными политическими силами».

Люди, стоящие во главе государства или политических партий в Молдове, должны не только говорить, сколь важно извлекать уроки из истории. Они должны сделать на практике всё от них зависящее, чтобы это не осталось всего лишь благим намерением. Наступает время, когда все дороги должны вести к одним воротам, все песни заканчиваются одним словом, все помыслы устремляться к одной мысли, все нужды проявляются в одном желании. Сейчас Молдова сжимается, и всё в ней устремляется в одну точку. И очень важно, чтобы, когда плотность концентрации достигнет своего критического предела, взаимодействие власти и оппозиции предотвратило неизбежность взрыва.

Обсудить