Молдавия - Россия: как будут выстраиваться взаимоотношения?

Выскажу еще одну мысль, которая многим может показаться парадоксальной. Проигрыш Воронина и ПКРМ на выборах, не означает поражение России в Молдавии. Более того, можно говорить о победе России.

В последнее время практически все корреспонденты молдавских и зарубежных СМИ, спрашивая о ситуации в Молдавии, неизменно задавали мне вопрос: как скажутся результаты выборов 29 июля на молдавско-российских отношениях?

Причина такого интереса понятна. Партия коммунистов, которая позиционировала себя как пророссийская политическая сила, выборы эти проиграла. Победу (все вместе) одержали её оппоненты, которые жёстко критиковали политику ПКРМ, в том числе и во внешней сфере. А если это так, то следует ожидать кардинальных изменений в политике взаимоотношений с Россией при новой власти.

Но произойдут ли такие изменения?

Безусловно, определённые изменения будут. И даже очень серьезные. Но, тем не менее, я твёрдо убежден, что они будут направлены не на ухудшение отношений с Россией, а на их качественное улучшение, придание им большего прагматизма и динамизма в развитии всесторонних связей между двумя странами.

Сегодня уже можно констатировать, что при коммунистической власти, точнее сказать, при президенте Воронине, между Молдавией и Россией так и не сложилось настоявшее стратегическое партнерство. Причин этому было немало, но одна из наиболее существенных, вероятно, состояла в том, что руководство России после известного инцидента в ноябре 2003 года, больше не верило Воронину, считая его ненадежным партнером.

Владимир Воронин, выстраивая отношения с той или иной страной, в данном случае будем говорить о России, чаще всего исходил не из взаимных интересов двух стран, действовал не с позиции выгоды Молдавии, а, в первую очередь, руководствовался своими личными, зачастую откровенно корыстными интересами.

Перефразируя известное изречение, можно сказать, что Воронин исповедовал принцип: будет выгодно мне лично, значит, будет выгодно и всей Молдавии. Увы, но далеко не всегда было именно так. Более того, неуклюжие воронинские политические игры привели к российскому эмбарго на вино, фрукты и овощи, производимые в нашей стране, в результате чего Молдавия понесла очень значительные экономические потери.

Следует отметить, что Воронин всегда и очень болезненно реагировал на любые попытки кого-либо самостоятельно, без его личного согласия и, главное, долевого участия, наладить прямые отношения с Россией. Это касалось как политиков, так и всех других представителей гражданского общества, в том числе бизнесменов.

Так, например, общественная организация «Друзья России в Молдове», созданная известными политическими и общественными деятелями нашей страны, несмотря на неоднократные попытки её учредителей, так и не была – без каких-либо юридически обоснованных оснований к тому – зарегистрирована в Минюсте РМ. Примечательно, что этот откровенный плевок в лицо всех тех, кто в Молдавии искренне выступает за развитие и укрепление связей с Россией, был почему-то «не замечен» Партией коммунистов, на каждом шагу клянущейся в верности дружбе и сотрудничеству с Россией.

В период правления президента Воронина не были поддержаны также и инициативы по созданию Молдавско-российского университета, созыву Форума политиков и общественных деятелей Молдавии и России, а также различные совместные бизнес- проекты, реализация которых сулила значительные выгоды нашей стране.

Судя по всему, Воронину вовсе не нужно было реальное, всестороннее развитие связей Молдавии с Россией, особенно с активным участием в этих процессах гражданского общества. Ему были нужны, по большому счёту, только личные, камерные отношения, которые были бы подконтрольны только ему одному.

Зачем, спрашивается, это ему было нужно?

Я уже сказал выше о корыстных бизнес-интересах Воронина. Действительно, они зримо присутствовали в его внешнеполитических шагах и выстраивались, как правило, через некоторых руководителей известных в России крупных кампаний. Не буду называть здесь фамилии этих руководителей, но в Молдавии и России их хорошо знают. Нетрудно предположить, в чем конкретно был их взаимный с Ворониным бизнес-интерес. Если же кто-то из россиян не понимал или не хотел понимать, что Молдавия – это Воронин, то следовала незамедлительная месть.

Так, например, когда РАО ЕЭС России не захотело учесть «семейных» интересов Воронина и его личной заинтересованности в контроле над Молдавской ГРЭС, вследствие этого был арестован советник Чубайса, гражданин Молдовы Валерий Пасат, который не захотел способствовать интересам Семьи.

