Как кишиневская власть издевается над пенсионерами или монетизация по-киртоаковски

16 октября истек крайний срок приема документов для компенсации на проезд в общественном транспорте Кишинева

Согласно решению Муниципального совета Кишинева, ежемесячная адресная компенсация в размере 70 леев на пользование общественным транспортом полагается пенсионерам, инвалидам и другим гражданам, чей месячный доход не превышает 1450 леев.


Отмена бесплатного проезда для пенсионеров в общественном транспорте изменила атмосферу в столичных троллейбусах. Если раньше поездка в городском транспорте больше увязывалась со словосочетанием "дискомфорт тела", то теперь появилась неприятная морально-раздражительная нагрузка. Тошно видеть, ставшую уже неотъемлемой, картину постоянной перепалки кондукторов с престарелыми людьми, которые из-за невысокой пенсии не могут и отказываются платить 2 лея за проезд в троллейбусе.

Еще хуже в организационном и эмоциональном плане дело обстояло в районных отделениях управления социальной защиты муниципия, куда представители самых уязвимых слоев населения должны были прийти с заявлением о помощи. Прошедшие две недели там штормило не только от наплыва пенсионеров, которые спешили до 16 октября сдать документы на получение адресной компенсации, но и от негодования пожилых людей по поводу того, как "монетизация" была организована.

Не раз недобрым словом поминали пожилые люди примара Дорина Киртоакэ, который публично пообещал, что для оформления компенсации потребуется всего ничего: заявление, пенсионное удостоверение и паспорт, а процедура подготовки документов займет несколько минут. Как бы ни так. Слишком далек примар Киртоакэ в своих кабинетных фантазиях от реальной жизни.

Престарелые люди, от которых работники собеса уже в коридоре заведения отгородились столами, многими часами подпирали стены оставшейся площади помещения, ожидая своей очереди. Основной же массе пенсионеров пришлось провести несколько часов в очереди на улице. Такая картина наблюдалась в собесах всех районов столицы.

"Основную информацию о том, что происходит в городе, я черпаю по телевизору. В новостях примар Киртоакэ сказал, что для оформления компенсации на транспорт необходимо пенсионное удостоверение, паспорт и заявление. Мало того, он сказал, что ксерокопии будут сделаны на месте. Но я по опыту хождений по инстанциям знаю, что нужно брать с собой все документы, какие есть. Так и оказалось. С меня в собесе дополнительно потребовали справку об инвалидности, хотя она у меня пожизненная. Для чего, неужели они по компьютеру не могли бы проверить? А если я не взяла бы ее, то пришлось бы прийти сюда и отстоять очередь еще раз? И ксерокопии мне пришлось сделать самой. Получается, либо примар говорит то, чего сам не ведает, либо работники соцслужбы не знают, что с нами делать и требуют для подстраховки дополнительные документы. Или еще проще, таким образом фильтруют часть пенсионеров, чтобы они в другой раз просто сами не пришли", - говорит одна пенсионерка. - Вы посмотрите, что тут творится (действие происходит в райсобесе сектора Рышкань)! Разве это нормально, чтобы пожилые люди столько простояли на ногах? Ведь можно было предвидеть, что придут не десять человек, а тысячи".

Отказ от льгот - веяния либеральных реформ в обществе. Льготы, как социальная поддержка, тяжким бременем ложилась на пустую городскую казну. По мнению транспортников, именно льготы привели к деградации муниципального транспорта, так как в результате больше половины поездок просто не оплачивалось, услуга стала нерентабельной. Но речь пойдет не об этом. Хотелось бы остановиться на нескольких моментах "монетизации" по-киртоаковски.

Как заявлял Дорин Киртоакэ, за компенсациями должны обратиться от 35 до 50 тысяч человек. И это притом, что в Кишиневе, по данным, проживают больше 70 тысяч престарелых людей. Тем не менее, странно слышать о таком разрыве числа льготников. Ни много ни мало, но затраты на 15 тысяч "провисших" неизвестно где льготников составят 1 млн. 50 тысяч леев. Вопрос в том, дойдет ли "монетизация" до этих граждан, и если нет, то по каким причинам? Согласитесь, при социально-справедливом подходе, монетизация должна происходить как в математическом уравнении, где объем натуральных льгот должен быть равен объему льгот монетизированных.

В Кишиневе пока история с несколькими неизвестными.

Но даже если исходить из расчета 50 тысяч льготников - 3,5 миллиона леев, за год - 42 миллиона леев, то возникает другой вопрос: а стоило ли заводить всю эту канитель с оформлением дополнительных документов, если была определена планка пенсии - не больше 1450 леев? Не разумнее и проще ли было показать в действии работу автоматизированной системы территориальных касс социального страхования муниципия Кишинев. Там сконцентрированы все данные о пенсионерах, о размере пенсии, наличии инвалидности. Там же есть информация о тех, кто получает пенсию через Сберегательный банк Молдовы, которые ежегодно подтверждают свое желание путем написания заявления в Территориальной кассе социального страхования по месту жительства. И используя современные технологии автоматически начислить "компенсацию", никого не забыв. Или вопрос в том, что господа-реформаторы не знают, куда деньги из городского бюджета направить: непосредственно в руки пенсионерам или на счет городского управления транспортом. Видимо, в этом вопросе у либеральной реформы интеллектуальный тупик.

