Молдавский треугольник: что нам ждать от коммунистов, либералов и демократов?

Возможные сценарии поведения парламентских партий и их политические перспективы


Часть первая. Каким будет выбор партии коммунистов?


Коммунистам, впервые за последние восемь лет оказавшимся в меньшинстве в парламенте, предстоит сделать очень непростой выбор: или поддержать кандидатуру нового президента, выдвинутую либерально-демократической коалицией большинства, или же вступить с ней в новую фазу жесткого противостояния с непредсказуемыми последствиями.

Cложная и неоднозначная ситуация, сложившаяся на политической сцене Молдовы после досрочных парламентских выборов 29 июля 2009 года, поставила каждую партию, прошедшую в новый парламент страны, перед неизбежной необходимостью сделать ответственный выбор, определяющий её дальнейшую тактику и стратегию.

Что касается Партии коммунистов, получившей самое большое количество депутатских мандатов – 48, но, тем не менее, фактически проигравшей эти выборы объединённой либерально-демократической оппозиции, получившей в совокупности 53 мандата, то этот выбор, по всей вероятности, на сей раз будет сделан всеми членами ЦК ПКРМ, а не только её лидером Владимиром Ворониным, как это почти всегда случалось последние восемь лет.

Дело в том, что всё большее число членов Партии коммунистов постепенно начинают осознавать, что время единоличного правления авторитарного «вождя» Воронина безвозвратно прошло, и теперь их личное будущее, как и будущее всей партии, напрямую зависит от того, сумеет ли ПКРМ в этой крайне непростой для неё ситуации найти единственно правильный выход.

Коммунистам, впервые за последние восемь лет оказавшимся в меньшинстве в парламенте, предстоит сделать очень непростой выбор: или поддержать кандидатуру нового президента, выдвинутую либерально-демократической коалицией большинства, или же вступить с ней в новую фазу жесткого противостояния с непредсказуемыми последствиями.

Впрочем, собственно говоря, вариантов дальнейших действий у Партии коммунистов сегодня не так уж и много.

Первый вариант.

Коммунисты не идут ни на какие компромиссы с либерально-демократической оппозицией и блокируют выборы нового президента Молдовы. В этом случае за ними до следующих внеочередных выборов, которые, по закону, могут быть проведены только в апреле 2010 года, сохранится должность президента, которую продолжит занимать Владимир Воронин. За коммунистами останется и нынешнее правительство.
Казалось бы, чем не выигрышный вариант для ПКРМ? Но, тем не менее, при более внимательном и объективном рассмотрении всех аспектов данного варианта, практическая выигрышность его для коммунистов оказывается весьма сомнительной.

Во-первых, часть видных деятелей ПКРМ, находящихся сегодня в правительстве, а также сам президент Воронин потеряют свои депутатские мандаты и, следовательно, депутатскую неприкосновенность. Если сам Воронин ещё в какой-то мере будет защищен своим президентским статусом, то такой защиты, увы, не будут иметь другие коммунисты - члены правительства.
А грехи, и весьма, надо честно сказать, немалые, за некоторыми из них числятся, поэтому нет сомнений в том, что либерально-демократическая коалиция парламентского большинства неминуемо начнет «копать» под них именно в этом направлении.

Во-вторых, либерально-демократическая коалиция, имея большинство в парламенте, первым делом, отправит в отставку генерального прокурора, директора СИБ (это в компетенции парламента), а затем назначит на эти должности своих собственных представителей.
Одновременно будет инициировано создание соответствующих парламентских комиссий по проверке законности деятельности исполнительной власти. Совместно с генеральной прокуратурой этими комиссиями начнется пристрастное изучение всех статей бюджетных расходов, законности приватизации, рейдерских атак на ряд предприятий.
Всё это, надо полагать, даст основания для возбуждения уголовных дел на ряд видных членов ПКРМ.

