Иван Грек: Слово об ученом, политике, гражданине

25 августа в Комрате состоялась презентация недавно изданной книги Василия Николаевича Стати, известного лингвиста, историка, политика и борца за молдавскую этническую, культурную и политическую идентичность. Книга названа им «Молдаване». На презентации выступил И. Ф. Грек не как историк, политик и политолог, а как гражданин Республики Молдова. Ниже приводим текст его выступления.

Уважаемые присутствующие!

Хочу, прежде всего, сказать об одной неочевидной вещи, о параллели, связывающей одной общей, но невидимой нитью Василия Николаевича и гагаузов Молдовы. Основанием для появления этой нити стали события 20- летней давности, когда прежняя связующая нить была разорвана, а новую связывали не мы, молдаване, русские, украинцы, гагаузы, болгары и этнические представители других наций и народностей нашей республики, а другие. За нас это делали те, кто внутри Молдовы и за ее пределами решали, когда и как нашему государству присоединиться к другому.

Но проявилась эта новая связующая нить между нашим именинником и гагаузами чуть позже, примерно в 1991–1992 гг., когда вопрос о государственности Республики Молдова стал ребром, когда одни с нетерпением ожидали, когда с ней будет покончено, а другие делали все возможное, чтобы отдалить это время или, по крайней мере, чтобы избежать этой участи. Я говорю о территориальной дезинтеграции Молдовы, которую объективно можно оценить так: она сорвала план ускоренного объединения с Румынией, и в этом ее положительное значение, но и не привела к созданию такой модели государственности Молдовы, которая раз и навсегда сняла бы вопрос об унии с повестки дня.

Так вот, именно в то время, гагаузы с одного конца, а Василий Николаевич Стати – с другого, начали борьбу за суверенную и независимую Молдову. Гагаузы тогда боролись за свою автономию в составе Республики Молдова. При этом заявляли, что в случае принятия политического решения об объединении с Румынией они имеют право на внешнее самоопределение, что означает создание собственной государственности вне пределов новой Великой Румынии.

И тогда же Василий Николаевич, который никак не сговаривался с гагаузами, и который не всегда их понимал, взялся за неимоверно тяжелый труд, чтобы доказать всем и вся, что Республика Молдова, как государство, имеет многовековую историю – вот в этом году, как-никак 650 лет со дня основания Молдавского княжества. Первая его такая книга вышла в 1994 г. и с тех пор таких его монографий вышло около десяти. И еще не вечер.

В борьбе за молдавскую государственность Гагаузия и Василий Николаевич Стати шли параллельными курсами, не отрываясь от своих идентичных корней, не поступаясь национальными принципами, но ища способ их совмещения как гарантию совместного выживания. Гагаузы свою часть прошли в 1994 г., когда получили особый правовой статус в границах суверенной и независимой Молдовы. А Василий Николаевич Стати все еще продолжает свой нелегкий путь, который я хотел бы сравнить с той дорогой, которую прошел Моисей, спасая людей от неминуемой гибели в пустыне. И конца этой дороги еще не видно.

Но параллельные курсы, если есть общая цель, рано или поздно пересекаются. Когда это пересечение приводит к их слиянию, тогда возникает общий путь развития, а когда пересечение интересов имеет временный характер, оно обязательно должно быть позитивным и эффективным. Так было в декабре 1994 г., когда депутат парламента Республики Молдова Василий Николаевич Стати поддержал и голосовал за Гагауз-Ери. Так произошло и в 2009 г., в год 650-летия молдавской государственности и 15-летия гагаузской автономии в составе Республики Молдова, когда Комрат посчитал своим долгом оказать финансовую поддержку бывшему депутату Стати издать очередную его монографию «Молдаване». И одно, и другое – это не случайность, не прихоть, а объективная закономерность. И она обусловлена не только сегодняшним общим желанием сохранить нашу страну и себя в ней, но и исторически.

И вот здесь разрешите мне вспомнить о своей профессии историка, но не в связи с книгой, а по поводу того, что мы очень плохо знаем свое прошлое, многие из нас утратили историческую память о своих предках. И кое-то из наших с Василием Николаевичем Стати собратьев-политиков, политологов и историков, пользуется этим, чтобы поссорить гагаузов с болгарами, а гагаузов и болгар – с молдаванами.

