Новая власть и национальные меньшинства.Грозят ли Молдове языковые и памятниковые войны?

Русскоязычные граждане Молдовы готовы к диалогу и сотрудничеству с политическими партиями, уважающих их права и понимающих их проблемы


В свете самых последних изменений в политической жизни Молдовы, снова актуальной становится проблема межэтнических отношений в стране. Понимая это, ведущие представители либерально-демократического парламентского большинства поспешили выступить в местных и иностранных СМИ с разъяснениями своей позиции относительно соблюдения прав русскоязычных граждан Молдовы.

Так, например, председатель Либерально-демократической партии (ЛДПМ) Владимир Филат в интервью Интернет-сайту «Press-обозрение» заявил, что приложит все усилия к тому, «чтобы не способствовать формированию языковых резерваций», будет «поддерживать развитие и сохранение государственного языка, одновременно способствуя развитию языков и культуры национальных меньшинств».

В то же время, в интервью этому электронному СМИ председатель Либеральной партии (ЛП) Михай Гимпу вообще отказался от каких-либо комментариев относительно положения национальных меньшинств в Молдове, списав все разговоры о межэтнических проблемах в стране исключительно на «коммунистическую пропаганду».
( http://press.try.md/view.php?id=106486&iddb=Main ).

Вице-председатель Либеральной партии Дорин Киртоакэ (он же примар Кишинёва) в своем интервью Информационному агенству Info-Prim Neo многозначительно заявил, что уже «расставил все точки над «i» в вопросе о языковой политике либералов».
Его речь пестрит заявлениями о «национальном консенсусе», о «коммунистах-провокаторах», а также о соблюдении прав национальных меньшинств.
( http://www.moldovanova.md/ru/comments/show/289/ )

Как я отмечал уже ранее, официальные сайты ЛДПМ и ЛП работают только на языке титульного большинства. Более того, официальный сайт примэрии Кишинева, которую возглавляет либерал Дорин Киртоакэ, также поддерживается лишь на одном – государственном - языке.

В программах Либеральной и Либерально-демократической партий не содержится каких-либо конкретных предложений относительно защиты и поддержки языков национальных меньшинств. Ни один из лидеров либералов ни разу четко и ясно не объяснил, как он и его партия намерены решить языковый вопрос - согласно европейским нормативам (принцип 20%), или же европейской Хартии о языках меньшинств? В этой связи все пропагандистские заявления молдавских либералов о намерении «способствовать развитию языков национальных меньшинств» являются пустым звуком.

Следует отметить, что в ходе горячих дискуссий при обсуждении языкового вопроса в Молдове как-то незаметно отошёл на второй план такой важный вопрос, как отношение к памятникам. А, между тем, этот вопрос с повестки дня снимать преждевременно, так как охотников развязать «войну с памятниками» имеется немало.

Помнится, например, что накануне парламентских выборов пламенная национал-либералка Виталия Павличенко ополчилась на памятник Александру Пушкину, на Меморальный комплекс в честь воинов – участников Ясско-Кишиневской операции по освобождению Молдовы от германско-румынских оккупантов, а также на памятник советским воинам-освободителям возле Академии наук РМ.

Из тех же либеральных кругов раздавались требования демонтировать памятник Григорию Котовскому возле гостиницы «Космос» в Кишиневе, а Муниципальный совет Кишинева, в бытность его председателем либерала Михая Гимпу, проголосовал за демонтаж памятника Героям-комсомольцам на бульваре Возрождения, приняв решение выделить немалые средства на сооружение здесь нового монумента, в большей степени соответствующего «принципам либерального, свободного и демократического государства».

А ведь памятник Александру Сергеевичу Пушкину - это вообще самый старый из всех памятников Кишинева (1885 год), кроме того, Кишинев - это второй в мире город после Москвы, где был установлен памятник великому русскому поэту.

Учитывая ранее высказанные лидерами либералов намерения относительно не устраивающих их памятников прежних эпох, нельзя исключать, что новая либерально-демократическая власть в Молдове, закрепившись на местах, не заявит о «несоответствии румынской сущности Бесарабии» воинского Мемориального кладбища, настенной стеллы в честь Льва Толстого, Мемориала Победы.

Судя по всему, желание продолжить «мраморную охоту» уже снова проснулось в душах и сердцах поутихших было – из чисто тактических соображений – в период парламентских выборов «борцов с тоталитарным прошлым». Недавняя публикация статьи, осуждающей установку мемориального советского танка Т-34 в честь победы Красной Армии в Ясско-Кишиневской операции 1944 года, в газете «Timpul», всецело поддерживающей политику ЛП и ЛДПМ, тому красноречивый пример.

