Шёл по улице троллейбус… Политическое эссе

Ещё минуту тому назад яростно спорившие и ожесточённо переругивающиеся между собой пассажиры в момент общей для всех опасности мгновенно отбросили в сторону все распри, сплотились и повели себя так, как должны вести себя люди – существа разумные, имеющие душу, радеющие не только о своём благе, но и о благе своего ближнего.

Помнится, была во время оно очень популярна одна разухабистая одесская песенка о том, что где-то там «шёл трамвай девятый номер, на площадке кто-то помер…»

Вот и по кишинёвской улице тоже шёл, правда, не трамвай, а троллейбус, и не суть важно, какой номер, да и не помер в нём, слава Богу, никто, но всё же случилось в этом транспортном средстве тоже нечто неординарное…

Итак, обычное утро, обычный кишинёвский троллейбус, обычные пассажиры…
Кондуктор – молодая, симпатичная девушка с рыжими волосами, когда две гражданки пожилого возраста предъявили ей удостоверения пенсионеров, дающие право бесплатного проезда, на весь троллейбус на чистейшем русском языке и с выражением какой-то диковатой радости в голосе вдруг заявила: «Всё, товарищи пенсионеры, сегодня последний ваш день! Завтра, граждане дармоеды, бесплатного проезда для вас больше не будет! Хватит, наездились на нашей шее!»

Эта дерзкая фраза в устах миловидной девушки-кондуктора вызвала недоумение, переросшее в возмущение и глухой ропот среди пассажиров троллейбуса, большинство из которых в этот утренний час составляли именно пенсионеры.

Седой старик-ветеран с широкими орденскими колодками на груди, обращаясь к девушке-кондуктору, с укором сказал: «А что же это ты, дочка, так радуешься? Разве же это хорошо? Ведь нам, больным и немощным старикам, придётся тогда ходить пешком… На наши малые пенсии денег на троллейбус и автобус при новых тарифах ведь не напасёшься…»

Ответная реплика кондуктора прозвучала, как плевок в лицо старому человеку: «Да я просто счастлива, что вы, дармоеды, перестанете ездить в автобусах и троллейбусах! Я - студентка университета, подрабатываю кондуктором, и мне теперь, когда не станет бесплатного проезда для вас, стариков, будут больше платить! Вы же, дармоеды, нахлебники, вас всех Воронин подкупил бесплатным проездом, чтобы вы за него голосовали! Я просто слышать не могу этих ваших постоянных разговоров о том, что новая власть в Молдове плохая, что её надо отправить в отставку!»

Опешивший от этой дерзости ветеран не нашёлся в первый момент, что ответить на эти кощунственные слова, и в разговор тут же вступил почтенный старичок молдавской наружности, с длинными висячими седыми усами, по виду – интеллигент, который вежливо сказал: «Милая девушка, что вы? Опомнитесь! Что вы говорите? Разве у вас самой нет родителей, дедушек, бабушек? Разве им хорошо будет от того, что они не смогут ездить в общественном транспорте бесплатно? Они – пенсионеры - никакие не дармоеды! Они всю свою жизнь честно работали на страну и народ и сполна оплатили не только свой проезд в троллейбусе или автобусе, но и вообще всё остальное…»

Другой пассажир, грузный мужчина средних лет, заметил: «А почему это вы, девушка, так злобно нападаете на коммунистов? Они вам лично сделали что-то плохое? Вы молоды, а потому ничего не знаете о коммунистах, но беретесь судить…Вы разве не знаете, что всё, что сегодня есть в Молдове, было построено при советской власти, то есть при коммунистах…?»

Однако девушка – кондуктор, к которой на подмогу быстро подоспела с задней площадки стоявшая там весёлая группа молодежи, судя по всему, студентов, на эти увещевания отреагировала ещё более агрессивно: «Да знаю я, дедушки и бабушки, этих ваших коммунистов! Какие были раньше, не скажу, не видела, а вот этих, наших, я хорошо знаю… Я же работала на них… В их штабе… Я видела, какие они двуличные… Они все богатеи там… Они только притворяются, что за простой народ… У Воронина. например, сын миллиардер… А вы, старики, им верите… А вы их поддерживаете… Вот за это я вас, стариков, и ненавижу… Своих дедушек и бабушек тоже… Вы со своими коммунистами отняли у нас, молодых, будущее… Если бы не вы, мы были бы давно уже в Европе…»

Тут в разговор вмешалась прилично одетая молодая женщина, которая прямо спросила кондуктора: «Они, коммунисты, на которых ты, девушка, работала, что, может быть, тебе не заплатили? И потому ты на них так обижаешься и злишься?»

