Воронин ушел, заведя урегулирование в большой тупик

В период правления ПКРМ позиция Молдовы по разрешению молдо-приднестровского конфликта стала в целом намного дальше от реальности, чем при предшественнике Владимира Воронина Петре Лучинском.

На уходящей неделе Партия коммунистов Молдовы во главе с бывшим уже президентом этой страны Владимиром Ворониным, как известно, предложила две декларации, одна из которых посвящена в том числе и молдо-приднестровскому урегулированию. В обоих документах коммунисты предстают «народными защитниками» и «миротворцами». Что касается урегулирования, то здесь они выступают за то, чтобы конфликт был разрешен исключительно мирными средствами в формате 5+2 и чтобы населению Приднестровья были предоставлены социальные, экономические и политические гарантии. Урегулирование ПКРМ связывает с укреплением мер доверия между Кишиневом и Тирасполем, а также с демилитаризацией и отказом от идеи вхождения Молдовы в НАТО. Приднестровью при этом предлагается предоставить особый статус «республики» в составе Молдовы.

Поскольку кто-то уже усмотрел в предложениях ПКРМ «революционный подход», сразу скажем – ничего революционного здесь нет. Хотя, конечно, коммунисты в очередной раз пытаются выдать свои предложения за некое «новаторство». Но все это уже было – и без конца повторяющиеся заявления о формате 5+2 (Приднестровье, Молдова, Россия, Украина, ОБСЕ, США и Евросоюз), и разговоры о «мерах доверия», которые на практике из-за позиции Кишинева внедряются очень медленно. Даже о том, что Молдова готова предоставить Приднестровью статус, схожий с положением автономной Республики Крым, входящей в состав унитарной Украины, экс-министр реинтеграции Василий Шова тоже уже говорил.

Либералы и демократы, пришедшие к власти в Молдове после досрочных парламентских выборов 29 июля, коммунистической декларацией возмутились, назвали ее «наглостью» и сказали, что у ПКРМ было 8 лет, чтобы решить молдо-приднестровскую проблему. Вот в этом они уж точно правы. У коммунистов было целых 8 лет. И они действительно могли многое сделать. Но не сделали, а сейчас пытаются показать, непонятно к чему – дескать, посмотрите, мы выступаем за «мирное урегулирование».

Если еще раз проанализировать события прошедших 8 лет, то все сделанное коммунистами совсем не выглядит таким уж «мирным». Ну, разве что не было войны. Но войны не было уже и при Мирче Снегуре. Так что, в сущности, это не достижение Владимира Воронина. От него ждали большего – не просто сохранения мира в регионе, а серьезного продвижения к полному урегулированию молдо-приднестровской проблемы. Оптимисты даже надеялись, что при коммунистах тема, связанная с конфликтом, будет совсем закрыта.

В итоге получилось нечто другое. Воронин ушел, заведя урегулирование в большой тупик, из которого непонятно как выходить. Боевых действий с использованием огнестрельного оружия, как мы уже сказали, не было, но коммунисты придумали другие виды войн – телефонную, экономическую, таможенную и информационную. И последние 8 лет вели их активно. При этом временами казалось, что все это может перерасти в открытое противостояние – особенно, когда Молдова приостановила свое участие в миротворческой операции и начала поэтапно вводить полицейские контингенты в приграничные с Приднестровьем районы.

Кульминацией стала таможенная блокада Приднестровья в марте 2006 года, вызвавшая международный резонанс. От решений, приведших к этой блокаде, коммунисты так и не отказались до конца своего правления. В результате приднестровские предприятия до сих пор несут убытки, оценивающиеся в 30-35 миллионов долларов ежегодно.

Сегодня ПКРМ поучает либералов, как и на каких принципах нужно урегулировать конфликт. Это при том, что в последние два года коммунисты вообще не вели и не пытались возобновить переговорный процесс, сорванный по их вине, когда в феврале 2006 года министр реинтеграции РМ Василий Шова покинул переговоры в формате 5+2. Попытка начать переговоры на высшем уровне в 2008-2009 году в конце концов тоже провалилась – Владимир Воронин отказался прибыть на очередную встречу президентов Молдовы и Приднестровья, которая должна была состояться 25 марта 2009 года в Тирасполе. Не дал Кишинев развернутого официального ответа и на Договор о дружбе и сотрудничестве между ПМР и РМ, предложенный Приднестровьем в апреле 2008 года.