Представители молдавских либеральных партий, прибирающих сегодня власть в Молдове к своим рукам, никогда и никак не комментировали официально призывы своих соратников и единомышленников, требующих «очистить Бесарабию от материальных следов советского тоталитаризма и русского империализма». Если же их прямо спрашивали представители независимых СМИ о том, как они относятся к этим призывам, они неизменно уходили от прямого ответа, отделывались невнятными репликами.

В то же время, неофициально, они всегда выступали за пересмотр не устраивающих их итогов Второй мировой войны, демонстрировали своё негативное отношение к празднованию 9 Мая - Дня победы, требовали снизить его масштабность, считали необходимым перенести этот праздник на 8 Мая, в соответствии с западной традицией, переименовав его в «День Европы», а говоря об исторической роли Ясско-Кишиневской операции августа 1944 года, принимали траурный вид и называли её не иначе, как «началом советской оккупации Бесарабии».

Все поголовно молдавские либеральные СМИ, все либеральные партии Молдовы, а также подпавшая под власть либерала Дорина Киртоакэ примэрия Кишинева не только уравнивают советских ветеранов войны и воинов румынской королевской армии, именуя и тех, и других «ветеранами Второй мировой войны», но и усердно создают некий драматический и героический ореол только вокруг бывших солдат Румынской Королевской армии.

При этом такие неудобные для молдавских либералов факты, как участие Румынии в течение трёх лет в войне против СССР на стороне гитлеровской Германии, её причастность к преступлениям против человечности, к созданию концлагерей для еврейского населения, к массовым казням и депортациям, трактуются ими как «вынужденные действия Бухареста» в исключительно безвыходной для него ситуации, обусловленной нахождением Румынии «меж двух огней», тяжелым внутренним положением и т.д.

В то же самое время известный Пакт Риббентропа-Молотова 1939 года расценивается молдавскими либералами не иначе, как «дьявольский сговор Сталина с Гитлером» с целью отрыва Советским Союзом от «матери-родины Румынии» и порабощения Бессарабии.

Красной нитью через все речи молдавских либералов, касающиеся внешнеполитических аспектов, проходит их категорическое неприятие и абсолютное осуждение любых действий России на мировой арене, будь то вопросы интеграции в рамках СНГ, создание ЕврАзЭС, строительство транзитных нефте- и газопроводов или освоение Арктического шельфа.
Например, недавно на Интернет-сайте газеты «Timpul» появилась статья Антона Догару под заголовком «7-го Августа исполняется год со дня агрессии России против Грузии»
( http://www.timpul.md/article/2009/08/13/3582 ).
Основной посыл этой статьи - осуждение «империалистического агрессора» - России, вторгнувшегося в «несчастную демократическую Грузию», возмущение «кровожадным тандемом Путина-Медведева», а также советы новой молдавской власти брать во всём, в том числе в отношении к России, пример с Прибалтики, чью безопасность обеспечивает сегодня «щит НАТО».

Оставим на совести автора его превратное суждение относительно истинных инициаторов этого конфликта, которых однозначно определили даже в Сенате США, а также его слишком воинственный тон, которого сегодня избегают все серьезные зарубежные эксперты, говоря об этом конфликте.

Но совершенно непростительно господину Догару, что он, садясь за написание статьи, так и не удосужился хотя бы мельком пробежаться по хронологической сводке описываемых им событий, а потому постоянно грешит относительно их последовательности и причин. Например, он утверждает, что «вторжение России в Грузию» произошло 8 августа, но ни словом не упоминает о том, что творилось в Южной Осетии 7 августа. Хотя, конечно, не составляет труда понять, почему именно господин Догару посчитал лишним не упоминать об этом.

В ведущих европейских странах знание английского языка на улице, в магазинах, в бизнес-контактах избавляет от необходимости знать региональный язык. Отношение к английскому максимально лояльное и максимально приветствуется, и это при том, что на территории этих стран не проживают коренные англоязычные диаспоры. В Румынии английский язык стремительно вытесняет традиоционный французский как второй язык. В Восточном же мире, к которому изначально относится Молдова, такую роль всегда выполнял и продолжает выполнять русский язык.

Но в Молдове сегодня латинская, западная часть общества, в силу своей сплоченности и организованности, а также упорства и настойчивости в достижении своих целей, всё заметнее берет верх над восточной. У латинистов, западников наготове удобные идеологические обоснования своего курса, которые объясняют необходимость совершенно иных идейных, исторических, геополитических, философских ориентиров для будущего Молдовы.


Бесспорно, что все национальные меньшинства в Молдове - гагаузы, украинцы, русские, болгары, евреи, греки, поляки, армяне, по большому счету, русскоязычные. Это факт. Это, конечно, не значит, что все они считают себя русскими и отказываются от своей идентичности. Отнюдь. Но русский язык, как средство выхода в русскоязычное информационное поле, средство получения образования и средство общения друг с другом, всем им гораздо ближе, чем румынский (молдавский).