«Да заплатили! Заплатили! Попробовали бы они не заплатить! - закричала девушка-кондутор, - Но потом, честно скажу, мне мои друзья-студенты чуть тёмную не устроили… Не могли никак простить, что я помогала коммунистам… А мне нужны были тогда срочно деньги. Вот я и пошла…Я потом ещё и на Филата работала… И вот сейчас тут кондуктором временно вкалываю…»

Молодой парень из добровольной «группы поддержки» кондуктора со смехом заявил, что вообще все студенты на выборах работали на разные партии, не слишком задумываясь над тем, какова их программа: «А что? Что тут такого? Главное, чтобы платили… Коммунисты, скажу правду, всегда платили хорошо… Филат тоже платил исправно… А вот Урекян и Гимпу многих наших ребят просто кинули…Мы, студенты, на политику вообще-то плюём… Нам надо, чтобы нам не мешали жить так, как нам хочется… Не зажимали нас…А эти ваши коммунисты всё время лезут к нам со своими правилами… Читают нам свою мораль… Они хотят, чтобы все маршировали под их барабан… Коммунисты и фашисты - это одно и то же… »
Ехавший в троллейбусе пожилой молдаванин, по виду рабочий, встал с места и, обращаясь к молодёжи, спросил: «А голосовали-то вы за кого, ребята? Кого вы на выборах поддержали?»

Девушка кондуктор с вызовом: «За демократию! За Филата! Он правильный мужик, он быстро разгонит всех ваших коммунистов и договорится с американцами и румынами, чтобы они по-быстрому помогли Молдове… У нас при Филате быстро наладится жизнь… Всё будет, как в Европе…Вот увидите!»

Пожилая женщина в ответ: «Уже видим мы эту вашу Европу… Всё снова начало дорожать, взяли народ за горло … Твой Филат, что, не понимает, что нам, старикам, никак не поднять эти новые тарифы? А если поднимут ещё и тариф на тепло? На свет? На телефон? Цены на лекарства? Где нам тогда взять деньги? У меня пенсия всего 800 леев…Мы же просто повымрем все…»

Девушка-кондуктор кричит: «Вот и вымирайте… Как мамонты… А то уж слишком долго живёте… И нам, молодым, жить не даёте… Или уезжайте в Россию, к своему Путину… Пусть он вас там обеспечивает… Если бы вы все уехали, наша Молдова сразу бы поднялась… Вы же все жрёте наши молдавские деньги… И всё вам мало… Всё время вы под себя гребёте! Оккупанты!»

После этой горячей тирады девушки-кондуктора в троллейбусе вначале наступила мёртвая тишина, которая вскоре взорвалась выкриками возмущения и протестов со стороны большинства пассажиров, причём не только стариков-пенсионеров, но и людей среднего возраста и даже молодёжи.

Голос: «Да что вы говорите! Как же вам не стыдно! Вот сами станете пенсионеркой, тогда узнаете, как жить в нищете…И причём тут оккупанты? Я, например, сорок пять лет честно работал на Молдавию, на всех вас… Не разбирая, кто есть кто по национальности… Строил дома… Дороги… для всех… Так что, если я русский, так сразу и оккупант? А вот ваши молдаване, которых в России полно, они что, тоже, выходит, оккупанты? Там забирайте их к себе!»

Голос: «Да был я, был я в вашей Европе… Где только не гнул спину… В Италии, Испании, Португалии… Там, скажу я вам, из человека умеют выжимать все силы, каждая копейка с кровью даётся… А потом просто выбрасывают, как собаку, под забор… Там тоже полно нищеты и несправедливости…И кому мы, скажите, такие нищие молдаване-нахлебники там будем нужны? Кто нас там будет кормить и поддерживать? Врёт всё ваш Филат про то, что кто-то даст нам деньги…Просто так никогда не дадут… А если дадут, так только в долг, под большие проценты, и потом вместе со шкурой со всех нас долги сдерут… »

Голос: «Да и в России, граждане, тоже сейчас не очень-то сладко… Но там Путин и Медведев стариков, ветеранов, молодежь в обиду не дают… Россия постепенно выправляется… Уже очень заметно… Там всё будет нормально… Нам бы надо с России пример брать… С Россией надо бы вместе работать… Нечего было Воронину фокусничать и метаться между Россией и Западом… От России мы, молдаване, всегда имели только пользу…»

Голос: «Вот и катись в свою квасную-прекрасную Россию! Если бы вы все, русские, ухали от нас, мы бы сразу зажили хорошо… Вы же нас, молдаван, душите, всё время топчете и тянете за собой… Дайте нам жить так, как мы хотим…»

