Заговор. Неизбрание Лупу и досрочные выборы. Версия журналиста

Сегодня многие говорят (в том числе в прессе), что Филат не верит в успех Альянса, не хочет избрания Лупу президентом и продолжения работы в нынешней конфигурации власти.

Весть о том, что Влад Филат встречался в Владимиром Ворониным для многих прозвучала как гром среди ясного неба. Зачем она была нужна сейчас, что все-таки обсуждалось, почему о ней не объявлялось заранее, что за нужда объявлять о ней когда «ни о чем не договорились» и т.д.? Почему (а насколько можно ссудить по прессе - это так) о этой встрече не знала не только публика, но и коллеги Филата по Альянсу? Почему премьер отказался от им же провозглашенного лозунга ОТКРЫТОГО (что предусматривает в первую очередь гласность) диалога с оппозицией и перешел к сепаратным переговорам с коммунистами?

Сразу же после выборов Альянс ОТКРЫТО, публично обратился к ПКРМ с предложением диалога. Последовал отказ. После, несколько раз ОТКРЫТО и публично с предложением диалога к ПКРМ обращался один из лидеров Альянса г-н Лупу: первый раз после пресс-конференции Владимира Воронина, на которой тот выдвинул два условия участия коммунистов в выборах президента (принятие двух деклараций: т.н. «социальной» и по «суверенитету и Приднестровью»); второй- после официального выдвижения М. Лупу от АЕИ на пост президента Молдовы. В обоих случаях никакой реакции на предложения представителя Альянса не последовало.

Тут же встреча и «консультации» имели место и узнали мы об этом, вероятно, только потому что г-на Филата «поймали» на сепаратных контактах с коммунистами. Отвертеться было нельзя, поэтому г-н Филат отрицать факт встречи не стал и преподнес это как нормальную практику диалога между властью и оппозицией.

Честно скажу, я чего-то подобного ожидала давно. И если для многих эти контакты между Филатом и коммунистами (а надо полагать, что это первая встреча Филата с Ворониным, о которой произошла утечка, но не первая вообще), стали полной неожиданность, то для меня - предсказуемым событием, вытекающим (очень логично) из предыдущих заявлений и действий нашего премьера.

Начнем сначала. Сразу же после выборов 29 июля, когда стало ясно, что коммунисты выборы проиграли, и создается либерально-демократический альянс (АЕИ), которому предстоит взять на себя ответственность за управление страной, т.е. взять власть, возникло ощущение того, что такого исхода не ждали не только коммунисты, но и бывшая оппозиция. И в первую очередь, это относится к г-ну Филату, который повел себя очень странным образом: он категорически отказывался брать власть, увиливал настолько активно, что это стало известно не только участникам переговоров о создании АЕИ, но и широкой публике. Филат открыто заявил, что претендует на пост спикера, имея на это право (право первого выбора), поскольку его партия набрала больше всего голосов из некоммунистических формирований. Более того, он дошел до того, что обвинил некоторых лидеров альянса в желании занять посты, «обладающие иммунитетом», тогда когда он должен идти на риск возглавить правительство, которое в любой момент может быть отправлено в отставку. В этом случае Филат, мол, остается ни с чем.

Это поведение Филата некоторые (меньшинство) называли осторожностью, однако для большинства (в том числе в рядах его искренних сторонников) стало очевидно, что Влад Филат не желает (боится?) делать то, что он сделать обязан по результатам выборов в стране, являющейся по Конституции парламентской демократией, – стать премьер-министром, лидером правящего Альянса. Получалось, что ЛДПМ, во главе с г-ном Филатом, участвовала в выборах для того, чтобы ее лидер занял какой-нибудь пост «с иммунитетом». Не для того, чтобы взять власть и управлять страной, а для того чтобы максимально обезопасить свое сидение в парламенте.

Под давлением общественного мнения г-н Филат был вынужден занять пост премьера. Был вынужден, потому что все последующие действия его на этом посту говорят о его остром нежелании возглавлять Кабинет и нести ГЛАВНУЮ ответственность за происходящее в стране.

Казалось бы лидер Альянса, - а в наших условиях г-н Филат именно потому возглавляет правительство, что по логике формирования власти в парламентской республике руководитель самой успешной партии, как правило, становится политическим лидером правящей коалиции, - должен делать все возможное для успешной деятельности Альянса, обеспечения его стабильности и долгосрочности.

На практике же получается совсем не то. Альянс раздираем противоречиями, его жизнеспособность вызывает сомнения. Результатом такого положения дел стали не провокации ПКРМ, а непонятные, на первый взгляд, действия самих членов Альянса, в том числе самого г-на Филата. Действия, направленные на разрушение Альянса в его нынешней конфигурации.

Элементарные правила любой коалиции (а они чаще всего создаются политически неоднородными составляющими) гласят: для достижения стабильности и успешности необходимо усилия сосредоточить на направлениях, где у участников коалиции противоречий нет, на решение проблем, общее видение которых и «собрало» эти политические силы вместе. При этом вопросы, вызывающие противоречия (а они, как правило, носят второстепенный, не определяющий характер) внутри альянса, необходимо отложить до лучших времен, чтобы вернуться к ним тогда, когда для их решения (прояснения) будут какие-то предпосылки.

А нашей ситуации создание АЕИ стало возможным потому что у четырех партий было общее желание положить конец авторитарному правлению ПКРМ, вернуть страну на демократический путь развития, дать ей шанс на европейскую модернизацию, на интеграцию в Европейский Союз. Одной из главных текущих задач было противодействие экономическому кризису, смягчение его социальных последствий для населения.

