«Отставка» Евгения Шевчука. Финал карьеры?

Последние полгода подарили много загадок экспертам, наблюдающим за ситуацией в Приднестровье. Все политологи, знакомые с регионом, осознавали, что назревает смена его властной элиты. Отцы-основатели непризнанной республики рано или поздно должны были уступить место новому поколению политиков.


Среди подрастающего поколения приднестровской элиты оформился «короткий список» потенциальных наследников главы государства – вице-президент Александр Королев, спикер ВС ПМР Евгений Шевчук и глава патриотической партии Олег Смирнов.

Треугольник – фигура устойчивая, и устойчивость ей давали непримиримое противоречие бизнес-интересов, взаимное давление и политическое соперничество примерно равных по совокупному потенциалу игроков.

Динамическое равновесие приднестровской внутренней политики было взорвано Евгением Шевчуком, причем рациональных обоснований «инициативы 17-ти» до сих пор предъявлено не было.
Конституционная реформа в варианте «Обновления» декларировала в качестве своих целей (цитата из «прощальной» речи спикера):
- уменьшение чиновничьего аппарата,
- минимизации разросшихся платных услуг,
- установлении элементов ответственности должностных лиц за вверенное дело.

В переводе на русский язык – главная заявленная идея это лишение Александра Королева статусного положения «наследника» на случай досрочного прекращения полномочий президента Игоря Смирнова. Утратив свой пост, Королев лишался права контролировать ситуацию в республике в случае досрочных выборов.

Параллельно «должностные лица» исполнительной власти становились отвественны перед Верховным Советом, то есть реальная власть в регионе переходила к спикеру ВС ПМР.

Никакая «гармонизация» приднестровского законодательства с российским здесь и рядом не лежала. Никакие гипотетические «покровители» Шевчука во властных кругах России подобный шаг одобрить не могли – не в привычках российских чиновников ломать стабильно-предсказуемую ситуацию. Никакие реальные хозяева Евгения Шевчука в подобном сценарии не заинтересованы, деньги любят тишину, а большие деньги - абсолютную.
Главная загадка формулируется так: кто и как сподвинул Шевчука на резкое обострение внутриполитической ситуации в Приднестровье на фоне острейшего кризиса в Молдавии?

Обладай Евгений Шевчук реальной поддержкой властных структур России, он бы предъявил обществу детально проработанный вариант новой Конституции, одобренный как минимум российскими экспертами в области конституционного права.
Проект реформ «Обновления» снабдили бы качественным информационным сопровождением в российских СМИ, Константин Косачев появился бы в Тирасполе с его поддержкой авансом, а не для не для того, чтобы пролить слезу на склоненную выю бывшего спикера.

Все прошло с точностью до «наоборот», что приводит к сухому выводу – Шевчук просто переоценил себя и значительно переоценил возможности своих контрагентов в Москве.
Кто-то сумел так убедительно уверить Евгения Васильевича в своем могуществе, что он фактически пошел против интересов корпорации «Шериф», которую стопроцентно устраивало нынешнее положение дел во властной вертикали Приднестровья.
Евгений Шевчук как политик амбивалентен, в Лондоне он может говорить одно, в Москве – совсем другое. Он вторичен, в том самом смысле, в каком вторичен Обама. Никто же всерьез не считает, что Барак Хусейнович – президент Земного Шара. Многие понимают, что в США есть другой, скрытый от общественности контур управления, для которого Обама только лицом отрабатывает.
Топорная «инициатива 17-ти» и ее бесславный конец показывают, что Шевчук в какой-то из моментов искренне поверил, что его московские «друзья» гораздо могущественней, чем Виктор Гушан и Илья Казмалы.
Когда ситуация в Приднестровье дозрела до публичных скандалов и демонстраций у здания Верховного Совета, скрытый контур приднестровского управления заработал.

Решение об отставке Шевчука принималось не им, и стало закономерным следствием не им сформулированных законотворческих инициатив, смысл которых для «Шерифа» был неочевиден, а ущерб вполне ощутим и неминуем.
Для соблюдения политеса, то есть для размена пешек, чуть раньше Указом президента ПМР к роли массовика-затейника и воспитателя молодежи был низведен Александр Королев – имеющий свои немалые деловые интересы в ближнем зарубежье ПМР.
Теперь спикер Верховного Совета ПМР стал просто его депутатом, но все еще главой фракции «Обновления».
Станет ли это почетной отставкой, финалом политической карьеры Евгения Шевчука? Найдет ли он политических покровителей, располагающих реальными возможностями? Возможно ли возрождение политического проекта «Евгений Шевчук» на фоне возможной потери государственности Республикой Молдова?
Эти вопросы пока остаются открытыми.

Борис Темный
Служба информации ВШП
hs-pr.ru

Обсудить