Если дальнейшие события в Молдове будут развиваться именно по такому сценарию, то коммунистам придётся отвечать за все свои злоупотребления властью, провалы и упущения в экономике. К тому же, они не только окажутся в этот период неспособными вывести Молдову из кризиса, но и понесут невосполнимые потери в своих рядах.
Безусловно, всё это постепенно деморализует Партию коммунистов, усилит противоречия между её руководством и рядовыми членами, спровоцирует раскол и ускорит её окончательный распад.

Понятно, что в чисто стратегическом плане такой вариант наиболее выгоден для либерально-демократической оппозиции. Правда, нет никаких оснований утверждать, что от него сколько-нибудь выиграют страна и её население.


Второй вариант.

Партия коммунистов делегирует необходимое для избрания нового президента, предложенного либерально-демократической оппозицией, число голосов своих депутатов.
Общественности Молдовы коммунисты смогут очень легко объяснить, чем именно продиктовано такое решение: дескать, не хотим допустить нового опасного кризиса во власти, искренне переживаем за страну и народ, и т.д. и т.п.

Сразу же после этого голосования ПКРМ решительно переходит в жесткую оппозицию. Да, конечно, это не освободит отдельных членов Партии коммунистов от уголовного преследования за прежние противозаконные деяния, но тут уж, к сожалению, ничего не поделаешь. Это, в общем-то, неизбежная расплата за восемь лет их монопольного нахождения во власти, причём при любых вариантах, кроме, пожалуй, третьего.

Нахождение Партии коммунистов в оппозиции даст ей возможность не только переложить все проблемы кризиса экономики и социальной сферы на новую либерально-демократическую власть, но и сохранить единство своих рядов.

Возможно, ради этого ПКРМ придется слегка почистить свои собственные ряды, избавившись от тех, кто своим поведением в наибольшей степени компрометировал партию.

Но самое сложное, что необходимо будет сделать ПКРМ для того, чтобы устоять и выжить, это найти себе нового лидера. Дело это непростое, поскольку далеко не каждый представитель комэлиты захочет становиться во главе партии, находящейся в оппозиции. Пока, по слухам, наибольшие шансы претендовать на эту роль имеет явно засидевшийся на вторых ролях в партии Виктор Степанюк.

Третий вариант.

Этот вариант предусматривает договоренность между Партией коммунистов, с одной стороны, и либералами и демократами, с другой, о создании широкой «большой коалиции».
Опыт благополучного разрешения сложных политических ситуаций, подобных нынешней молдавской, такого сильного европейского государства с большими демократическими традициями, как ФРГ, убедительно показывает, что это, в общем и целом, вполне реальный и жизнеспособный вариант.
Надо иметь в виду, что, по большому счету, каких-то особо принципиальных и непреодолимых разногласий идейного характера между нынешними парламентскими партиями в Молдове в общем-то не существует.
К примеру, тот же Мариан Лупу ещё вчера числился коммунистом и горячо агитировал за ПКРМ, что отнюдь не помещало ему сегодня числиться уже в демократах.
Да и Дмитрий Дьяков, например, тоже входил в свое время в коалицию с коммунистами, а вот сегодня он уже в совсем другой коалиции – либерально-демократической.
Так что, было бы желание договориться у лидеров ПКРМ и партий либерально-демократической оппозиции, а всё остальное им в этом деле не помеха.
«Большая коалиция» могла бы объединить всю политическую элиту и гражданское общество Молдовы вокруг одной цели – созидательной работы по выводу страны из кризиса.
Но приходится констатировать, что у этой благотворной идеи есть серьёзные противники как среди либералов и демократов, так и среди коммунистов.
У некоторых из них, в основном людей догматического, консервативного склада мышления, её неприятие вызвано чисто идейными причинами, но их явное меньшинство. У других же это неприятие вызвано разного рода фобиями, а то и просто личными амбициями.
Плюсы этого варианта для коммунистов, прежде всего, в том, что он исключает начало «охоты на ведьм», способной окончательно расколоть молдавское общество и поставить страну на грань гражданской войны.
Выиграют от него, конечно, и либералы, так как объединение усилий всех парламентских партий даст реальную возможность достичь больших успехов как внутри Молдовы, так и в её взаимоотношениях с другими странами.
Следует признать, что во многом от решений самих коммунистов будет завесить, какой вариант может быть реализован.

