Республика Молдова: между застоем и революцией

Есть основания, с достаточной долей уверенности полагать, что сегодня существуют несколько сценариев дальнейшего развития событий в Молдове

Относительный проигрыш Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) на досрочных парламентских выборах 29 июля стал прямым следствием нескольких существенных причин:
- во-первых, в трагических событиях 6-7 апреля, сопровождавшихся насилием со стороны полиции по отношению к детям и студентам, большинство населения обвинило действующую власть;
- во-вторых, усилилось разочарование консервативных кругов Запада в политике молдавской Компартии;
- в-третьих, мировой финансовый и экономический кризис, который, вопреки заявлениям властей о том, что его в Молдове якобы нет, больно ударил по многим слоям населения;
- в-четвертых, переход экс-спикера Мариана Лупу из ПКРМ в ДПМ позволил Демократической партии собрать на себя почти все голоса электората на центристском поле (около 8%), выбив к тому же около 4% у самой ПКРМ;
- в-пятых, коррупция в высших эшелонах Компартии (к примеру, приватизация при весьма сомнительных обстоятельствах некоторых наиболее привлекательных государственных объектов в пользу Семьи и близких к ней лиц, реставрация зданий парламента и президентуры фирмами, принадлежащим высшим чиновникам Компартии) подорвали доверие к ПКРМ у многих её прежних симпатизантов;
- в-шестых, вопреки прогнозам, уровень участия населения в голосовании оказался неожиданно очень высоким. 29-го июля в голосовании приняло участие около 59% населения, (1.564.000 человек), то есть на 30.000 больше, чем 5-го апреля, когда проголосовали только 57%;
- в-седьмых, сказались тактические ошибки, допущенные накануне досрочных выборов руководством ПКРМ (назначение лидера ХДНП Юрия Рошки вице-премьером, курирующим силовые ведомства, введение виз для румынских граждан).
- в-восьмых, отчётливо проявилась усталость населения от явно затянувшегося мелькания в печатных и электронных СМИ «говорящих голов» из ПКРМ;
- в-девятых, свою роль сыграл факт участия в досрочных выборах значительно меньшего, по сравнению с выборами 5-го апреля, количества электоральных конкурентов, когда происходило дробление электората и, как следствие, потеря голосов партиями оппозиции и, напротив, прирост их у Партии коммунистов.


Досрочные парламентские выборы в Молдове 29 июля выявили несколько принципиально важных тенденций:
- во-первых, неудача ПКРМ, которая набрала на 5% (56.000 голосов) меньше, чем 5 апреля, развеяла миф о мнимой «непобедимости» и «стратегической непогрешимости» партии Воронина;
- во-вторых, значительно выросло влияние США, Запада и Румынии на политические события в Молдове;
- в-третьих, проявилась общая тенденция к спаду влияния в Молдове «старых» и «номенклатурных» партий - ПКРМ, АНМ, СДП, ХДНП при одновременном росте влияния новых политических игроков – ЛДПМ и ЛП.
- в-четвёртых, впервые за все годы независимости в молдавский парламент одновременно прошли, участвуя в выборах самостоятельно, поодиночке, сразу 5 политических сил - ПКРМ, ЛДПМ, ЛПМ, ДПМ, АНМ.
- в-пятых, произошла «заморозка» потенциала либеральной оппозиции в целом, которая, хотя и набрала 29-го июля больше голосов, чем 5-го апреля (596.000, вместо 544.000), имеет сегодня практически столько же депутатских мандатов, сколько имела весной.
Общий успех оппозиции можно объяснить и прохождением на выборах 29-го июля в парламент ДПМ во главе со своим новым председателем Марианом Лупу. Демпартия, которая на выборах весной набрала лишь 2, 97%, сумела всего за один месяц накопить силы, оказавшиеся достаточными для того, чтобы 29-го июля набрать 12,4% .

Есть основания, с достаточной долей уверенности полагать, что сегодня существуют несколько сценариев дальнейшего развития событий в Молдове.

Первый сценарий, самый обсуждаемый сегодня - это формирование либерально - демократической коалиции, включающей в себя Либерально-демократическую партию (ЛДПМ), Либеральную партию (ЛП), Демпартию (ДПМ) и Альянс "Наша Молдова" (АНМ).
Вместе эта коалиция будет иметь 53 депутатских мандата. Безусловно, на ведущую роль в ней будет претендовать ЛДПМ. Основной политической ориентацией либерально-демократической коалиции станет Запад. Цель этой коалиции - вступление Молдовы в НАТО, используемые методы - «демократическая революция».

Однако, в случае формирования данного альянса, неизбежно возникает несколько весьма существенных проблем, связанных с недооценкой её лидерами потенциальных возможностей кажущейся им «разбитой наголову» Партии коммунистов.