В результате Пасат оказался в тюрьме, где лишился здоровья, а из главы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса воронинские пиарщики стали лепить в общественном мнении страны страшный образ «злейшего врага» Молдавии.

Дошло даже до того, что накануне июльских досрочных парламентских выборов воронинский агитпроп запустил в молдавское общество грубо состряпанный миф об Анатолие Чубайсе, представив его руководителем международной мафии, которая якобы борется против «хорошей коммунистической власти» в Молдавии.

Впрочем, надо признать, что кроме известных бизнес-интересов, на поведение Воронина влияли и другие причины. О них мы скажем чуть позже, а пока давайте попытаемся понять, почему Россия поддерживала отношение с этим молдавским политиком.

Причину этого мы видим в том, что Воронин зная, что конкретно нужно России в Молдавии, весьма умело играл на этих струнах. Воронин хорошо понимал, что Россия, выстраивая свои отношения с Молдавией, в первую очередь, отдаёт приоритет следующим вопросам.

Первое – это мирное разрешение «замороженной» проблемы Приднестровья. Трудно сказать, есть ли понимание у Москвы относительно того, какое будущее должно быть у этого региона. Но пока ясно одно - России совершенно не нужен новый приднестровский конфликт. И Воронин, понимая это, настырно убеждал российскую власть в том, что пока он и его партия у власти в Молдавии, никакой новой войны на Днестре не будет. А вот только стоить им – Воронину и его ПКРМ - уйти, как оппозиция тут же выроет топор войны, и новой катастрофы на берегах Днестра не избежать.

Противопоставление «голубя» Воронина и оппозиционных «ястребов» явно и весьма эффективно работало на пользу коммунистического президента.

Вторая воронинская «страшилка» для Москвы – это ползучая румынизация, поглощение Молдавии Румынией и, как следствие, притеснение русских и русскоязычных граждан страны.

Да, надо честно признать, что в процессе строительства самостоятельного, независимого молдавского государства далеко не во всем и далеко не всегда учитывались интересы его русскоязычных граждан. Как, впрочем, при советской власти, когда в Молдавии господствовал русский язык, не всегда и не во всём учитывались интересы коренного молдавского населения.

Справедливости ради, отметим, что отношение коммунистической власти к проблемам русскоязычных граждан Молдавии мало чем отличалось от того, как к этой категории относилась правившая с 1991 по 2001 г.г. демократической власть. Более того, именно при коммунистах в Молдавии перестали дублировать на русском языке информацию на коммунальных платежках, справочную информацию на упаковках лекарств, было запрещено преподавание на русском языке в учебных группах ряда специальностей в высших учебных заведениях.

Но, несмотря на все это, коммунисты продолжали придумывать разного рода «румынские ужастики» и пугать ими как Россию, так и русскоязычных граждан в Молдавии.

Третий безотказный аргумент президента Владимира Воронина, который заставлял россиян исповедовать в отношении него известный принцип о «нашем сукином сыне», это его заверения в том, что он никогда не допустит НАТО в Молдавию.

Коммунистический вождь Воронин постоянно убеждал Кремль в том, что только он и только его Партия коммунистов могут противостоять продвижению НАТО на Восток. И это при том, что Воронин намного больше сделал, чем вместе взятые Лучинский и Снегур, для того, чтобы отладить всесторонние связи Молдавии с этим военно-политическим союзом. Но при этом он непременно заверял, греша против истины, что только его партия выступает за нейтралитет страны и решительно противится приходу НАТО в Молдову.

Нельзя не отметить, что за восемь лет своего практически единоличного правления Воронин научился блестяще «разводить» своих политических партнеров и на Западе, и на Востоке, постоянно лавируя между ними и сталкивая их интересы в Молдавии. Воронину нужна была «дружба с Россией» для того, чтобы пугать ею Запад, добиваясь для себя сиюминутных выгод. Кое-кому в Молдавии это нравилось и даже рассматривалось как некий образец «мудрой дипломатии». Но, на самом деле, это была довольно примитивная и недальновидная тактика, которая объективно вредила стратегическим интересам Молдавии.

В результате мы имеем сегодня то, что имеем: ни настоящей дружбы с Россией на Востоке, ни реальных успехов в евроинтеграции на Западе.

Впрочем, своя доля вины за отсутствие подлинных подвижек в развитии и укреплении связей между Молдавией и Россией лежит и на Москве.