Из второстепенных, не определяющих вопросов, по которым у составных частей Альянса есть разногласия, можно отметить следующие: идентичность населения, название языка, название курса истории, отношение к НАТО и к СНГ. Это вопросы «бородатые», которым много лет, которые сегодня не решишь и, как говориться не надо. Они не должны доминировать в политической повестке дня страны. Многие из них решаться со временем, другие останутся объектом публичных дискуссий, но на периферии (!) общественного интереса.

Сегодня же приходится с сожаленьем констатировать, что в центре общественных диспутов оказались именно эти второстепенные вопросы. Вопросы противоречивые, несущие в себе огромный разрушительный потенциал. Разрушительный, в первую очередь, для Альянса за Европейскую Интеграцию. И спровоцировал это «соскальзывание» с главных рельсов управления страной сам премьер. Сначала было заявление про НАТО, потом извещение депутатов Европарламента о название языка, на котором премьер наш говорит, и для полноты впечатления ничем не спровоцированный выход с идеей возвращения в школы «истории румын».

Все эти темы не запретны, о них можно и надо говорить, но, как минимум, после консультаций со всеми членами Альянса, после выработки какой-то общей позиции. В случае невозможности достижения консенсуса (а решения в такого рода вопросах должны быть исключительно консенсусными), они откладываются до лучших времен (или консультации продолжаются). Этого не произошло, в результате одним членам Альянса приходится публично не соглашаться с заявлениями других. Это создает устойчивое впечатление, что в Альянсе проблемы и дни его сочтены.

Это впечатление усиливается обвинениями в прессе, контролируемой (это приходится констатировать) премьером Филатом, в адрес кадровой политики других составляющих АЕИ. Какое-то упрямое стремление выносить весь сор из избы.

Подозрение вызывает и законодательное предложение, разработанное по инициативе премьера Филата, о делегировании депутатов в правительство на 6 месяцев, что оставляет им возможность возвращения в Парламент в случае отставки правительства. Что это? Филат готовится к отставке, а не к правлению?

Все эти моменты заставляли думать, что изначальное нежелание г-на Филата брать власть, возглавить правительство и всерьез взяться за достижение заявленных в предвыборной кампании целей со временем только усилилось. Сегодня многие говорят (в том числе в прессе), что Филат не верит в успех Альянса, не хочет избрания Лупу президентом и продолжения работы в нынешней конфигурации власти. Похоже, что новоиспеченный премьер думает, что задачи, которые стоят перед его правительством, настолько сложны и комплексны, а разногласия и взаимная неприязнь между лидерами АЕИ так велики, что продолжать бороться «за успех безнадежного дела», т.е. за избрание Лупу президентом и обеспечение 4-летнего «властного» мандата, бессмысленно.

В этом контексте встреча г-на Филата с Владимиром Ворониным ПО ПРОСЬБЕ ПЕРВОГО (!) является совершенно логическим шагом в цепочке действий премьера по расшатыванию АЕИ. Очевидно и совпадение интересов премьера Филата (я допускаю, что об этих действиях своего лидера не знают даже в его партии) и ПКРМ – разрушение «неестественного» право-левого Альянса. Легко можно представить о чем шла речь на этой встрече (и на других, если эта не первая), уж во всяком случае не о экономическом наследии ПКРМ, доставшемся правительству АЕИ. Премьер, это следует из логики и характера (секретная встреча) события, по всей вероятности, просил лидера ПКРМ не голосовать за кандидатуру М. Лупу на предстоящих выборах президента для того, чтобы спровоцировать досрочные выборы.

Премьеру тут прямая выгода. Уходит от ответственности за ситуацию в стране, за нарастающий экономический кризис и провалы в управлении (управлять делами в условиях предвыборной кампании это не то же самое, что иметь полноценный мандат на власть – ответственность ниже); консолидирует свою позицию на правом фланге (за счет АНМ, который шансов пройти в Парламент не имеет), повторяет или улучшает свой последний электоральный результат в надежде на более надежное правящее правое большинство, или беспечное оппозиционное существование.

ПКРМ премьер, например, пообещал не трогать их людей на местах и в Кишиневе на более низких уровнях власти, что оставит партии коммунистов достаточно сильный административный ресурс для участия в выборах. В случае удачной кампании, ПКРМ «убивает» все президентские мечты М. Лупу, наказывая его за «предательство», набирает приличный процент (пусть ниже нынешнего), очищает свои ряды от оппортунистов и ренегатов. В этой ситуации ПРКМ после выборов либо возвращается в составе какой-либо коалиции во власть, либо «с чистой совестью» сидит в оппозиции, готовясь к будущим политическим баталиям.

Простой анализ открытой информации совершено очевидно указывает на нынешнее совпадение интересов премьера Филата (ЛДПМ) и ПКРМ. Интерес этот формулируется просто: неизбрание Лупу и досрочные выборы. Думаю, что именно возможности выгодно использовать на практике это совпадение интересов и обсуждалось на секретных встречах Филата и Воронина.

Надо полагать, что в Либеральной партии и АНМ о этих контактах премьера не знали. Не знали о «консультациях» своего лидера и в ПКРМ. Об этом свидетельствует письмо Владимира Цуркана по поводу голосования за нового президента, адресованное лидеру партии г-ну Воронину, о котором стало известно вчера.
Будем следить за событиями.

Специально для ava.md


От редакции ava.md

Версия автора материала весьма интересная, но в неё трудно поверить. Мы надеемся, что премьер-министр отреагирует на эту публикацию и выскажет свою позицию по этой проблеме. Мы готовы довести её до наших читателей

moldova.ava@gmail.com

Обсудить