Мутанты

Хорошо известно, что В.Воронин не состоял в инициативной группе тех, кто замышлял в первой половине 90-х годов возрождение партии коммунистов в Молдове. Он примкнул к партии позже и первым делом поспешил избавиться от ее изначальных инициаторов и признанных идеологов, таких как Е.Собор, И.Гуцу и некоторых других. Воронин знал что делает. Ему не нужны были сильные конкуренты имеющие политические убеждения. Он создавал беспрекословно дисциплинированную, лично ему преданную партию.


В любой демократической стране смена власти по результатам очередных выборов является обычно кратковременной, до банальности отработанной и безболезненной процедурой. В отличие от устоявшихся демократий, в сегодняшней Молдове процесс передачи власти от коммунистов к либерально-демократической коалиции уже два месяца держит в напряжении все общество, изобилует множеством малых и больших конфликтов и, в конечном счете, грозит перерасти в перманентный политический кризис.

Коммунисты, проигравшие досрочные парламентские выборы 29 июля, судорожно цепляются за ускользающую из их рук власть, не гнушаясь при этом даже такого безответственного приема, как разжигание межнациональной розни в молдавском обществе. Разумеется, они свои действия, как принято, обрамляют пропагандистскими перлами про бескорыстную заботу об общественном благе, об интересах простых граждан и т. д. Как это ни прискорбно, но в нашем обществе еще находятся достаточно наивных, а по большей части дезинформированных граждан, которые клюют на эту приманку. Тем более что красный агитпром увеличил до максимума пропагандистские обороты своей машины. Сегодня коммунисты, внося поправку в известную поговорку, врут даже больше чем во время выборов или после пресловутой рыбалки.

На этом фоне безудержного тиражирования агитпромовской лжи все чаще проявляется панегирический экстаз некоторых на первый вид респектабельных авторов, который порой явно зашкаливает за разумные пределы. На днях довелось прочитать политический комментарий, в котором явственно просматривается попытка исподволь провести параллель между результатами политики лидера молдавских коммунистов Воронина и ни больше, ни меньше Людовика XIV французского Короля-Солнце. Нужно иметь уж очень буйное воображение вкупе с поверхностными познаниями в истории, чтобы позволить себе подобные сравнения. Если кому-то из политических аналитиков очень неймется найти аналогии в истории французских королей с деятельностью бывшего молдавского президента Воронина, то мы бы им порекомендовали обратить свои взор скорее на Людовика XV, прославившегося своей легендарной фразой – после нас хоть потоп. Вот это последнее изречение уж очень звучит по-воронински и соответствует его фирменному стилю поведения. Достаточно в этой связи вспомнить хотя бы события 7 апреля в Кишиневе… И если еще немного задержаться на почве аналогий с французской историей времен последних Бурбонов, то наиболее образованным соратникам Воронина вовсе не помешают ассоциативные рефлексии о Гревской площади в Париже или, не к ночи будут вызваны эти мысли, об оригинальном изобретении доктора Гильотена. Коммунистам, провоцирующим политический потоп в Молдове, эти ассоциации для их же блага могут оказаться очень кстати.

Однако все эти рассуждения не снимают главного вопроса, почему молдавские коммунисты с такой на первый взгляд необъяснимой обреченностью цепляются за власть? Неужели они не понимают, что всячески противясь абсолютно законной процедуре демократической передачи власти, ПКРМ рискует оказаться вне закона, а ее члены, в том числе самые высокопоставленные, рискуют навсегда закончить свою политическую карьеру? Ответы на эти вопросы нужно искать во внутренней структуре ПКРМ. С самого начала она строилась как партия одного лидера. Хорошо известно, что В.Воронин не состоял в инициативной группе тех, кто замышлял в первой половине 90-х годов возрождение партии коммунистов в Молдове. Он примкнул к партии позже и первым делом поспешил избавиться от ее изначальных инициаторов и признанных идеологов, таких как Е.Собор, И.Гуцу и некоторых других. Воронин знал что делает. Ему не нужны были сильные конкуренты имеющие политические убеждения. Он создавал беспрекословно дисциплинированную, лично ему преданную партию. В сущности это даже не была политическая партия соответствующая традиционным европейским канонам. ПКРМ Воронина стала залегендированной под политическую партию организованная группа по захвату государственной власти с целью реализации материальных и политических интересов олигархического клана. Своеобразный мутант от политической партии. Самое поразительное, что этой группе удалось захватить власть в отдельно взятой европейской стране, правда, самой бедной.