Что же, будем ждать решения предстоящего пленума ЦК ПКРМ.

Часть вторая. Какой выбор предпочтут либералы?

Как бы там ни было, но молдавские либералы, представленные сегодня Либеральной партией Михая Гимпу – Дорина Киртоакэ, Либерально-демократической партией Владимира Филата и Альянсом «Наша Молдова» Серафима Урекяна, даже без примкнувшей к ним в составе «союза четырёх» Демократической партии Марианна Лупу, имеют право называть себя ведущей политической силой в новом парламенте в силу сложившейся в нём уникальной конфигурации.

После парламентских выборов 5-го апреля эти три партии доказали, что, несмотря на имеющиеся между ними всем известные противоречия, они всё-таки способны в критической ситуации договариваться друг с другом и могут (по крайней мере, пока) держать слово.

В то же время, большой ошибкой молдавских либералов, могущей уже вскоре привести к роковым для них последствиям, является то, что у них не хватило ни политической воли, ни желания их лидеров объединиться в одну партию.

Судя по всему, этого не случится, по крайне мере, и в ближайшей перспективе. И именно это может послужить детонатором нового взрыва неудовлетворённых вождистских амбиций их лидеров, привести к обострению конкуренции и межличностной вражды между ними и, как следствие, к расколу нынешнего либерального альянса.

Опасность этого раскола вполне реальна, так как у всех трёх либеральных партий имеются чрезмерно амбициозные руководители, жаждущие стать единоличными лидерами на правом политическом поле и сплотить вокруг себя все остальные политические силы правой и правоцентристской ориентации.

Сегодня, однако, наибольшие шансы реально претендовать на роль такого лидера сохраняются только у либерал-демократа Владимира Филата. Но это ещё вовсе не означает, что именно ему достанутся лавры победителя в борьбе с остальными либеральными вождями.

К несомненным плюсам Владимира Филата, как сравнительно молодого, но уже во многом преуспевшего политика, следует отнести его понимание того, что Молдове сегодня нужен такой общенациональный лидер, который сможет объединить вокруг себя не только всех правых и правоцентристов, но и, что особенно важно, левоцентристов.

Беда Филата лишь в том, что в условиях нынешнего радикального раскола молдавского общества на убеждённых «прокоммунистов» и не менее убеждённых «антикоммунистов», очень трудно, почти невозможно, найти понимание и поддержку одновременно и у тех, и у других.

Очень трудно убедить тех, кто восемь лет находился под влиянием коммунистического агитпропа, запугивающего молдавский народ «румынской угрозой», что Румыния не враг Молдове, а её ближайший сосед и потенциальный стратегический партнёр.

Трудно доказать этим людям, что дружба и широкое политическое, экономическое и гуманитарное партнерство Молдовы с Румынией отнюдь не означают объединение с этой страной.

Ещё труднее найти согласие и взаимопонимание между теми, кто видит будущее Молдовы только в составе ЕС, и теми, кто считает, что свет в молдавское окошко по-прежнему идёт только с Востока.

Всё это так, и всё это является прямым следствием множества объективных и субъективных причин, влиявших на политику Молдовы и сознание её населения последние восемь лет.

Но всё же, хочется верить, что Владимир Филат осознавая все риски и опасности, связанные с движением по этому пути, поймёт, что другого варианта нет. А потому придёт к единственно верному в нынешней ситуации решению – возьмёт на себя нелегкую, но чрезвычайно важную для будущего Молдовы роль лидера-объединителя.

Некоторые эксперты полагают, что определенные перспективы в этом плане имеются также и у вице-председателя Либеральной партии Дорина Киртоакэ. В то же время, его существенным минусом другие эксперты считают молодой возраст. Но это фактор из числа преходящих, и поэтому его не следует принимать во внимание.