В этом смысле особенно не повезло гагаузам Бессарабии, ныне это гагаузы Молдовы и Украины. Когда заходит речь о бегстве их предков из болгарских земель, то, как правило, пишут об их переселении из-за Дуная прямо в Буджак. Но мало кто знает, сколько этих волн эмиграций было, когда они имели место, и как это происходило? Так вот, первая волна эмиграции из-за Дуная в Молдавское княжество, в том числе и в его Пруто-Днестровской части, началась еще до русско-турецкой войны 1768–1774 гг. и продолжалась и после этой войны. И, что самое важное, беженцы из-за Дуная не создавали здесь свои селения, а подселялись в молдавских селах. В том числе и в Припрутской зоне, северо-восточнее Буджака. На территории Молдавского княжества они прожили примерно 50 лет, и только в 1814–1818 гг. самовольно переселились в Буджак с помещичьих имений И. Бальша и поместий других молдавских помещиков. Вместе с ними бежали и молдавские крестьяне. То есть, одна часть болгар и гагаузов, – их было около 2000 семей, – проживала вместе с молдаванами в их селах на территории Молдавского княжества с последней трети XVIII века.

Но, что уж совсем интересно, так это то, что среди этой первой волны переселенцев из-за Дуная, а также и следующей эмиграции 1806–1812 гг. встречаются беженцы по имени Стати и фамилии Стати! «Стат сын Янчу» переселился из имения Орак в Чадыр-Лунгу, а «Стати Коля и Статий Пенин» переселились из Чумая в Каракурт. Когда я обнаружил это в архивных документах, я тут же позвонил Василию Николаевичу и спросил его, что он знает о своих родословных корнях и о происхождении своей фамилии. Он честно признался, что мало что знает, но, тем не менее, сказал, что в происхождении фамилии Стати есть что-то греческое. Так, может быть, эти параллели, о которых я говорил выше, тянутся еще с Балкан?

Я обратился к этому примеру из истории, чтобы подчеркнуть следующую истину. Мы теперь такие, какие есть. Мы имеем право определять свою идентичность так, как каждый сам себя ощущает – гагаузом, молдаванином, болгарином. Но если каждый из сидящих в этом зале копнется в свою родословную, то он может обнаружить, что он считает себя болгарином, гагаузом, молдаванином, а корни его совсем другие. Поэтому, мы все «свои», а не «чужие». Поэтому, мы и поступаем как «свои», а не как «чужие». Поэтому-то ничего удивительного нет в том, что гагаузы помогают молдаванину издать его книгу «Молдаване», а молдаванин Стати голосует за гагаузскую автономию.

Незнание истории своей Родины, отсутствие у нас исторической памяти приводит к утрате нашей духовности, которая – так случилось – сформировалась у нас не на моноэтнической, а полиэтническом фундаменте. Наша духовность – специфична, она сохранила свои особенности в российско/советский период истории нашей республики, она может самовоспроизводиться и на фундаменте суверенной и независимой Молдовы, но она не может сохраниться в границах румынского унитарного этнического, культурного и политического пространства. Об этом свидетельствует вся история румынского государства и этнополитическая история румынской нации.

Книга Василия Николаевича Стати, при всем том, что она посвящена рассмотрению этногенеза молдаван, истории молдавского государства, молдавскому языку и культуре молдавского народа, в то же время освещает специфику исторического развития молдавского народа и его государства, которые с момента зарождения и по сей день находились и постоянно находятся в многовекторных связях и контактах с тюркоязычным и славянским миром. Мы в данном случае говорим о таких связях и контактах, которые благотворно влияли на становление и развитие молдавского этноса, его культуры и его государственности. И православие и славянская азбука Кирилла и Мефодия, и выдающиеся иерархи молдавской церкви, один из которых стал родоначальником молдавской литературы (Григорий Цамблак) и многое другое шло в Молдавском княжестве из болгарских земель.

Что касается тюркского мира, то и он присутствует в книге Василия Николаевича. Это и Кумания и куманы на карпато-балканском пространстве. Это и мировая величина Дмитрий Кантемир. Василий Николаевич говорит о нем только как о Молдавском политическом деятеле и выдающемся молдавском ученом, но есть версия, что его фамилия произошла от хан Тимур и он – потомок знаменитого завоевателя Средней Азии хана Тимура. Наконец, автор посвятил целый параграф своей книги вкладу гагаузов в истории молдавского народа, в частности, в разработке Михаилом Чакиром вопросов молдавской письменности, ее грамматики и о его деятельности на поприще просвещении молдавского народа.

А теперь позвольте мне перейти на другую волну, на волну раздумий и тревог, вызванных у меня прочтением этой, безусловно, интересной книги, увлекательно написанной, поражающей нас своей бескомпромиссностью по отношению ко всем тем ученым и политикам, кто покушается на молдавскую идентичность и молдавскую государственность.