Вполне логично, что Воронин поначалу вербовал своих партийцев, главным образом, из бывших членов КПСС. Правда, качественный выбор у него был не очень широк. Наиболее мобильная часть бывшей компартии республики распрощалась с ней еще в самом начале 90-х годов и успешно делала карьеру уже при новой демократической власти, в том числе многие успешно решали и свои материальные проблемы. В распоряжении ПКРМ оказались лишь аутсайдеры бывшей компартии не сумевшие приспособиться к новым историческим условиям. Последние с завистью густо замешанной на ненависти глядели на своих более удачливых коллег, с которыми еще недавно делили кабинеты в райкомах, горкомах и прочих партийных комитетах старой компартии. Для них воронинская партия с идеологией карьерного реваншизма пришлась как манна небесная. Им, конечно, было наплевать на марксизм, который, кстати, они и в старые времена толком не знали и всегда воспринимали его лишь начетнически. Поэтому никто из них даже ни пикнул, когда ПКРМ отказалась от базовых принципов марксизма, таких как классовая борьба, приоритет общественной собственности на средства производства, ведущая роль рабочего класса и прочее. Они все жаждали власти, вернее материальных благ с которыми политическая власть в Молдове неразрывно связана. Ради достижения этой цели они готовы были простить Воронину все, в том числе любое личное унижение.

Другим источником пополнения рядов ПКРМ стали разного пошиба авантюристы и шарлатаны из немолдавской части населения республики, часть из них неплохо образованные, но так и не сумевшие или не пожелавшие интегрироваться в молдавское общество. Разумеется, эта характеристика лишь в очень незначительной степени относиться к рядовым членам ПКРМ. Но зато она почти полностью покрывает верхушку воронинской партии, которая по своей сути третирует молдаван как малокультурный, способный выполнять лишь тягловые функции народ. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать рассуждения о молдавской интеллигенции наиболее представительной фигуры этой категории воронинского окружения М.Ткачука. В сущности именно эта группировка реально верховодит в ПКРМ, в том числе ловко манипулирует Ворониным как лидером партии. Именно они политически протолкнули молдавскую экономическую модель компрадорского капитализма, баснословно обогатившую верхушку ПКРМ.

Коммунисты пришли к власти в Молдове в результате демократических процедур. Они сумели в 2001 году мастерски отспекулировать реальные ошибки своих предшественников во власти, но еще в большей степени реальные проблемы экономического и социального кризиса, спровоцированного российским дефолтом 1998 года. Им просто повезло потому, что начало их правления совпало с окончанием кризиса и явственно наметившимся экономическим подъемом. Однако коммунисты бездарно растранжирили уникальную экономическую ситуацию. В соседних странах правительства максимально использовали благоприятную международную экономическую коньюктуру. Они сумели обеспечить динамичное развитие внутреннего производства, создавали дополнительные рабочие места у себя дома. В то время как молдавская экономика преимущественно наращивала объемы импорта. Внутреннее производство в Молдове росло крайне медленно, обрекая молдавскую экономику на форменный застой. Достаточно отметить, что в годы правления ПКРМ бюджет страны более чем на 70 процентов стал формироваться за счет таможенных поступлений. Так сформировалась настоящая экономика мутант.