В то же время, серьёзную озабоченность вызывает скандальная история с «горшочком молдавской земли», привезённым Киртоакэ в Бухарест для вручения в качестве символического подарка румынскому президенту Траяну Бэсеску. Пока не до конца ясно, что стоит за этим - ошибка молодости или же вполне осознанно избранный политический курс?

Ясно другое: если Дорин Киртоакэ серьезно думает о своем политическом будущем, то он должен ясно понимать (как, впрочем, и все другие молдавские политики, обретающиеся на праволиберальном фланге), что это будущее целиком и полностью зависит от его личного желания и способности работать в направлении сохранения, развития и укрепления молдавской независимой государственности. Все остальные пути неизбежно приведут его к политическому краху. Поэтому Дорину Киртоакэ не следует начинать свою карьеру в большой политике с политической торговли молдавской землёй «на вынос». Ему надо, прежде всего, научиться хранить и лелеять её здесь, у себя дома.

Что касается лидера Альянса «Наша Молдова» Серафима Урекяна, то, при всём уважении к его большому политическому опыту и былым заслугам, следует честно признать, что он уже прошёл пик своей партийной карьеры и теперь его политическая звезда клонится к закату.

Но свой немалый практический опыт управленца и известный профессионализм он мог бы вполне успешно реализовать на одном из высших постов в государстве. Хотелось бы надеяться, что он всё-таки получит такую возможность.

Каким может быть выбор дальнейших действий либеральных партий? Каким путём предпочтут повести их Гимпу, Филат и Урекян, чтобы выбраться из рокового «молдавского треугольника», грозящего сделать политический кризис в стране перманентным?

Для Либеральной партии Гимпу-Киртоакэ в этом плане всё более-менее ясно и понятно. Учитывая молодость быстро набирающего политический вес Дорина Киртоакэ, а также фактор мощного влияния на их политическое поведение извне, либералы, скорее всего, попытаются играть на перспективу.

А это означает, что они не будут готовы ни к каким компромиссам с коммунистами, даже если от этого пострадают национальные интересы всей Молдовы.

Гимпу и Киртоакэ полагают, что только такой курс будет выгоден для Либеральной партии сегодня, а завтра может обеспечить ей триумфальный (единоличный!) приход во власть. Всё это делает чрезвычайно трудным достижение согласия с ЛП для других либеральных партий, а созданный ими с Гимпу-Киртоакэ союз весьма хрупким и слишком подверженным внешнему влиянию.

Крайне сложная ситуация сегодня сложилась у Серафима Урекяна, партия которого на досрочных выборах 29 июля с.г. понесла тяжёлые потери в электоральной поддержке и получила всего 7 депутатских мандатов.

Поэтому Урекяну, чтобы получить один из высших постов во власти - президента или премьер-министра, приходится лихорадочно искать 8 недостающих голосов, которые «союзу четырёх» могут дать (если, конечно, захотят) только коммунисты. А раз это так, то «союзникам», воленс – неволенс, придётся пойти на некоторые компромиссы.

Серафим Урекян, прекрасно понимающий, что это его последний шанс прорваться в высшие структуры власти, как никто другой заинтересован в том, чтобы коммунисты отдали свои голоса за его кандидатуру, если её предложит парламенту «союз четырёх» ( ЛП+ ЛДПМ+ АНМ + ДПМ). Именно этими соображениями определяется линия поведения Урекяна и его партии в нынешнем переговорном процессе.

Но, пожалуй, самая сложная, поистине гамлетовская, ситуация сложилась сегодня у лидера ЛДПМ Владимира Филата. По результатам своей партии на досрочных выборах, да и по своим личным заслугам и качествам, он уже, фактически, стал неформальным лидером либерально-демократической коалиции в новом парламенте. Всё это налагает на Филата ответственность не только за свою партию, но и за судьбу всего «союза четырёх».

Исходя из этого, у большей части представителей экспертного сообщества Молдовы сложилось убеждение, что только Владимир Филат может (и должен!) создать и возглавить сильную и профессиональную команду в новом правительстве. Лучшего кандидата на должность премьер-министра у коалиции сегодня просто нет.

