Иван Грек: Проект создания политической партии национальных меньшинств Республики Молдова имеет своей целью разрушить левый политический спектр страны

Перед левым политическим спектром Молдовы стоит первостепенная задача, как сохраниться в таком качестве, чтобы с ним считалась новая власть предержащая. А она решается не уничтожением ПКРМ, а ее трансформацией, в результате которой левый электорат будет иметь выбор между двумя-тремя партиями.

Проект создания политической партии национальных меньшинств Республики Молдова имеет своей целью разрушить левый политический спектр страны до основания с тем, чтобы высечь искру недоверия между молдаванами и немолдавнами, отстаивающими государственность Молдовы, этническую идентичность молдавского народа и этнокультурную духовность полиэтнического сообщества республики. С реализацией этого проекта будет достигнуто умерщвление ПКРМ, а не ее реформирование. В результате этого на десятилетия в стране установится монополия правого политикума, по сравнению с которым авторитаризм Воронина покажется цветочками. Самое главное состоит в том, что этот проект нежизнеспособен по очень многим причинам.

Напомним инициаторам проекта, что такое общественно-политическое объединение имело место в стране – Интернациональное движение «Унитате-Единство». Оно просуществовало 10 лет, но так и не смогло сохраниться. Слабыми сторонами этого движения были подозрительное отношение к нему со стороны молдаван и удачный запуск службами проекта создания национально-культурных организаций в Республике Молдова. В результате политическая и культурная элита молдаван – молдависты – сторонилась этой организации (ни один из них с правого берега Днестра не входил в ее состав), а вожди национально-культурных организаций Молдовы были ее конкурентами, получающими поддержку со стороны официальных властей Кишинева. Восстановление ПКРМ лишило «Унитате-Единство» избирателей и Интердвижение прекратило свое существование.

Идея создания политической партии национальных меньшинств Молдовы впервые была озвучена в 1998 г. после проигрыша выборов в Парламент аграриями. Инициатором выступил тогда известный политик еще с советских времен Федор Афанасьевич Ангели. Формирование такой партии мыслилось тогда, насколько я понимаю, на базе политических фигур, возглавлявших тогда национально-культурные организации Молдовы. Идея умерла сама по себе, но я еще тогда публично выступил против нее.
Опыт Интердвижения «Унитате-Единство» показал также, что должна быть общая идея, которая бы консолидировала полиэтнический народ Молдовы.

Такая идея есть – государственный суверенитет Республики Молдова, но она не может быть идеей только национальных меньшинств. Такая идея должна, прежде всего, исходить от молдаван, отстаивающих свою этническую, политическую и культурную идентичность. Если они окажутся не способными организоваться и защитить свои многовековые ценности, национальные меньшинства не в состоянии сами отстоять независимость Республики Молдова на всем пространстве ее территории. Они способны будут на локальные действия (Приднестровье, Гагаузия, Тараклия, украинский север Молдовы), которые к тому же будут ориентированы на разные геополитические силы (Россия, Турция, Болгария, Украина), имеющие свои интересы в нашей республике. Без объединения усилий двух составляющих народ Молдовы невозможно отстоять государственный суверенитет нашей республики.

Создание такой партии также невозможно, если у национальных меньшинств нет политической элиты, способной понять существо проблем, стоящих перед страной, и объединить свои усилия на решение общей задачи – сохранить государственность Республики Молдова. Возникает проблема лидера такой партии. Выдвигается проблема для политиков каждого меньшинства отдавать ли приоритет решению общих проблем страны и входить в конфликт с центральной властью, или оставаться по национальным квартирам, что, как показала 20-летняя практика, совершенно безопасно для таких политиков.

Еще одна проблема состоит в том, как совместить в одну такую политическую партию различную мировоззренческую позицию ее членов. Среди национальных меньшинств есть люди, придерживающихся правых социально-политических взглядов. Как с ними быть, если они тоже государственники?

Если смотреть на вещи трезво, прагматично, то следует поставить перед собой вопрос, какая политическая элита и какого национального меньшинства готовы участвовать в создании такой партии? Маловероятно, что на это согласятся в Гагаузии. Во-первых, гагаузы не национальное меньшинство, и партия с таким названием их не устраивает. Во-вторых, у них свои задачи, а на проблемный вопрос о политическом суверенитете Республитки Молдова Комрат будет решать со своей позиции, на основе Уложении об АТО Гагауз-Ери.

Между национальными меньшинствами в 2009 г. стоят те же проблемы, которые возникли еще в 1989 г. И если тогда они, будучи консолидированы той опасностью, которая над ними нависла, не смогли объединиться, то как они могут объединиться теперь в рамках такой партии, когда они так разъединены? Мало вероятно, что эту идею поддержит еврейское меньшинство Молдовы. Все знают о тех противоречиях, которые возникли между российскими и украинскими лидерами национально-культурных организаций Молдовы. Не все ладно между лидерами гагаузов и болгар Молдовы. Возникновение такой партии выталкивает нынешних лидеров национальных общин Молдовы на обочину политических процессов в Молдове. Они будут самыми ярыми противниками реализации такой идеи без их участия, а создание такой партии с их участием заранее делает такую партию мертворожденной.

Перед левым политическим спектром Молдовы стоит первостепенная задача, как сохраниться в таком качестве, чтобы с ним считалась новая власть предержащая. А она решается не уничтожением ПКРМ, а ее трансформацией, в результате которой левый электорат будет иметь выбор между двумя-тремя партиями. Мариан Лупу и его Демократическая партия не имеют никакого отношения к левому общественно-политическому движению в Молдове.

Обсудить