Закон и беззаконники

…сотрудники полиции вообще откажутся реагировать на любые беспорядки, на любые попытки дестабилизировать обстановку, на любые посягательства на власть, чтобы не стать в очередной раз «козлами отпущения»?

Трудно переоценить главенствующую роль закона и права, позволивших перевести извечную кровопролитную и разрушительную войну людей друг с другом «за место под солнцем» в рамки строго регламентированной конкуренции, в становлении и развитии современной человеческой цивилизации, в формировании государств.

Законы функционируют сегодня в любом государстве, однако, к сожалению, эффективность их воздействия на жизнь общества бывает совершенно разной, поскольку речь идет не о простом провозглашении того или иного закона, а, прежде всего, о его реальном применении и воздействии на отношения людей.

Хорошо известно, например, что права человека сегодня провозглашаются и облекаются в форму закона практически во всех современных государствах, формально называющих себя «правовыми» и «демократическими», однако, на практике они зачастую не соблюдаются. В итоге имеет место фактическое бесправие людей, лишение их элементарных прав и свобод.

А ведь, когда речь идёт о подлинном правовом государстве, то подразумевается, что интересы и права человека в нём не только провозглашаются как высшая ценность, но и реально защищены действующим правом, всех положений которого строго придерживается и действующая власть, и гражданское общество.

Как говорил древнегреческий философ Гераклит, «за закон народ должен биться, как за городскую стену», имея в виду, что совершенный закон, как и крепкая городская стена, является самой главной и самой надежной защитой прав и свобод любого народа.

Эту же мысль развил и великий французский философ-просветитель Вольтер, писавший незадолго до предвиденной им Великой Французской революции, на знаменах которой было написано «Свобода! Равенство! Братство!», что «подлинная свобода состоит в том, чтобы зависеть только от законов».

Абсолютное большинство граждан молодого демократического государства Республика Молдова, формально считающегося правовым, в том числе и те из них, кто никогда и ничего не слыхали ни о Гераклите, ни о Вольтере, но, тем не менее, в силу внутреннего чувства справедливости и жизненного опыта способны отличать законность от беззакония, тоже очень хотели бы, чтобы закон, словно мощная крепостная стена, всегда обеспечивал им надёжную защиту, неусыпно стоял на страже их прав и свобод, чтобы никто из «сильных мира сего» ни при каких обстоятельствах не переступал через закон и право, не пытался толковать, «корректировать» и «править» законы в соответствии со своими сиюминутными личными или клановыми интересами.

Но, к великому сожалению, за всю почти двадцатилетнюю постсоветскую историю своего независимого государства у молдавского народа не было такой законопослушной власти, ни демократической, ни коммунистической, ни либеральной, которая была бы абсолютно свободна от соблазна переиначить дух и букву тех или иных законов, «перелицевать» их, в зависимости от ситуации, только в свою пользу, либо вообще просто не замечать «неудобные» законы и поступать так, словно их не существует.

За примерами далеко ходить не приходится, достаточно бросить непредвзятый взор на правовое пространство Молдовы хотя бы в нынешнем, крайне трудном и беспокойном году, ознаменовавшимся уже двумя выборами высшего законодательного собрания страны и новым парламентским тупиком, грозящим спровоцировать ещё одни досрочные выборы, правда, теперь уже только весной следующего года.

После трагических событий в Кишиневе 6-7 апреля 2009 года потрясённое и возмущённое невиданным ранее диким беспределом и вандализмом молдавское общество долгое время надеялось, что власти очень тщательно, очень честно и объективно разберутся во всём случившемся и проинформируют народ о том, кто же именно стоял за толпами бесчинствующих мародеров, не только разгромивших здания парламента и президентуры, но и искалечивших свыше двухсот защитников правопорядка, пытавшихся воспрепятствовать погрому «мягкими средствами», то есть путём уговоров и увещеваний, в то самое время, когда в них летели камни.

Надеялись добропорядочные молдавские граждане, понимающие, что именно из их карманов власти будут извлекать средства на восстановление двух главных государственных объектов, и на то, что хотя бы схваченным за руку на месте преступления, либо опознанным по материалам видеосъёмки вандалам придётся ответить за свои погромные деяния в полном соответствии с требованиями действующих законов.

Но, увы, созданная тогдашней коммунистической властью специальная Государственная комиссия по расследованию апрельских событий в Кишиневе, возглавляемая Владимиром Цурканом, вначале активно взявшись за дело, вскоре затихла, совершенно ушла в тень, да так и не представила до сих пор заключение об итогах своей работы, не подтвердив и не опровергнув высказанные президентом Владимиром Ворониным обвинения в организации погрома в адрес лидеров ряда оппозиционных партий, которые, как ни в чём не бывало, преспокойно пошли на досрочные выборы во главе своих команд.

Предельно странная, конечно, сложилась ситуация: здания парламента и президентуры разгромлены, ущерб оценивается в десятки миллионов долларов, на госпитальных койках оказались с тяжелыми травмами почти две сотни полицейских и карабинеров, а виновников вроде бы и нет, поскольку практически все задержанные, причастные к массовым беспорядкам в центре Кишинева, по требованию оппозиции и призванных ею на помощь влиятельных международных структур не только оказались на свободе, но и стали изображать из себя «невинно пострадавших от произвола полиции»!

