О тенденции превращения "армии Папука" в самостоятельного политического игрока

Не стану заострять внимание, вслед за некоторыми политическими лидерами, на факт увеличения численности отряда специального назначения "Fulger", на участившиеся тренировки в полицейских подразделениях и т.п.

Практически все наблюдатели и комментаторы в один голос признают: единственной новинкой завершающейся кампании досрочных выборов в парламент стал проект, связанный с выходом из ПКРМ бывшего спикера парламента Мариана Лупу и его попыткой позиционироваться в качестве самостоятельного политического игрока.


В остальном все, как прежде. Разве что еще агрессивнее стали вести себя агитаторы правящей партии, но, поскольку призыв "защитить Родину" не слишком воспламенил массы, воинственный пыл ее штабистов стал если и не увядать, то уж точно выглядеть глупо.

А со сменой под завязку кампании ориентира для атак - еще глупее. Сначала коммунисты звали "на защиту" от либералов, делая вид, что "не замечают" Лупу. Когда же стало выясняться, что последний слишком уж далеко забрался на их электоральную грядку, принялись сливать компромат на своего недавнего соратника. (Можно только вообразить, какое море грязи выплеснула бы на избирателей пропаганда ПКРМ, если бы - ну, вдруг случилось такое - о своем выходе из партии коммунистов вздумал объявить Владимир Воронин). Но даже с учетом этого последнего выплеска помоев, все равно создается впечатление, что "политическая война" сдохла, так толком и не начавшись. Что, впрочем, само по себе неплохо.

На этом относительно безоблачном фоне, однако, заметно активизировалась полиция. Собственно, начиная еще с кампании парламентских выборов 2005 года "армия Папука" принялась деятельно вовлекаться в ход практически каждой избирательной кампании. И подобная, совсем не предусмотренная законом, активность отнюдь не ограничивалась лишь "обычным" присутствием людей в погонах на встречах кандидатов с избирателями для якобы "обеспечения общественного порядка". Структуры МВД - где совместно с СИБовцами и прокурорами, а где и самостоятельно - участвовали во всевозможных "акциях устрашения", как в виде организации "страшилок" (типа кишиневской "квартиры с боеприпасами" в кампании 2005 года или комратского "арсенала в гараже Бургуджи" в 2009-м), так и путем прямого давления на сторонников оппозиции. Причем, если поначалу давление такого рода возрастало пропорционально удаленности того или иного района от столицы, то к кампании по выборам 5 апреля в этом году оно перенеслось уже и на Кишинев с его пригородами.

На недозволенность такой "правоохранительной" практики не раз обращали внимание в своих докладах отечественные и иностранные наблюдатели. Тщетно. В отличие от народной "oastea lui Papuc" - ироничное выражение, обозначающее некую неорганизованную и недисциплинированную группу индивидуумов - "армия" находящихся в подчинении Георге Папука сотрудников системы МВД действует вполне организованно и целенаправленно, пытаясь всеми доступными ей средствами не допустить смены существующего режима. А в нынешней кампании, если судить по целому ряду признаков, полиция вообще стала играть особую роль, фактически полностью выйдя из-под контроля лиц, официально координирующих избирательную кампанию ПКРМ.

И ладно бы все ограничивалось лишь назойливым присутствием полицейских на встречах кандидатов от оппозиции с избирателями, хотя в этой кампании оно стало вестись уже, что называется, внаглую, что все-таки не совсем отвечает интересам правящей партии, вынужденной хотя бы для вида блюсти приличие. Но вряд ли в планы руководства кампании партии коммунистов входило, например, задержание Дорина Киртоакэ после встречи с избирателями в селе Бачой, близ Кишинева, по тупо надуманному мотиву о "превышении времени, отпущенному на встречу". "Хитроумное" рассуждение, которое довелось услышать, что таким образом коммунисты-де специально работают на повышение рейтинга партии Киртоакэ, чтобы тем самым опустить его у других либеральных партий, хоть и оригинально, но чересчур уж сложно. Скорее всего, это была чистой воды самодеятельность местных папуковцев, ревностно выполнивших поступившее по служебной линии указание "давить" оппозиционеров повсюду, где они появляются.

И не только оппозиционеров, кстати, но и журналистов. В частности тех СМИ, которые не входят в когорту придворных. Недавний случай в Дондюшанах с нашим коллегой Владимиром Тхориком, которого полицейские, действовавшие бок о бок с телохранителями кандидата ПКРМ Зинаиды Гречаной, не допустили на ее встречу с избирателями, говорит сам за себя. А если после подобного Воронин на пресс-конференции утверждает, что "такого быть не могло", потому что он "лично дал указание, чтобы полицейские не вмешивались" (закона нам, видите ли, недостаточно, еще и специальное "слово" президента на сей счет требуется), но оно все-таки случается, так это ведь тоже тревожный симптом. Получается, что "армии Папука" уже и верховный главнокомандующий не указ?