Дело в том, что, несмотря на громкие заявления вице-председателя ЛП Дорина Киртоакэ о том, что ПКРМ уйдет в «глухую оппозицию», это, увы, далеко не так однозначно.

Во-первых, либерально-демократическая коалиция, имея только 53 депутатских мандата, не сможет избрать «своего» президента, что с неизбежностью приведет к новым досрочным выборам, теперь уже в 2010 году.

Во-вторых, вполне возможно, что президентом Молдовы в этой ситуации и далее останется Владимир Воронин, а это приведёт к двоевластию в стране и, как следствие, к реализации украинского сценария: постоянному хаосу во власти и «перетягиванию каната» между президентурой, парламентом и правительством..

В-третьих, предложение провести референдум для изменения порядка избрания президента имеет один существенный изъян: если оппозиция выиграет выборы президента, то, скорее всего, это будет Марианн Лупу, что усилит институт президентуры в ущерб правительству и парламенту, укрепит позиции ДПМ за счет ослабления позиций ЛДПМ, ЛП, АНМ. Так что, весь вопрос в том, хотят ли они этого?

Либералы, несомненно, натолкнутся на очень большие проблемы при формировании правительства, связанные с переделом должностей, что, по определению, им невозможно будет сделать без консультации с президентом.

Все это, как убедительно показывает печальный опыт праволиберального Альянса «За демократию и реформы» (АДР) образца 1998 года с его пресловутым «алгоритмом», неизбежно приведет к «войне вождистских амбиций» в рядах либерально-демократической коалиции, к «подковерным интригам», межличностным трениям и острым конфликтам.
При этом надо учитывать, что ЛДПМ будет претендовать на ведущую роль в коалиции, натыкаясь на каждом шагу на жесткое сопротивление со стороны воспрянувшей духом «обновленной» ДПМ.
Следует также учитывать, что новому правительству Молдовы придется действовать в условиях глубокого кризиса и продолжающегося сокращения ВВП.
Понятно, что обещанных Воронину Россией (500 млн. долларов) и Китаем (1 миллиард долларов) льготных кредитов сформированное либерально-демократической оппозицией правительство Молдовы никогда не увидит, в то время как щедрый сегодня на посулы Запад, всё глубже увязающий в своих собственных проблемах, вызванных мировым финансово-экономическим кризисом, как всегда, отделается незначительными подачками, совершенно недостаточными для того, чтобы новые молдавские власти могли справиться с нарастающим бюджетным дефицитом.

Это с неизбежностью приведёт к тому, что вновь – и очень скоро! – в Молдове появятся задолженности по пенсиям, зарплатам, властям придется урезать распухший социальный бюджет, заморозить большинство гуманитарных проектов.

Всё это неизбежно приведёт и к социальным протестам, а значит, к быстрой потере популярности новым премьером. Вновь повторится всё то, что уже имело место в годы существования АДР, когда каждый член альянса старался всеми силами и средствами помешать успешной деятельности другого и работал только на себя.

Следствием этого, как известно, была полная дискредитация неработоспособной правой коалиции в глазах электората, что и позволило в феврале 2001 года Партии коммунистов наголову разгромить её на выборах и придти к власти.

Вполне вероятно также, что ЛДПМ и ЛП, придя к власти, могут попытаться «свести счёты» с ПКРМ, появятся громкие уголовные дела, начнётся «война компроматов».

Если же дело всё-таки снова дойдёт до новых досрочных выборов, теперь уже в 2010 году, то либерально-демократическая коалиция сможет удержать на них свой нынешний электоральный результат (надеяться на его значительное улучшение вряд ли стоит) в условиях продолжающегося экономического и социального кризиса только в том случае, если ей в достаточной мере помогут деньгами США, ЕС и МВФ, а также при условии открытия достаточного количества избирательных участков за рубежом.

Если же такой помощи извне не будет, то ситуация очень быстро может выйти из-под контроля этого альянса и принять непредсказуемый характер.

Впрочем, далеко не все так просто, как это может показаться при поверхностном анализе складывающей ситуации.

Партия коммунистов, не найдя желающих создать с ней правящую коалицию, будет вынуждена уйти в жесткую оппозицию, списав все проблемы в стране на пришедших к власти либералов и демократов.

Несмотря на то, что прокуратура окажется под контролем либерально-демократической коалиции, у президента Воронина останется достаточно властных полномочий для создания эффективных противовесов ей посредством верных ему силовиков.

Не следует сбрасывать со счетов и тот факт, что ПКРМ пользуется поддержкой России, которая может так «надавить» на её «обидчиков» во власти в Молдове, что мало никому не покажется.

Это, прежде всего, новая цена на российский газ для Молдовы, это доступ на российские рынки сбыта молдавской продукции, это обещанный кредит в 500 миллионов долларов, это, наконец, и массированная информационная поддержка.

