Воронинская вертикаль власти разрушается. Что придет ей на смену?

Не так уж и трудно, по большому счёту, объединившимся либералам и демократам было «выдавить» Воронина из власти. Куда труднее будет им выдавить «воронизм» из самих себя.

Лидер Партии коммунистов Владимир Воронин, ставший президентом Молдовы после победы своей партии на парламентских выборах в феврале 2001 года и остававшийся на этом посту более 8 лет, все эти годы упорно строил и укреплял вертикаль своей единоличной власти. Сегодня эта вертикаль стала разрушаться.

Решение Конституционного суда Молдовы, которое де-юре привело к признанию отвечающим требованиям законов избрания 28 августа 2009 года лидера Либеральной партии Михая Гимпу председателем парламента, стало первым серьёзным ударом как по созданной лидером Партии коммунистов вертикали власти, так и по боевому духу ПКРМ в целом.

Конечно, подлинно «историческим» это решение назвать трудно, хотя по своему значению оно воспринимается таковым лидерами АЕИ, поскольку, фактически, открыло им путь к вершинам государственной власти в Молдове.

По сути, Конституционный суд, как это было и прежде, в очередной раз «проявил прагматизм и благоразумие», а потому перешел на сторону победителей, вызвав настоящий шок в рядах Партии коммунистов, явно не ожидавших такого поворота событий.

Точно так же, впрочем, КС поступил после первого тура парламентских выборов 5 апреля 2009 года, не приняв во внимание целые тома собранных оппозицией материалов, доказывающих фальсификацию выборов Партией коммунистов.

Но тогда, как известно, победительницей на прошедших выборах была Партия коммунистов, а не оппозиция, как это случилось на досрочных парламентских выборах 29 июля 2009 года.

Своим решением от 8 сентября 2009 года КС подал вполне ясный всей судебно-правовой системе Молдовы сигнал о том, что вертикаль власти в стране перекраивается «под новых хозяев».

Это не могло не обескуражить так называемых «силовиков», до последнего сохранявших верность «старому хозяину» - президенту Воронину, из рук которого за восемь лет правления ПКРМ им перепало немало всевозможных благ и привилегий, орденов и высоких званий.

Своим решением КС чётко дал понять, что «силовики», государственные чиновники, приближённые к власти олигархи и прочие, пользовавшиеся покровительством со стороны президента Воронина личности, лишаются иммунитета и мандата на вседозволенность.

Коммунисты потеряли один из своих важнейших оборонительных бастионов, который давал им возможность интерпретировать законы на свой лад и своё усмотрение, а, значит, и удерживать власть в своих руках.

Вполне возможно, что на изменение в позиции КС, ещё недавно казавшегося всем намертво связанным с режимом Воронина, повлияли панические настроения в Генеральной Прокуратуре, а также сигналы, идущие как с Запада, так и из России, свидетельствующие о заинтересованности Вашингтона, Брюсселя и Москвы в том, чтобы Воронин как можно скорее подал в отставку с поста президента и не затягивал свою агонию.

Именно судебная система, над выстраиванием и «регулировкой» которой по собственным лекалам много потрудился сам президент Воронин, оказалась самым слабым звеном в системе властной вертикали коммунистов.

Первый звоночек для Воронина в этом плане прозвенел почти сразу же после досрочных выборов, вследствие которых ПКРМ впервые за последние 8 лет утратила парламентское большинство, когда суд неожиданно освободил из-под стражи бывшего президентского советника Серджиу Мокану, ставшего в последнее время ярым противником коммунистов и лично Воронина.

Как известно, одного камня в горах бывает достаточно для того, чтобы вызвать лавину. Так и это судебное решение спровоцировало лавину последующих событий, неблагоприятных для Воронина и его ПКРМ, в том числе и решение Конституционного суда, до совсем недавнего времени бывшего одним из эффективных инструментов коммунистической власти, а 8 сентября с.г. ставшего вдруг «рупором демократии».

Конечно, назвать это решение КС «высшим торжеством закона и правового государства» в Молдове было бы преждевременно. Скорее всего, мы являемся свидетелями только начальной стадии передела властного пространства страны, переформатирования вертикали власти, который начался практически сразу же после формировании тремя либеральными и одной демократическое партиями (ЛДПМ, ЛП, АНИ и ДПМ) Альянса «За европейскую интеграцию.