Поляки и болгары - это славяне, чьи языки гораздо ближе к русскому, чем к государственному. Болгары, кроме того, используют в письме кириллицу. Между греками, армянами и русскими никогда не было конфликтов, эти страны объединяют религия и история. А некоторые евреи, по меткому выражению одного сатирика, « в большей степени русские, чем сами русские».

Примечательно, что либеральные СМИ сейчас пытаются разыграть в качестве своей козырной карты явные и мнимые противоречия между национальными меньшинствами, сталкивая между собой гагаузов и Россию, украинцев и русских, болгар и русских, евреев и всех остальных. Как говорил гениальный римский стратег, «Divide et impera».

Русскоязычная часть Молдовы, в подавляющем своем большинстве, психологически принадлежит к восточному миру, и поэтому разделяет, помимо стремления к использованию русского языка, иные его непреходящие ценности. Именно поэтому русскоязычная часть Молдовы искренне сочувствует Приднестровью. В Приднестровье она видит не «вечного президента» Игоря Смирнова или монополиста-торгаша «Шерифа», а, прежде всего, близких по языку и мировоззрению людей, решивших защитить своё право на жизнь по своим правилам в период разгула в Молдове русофобии, национализма и унионизма, видят русский язык с его официальным статусом, видят стратегический курс на дружбу с Россией.

Вполне понятно, что заявления молдавских властей (и демократических, и коммунистических) о криминальной истории возникновения Приднестровского – фактически независимого от воли Кишинева - анклава и его власти, о желательности силового решения приднестровской проблемы, в среде русскоязычного населения Молдовы поддержки не находят.

Любая партия, рассчитывающая на поддержку русскоязычного меньшинства, но декларирующая в качестве своего приоритета присоединение Молдовы к НАТО, обречена на провал. Партии осуждающие любые действия России, не могут рассчитывать на поддержку русскоязычного меньшинства. Партии, фанатично требующие осуждения всего, связанного с советским периодом в истории Молдовы, переоценки итогов Второй Мировой войны, не можгут рассчитывать на поддержку русскоязычных граждан.

Почему ПКРМ всегда пользовалась и продолжает пользоваться поддержкой представителей национальных меньшинств Молдовы? Считать, что все они разделяет коммунистическую или социалистическую идеологию, преклоняются перед авторитетом Владимира Воронина, совершенно неверно.

Несмотря на то, что коммунисты-воронинцы так и не выполнили своих обещаний относительно придания русскому языку статуса государственного и вхождения Молдовы в Союз Белоруссии и России, несмотря на их открытую враждебность по отношению к России в 2005 году, несмотря на их явную неспособность разрешить проблему Приднестровья, русскоязычные граждане голосуют за ПКРМ потому, что это единственная из всех жизнеспособных партий Молдовы, которая переводит свои информационные материалы на русский язык, в равной мере использует на своих заседаниях как молдавский, так и русский язык; которая не имеет в своей программе пункта об интеграции Молдовы в НАТО; которая не требует снижения уровня отношений с Россией со «стратегического партнерства» до «прагматических»; которая не требует выхода Молдовы из СНГ.

Но тупиковая «политика полумер» внутри страны и на международной арене, проводимая в течение восьми лет нахождения у власти командой Воронина, подкосила силы ПКРМ, ослабила её влияние в молдавском обществе, к ней настороженно стали относиться другие страны, включая и Россию.

Нынешняя попытка ПКРМ, не имеющей внятной идеологии, последовательной внешней политики, стать партией национальных меньшинств, выглядит слишком запоздалой, слишком половинчатой.

Не находят пока национальные меньшинства и общего языка с либерально-демократическими партиями.

Трудно сказать, чем руководствуются молдавские либералы и демократы, строя свои взаимоотношения с русскоязычными согражданами на субъективных посылках, слишком далеких от действительности. Ясно лишь одно – ущербный во всех отношениях курс либералов в вопросах межэтнических отношений в Молдове рано или чуть позже сослужит им очень плохую службу.

Пример Литвы, Латвии и Эстонии, где национальный экстремизм и нетерпимость к русскоязычным вылились в девяностые годы прошлого века в языковые и «памятниковые» войны, а сегодня, когда националистическая эйфория пошла на спад и народ увидел, каким политическим и экономическим ущербом она обернулась, русскоязычные граждане вновь шаг за шагом отвоёвывают свои права, в этом отношении особенно показателен. Кстати, недавно мэром Риги стал русский по национальности Нил Ушаков, хотя против него боролись кандидаты от националистических партий.

Очень хотелось бы, чтобы молдавские либералы учли опыт своих прибалтийских коллег и не повторили бы их ошибок.

Русскоязычные граждане Молдовы готовы к диалогу и сотрудничеству с политическими партиями, уважающих их права и понимающих их проблемы.

Специально для ava.md

Обсудить