Поэтому для оппозиции (как и для Молдовы в целом) «война на уничтожение» с ПКРМ, если она на неё всё-таки решится, будет стоить очень дорого.

Хотя, вполне возможно, что определенные консервативные круги на Западе смотрят весьма положительно именно на такой сценарий. Здесь всё будет зависеть от способности молдавской либерально-демократической оппозиции отказаться от назначенной ей роли «политических марионеток», согласных таскать каштаны из огня по приказу иностранных закулисных манипуляторов, от её умения (и, прежде всего, желания!) самостоятельно управлять ситуацией, искать и находить внешнюю поддержку у истинных, а не мнимых друзей Молдовы.

Второй сценарий, который предусматривает создание «широкой национальной коалиции» с участием в ней ПКРМ, ЛДПМ, ЛП, ДПМ, АНМ, кажется совершенно недееспособным, а потому недолговечным.
В случае его реализации (хотя такой вариант и кажется маловероятным, его всё же не следует сбрасывать со счетов) проблемы начнутся с самого начала.
Неизбежно проявятся во всей своей силе принципиальные расхождения между ПКРМ и всеми остальными участниками «широкой национальной коалиции» в вопросе о названии государственного языка, об отношении к СНГ, ГУАМ, НАТО, о проблемах истории, о подписании договора о границе с Румынией и так далее.
Коммунисты будут исподволь подрывать позиции ЛДПМ, которой они боятся большего всего, и Либеральной партии. Либералы, в свою очередь, потеряют поддержку пассионарной части электората, которая категорически не приемлет «консенсуса» с участием коммунистов.

Третий сценарий - это «малый альянс» в составе ПКРМ +ДПМ или ПКРМ + ДПМ + АНМ. Очертания именно такой конфигурации будущей фракции большинства в новом парламенте начинают проявляться всё более отчетливо.

Этот альянс, если он состоится, вберёт в себя бывшую советскую и партийную (коммунистическую) номенклатуру. Основной внешнеполитической ориентацией такого альянса будет поддержание баланса интересов Молдовы между СНГ и ЕС, сохранение статуса нейтралитета страны. Внутри Молдовы такой альянс предпочтёт курс «умеренных реформ», то есть т.н. эволюционный путь.

Есть много признаков того, что сценарий альянса ПКРМ и ДПМ весьма положительно воспринимается как в рядах Компартии, так и среди демократов (в первую очередь, представляющих «крыло Дьякова»).

В этом нет ничего странного, так как для демократов именно этот сценарий кажется наиболее выгодным, поскольку сулит им, как и в 1998 году, занятие многих ключевых позиций.

Надо учитывать, что «команда Лупу» – это бывшие назначенцы самого Воронина. Так что, принципиальных разногласий между Лупу и ПКРМ нет. Мариан Лупу, как и коммунисты, поддерживает принципы нейтралитета и членства Молдовы в СНГ, развитие стратегических отношений с Россией и т.д. Всё это может быть положено в основу «пакета предложений» к ДПМ о заключении «мира и союза», представленного ПКРМ и лично президентом Воронином.

Известно, что именно ДПМ в 2003 году создала «Левоцентристский Альянс» с ПКРМ, а в 2005 году голосовала за президента Владимира Воронина, так что эта партия имеет немалый опыт сотрудничества с коммунистами.

Скорее всего, у Дмитрия Дьякова имеются и определенные моральные обязательства перед Владимиром Ворониным (проблемы с его зятем бизнесменом Габриелем Стати, обвиняемым Ворониным в «попытке государственного переворота», комфортная жизнь Дьякова в 2003-2007 г.г., решение многих проблем лидеров Демократической партии на местах, и так далее).

Многое зависит ещё и от того, кем, на самом деле, являются спонсоры достаточно широкой и агрессивной избирательной кампании Марианна Лупу. Кто это? «Дети президента», то есть олигархи из окружения Воронина, или же кто-то другой, неподконтрольный Воронину?

Есть, однако, основания полагать, что сценарий альянса ДПМ+ПКРМ сегодня весьма трудно (но не невозможно!) реализовать по трем основным причинам:

- во-первых, Мариан Лупу должен сохранить своё политическое лицо. Прямой альянс ДПМ с ПКРМ больно ударит по авторитету экс-спикера. Народ просто не поймет, зачем тогда Лупу ушел от коммунистов, если он вновь хочет с ними объединиться? Поэтому Лупу нужен сегодня формальный предлог, типа, «либералы не проявляют конструктивизма, поэтому приходится сотрудничать с ПКРМ». Естественно, во имя блага и высших интересов Молдовы. Лучшим вариантом, однако, было бы участие в альянсе ПКРМ+ДПМ третьего игрока. Например, ослабленной до предела по итогам голосования 29-го июля АНМ, медленно погружающейся в пучину политического небытия, для которой такой вариант оказался бы своего рода «спасательным кругом».