Голос: «Надо кончать все эти наши пустые споры и поскорее объединяться с Румынией! Только так мы войдём в НАТО и в Евросоюз… Хватит нам держаться за своё идиотское молдаванство… Надо быть всегда там, где лучше…И только вот не надо обижать тех русских, которые тоже хотят с нами в Европу… Не все русские поддерживают Воронина…Не надо сеять раздор между людьми… Вместе нам будет лучше… »

Стоявший в салоне рослый мужчина в полицейской форме громко и возбуждённо заговорил с другими пассажирами на молдавском языке, в связи с чем одна из пожилых женщин-пассажирок, вежливо попросила его говорить по-русски, но в ответ услышала от него… на русском: «Могла бы, мамаша, за столько лет выучить язык народа, который дал тебе дом и который тебя кормит! Когда мы приезжаем работать в Россию, мы же учим русский язык… А вы, русские, столько лет живёте в Молдове, но не хотите учить наш язык, считаете это ниже своего достоинства…Брезгуете… »

Пассажир в очках, в шляпе, с портфелем в руках на это заметил: «Не надо так говорить , господин полицейский… Это же некорректно… У нас в стране русский язык является языком межнационального общения… Согласно закону, если я прошу чиновника или какое иное официальное лицо ответить мне на русском или дать документы на русском, они обязаны это сделать…»

Голос: «Скоро этот закон отменят! Филат нам обещал… И Гимпу тоже… Дурацкий это закон! Мы – румыны, и у нас везде должен быть только румынский язык… А на русском пусть говорят Воронин и русские… У себя дома, в России…Или катитесь вы все лучше в Тирасполь…»

Голос: «Смотрите, как бы раньше не отменили самих ваших Филата, Гимпу и этого хитрого Лупу …Президента-то ещё не выбрали… А за Лупу коммунисты, уверяю вас, голосовать никогда не станут… Воронин же прямо сказал, что они за предателей не голосуют… А вот на досрочных выборах коммунисты обязательно победят и тогда все ваши либералы вылетят ласточкой из власти…»

Голос: «А ты, уважаемый, не думаешь, что либералы не станут ждать, пока вы им такую подлянку устроите? Что они просто прежде возьмут за горло твоего Воронина да и попросят выйти вон? Чтобы нам тут не устраивали новый бардак? Мы ведь можем обойтись пока и без президента… Филат же сказал, что если надо, можно и Конституцию изменить…»

Голос: «Это они вместе со своим Ворониным устроили бунт в Кишиневе 7 апреля и разгромили президентуру и парламент… Там, говорят, были боевики Рошки… Я это точно знаю, а всем командовали полковники из СИБ-а…А теперь, гады, винят во всём Филата и Дорика… Ничего, скоро всё выяснится, правда будет установлена, и тогда кое-кому светит решетка…»

Полицейский: «Ну, всё, граждане, закончили митинг! Хватит вам тут пропаганду разводить! А то ещё подерёмся… Я лично ничего против русских не имею. Если они, конечно, не ведут себя так, как ваш Клименко, который молдаван не любит и постоянно оскорбляет…Давайте будем жить в мире…»

Девушка-кондуктор, виновато: «Вы, граждане пенсионеры, на меня не обижайтесь… Просто я с утра не в настроении… Надо платить за учёбу, за комнату хозяйке, надо что-то есть, одеваться и обуваться, а зарплату снова задержали… Руководство автопарка получает очень много, а вот для нас, кондукторов, у них вечно денег не хватает… Может быть, хоть Филат наведет порядок…»

Пожилой молдаванин: «А зачем же тогда обижать русских? Зачем говорить о коммунистах то, чего не знаешь? Они всё-таки кое-что сделали для народа… А новая власть сразу же погнала вверх тарифы…Ты-то, дочка, сама разве не русская? Говоришь на чистом русском, а русских ругаешь… »

Девушка-кондуктор: «Я вообще-то бессарабка… У меня в семье кого только нет… И русские, и украинцы, и болгары… Но я не люблю русских за то, что они оторвали Молдову от Румынии и не пускают нас в Европу…
Не дают нам жить по-человечески….»Голос: «Да никто нас не держит… Хватит болтать ерунду! Причём тут русские? Просто всё дело в том, что Европе мы не нужны… А таких, как ты, девушка, этой хвалёной Европой задурили совсем… Вот вы, молодые, и сидите, разинув рот…

Ждёте, что вам эта Европа туда положит что-нибудь вкусное… Верите своим либералам, демократам и прочим сказочникам… А они сами по себе ничего для вас не сделают… У них совсем другие цели… Они делают только то, что им приказывают из-за бугра… Вот в Румынию они вас затолкать быстренько могут, но вряд ли вам потом станет жить лучше…»
Полная женщина с костылями: «Европа… Европа… Заладили, как попугаи… Надо знать, какая есть Европа… А она разная… Я вот, например, была в Германии на лечении, так там в автобус можно свободно въехать на инвалидной коляске… Всё там оборудовано… И люди живут там лучше потому, что научились требовать от власти соблюдения своих прав… Потому и народ там не такой злой, как у нас…Все вежливые, соблюдают порядок и чистоту… А у нас Кишинёв уже так загадили, так запустили, что стыдно гостей принимать… Вонь, грязь, дикие собаки… Какая уж там Европа!»