Молдавская экономическая модель создавалась в годы коммунистического правления по принципу пылесоса, который должен был максимально эффективно засасывать в себя деньги гастарбайтеров и перенаправлять их на счета компрадоров. Такая экономическая модель противиться созданию рабочих мест в собственной стране, дабы не препятствовать выезду граждан на работу за рубеж и чтобы не сужать поток денег прибывающих от гастарбайтеров. Этой же цели служит и политика валютного курса, поощряющая импорт и душащая экспорт национальных товаров. Посредством подобной экономической политики коммунисты обрекли Молдову на депопуляцию, разъединили тысячи семей, разбили тысячи судеб, а всю страну приговорили к хронической бедности. И все это лишь для того, чтобы несколько десятков семей компрадоров накопили на своих счетах сотни миллионов долларов и среди них самые успешные - это верхушка ПКРМ.

Не надо думать, что эта дьявольская экономическая задумка была рождена в недрах ПКРМ. У них для этого мозгов не хватило бы. Компрадорская экономическая модель является плодом деятельности теневой группы олигархов, которые и есть настоящие хозяева Молдовы. Партия коммунистов служит для них лишь механизмом внедрения и поддержания этой паразитической экономической модели. Для того, чтобы удерживать ее на плаву, а иными словами, для того чтобы люди не восстали против компрадоров-кровососов, необходим был авторитарный полицейский политический режим, который бы держал все и всех в узде. И он был установлен посредством узурпации власти ПКРМ, точнее ее руководящей верхушкой. В результате в Молдове перестал действовать закон, а взамен было установлено телефонное право. Суд и прокуратура перестали подчиняться закону, и перешли преимущественно на обслуживание политического заказа. Полиция превратила охрану общественного порядка в выгодный бизнес, когда место воров в законе заняли сами полицейские чины. Разномастное молдавское чиновничество стало повально рассматривать свои должности исключительно как синекуры. В стране исчезла независимая масс-медиа, ей на смену пришла за редким исключением партийная пресса, исключающая корректное информирование граждан и возводящая информационное манипулирование в повседневный закон. В этих условиях демократические механизмы в обществе могли функционировать лишь в искаженном виде. В довершении ко всему и как логическое следствие этих деформирующих реальную жизнь трансформаций всеобщая коррупция стала образом жизни. Сама Молдова начала превращаться при коммунистах в страну мутант.

В этих условиях коммунисты по определению не могут демократическим путем обеспечить трансфер власти к либерал-демократам. Во-первых, потеря власти означает для их верхушки развал налаженного механизма паразитического бизнеса, приносящий им огромные барыши. Во-вторых, и самое главное весь их, так называемый бизнес, построен на вопиющем нарушении закона. В случае если новая власть начнет копать в этом направлении коммунистам грозит не только потеря хорошо налаженных каналов незаконного обогащения, но и судебная ответственность за содеянное. Это последнее обстоятельство более всего и страшит воронинское окружение и делает его потенциально склонным к опасным для общества авантюрам.

Для либерально-демократической коалиции очень важно выработать точную оценку сложившейся социально-политической ситуации в молдавском обществе после досрочных парламентских выборов и, как следствие, выработать правильную парадигму действий. Выигрыш выборов у коммунистов совсем не означает достижение решающего успеха по демократическому переустройству Молдовы. Существует угроза, что сама демократическая коалиция, независимо от собственных устремлений, мутирует в политическую силу, играющую по правилам насажденных ПКРМ. По крайней мере, первые тревожные признаки уже налицо. Возьмем, к примеру, хулиганскую выходку депутата Воронина, выразившейся в нецензурной брани и выражении угроз в адрес других депутатов в стенах парламента. Принцип неотвратимости наказания за нарушение закона требовало от парламентского большинства применения положений ст. 133 Регламента парламента, которые предусматривают лишение депутата нарушителя права посещать определенное количество пленарных заседаний. Увы, депутаты демократической коалиции в парламенте, оставив проступок депутата Воронина без каких-либо последствий, дали очень плохой сигнал всему обществу о том, что закон в нашей стране по-прежнему можно нарушать безнаказанно. Другой вопиющий случай связан с отказом руководства радиотелевидением выполнить постановление парламента о предоставлении эфирного времени парламентским фракциям. И опять этот случай не вызвал немедленной реакции новой власти по поддержанию авторитета закона. Если все эти вышеописанные тенденции не будут прерваны, новая власть рискует потерпеть фиаско на пути восстановления демократии в Молдове.