Официальные заявления руководства МВД о невмешательстве органов полиции в избирательную кампанию всерьез не воспринимает никто. Потому что они идут вразрез, например, с участившимися поездками самого Папука по районам, с проводимыми им "рабочими совещаниями" (вряд ли согласованными с избирательным штабом ПКРМ), на которых идет откровенная накачка подчиненных, как им следует бороться с оппозицией. А недавний прокол - "секретное" совещание с руководителями частных охранных фирм, аудиозапись выступления на котором министра внутренних дел появилась впоследствии в Интернете, что это, как не образчик незаконного предвыборного инструктажа? (Нашел с кем секретничать, это ж сплошь бывшие менты, вмиг задокументировали).

С мест поступают сообщения, которые свидетельствуют: в целом ряде районов, в том числе там, где председателями районов являются ставленники ПКРМ или их сателлиты, руководители комиссариатов полиции уже открыто не считаются с районными властями, перешли на полностью "автономный режим" функционирования. Что уж тут говорить о территориях, руководимых представителями других партий. Присутствие полиции стало чувствоваться во всем. Главный полицейский АТО Гагаузия, скажем, теперь сам решает, кого можно, а кого нельзя пускать на дебаты по местному телевидению. Общественного активиста Федора Гелича взял, вот, и не пустил. Лично, можно сказать, грудью встал "на защиту Родины".

Словом, демонстративно пренебрежительное к нормам демократии поведение молдавской полиции на этих выборах тоже несет в себе элемент новизны. Который не может не настораживать. Только ли стремление запугать сторонников оппозиции кроется за этим? Или что-то еще?


Когда потерять власть страшно

Истоки и мотивы такого поведения молдавских стражей порядка многие усматривают в событиях 7 апреля и, особенно, в последовавших затем с их стороны репрессиях против молодежи. Мол, полицейские, непосредственно занимавшиеся незаконными арестами, побоями задержанных, насилием, боятся, что оппозиция в случае прихода к власти накажет их, как неоднократно обещала.

В таких рассуждениях есть доля истины, но мотивы нынешнего полицейского произвола этим не исчерпываются. Причина остервенения, охватившего полицейских при расправах с задержанными молодыми людьми, уходит к истокам истории с фальсификацией выборов 5 апреля.

Уже доказано, что какая-то часть "избирателей" голосовала на них по фальшивым удостоверениям личности. Сколько именно такого рода "документов" было выдано Министерством информационного развития, сказать невозможно, точную цифру сможет назвать только следствие, которого по понятным причинам пока не проводилось. Оппозиция озвучивала цифры в сотни тысяч, но даже если их было выдано на порядок меньше, допустим 45-50 тысяч (такое количество голосов равно примерно трем депутатским мандатам, что уже немало), то ведь должен же быть кто-то, кто по этим удостоверениям голосовал.

Кто-то, кто приходил на заранее известный ему избирательный участок, где в списках избирателей уже значились чье-то вымышленное имя и фамилия, предъявлял фальшивый документ на это имя-фамилию, получал бюллетень и т.д. Затем этот "кто-то" шел на другой, тоже заранее ему известный, избирательный участок, где предъявлял уже другое фальшивое удостоверение личности, и процедура повторялась. В течение дня проинструктированный соответствующим образом человек легко мог таким макаром обойти до 10 избирательных участков, например, в Кишиневе или Бельцах (в селе подобный фортель выкинуть посложнее, там все друг друга знают в лицо, поэтому в селах работали по другим технологиям). А ведь при этом надо не просто ничего не перепутать, но и секретность "спецоперации" соблюсти, нигде не проколоться.

Рядовой агитатор на такую роль вряд ли сгодится, тут все-таки не языком молоть, тут действовать надо, оперативно и слаженно. А любой сотрудник "армии Папука", даже низшего звания, для такой роли подходит как нельзя лучше. Понятно, что, вовлекаясь в подобные действия, каждый участвующий в них работник полиции прекрасно понимал их противозаконный характер. Так что его ощущения, когда возникла угроза того, что правда обо всех этих махинациях может всплыть наружу, его страх перед возможным разоблачением, понять можно. Но когда пытаешься вообразить масштабы и, главное, ту степень морально-правового разложения и функционального перерождения, которая, подобно спруту, охватила своими щупальцами систему молдавского МВД, откровенно говоря, становится не по себе. Дальше-то куда?