Старик с рюкзаком: «Мы ведь тоже раньше не были такими злыми… Потому, что жизнь была совсем другая… Вы вспомните, каким был наш Кишинев… Чистота, розы кругом… Фонтаны… Дома росли, как грибы после дождя… И что, скажите, плохого было при коммунистах раньше? Зачем было ломать Союз? Что нам дала эта наша независимость? Двадцать лет болтаемся, как навоз в проруби… Пока совсем не потонем…А этот ваш либеральный болтун, мэр Дорин Киртоакэ, за два года вообще превратил Кишинев в мусорную свалку… У меня вчера бродячие собаки сожрали половину кур на даче и внука покусали… Джунгли какие-то, а не европейская столица… »

Полицейский: «Эй, ты, домнул, не очень там распространяйся! Теперь у нас новая власть… Профессиональная и справедливая… Она будет работать под контролем Европы и потому тоже будет делать жизнь в Молдове хорошей, европейской… А вот при вашей советской власти половина моих родственников была выслана в Сибирь…Коммунисты ваши постарались… Такого больше никогда не будет! Коммунисты ушли навсегда!»
Пожилой интеллигент: «А вы не боитесь, уважаемые господа, что и ваши либералы тоже провалятся со своими реформами и тоже уйдут навсегда? Вы видели вчера, на митинге у примэрии, как уже разозлился народ? Терпение народа не беспредельно…»

Парень-студент с задней площадки: «А мы вот возьмём, да и разъясним этим старикашкам, как следует, где их место… Мы им не позволим снова сорвать планы Филата и Дорика, которые желают нам, молодежи, только добра… Мы, молодые, не просим у государства, как эти старики, дармовой кормежки… Мы просим только, чтобы оно нам дало возможность работать и получать столько, сколько надо для хорошей жизни…Как в Европе…»

Девушка-студентка: «Мы, студенты, у себя в университете решили, что не будем пускать своих дедушек и бабушек на эти дурацкие митинги, а если будут снова досрочные выборы, просто запрем их дома… Чтобы они снова не выбрали коммунистов…»

Вдруг раздался громкий хлопок, запахло горелым и салон начал наполняться едким дымом. Троллейбус резко дёрнулся и остановился. Пассажиры закашляли, зачихали, в панике бросились к дверям, но они не открывались. Послышались крики: «Горим! Спасайтесь! Откройте двери!». Заплакали дети.

Девушка-кондуктор с перекошенным от страха лицом дергала створки дверей, но они не открывались. Водитель из своей кабины кричал, что отказала система открывания дверей и продолжал нажимать на какие-то кнопки, но двери от этого только дергались, но не открывались. Паника в салоне нарастала…

В этой суматохе вдруг раздался спокойный голос пожилого пассажира – рабочего, который на русском и молдавском языках прокричал: «Спокойно, граждане! Не толпитесь! Пропустите меня! Отойдите от двери! Всё будет в порядке!».

Он пробрался к средней двери, открыл щиток над дверным проёмом, что-то нажал в механизме, раздался щелчок, сверкнули искры … и дверь со скрежетом отворилась.

Молодёжь, первой выпрыгнув из троллейбуса, стала помогать выходить из него старикам. Парень и девушка на руках вынесли из салона женщину с костылями. Полицейский принял на руки двоих детей, а потом помог спуститься беременной женщине… Девушка-кондуктор поддержала под локоть старика-интеллигента, которому стало плохо с сердцем, помогла ему достать их портфеля и принять лекарство, протянув воду в пластиковом стаканчике… Парень и девушка быстро пробежали по салону, собрали брошенные пассажирами сумки и пакеты, вынесли их на тротуар и раздали владельцам…

Всё обошлось, в конце концов, вполне благополучно. Салон быстро опустел. Водитель погасил пожар огнетушителем и вызвал по телефону аварийную машину. Ещё минуту тому назад яростно спорившие и ожесточённо переругивающиеся между собой пассажиры в момент общей для всех опасности мгновенно отбросили в сторону все распри, сплотились и повели себя так, как должны вести себя люди – существа разумные, имеющие душу, радеющие не только о своём благе, но и о благе своего ближнего. Без политических пристрастий. Без деления по национальности. Независимо от возраста и социального положения…

Обсудить