С этого момента ПКРМ, несмотря на то, что располагала в парламенте самой большой партийной фракцией в составе 48 депутатов, начала стремительно терять как свою внешнюю легитимность, так и общественную поддержку.

Именно внешние факторы ударили сильнее всего по вертикали власти ПКРМ. По сути, внешняя поддержка для партии, стремящейся удержать власть в своих руках, это почти всё. Это и нужное ей решение международных наблюдателей на выборах. Это и лояльная по отношению к ней позиция иностранных посольств. Это и принятие благоприятных для неё резолюций в ПАСЕ, ЕС, ЕСПЧ. Это и щедрая финансовая подпитка. Это и поддержка её политики со стороны различных НПО, управляемых и подкармливаемых из-за рубежа.

Нет никаких сомнений в том, что внешнее давление, поддержка Альянса со стороны «мирового центра власти» (а в последнее время к нему, правда пока негласно, стала относиться и Россия), явились определяющим фактором в процессе «выдавливания» ПКРМ и Воронина из власти.

Ещё до формирования Альянса «За европейскую интеграцию» ОБСЕ однозначно признала итоги досрочных парламентских выборов 29 июля 2009 года, тем самым, фактически, узаконив легитимность проигрыша на них ПКРМ.

Некоторые западные посольства также признали избрание либерала Михая Гимпу председателем парламента ещё до решения КС, чётко показав, на чьей они стороне.

Анализируя весь ход событий после 29 июля, можно с определённой долей уверенности сказать, что ПКРМ, практически, «выдавили» из власти не только и не столько четыре партии, образовавшие АЕИ, сколько некоторые западные консервативные структуры, при негласной поддержке России.

Попытка ПКРМ – достаточно вялая и странно неуверенная - сохранить выстроенную ранее вертикаль власти, развязав «политическую войну» против своих оппонентов и заблокировав избрание президента, не нашла однозначной поддержки не только на Западе, но и в Москве, хотя, судя по всему, коммунисты на неё сильно рассчитывали.

Москва, вероятно, не захотела портить из-за Молдовы отношения с США, в которых сегодня наметилась «перезагрузка», в том числе и по причине того, что пытается достигнуть с Вашингтоном соглашение относительно отказа от размещения американской системы ПРО в Европе.

Одним из очевидных свидетельств этого стало достаточно жесткое заявление заместителя председателя Комитета Госдумы РФ по делам СНГ Константина Затулина, который высказался в пользу избрания президентом Молдовы демократа Мариана Лупу. Это было воспринято в Молдове очень многими с удивлением, так как до этого Россия неизменно поддерживала Воронина и его Партию коммунистов. Молдавская общественность поняла, что сегодня в Москве начался пересмотр позиции по отношению к политическим силам Молдовы.

Означает ли это, однако, что Кремль стал с симпатией присматриваться к Мариану Лупу, Владу Филату и в целом к новой власти? Вполне возможно, хотя очень многое зависит от их собственных дальнейших действий.

Проблема удержания власти после 29 июля с.г. для воронинской ПКРМ состояла еще и в том, что коммунисты, как известно, так и не смогли установить свой полный контроль над Кишиневом, где на выборах всегда побеждала оппозиция. По этой причине выстроенная ими вертикаль власти, по большому счёту, никогда не была завершенной и полноценной, так как Кишинев, как и вообще любая столица в любой стране, является центром независимой экономической, культурной и интеллектуальной деятельности.

Именно с Кишинева начинались массовые протесты в Молдове в 2001-2002 г.г. против попыток ПКРМ ввести интегрированную историю, а в 2003 году - против «меморандума Козака», массовые митинги 6-8 апреля 2009 года.

Относительно короткий период контроля коммунистов над Кишиневским Муниципальным Советом (но не над Кишиневом!!!) в 2005-2006 г.г эту ситуацию существенно не изменил.
Весь период правления ПКРМ в Молдове в 2001-2009 г.г. был отмечен протестами оппозиции в Кишиневе, ярым противостоянием гражданского общества и партии Воронина, борьбой демократических сил против господства ПКРМ.