Совершенно точно могу сказать, какие пенсионеры в киртоаковской "монетизации" остались настоящими аутсайдерами. Те, кто уже совсем плохо передвигается, но еще способны два-три раза в год выйти из дома и поехать в Родительский день на кладбище или навестить свою старую подругу, знакомого. В этих случаях, как правило, поездку на такси своим малоимущим родителям обеспечивают такие же малоимущие родственники, а Киртоакэ с "европейскими ценностями" в кавычках и его команда, этих граждан, видимо, за пассажиров совсем не считает. Как говорится, баба с возу - кобыле легче.

На прошлой неделе директор управления социальной защиты муниципия Евгения Чебан отрапортовала примару о том, что в период с 1 по 12 октября (с момента начала приема документов) было подано 29850 заявлений. Значит, из тех минимальных 35 тысяч льготников, о которых говорил Киртоакэ, за бортом остались 6150 человек. Мало того, Евгения Чебан также сказала, что те, кто не успел в срок попасть на прием в территориальные управления социальной защиты, не получат компенсацию на транспорт за октябрь. Стало быть, опять экономия в 430500 леев. Без ответа остается вопрос: по чьей вине люди, которым положена компенсация, ее не получат?

Возможно, убыточный до недавнего времени общественный транспорт с отменой льгот оживет. Однако в играх с либеральной реформой слабо проговаривается другой ее нелицеприятный ракурс: кого-то льгот лишили, но кому-то их оставили? КМС сохранил привилегию бесплатного проезда в общественном транспорте семи категориям граждан, среди которых - муниципальные советники, сотрудники полиции, представители Службы информации и безопасности, а также Центра по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией. У работников этих служб доход в несколько раз выше, чем 1450 леев.

Кроме того, жители Кишинева так и не услышали, насколько выросли сборы от продажи билетов с появлением в троллейбусах и автобусах кондукторов. Тот, кто часто пользуется общественным транспортом, не раз мог наблюдать картину, как кондукторы, уподобляясь коршуну, летели через весь троллейбус к новому пассажиру, несмотря на переполненный салон, стариков и детей под ногами. Летели за живым леем (теперь уже за двумя), на который был продан пронумерованный билет. "Зайцы", по которым раньше лили слезы директора троллейбусных парков, как-то вывелись сами собой. Зато появились "зайцы" иного сорта, которые с подачи кондуктора или сердобольного пассажира едут дважды, а то и трижды по одному билету.

Казалось бы, местные власти, проводя монетизацию, не должны ухудшать условия предоставления льгот. Однако при стоимости проезда в троллейбусе два, а в автобусе три лея, Муниципальный совет Кишинева определил, что отдельно взятому пенсионеру будет достаточно, соответственно, 35 и 23 поездки в месяц из расчета туда-обратно по прямой. Но в том-то и дело, что в нашей не особо развитой в транспортном отношении столице есть места, куда троллейбусы, автобусы не ходят, а добраться пассажиру можно только на маршрутке. Примеры? Онкоцентр, РКБ, оптовые рынки, где затариваются пенсионеры. Значит, из-за неразвитости транспортных линий передвижение к некоторым пунктам для них теперь станет накладным. Парадоксально, либералы просто лишили пожилых граждан реальной возможности "свободно" передвигаться по городу в поисках наиболее дешевых товаров.

На днях я стала свидетелем горячего спора между кондуктором и пенсионеркой. Разгоряченная пенсионерка, придерживая ногами сетку с луком, доказывала кондуктору, что она не в состоянии оплатить проезд за транспорт. "Вы видите, я еду с оптового рынка, купила лук по 3 лея. Мешок 15 кг, его еще дотащить надо. А мне с магалы, где живу, только чтобы добраться, 12 леев нужно. Это огромные деньги для меня. Я каждый лей считаю от пенсии до пенсии, вот лук на зиму купила", - объясняла пенсионерка, уставшая, вспотевшая, явно с повышенным давлением. "Женщина, выходите, вы должны оплатить проезд. Это не я придумала, таков порядок", - нервничала кондуктор. "Никуда не выйду, мне еще ехать и ехать": Перепалка длилась до тех пор, пока не появились новые пассажиры. Среди них две пенсионерки. Одна сразу села к окну и отвернулась, всем видом игнорируя кондуктора, вторая держала в руках приготовленные два лея. Однако весь вид этой женщины демонстрировал нежелание отдавать деньги.

Во всем мире степень цивилизованности государства определяется по отношению к детям и старикам. Старикам наша власть уже показалась во всей своей красе, отобрав льготы, и насчитав взамен 70 леев. После 25 октября, когда по обещанию власти, вместе с пенсией в филиалах Banca de Economii или почтовых отделениях можно будет получить компенсацию, в истории городского транспорта, видимо, начнется новая страница.
vedomosti.md

Обсудить

Другие материалы рубрики