Мой опыт вступлений на различных московских конференциях и «круглых столах» дает мне основание сделать вывод о том, что как официальные власти России, так и всевозможные независимые эксперты крайне болезненно воспринимают любые критические замечания в адрес России. Складывается впечатление, что в Москве не могут поверить, что может быть что-то истинное и значимое, что исходит из других мест. Особенно из Молдавии, которая зачислена в разряд самых бедных и неудачливых стран СНГ.

Москва никак не может понять, что хорошие отношения с Западом, и особенно с Румынией, отнюдь не направлены против России. Более того, в Молдавии есть много политиков, экспертов, в том числе и среди оппозиции, которые убеждены, что можно и нужно развивать связи, как на Западе, так и на Востоке.

Трудно россияне воспринимают и тот факт, что в Молдавии многие могут одновременно и одинаково хорошо воспринимать политику Медведева-Путина и румынского президента Бэсеску. Многие политики и эксперты России никак не могут уяснить, что страна, в которой мирно соседствуют романская, славянская и тюркская культура, просто обречена быть открыта всему миру. Здравомыслящие политики в нашей стране (к сожалению, в эту группу не входит Воронин) и эксперты, заинтересованы в том, чтобы Молдавия стала местом дружбы и сотрудничества Запада и Востока, а не территорий конфликтов и конфронтации.

Выскажу еще одну мысль, которая многим может показаться парадоксальной. Проигрыш Воронина и ПКРМ на выборах вовсе не означает поражение России в Молдавии. Более того, можно говорить о победе России.

России важно было поддержать и сохранить некоторые принципы, которые для нее важны. Это мирное решение проблемы Приднестровье, защита интересов русскоязычных и нейтральный статус Молдавии. Но эти принципы, фактически, признали не только коммунисты, но и те, кто являлся их оппонентами. А раз это так, то разве это не победа России?

Теперь поговорим о будущем молдавско-российских отношений.

У меня есть основания считать, что новая власть, в лице Владимира Филата, Мариана Лупу, Серафима Урекяна, Михая Гимпу и Дорина Киртоакэ понимает всю важность развития стратегических связей с Россией и осознает свою ответственность за их качественное состояние.

Поэтому, в первую очередь, вероятно, на государственном уровне будут рассмотрены общие усилия, необходимые для мирного и взаимовыгодного для Кишинева и Тирасполя решения проблемы Приднестровья. Хочет этого или нет официальный Кишинев, но единственный вариант решения этого вопроса, это возращение к плану Козака.

Да, его нужно модернизировать, а самое главное, кроме России, привлечь к разработке итогового документа и других партнеров по переговорному процессу – Украину, ЕС, США. Общими усилиями можно было бы выйти на такой документ, который удовлетворил бы всех. На мой взгляд, очень важно, чтобы с молдавской стороны активное участие в переговорном процессе принимали и представители Гагаузии. Опыт этого региона мог бы весьма пригодиться всем.

Перспективным представляется также молдо-российское сотрудничество на уровне государства и бизнеса в области энергетики, новых технологий. Кстати, благодаря организационным усилиям президента Академии наук Георгия Дуки, вице президента Иона Тигиняна, молдавская Академии наук сумела очень серьезно продвинуться в области новых технологий, в том числе и нанотехнологий. Перспективным представляется также сотрудничество Молдавии и России в области развития транспортной инфраструктуры, производства и переработки сельскохозяйственной продукции, модернизации Молдавской железной дороги.

Важным представляется сотрудничество двух стран и в рамках СНГ. Как бы ни критиковали этот институт сотрудничества, но он играет позитивную роль и пока не исчерпал свой потенциал.

Значительные перспективы видятся в развитии гуманитарных связей, как на государственном уровне, так и через институты гражданского общества. Открытие совместного Молдавско-российского университета позволило бы создать в Молдавии совместный Центр науки и культуры. Интерес вызывают проекты по созданию Молдавско-российкого форума политиков и общественных деятелей, ассоциации экспертов и т.д.

У Молдавии и России есть значительный потенциал для развития всесторонних политических, экономических и гуманитарных связей как на уровне государства, так и посредством институтов гражданского общества. Однако необходимы конкретные и эффективные усилия в этом направлении с двух сторон. Это улица с двухсторонним движениям. Важно, чтобы новая власть в Молдавии и представители гражданского общества послали такой сигнал Москве. Надеемся, что он будет услышан и ответ последует незамедлительно.

Специально для ava.md

Обсудить