Но, в то же время, совершенно ясно и то, что крайне неустойчивое большинство в новом парламенте, созданное либерально-демократическим «союзом четырёх», делает именно эту должность одной из самых рисковых.

Владимир Филат не может не понимать, что, имея за спиной такого члена «союза четырёх», как фактического лидера ДПМ Дмитрия Дьякова, «пропустившего» на первое место в партии Марианна Луну по сугубо конъюнктурным соображениям, всегда готового к выгодным для себя лично компромиссам (граничащим с предательством), согласиться идти на эту должность может только политический камикадзе.

Отсюда именно проистекает желание Владимира Филата быть избранным председателем парламента. Именно эта должность в наибольшей мере даст ему политическую устойчивость и позволит сохранить свободу для политических маневров.

Что касается коалиции с коммунистами, то Владимиру Филату она, по большому счёту, не нужна. Однако, если сами коммунисты будут готовы отдать «союзу четырёх» недостающие голоса, причём безо всяких предварительных условий, то, безусловно, этот подарок Филатом будет принят.

У либеральных партий есть сегодня несколько вариантов дальнейшего поведения.

На первый взгляд, самым предпочтительным для них является сохранение коалиции с Демократической партией и – в случае отказа ПКРМ поддержать своими голосами избрание нового президента - курс на новые выборы в апреле 2010 года.

Имея относительное большинство в парламенте, позволяющее им взять под свой контроль Генеральную прокуратуру и СИБ, они сумеют за этот период так скомпрометировать коммунистов, что на новых выборах те вообще получат не больше 20 процентов.

Но, будем реалистами, еще несколько месяцев ожесточенной борьбы и безвластия катящаяся под откос экономика Молдовы может просто не выдержать. Поэтому успех либералов на новых выборах станет для них «пирровой победой».

Более перспективным представляется вариант договоренности либералов с коммунистами и нахождение разумного компромисса по кандидатуре нового президента Молдовы.

Возможно, ради этих договоренностей либералам надо будет пойти на предоставления гарантий личной безопасности Владимиру Воронину и освобождение его и членов его семьи от судебных преследований.

Думается, в нынешней ситуации это не такая уж большая цена за сохранение стабильности и создание возможностей для вывода Молдовы из кризиса.

Что касается создания широкой «большой коалиции» с участием коммунистов, то, возможно, это был бы идеальный вариант, свидетельствующий о торжестве идей демократии в Молдове. Но, увы, судя по всему, новая либерально-демократическая коалиция на него никогда не пойдет.

Часть третья. Демократическая партия перед выбором.

Самую большую опасность для Мариана Лупу создаёт его нетерпеливое желание получить «всё и сразу», причём «по высшему разряду».


Новый лидер входящей сегодня в либерально-демократическую коалицию Демократической партии (ДПМ) Мариан Лупу, судя по его высказываниям в последнее время, явно уверен в том, что возглавляемая им партия, наряду с ПКРМ и тремя либеральными партиями – ЛП, ЛДПМ и АНМ, играет ключевую роль особой, так называемой, «третьей силы» в сформировавшемся после досрочных парламентских выборов 29 июля с.г. «молдавском политическом треугольнике», из которого и должна родиться новая молдавская власть.

Думается, однако, что Мариан Лупу серьёзно заблуждается. Да, возглавляемая им левоцентристская Демпартия, действительно, некоторое – очень короткое! - время входила в послевыборный «молдавский политический треугольник». И хотя мы её сохранили в этом «треугольнике» в наших обзорах, на самом месте ДПМ уже тут нет.

Сегодня она уже больше не имеет «своего собственного политического угла», так как не является той самой «третьей политической силой», о которой говорит Лупу, могущей сыграть решающую роль в определении персонального состава и политического лица новой власти в стране, так как связала свою судьбу с претендующей стать правящей правой коалицией, в которой первую скрипку играют либеральные партии - ЛДПМ, ЛП и АНМ.