Вместе с тем сами представители правящей коалиции иногда слишком расширительно трактуют нормы закона. Речь идет в первую очередь о слишком вольном прочтении положений Регламента парламента его председательствующим, который явно злоупотребляет своим правом отключать микрофоны выступающим депутатам. Борьба идей в парламенте должна заканчиваться победой аргументов, а не административными запретами. Вместо того чтобы по надуманному предлогу отключать микрофон депутату-коммунисту В.Шове, который отстаивал целесообразность сохранения в структуре правительства министерства реинтеграции, значительно более полезно было его оппонентам из демократической коалиции привести примеры вопиющей неэффективности этого министерства. Для этого достаточно было вспомнить события связанные с инициированием Меморандума Козака, когда Шова и все его министерство не сумели убедить президента Воронина не обращаться к Москве с дурацкой просьбой, иное выражение трудно подобрать для этого политического шага, выработать план урегулирования приднестровского конфликта. Проще говоря, учитывая специфические интересы России в рамках приднестровского урегулирования, молдавские власти тогда поступили в соответствие с былинной ситуацией, когда волку доверяют миссию посторожить овец. В результате Молдова заплатила за эту авантюру Воронина, поддержанную министерством реинтеграции под руководством Шовы, потерями в сотни миллионов леев от вспыхнувшей торговой войны с Россией.

Альянс за европейскую интеграцию поступил оправдано, когда расформировал крайне неэффективное министерство реинтеграции и повысил статус ответственности правительства за приднестровское урегулирование до уровня одного из заместителей премьер-министра. В продолжение этой линии также представляется целесообразным новому правительству сформировать для целей приднестровского урегулирования межведомственную комиссию по координации политики государства в левобережных районах, состоящую из заместителей министров и подчиненную соответствующему вице премьер-министру. В этом случае приднестровское урегулирование по-настоящему стало бы повседневной заботой правительства и, таким образом, было бы достигнуто максимально оперативное и эффективное реагирование власти на изменение ситуации в этой сфере.

На этой неделе вся страна живет ожиданием установления нового правительства. Ясно, что это будет коалиционное правительство, созданное по определенному алгоритму и оно будет представлять политические партии Альянса за европейскую интеграцию. Однако очень важно, чтобы это не было простым механическим объединением представителей различных партий. Важно чтобы новое правительство стало командой профессионалов и одновременно единомышленников. В свете этого требования роль личности премьер-министра огромна. Перед В.Филатом сегодня стоит самая ответственная задача во всей его политической карьере. От того как он с нею справиться зависит судьба Молдовы на ближайшие годы. Очень хотелось бы, чтобы ему сопутствовала удача. В этом контексте очень важно, чтобы новое правительство с первых шагов добилось признания широких слоев населения. Поэтому одним из первых шагов нового правительства могло бы стать решение по устранению негативных последствий для населения непродуманного и совершенно не ко времени принятого решения Кишиневского муниципального совета по повышению тарифов за воду и проезд в городском транспорте. Подобный шаг способствовал бы утверждению репутации правительства Филата, как по-настоящему народного правительства. Одновременно, это стало бы сигналом для всех, что время политических мутантов в Молдове уже в прошлом и, наконец, наступило долгожданное время нормальных людей.


Специально для ava.md

Обсудить