От участившихся в последнее время призывов лидеров оппозиции к работникам полиции - дескать, мы в курсе, парни, большинство из вас люди честные, настоящие патриоты и т.п. - откровенно говоря, проку мало. Хотя я и готов допустить, что не все полицейские вовлечены в исполнение "электоральных инструкций" министра Папука, в различные противоправные схемы, что в структурах МВД (как и в ЦБЭПК, как и в прокуратуре) есть и вполне честные сотрудники, добросовестно выполняющие свой служебный долг, но ведь очевидно, что сегодня погоду делают не они.

Абсолютно ясно, что очень большое число полицейских, начиная с высоко сидящих начальников и кончая младшим офицерским составом, встало на опасный путь подчинения не закону, а Папуку, другим лицам из его окружения. На путь, где, если вовремя не остановиться, поневоле вынужден будешь идти на новые правонарушения, чтобы не вскрылись, не всплыли на поверхность прежние.

Как тут ни вспомнить позорную "героиновую историю" - задержание в центре Кишинева партии из 200 кг героина, последовавшую отставку Георгия Папука с должности министра, затем, через полгода, его неожиданное возвращение Ворониным на прежнюю должность? Возвращение, которое иначе, как скандальным, даже учитывая неадекватность лидера компартии, не назовешь.

Звучали тогда предположения, что Воронин этим назначением решил сделать из МВД своего рода "дубинку для оппозиции", что "прощеный" Папук будет служить ему еще ревностнее, чем прежде. Озвучивалась даже сумма взятки - 10 млн. долларов, но все это сейчас аспекты второстепенные. Важно понять другое, а именно то, что одновременно с восстановлением Папука в должности министра внутренних дел в системе органов полиции произошел некий сдвиг. Работающие в ней люди окончательно осознали: теперь можно все! Если даже после того, как спалился на героине, причем в таком количестве, тебя вновь назначают на должность, значит в реальности нет никакого закона. Ни на йоту. Есть только понятия, которые определяет начальство, оно же "паханы". Хочешь работать в полиции, получать повышение по служебной лестнице, пользоваться преимуществами, которые дает принадлежность к "касте" силовиков - действуй по понятиям, слушайся паханов.

Вот только не просчитался ли Воронин? Потому что съехавшая с рельсов законности полиция уже начинает играть роль самостоятельного политического фактора. И играет она ее по своим собственным правилам, по правилам полностью вышедшей из-под контроля государства и общества силовой структуры. В этом, на мой взгляд, кроется потенциальная опасность итогов нынешней кампании и возможные неприятные сюрпризы.


Воззвать к разуму

Не стану заострять внимание, вслед за некоторыми политическими лидерами, на факт увеличения численности отряда специального назначения "Fulger", на участившиеся тренировки в полицейских подразделениях и т.п. Завтра выборы, которые, вполне возможно, станут переломными для Республики Молдова. В любом случае, выборы должны пройти в спокойной атмосфере, незачем нагнетать истерию.

Хотя вопросы остаются. В частности, ничего ведь не известно о судьбе тех же фальшивых удостоверений личности, по которым голосовалось 5 апреля. Завтра по ним что, тоже кто-то собирается проголосовать? И не были ли изготовлены и выданы, в дополнение к ним, новые фальшивки подобного рода? И если да, то в каком количестве? Почва для таких подозрений есть, если учесть, что в своем последнем варианте списки избирателей оказались увеличенными еще почти на 55 тысяч человек. Что, кто-то никак успокоиться не может? Кому-то мало было "черного вторника" 7 апреля?

При подобных подозрениях любые провокации не должны бы уже никого застать врасплох. От политических сил, добивающихся перемен, хотелось бы ожидать не только разумных и согласованных действий (которые, увы, напрочь отсутствовали 7 апреля), но услышать четкий и внятный мессидж, адресованный полиции. Мессидж, который не только бы прозвучал своевременно, но был бы оперативно доведен до сведения всех полицейских чинов, включая лиц, находящихся в самом низу служебной иерархии. До последних, которые всегда выступают рядовыми исполнителями, а потому, чаще всего, оказываются в роли козлов отпущения, - в обязательном порядке.

Мессидж, содержащий не заигрывание и псевдопатриотические сопли, а строгое предупреждение каждому полицейскому: воздержись от выполнения незаконных действий начальников! Помни: ты находишься на службе у закона, а не служишь папукам, зубикам, гуменицам, кордунянам или прочим "шефулецам". Нарушишь эту заповедь - будешь отвечать по всей строгости закона. Это как раз тот случай, когда даже перестраховка уместна. 7 апреля повторится не должно.
МВ

Обсудить