Да и сам «политический треугольник», утратив «третий угол» в лице ДПМ, тут же изменил свою конфигурацию, сплющившись и вытянувшись в жёсткую и прямую, как клинок шпаги, линию, на одном конце которой сейчас находится левая ПКРМ со своими 48 депутатскими мандатами, а на другом – все остальные, то есть, правый «союз четырёх» (правоцентристские ЛДПМ, ЛП, АНМ, имеющие 40 мандатов, и примкнувшая к ним левоцентристская ДПМ со своими 13 мандатами), имеющий 53 места в новом парламенте.

Есть все основания считать, что фактическое разрушение «молдавского политического треугольника», на которое многими экспертами возлагались большие надежды в плане выработки формулы политического компромисса, позволяющего избежать нового парламентского кризиса и, соответственно, новых досрочных парламентских выборов, стало главной политической ошибкой молодого и, судя по всему, пока неопытного лидера ДПМ Мариана Лупу.

Причём, ошибка его вовсе не в том, что левоцентристская Демпартия связала свою судьбу с правыми либеральными партиями. Другого выхода у него, по существу, просто не было.

Просчет Марианна Лупу заключается в том, как неверно и недальновидно всё это было сделано в тактическом плане, а также в том, насколько неверно были оценены им перспективы ДПМ в плане стратегическом.

Вместо того, чтобы, благоразумно и вполне оправданно в сложившейся после 29 июля ситуации, сделать политическую паузу и спокойно дождаться, когда три правые партии – ЛДПМ, ЛП и АНМ, создадут «коалицию трёх», а уж затем, на правах ключевой «третьей политической силы», от позиции которой зависят и левые (ПКРМ), и правые (союз трёх либеральных партий), начинать вести переговоры «на равных» с представителями ПКРМ и правой либеральной коалиции, левоцентристская Демпартия, по решению Мариана Лупу, безоговорочно примкнула к либералам и стала, таким образом, участницей правого «союза четырёх», невзирая даже на принципиальные различия в важнейших программных положениях ДПМ и либералов, в том числе об отношении к России, СНГ, ЕС и НАТО, озвученных накануне выборов.

Если, в первом случае, она, действительно, имела реальные шансы стать влиятельной «третьей силой», имеющей в своём политическом портфеле те самые заветные «золотые акции», которые в нынешней ситуации дороже целого «контрольного пакета», то теперь она всего лишь далеко не самый влиятельный член правой коалиции.

Впрочем, кое-какие политические перспективы у Демпартии всё ещё сохраняются. Однако, будут ли они реализованы, зависит, в первую очередь, от того, как будет себя вести в дальнейшем нынешний лидер партии Мариан Лупу.

Успех или окончательный провал Демпартии в очень большой степени зависят от того, сумеет ли Мариан Лупу проявить себя как успешный политический менеджер, способный и желающий действовать самостоятельно, в соответствии с объективными требованиями ситуации, либо же продолжит, подчиняясь влиянию извне.

Самую большую опасность для Мариана Лупу создаёт его нетерпеливое желание получить «всё и сразу», причём «по высшему разряду». Ему следовало бы всё-таки быть поскромнее, отказаться от иллюзий и трезво осознать, что право на это он пока ещё не заслужил. Фактически, всем, чего он достиг к настоящему моменту, он обязан влиянию, помощи и содействию других людей, причём, как в покинутой им Партии коммунистов, которая сделала его в 2005 году спикером парламента, так и в принявшей его сегодня Демпартии.

Да, бесспорно, Мариан Лупу молод, красив, умен, образован, усвоил нормы европейского этикета, умеет обаять собеседника, выигрышно контрастирует с провинциальным обликом большинства других молдавских политиков. Это общеизвестно и делает ему честь.

Но не менее бесспорно и то, что весь этот внешний лоск и блеск Мариана Лупу не может быть для него пропуском-«вездеходом» на высшие должности в стране. Политику, который претендует на их занятие, намного важнее иметь твёрдый характер, железную волю, он непременно должен обладать большим терпением и, наконец, харизмой.