Вертикаль власти ПКРМ пошатнулась в глазах народа и после публичного признания Службой государственной охраны Михая Гимпу (сразу же после голосования за него 53 депутатов от АЕИ 28 августа с.г., не дожидаясь никаких решений Конституционного суда, вопреки воли президента Воронина!) в качестве председателя парламента.

Эта лихорадочная поспешность в действиях вчерашних воронинских «преторианцев» сказала молдавскому народу намного больше, чем все рассуждения экспертов и прогнозы аналитиков в газетах и на ТВ. Люди поняли, что парламентская и государственная бюрократия учуяла, откуда ветер дует, и отреагировала соответствующим образом.

Практически сразу же появились трещины и в фундаменте «нерушимого альянса» ПКРМ - ХДНП в Муниципальном Совете Кишинева. Еще до решения КС, три муниципальных советника от ХДНП, ранее голосовавшие только вместе с коммунистами, договорились проголосовать вместе с либералами, для того чтобы разблокировать ситуацию в Совете.

Потрясения в центре привели к сбоям в функционировании вертикали коммунистической власти и в районах. Об этом говорит, прежде всего, практически полное отсутствие какой-либо публичной реакции на избрание либерала Михая Гимпу председателем парламента со стороны председателей районов, контролируемых ставленниками ПКРМ.

Исключением могла стать Гагаузия, но и здесь акция местных коммунистов, направленная на возбуждение «массовых протестов» и осуждение АЕИ и Михая Гимпу, провалилась.

Башкан Гагаузии Михаил Формузал дал жесткий отпор действиям ПКРМ в автономии, что нанесло серьезный моральный и психологический удар по партии Воронина. И это при том, что Гагаузия всегда считалась «красным поясом», а на последних выборах ПКРМ вообще набрала здесь 77,8 %.

Если уж в этой своей «вотчине» ПКРМ потерпела неудачу, то что же тогда говорить о других административных единицах страны, где сильны позиции АЕИ? Возможно, всё это остудило пыл лидеров ПКРМ в других районах Молдовы, заставило их задуматься и... воздержаться от политических деклараций, направленных против Альянса.

Воронину удалось построить вертикаль власти в Молдове только благодаря внутреннему «монолитному единству» в руководимой им Партии коммунистов. Но сегодня это единство заметно ослабло и продолжает слабеть. Причина этого в том, что ПКРМ после прихода во власть в феврале 2001 года слишком далеко отошла от своих предвыборных обещаний, начав обслуживать интересы олигархов-импортеров, а не всего простого народа. Рабочих и крестьян в ПКРМ год от года становилось все меньше, к их слову прислушивались всё реже. Зато в правящую ПКРМ устремились всевозможные попутчики и прилипалы, ищущие теплых и доходных мест во власти.

Всё это очень больно ударило по идеологической чистоте Партии коммунистов, глубоко разочаровало партийных ортодоксов, пробило брешь в рядах ПКРМ, которой начали управлять после 2007 года ставленники олигархов – ткачуковские «младокоммунисты».

Кроме того, в нынешней парламентской фракции ПКРМ есть определенное количество «беспартийных», а также «коммунистов по принуждению», которым явно не хочется повторных досрочных выборов. Поэтому у данных «товарищей», руководствующихся инстинктом самосохранения, день ото дня усиливается желание отвернутся и подальше отодвинуться и от «папы Воронина», и, возможно, от самой Партии коммунистов.

Об этом можно судить хотя бы по заявлению партийного неофита Эдуарда Мушука, который сказал, что в ПКРМ готовы рассмотреть возможность голосования за Мариана Лупу.

В газете «верного друга и союзника» Воронина – лидера ХДНП Юрия Рошки «Флукс» появились статьи о возможности и даже вероятности раскола внутри ПКРМ, о переходе 10-15 депутатов из фракции ПКРМ в «другую фракцию».

Многие эксперты в связи с этим полагают, что, возможно, Владимир Воронин совершил трагическую ошибку, приняв решение уйти в отставку с поста президента, поскольку многие однопартийцы Воронина, а также представители поддерживавшей его олигархии и силовики, расценили этот его шаг как проявление слабости.