- во-вторых, в рядах ДПМ есть люди, которые имели проблемы с коммунистическими властями, а потому идти на союзнические отношения с партией Воронина им вряд ли захочется;

- в-третьих, Демпартия является членом Социнтерна, а потому в определённой степени зависит от «наставлений и указаний» из-за кордона.
Важно отметить, что, в целом, многие и в ПКРМ, и в ДПМ смотрят положительно на возможность альянса с АНМ.
Несмотря на то, что Мариан Лупу исключает прямой альянс с ПКРМ, всю свою кампанию он, фактически, строил на идее создания после выборов именно «широкой коалиции».
Следовательно, обвинить Лупу в «предательстве», если он согласится на альянс ДПМ с ПКРМ, его противникам будет достаточно сложно.
И, наконец, надо прямо сказать, что в данном альянсе в большой степени заинтересована Россия, которая не желает ухода Молдовы в НАТО, ЕС, новую активизацию деятельности ГУАМ и так далее.
Конечно, альянс ПКРМ+ДПМ+АНМ, если он состоится, в определённой мере приведет к ослаблению власти ПКРМ, к переделу властных полномочий, к либерализации системы.
Возможно, в этом альянсе Мариан Лупу станет президентом, Серафим Урекян - спикером, а Игорь Додон - премьер-министром.

А вот персонально Владимиру Воронину, скорее всего, придется отказаться от занятия властных функций. Максимум, на что могут согласиться участники альянса от ДПМ и АНМ, так это лишь на занятие Ворониным должности лидера фракции ПКРПМ в парламенте.

Возможен и другой вариант: получив юридически оформленные гарантии собственной неприкосновенности, Воронин уйдёт навсегда из большой политики. Впрочем, этот вариант, учитывая характер самого Воронина и интересы и наклонности его ближайшего окружения, кажется наименее вероятным.

Если же Серафим Урекян откажется от участия в альянсе с ПКРМ и ДПМ, то на следующих досрочных выборах АНМ, учитывая чётко проявившиеся на выборах 29 июля тенденции прогрессирующего снижения его электоральной поддержки, рискует вообще не пройти в парламент и исчезнуть с политической сцены страны. В руководстве АНМ это, судя по всему, уже понимают.

Также нет никаких гарантий того, что на этих выборах ДПМ удастся повторить или даже улучшить свой нынешний результат. «Фактор Лупу», сработавший на выборах 29 июля, утратит свою актуальность и привлекательность, а потому никто не может предсказать, какой результат будет иметь Демпартия на досрочных выборах в 2010 году.
Неудивительно, что многие депутаты, прошедшие по списку ДПМ в парламент 29 июля, панически боятся новых выборов.

Впрочем, именно поэтому и депутаты АНМ несколько месяцев назад желали альянса с ПКРМ, но он провалился, главным образом, по вине Владимира Воронина, не пожелавшего удовлетворить президентские амбиции Серафима Урекяна.

Безусловно, альянс ПКРМ+ДПМ+АНМ даст возможность сохранения стабильности в стране, откроет путь умеренным реформам, приведёт к ослаблению тисков воронинской диктатуры, обеспечит привлечение кредитов из России, Китая, с Запада.

Вся ответственность за управление страной в условиях кризиса ляжет на ПКРМ, а дивиденды будут собирать АНМ и ДПМ. При этом очень важно будет сохранить силовые структуры и суды в руках оппозиции.

По сути, данный альянс будет означать ослабление позиции силовиков внутри ПКРМ, чего всегда добивался Мариан Лупу. Если проще, то этот сценарий предполагает некий «переворот» внутри ПКРМ, направленный против действующего вождя - Воронина, который стал неудобен некоторым молдавским олигархам, а также Западу и Бухаресту.

В будущем это может привести к объединению ПКРМ и ДПМ и дальнейшей трансформации ПКРМ в нормальную социалистическую европейскую партию. На этом миссия Дмитрия Дьякова будет выполнена. Как неустанно повторяли вожди ПКРМ, «время обновления пришло».

Чисто объективно, инстинкт самосохранения должен подталкивать ПКРМ и ДПМ именно к третьему сценарию. Но очень многое зависит и от внешней конъюнктуры, от соотношения сил и влияния великих держав в нашем регионе, от их закулисных соглашений.

Ведь Молдавия находится на стыке их интересов, в поле притяжения крупных геополитических игроков.

Впрочем, время покажет, какой из названных выше сценарий окажется реальней. Ждать, надеемся, уже осталось недолго…

Обсудить