Если посмотреть, к чему пришел молдо-приднестровский переговорный процесс за эти 8 лет, то мы увидим следующее – пройдя через все перспективные проекты построения «общего государства» (среди этих проектов самым заметным был «план Козака», который коммунисты, как мы помним, скандально отвергли в 2003 году), Кишинев вернулся к тому, что предлагалось еще при Снегуре. То есть к усеченной автономии в составе РМ. Именно такой подход к урегулированию закреплен в известном законе от 2005 года, который был утвержден молдавским парламентом в одностороннем порядке и инициаторами принятия которого были коммунисты.


В период правления ПКРМ позиция Молдовы по разрешению молдо-приднестровского конфликта стала в целом намного дальше от реальности, чем при предшественнике Владимира Воронина Петре Лучинском. Неудивительно, что во времена Воронина не удалось подписать ни одного значимого международного документа по урегулированию. Небольшое исключение составляет лишь Совместное заявление Дмитрия Медведева, Владимира Воронина и Игоря Смирнова от 18 марта 2009 года, которое молдавский лидер вынужден был подписать в предвыборных целях.

За те 8 лет, пока коммунисты находились у власти, они могли осуществить еще одну вещь, которую ПКРМ требует сегодня от либералов, – провести демилитаризацию Молдовы. Не нужно было дожидаться момента, когда о демилитаризации можно было бы упомянуть в какой-нибудь декларации. Если у ПКРМ действительно была добрая воля, следовало просто начать разоружение и поэтапное сокращение всех силовых структур. Тем самым Кишинев доказал бы свои мирные намерения. Естественным выглядело бы то, что демилитаризацию начала именно сторона, выступившая агрессором в войне 1992 года.

Однако ни о каком разоружении коммунисты, судя по всему, не думали и не думают. Иначе не было бы развития отношений с НАТО и проведения военных учений Североатлантического альянса вблизи границ с Приднестровьем, на военной базе в Бульбоках. Только за последние годы было несколько таких учений - Cooperative Longbow/Lancer – 2006, Medсeur-2007 и др. «Проведение учений под эгидой НАТО в Молдове указывает на новые высоты нашего сотрудничества с Европой», - писала в свое время официальная газета «Независимая Молдова».

Сомнителен и не вызывает доверия и другой пункт декларации ПКРМ – обещание экономических, социальных и политических гарантий населению Приднестровья. В это обещание опять же сложно поверить, если вспомнить, сколько раз коммунистические власти подрывали социально-экономическую основу Приднестровья (а значит, и посягали на права его жителей) путем различных блокад. Трудно воспринимаются заверения ПКРМ также на фоне ее отношения к ранее подписанным в рамках молдо-приднестровского переговорного процесса документам. Какие гарантии могут дать коммунисты, если они не исполняют ни одной из тех договоренностей, которые были достигнуты в том числе и с участием президента Воронина?


Стоит задуматься, почему и зачем ПКРМ обнародовала свою декларацию об урегулировании молдо-приднестровского конфликта именно сегодня. Не исключено, что все это вновь рассчитано на Россию. Коммунисты пытаются на будущее показать Москве, как они стремятся разрешить конфликт и что они вообще «миротворцы», старающиеся повлиять на «агрессивных» либералов.

Подобные акции, адресованные России, уже были. Коммунисты с завидным постоянством, уже даже не дважды, входят в одну и ту же реку. Вспомним хотя бы интервью Владимира Воронина газете «Комсомольская правда» в начале октября 2007 года, как раз перед очередным саммитом СНГ. Тогда молдавский президент тоже выступил с «мирными инициативами», их назвали «новыми», хотя все то, что Воронин выдавал за «новаторство», уже было закреплено в документах 2001 года, подписанных им же. Саммит СНГ прошел, и инициативы Воронина тоже как-то отодвинулись на второй план. Дело было сделано - «презентацию» исключительно для Москвы Кишинев организовал.

Нынешняя декларация коммунистов, вероятно, станет определенным инструментом в молдавской внутриполитической борьбе. В этом качестве она еще может рассматриваться. Никак иначе ее в Приднестровье не воспримут. Предложение ПКРМ предоставить Приднестровью статус какой-то «республики» в составе Молдовы выглядит несерьезно на фоне событий последних лет. Среди этих событий по-прежнему выделяется всенародный референдум 17 сентября 2006 года. Тогда население ПМР, как известно, почти единогласно высказалось за приднестровскую независимость и последующую интеграцию не с Молдовой, а с Россией. На этой неделе исполнилось три года со дня референдума. Хороший повод еще раз вспомнить о его результатах.

Обсудить