Утратив функцию президента страны, выпустив из рук рычаги высшей власти, не имея больше контроля над вертикалью и, соответственно, возможности влиять на развитие политической ситуации в Молдове, лидер ПКРМ Воронин стал совершенно неинтересен и России, и Западу, которые потеряли серьезную гарантию своих интересов, капиталов, акций, свободы и неприкосновенности в лице президента. Предстоящая замена Альянсом воронинского правительства Гречаной-Пырлога на правительство Филата еще более ослабит влияние ПКРМ.

Для ПКРМ избрание именно Мариана Лупу, вчерашнего коммуниста, а ныне демократа, на должность президента явится самым страшным ударом. Коммунистам было бы намного легче отдать голоса за либерала Михая Гимпу потому, что он реально помог бы им сплачивать электорат ПКРМ на борьбу против «унионистской угрозы», в то время как Лупу, напротив, будет лишь смущать его своими «прелестными речами», расшатывать, раскалывать и привлекать на свою сторону.

Вполне естественно также ожидать, что после избрания Мариана Лупу на пост президента часть депутатов из фракции ПКРМ может переметнуться во фракцию ДПМ. То же самое произойдет и в тех территориях, где многие мэры стали сторонниками ПКРМ, фактически, по принуждению, либо «из интереса».

Поэтому, Владимир Воронин решил попросить ЦК ПКРМ о принятии решения не голосовать в парламенте за президента от оппозиции и объявить о начале «политической войны».

Для руководства ПКРМ такая «война» в нынешней ситуации - это единственный шанс сохранить относительное единство партийных рядов, мобилизовать коммунистов против углубляющего раскола. В принципе, если бы ПКРМ не нацелилась на новые досрочные парламентские выборы, риск раскола партии стал бы неминуем.

Но, несмотря на появившиеся трещины в вертикали коммунистической власти, сказанное выше еще далеко не значит, что эта вертикаль вот-вот окончательно обрушится.

Коммунисты, скорее всего, будут пытаться её перестроить, модернизировать, приспособить к меняющейся политической ситуации, в то время как Альянс «За европейскую интеграцию», без сомнения, будет пытаться перестроить её под себя.

Первые признаки этого видны уже сегодня. Несмотря на то, что ранее, будучи в оппозиции, лидеры партий, образующих АЕИ, жестко критиковали введение коммунистами должности первого-вице-председателя парламента, сегодня они сохранили эту должность для себя, назначив на неё Серафима Урекяна. К тому же, вместо 2-ух вице-председателей парламента, АЕИ назначила целых 4-ёх – каждой партии по одному креслу!

Иначе, как укреплением вертикали власти – в свою пользу - Альянсом, это не назовешь. Понятно, что это связанно с желанием дать всем участникам Альянса должности и частично нейтрализовать роль спикера. Исходя из этого, нельзя исключать появления большего, чем при коммунистах, количества министерств или, по крайней мере, четырёх вице-министров при каждом министерстве. Как говорится, чтобы всем партиям – членам Альянса хватило. Следствием этого станет дальнейшая бюрократизация власти, а также разрастание её вертикали вширь за счёт новых структурных компонентов.

Если дело пойдёт таким чередом, то либеральная вертикаль власти может стать ещё посильнее и намного жестче коммунистической, так как либералы уже сегодня контролируют Кишинев и власть в 22 районах, пользуются поддержкой со стороны некоторых западных стран, имеют поддержку молодежи и интеллигенции, а также многих НПО. То есть, у них имеется уже сейчас всё то, что Антонио Грамши называл «гегемонией».

Всё это реально может произойти тогда, когда в Молдове исчезнет двоевластие, которое всё ещё сохраняется. Силой Альянса принято считать то, что он имеет несколько сильных лидеров. Но это же может стать и его слабостью, привести к расколу, к борьбе этих лидеров друг с другом за единоличное влияние, за единоличное лидерство и монополию на власть.

Так что, говорить об уничтожении вертикали власти, выстроенной Ворониным и его Партией коммунистов, ещё рановато. Есть подозрение, что она может еще кое-кому очень пригодиться.

Не так уж и трудно, по большому счёту, объединившимся либералам и демократам было «выдавить» Воронина из власти. Куда труднее будет им выдавить «воронизм» из самих себя.

Специально для ava.md

Обсудить