Уважаемый Василий Николаевич! Вы нас, гагаузов, болгар, других не молдаван Молдовы убедили, – и не только этой книгой, но и всей Вашей прежней политической, научной и издательской деятельностью, – в том, что молдавская нация, как самостоятельный этнос в латинском мире Юго-Восточной Европы, и молдавская государственность, как политическая идентичность молдавской нации – это объективная историческая реальность, 650-летие которой мы отмечаем в этом году.

Мы готовы и впредь всеми доступными нам средствами отстаивать политический суверенитет Республики Молдова – нашего общего дома. Неустроенного, внутренне убогого по бедноте его обитателей. С аварийными трещинами в его стенах его несущей конструкции. С отчаявшейся достичь в нем хотя бы какого-то благополучия и мирной жизни полиэтнической семьей. Но нашего с Вами дома. Однако мы в недоумении. Почему так получается, что политическое руководство Молдовы, которое должно было бы дорожить ее суверенностью, провозглашать государственную идентичность страны в качестве объединительной идеи народа Молдовы, всячески поддерживать и помогать идеологам молдавской нации и молдавской государственности не делает этого?

Великий Шукшин спрашивал: что с нами происходит? А я хочу, не соревнуясь с ним в великости, спросить Вас, себя, всех здесь присутствующих: что с нами будет? Если я знаю, как себя поведут «в случае чего» гагаузы и болгары на юге Молдовы, то я не знаю, как себя поведут многие молдаване, когда это «в случае чего» может иметь место. История – это хорошо, правильно, необходимо, без нее мы никто. Но этого недостаточно. Если история предков молдаван не доходит до тех, кому она предназначена, если политическая система государства препятствует восприятию этим народом своей истории, если государственные мужи игнорируют национальную интеллигенцию, без которой нет национальной идеологии, а без нее не может сохраниться сама нация и ее государственность, если все это имеет место в сегодняшней политической жизни Молдовы, то каковы перспективы политической идентичности Пруто-Днестровского пространства и народа, живущего на этом пространстве? История молдаван имеет прекрасное прошлое, которым мы, ее нынешние граждане, должны гордиться. Она имеет и свое настоящее, за которое мы боремся. Но она должна иметь и будущее. И это будущее в очень большой степени зависит от этнической мобильности государствообразующего молдавского большинства. В противном случае мы оказываемся в безысходном положении.

Я не задаю эти вопросы, не имея на то оснований. И могу их задать только Василию Николаевичу и только ему объяснить, почему их задаю.

Обратимся к переписи населения 2004 г. на правом берегу Днестра, данными которой автор завершает свою монографию «Молдаване». Не ставя под сомнение сам подход Василия Николаевича к данным этой переписи относительно этнической численности молдаван и их языковой идентичности, я все же хочу обратить внимание на другие цифры, которые вызывают поставленные выше вопросы.

При сокращении общей численности молдаван по сравнению с последними переписями советских времен, выросла общая численность тех, кто причислил себя к гражданам Молдовы румынского происхождения. Всего-то их 76 тыс., но, тем не менее, эта цифра фиксирует процесс роста, а не сокращения по сравнению с предыдущими переписями. Эта цифра попала во внимание тех, кто занимается проблемами молдавско-румынских отношений как доказательство того, что очень незначительная часть населения страны записалась румынами.

Но в переписи 2004 г. есть еще одна цифра, которая замалчивается. При 76 тыс. румын более 500 тыс. лиц молдавской нации признали родным языком румынский язык. Я единственный среди политологов, который несколько раз публично обратил на это внимание, но никто меня не поддержал. Меня не беспокоят 76 тыс. румын «в случае чего», но очень сильно тревожат вот эти 500 тыс. молдаван. А сколько будет таких молдаван с родным румынским языком, и как они себя поведут через несколько лет, когда повторится злая шутка 7-го апреля этого года? А она повторится! И Вы знаете, что она повторится, и я это знаю. Кто остановит этот процесс уничтожения молдавской нации? К сожалению, не молдаване сделать этого сами не смогут, они могут только помогать тому, кто в этом нуждается.

Поздравляю Василия Николаевича с выходом его книги «Молдаване», столь необходимой гражданам Республики Молдова. Хочу сообщить присутствующим, что это произошло при поддержке Гагаузии в канун 70-летия Василия Николаевича. Пожелаем ему крепкого здоровья, оптимизма и выскажем ему просьбу, чтобы в следующее его 10-летие он сосредоточился на современных проблемах молдавской идентичности и молдавской государственности.

Иван Грек, доктор истории

Обсудить