Молдавская общественность пока не имела возможности узнать, имеются ли все эти качества у Мариана Лупу, поскольку ей он известен, по большому счёту, только как некий привлекательный плакатно-рекламный образ, созданный вначале пиарщиками ПКРМ, а потом Демпартии. Каков он в действительности, пока остаётся для многих в Молдове загадкой.

Более того, скоропалительное решение нового лидера ДПМ о присоединении к правому «союзу трёх» уже породило первые сомнения в том, что «настоящий» Лупу идентичен «плакатному». А это чревато для него утратой доверия тех граждан, благодаря поддержке которых 29 июля с.г. Демпартия смогла попасть в парламент.

Многие эксперты считают, что для Мариана Лупу самым лучшим вариантом политического поведения после досрочных выборов был бы отказ от борьбы за высшие должности в государстве.

Намного более перспективно было бы для него решение, возглавить фракцию ДПМ в парламенте, которая в этом случая смогла бы реально сыграть ключевую роль «третьей политической силы», и начать подготовку к местным выборам, которые должны будут состояться в 2011 году.

Через два года Мариан Лупу, набравшись опыта и усилив свой политический вес, мог бы баллотироваться на пост мэра Кишинева и уверенно выиграть эти выборы.

Самостоятельно добившись победы и затем, поработав мэром молдавской столицы, Мариан Лупу имел бы все возможности для того, чтобы проявить себя как самостоятельный политик, способный стать общенациональным лидером.

Учитывая сравнительно молодой возраст Мариана Лупу, это был бы наилучший вариант для его превращения из молодого политика, каковым он сегодня является, в подлинного «зубра» молдавской политической сцены.

Впрочем, есть основания полагать, что такой вариант может не устроить основателя и фактического лидера Демпартии Дмитрия Дьякова. Для него лично наилучшим выходом было бы поскорее «пристроить» Мариана Лупу на один из высших постов в государстве, а самому возглавить парламентскую фракцию ДПМ и, фактически, вернуть не только своё прежнее влияние, но и ситуацию в партии «на круги своя».

Учитывая давние связи Дмитрия Дьякова с коммунистами, он мог бы, наконец-то, реализовать свою «хрустальную мечту», уютно почивать в мягком депутатском кресле и четыре последующих года «собирать клубничку». Чем не райская жизнь для увядающего политика?

Учитывая эти желания Дмитрия Дьякова, которые ни для кого не являются секретом, вполне можно ждать от него любых «сюрпризов». В том числе и тайных договоренностей (за спиной Лупу и лидеров ЛДПМ, ЛП и АНМ) со своими старинными друзьями - коммунистами, вследствие чего коммунисты получат четыре голоса депутатов-демократов, необходимых им для избрания своего лидера Владимира Воронина председателем парламента.

Предположение, на первый взгляд, почти фантастическое, но надо знать, кто такой Дьяков и на что он способен в ситуации, когда есть возможность что-то «срубить» для своей собственной пользы.

Подводя итог сказанному выше, следует признать, что, по большому счёту, у Демократической партии не так уж и много более-менее выигрышных для неё вариантов возможного поведения.

Она может решить работать на перспективу, чтобы доказать, что способна стать одной из ведущих политических сил Молдовы, а её лидер Мариан Лупу достоин высших постов в стране.

Она может пойти и по чисто «дьяковскому пути», то есть, заняться плетением политических интриг, устройством закулисных «рокировок» и тайных договоренностей, а то и откровенного предательства.

Как оно всё будет, пока далеко не ясно. Но время не ждёт. Самая пора, чтобы Мариан Лупу и возглавляемая им Демпартия сделали свой выбор. Если, конечно, выбор Лупу, действительно, может стать и выбором Демпартии.

Думается, что «ларчик с секретом» откроется уже на первом заседании нового парламента. И очень не хотелось бы, чтобы извлечённая из него «тайна», ореолом которой сегодня всё ещё окружены Лупу и его ДПМ, оказалась на поверку всё той же самой, затёртой от частого употребления, «козырной картой»… в рукаве у Дмитрия Дьякова.

Специально для ava.md

Обсудить