Можно смело утверждать, что именно эта странная беззубость действующей власти, эта её медлительность, нерешительность, а также недомолвки Владимира Воронина и его соратников по правящей в то время команде ПКРМ в вопросе о расследовании всех обстоятельств событий, названных ими попыткой государственного переворота, крайне негативно сказались на имидже коммунистической власти и привели к заметному снижению уровня электоральной поддержки Партии коммунистов на досрочных парламентских выборах, ставшему причиной её перехода в оппозицию.

Во всяком случае, фактический отказ Воронина и его команды в целом сказать народу всю правду о том, кто персонально виноват в событиях 6-7 апреля, а также, в полном соответствии с законом, довести расследование до конца и отдать под суд наиболее «отличившихся» погромщиков и их вдохновителей и подстрекателей, вызвал вначале глубокое недоумение, а затем и резкое осуждение даже со стороны преданных сторонников ПКРМ.

Люди напомнили Воронину, как несколько лет тому назад - за одно единственное разбитое стекло в здании президентуры! - бросивший в него камень кишиневец, обозленный отказом президента принять его по личному вопросу, тут же «загремел на нары», а потому им совершенно непонятно, почему сегодня молодчики, увлеченно громившие парламент и президентуру, организованно калечившие полицейских и карабинеров, оказались вдруг «неподсудными», словно бы «закон писан не для них».

Поэтому сообщение о том, что новый парламент Молдовы, в котором правящее большинство принадлежит сегодня либерально-демократическому Альянсу «За европейскую интеграцию», а Партия коммунистов находится в оппозиции, принял, наконец, решение о формировании новой Комиссии по расследованию причин и последствий апрельских событий, было встречено в молдавском обществе с одобрением и надеждой на то, что уж теперь-то восторжествует закон и будет установлена и оглашена вся правда о случившемся, будут названы и наказаны все виновники погрома.

Для этой надежды, казалось бы, имелись веские основания, так как председателем этой Комиссии был избран юрист Виталий Нагачевский, депутат от ЛДПМ, вице-председателем комиссии назначен депутат-коммунист Вадим Мишин, а секретарем депутат от ЛП Георге Брега. В состав комиссии вошли четверо депутатов от ПКРМ: Анатолий Загородный, Вадим Мишин, Ирина Влах и Игорь Время, от партий Альянса «За европейскую интеграцию» – Виталий Нагачевский и Валерий Гилецкий (ЛДПМ), Юрий Колесник (АНМ) Александр Стояногло (ДПМ) и Георге Брега (ЛП). Было объявлено, что к концу текущего года комиссия должна представить парламенту исчерпывающую информацию - доклад об апрельских событиях.

Но уже 26 октября 2009 года Виталий Ногачевский вдруг заявил, что 60 дней, отведенных на расследование, Комиссии может не хватить для того, чтобы завершить свою работу, добавив, что «если говорить честно, мое мнение таково, что в отношении участников тех событий, которые были в апреле 2009 года, вообще нельзя возбуждать уголовные дела. Можно возбуждать уголовные дела только в отношении тех, которые занимались мародерством».

Более того, как сказал юрист Виталий Ногачевский, «да, камни они в окна парламента и президентуры кидали, но бить их полицейские не имели права», а посему, по его мнению, главное внимание в работе Комиссии должно быть обращено на действия… именно полицейских! Дескать, как смели они применять силу против погромщиков, если те, по мнению господина Ногачевского, не занимались мародерством, а всего лишь… «участвовали в тех событиях», то есть просто громили здания парламента и президентуры, якобы протестуя «против фальсификации выборов». Кстати сказать, так никем и недоказанной.

Впрочем, в том же, мягко говоря, странном духе действует сегодня и Генеральная прокуратура, всё внимание которой приковано не к расследованию преступлений погромщиков и стоявших за ними подстрекателей и организаторов массовых беспорядков, а к выявлению «преступлений» полиции, «посмевшей» применить против них силу. В этой связи Генеральная прокуратура через СМИ обратилась ко всем «пострадавшим» от действий полиции и призвала их сообщить обо всех случаях «насилия и злоупотребления властью» со стороны сотрудников МВД.

По данным Генпрокуратуры, до настоящего времени против полицейских уже подано 103 жалобы, связанные с событиями после 5 апреля. На их основании возбуждено 31 уголовное дело, два из них передано в суд. В то же время, руководитель пресс-службы Генпрокуратуры Мария Виеру сообщила, что в судебные инстанции для рассмотрения передано 10 уголовных дел, возбужденных против 11 человек, которые принимали участие в беспорядках 7 апреля 2009 года.

Такая вот «интересная статистика», из которой с очевидностью следует, что новая власть стремится, прикрываясь законом, расправиться с теми, кто защищал закон и порядок, в то время как истинные погромщики оказались как бы ни при чём.

И хотя новый Генеральный прокурор Молдовы Валерий Зубко заявляет, что «у сотрудников полиции нет оснований для протестов» в связи с таким странным юридическим «кульбитом через голову», группа сотрудников уголовной полиции объявила о намерении организовать акции протеста в знак несогласия с прокуратурой, начавшей уголовное преследование полицейских, которые, по ее мнению, допустили злоупотребления после акций протеста 7 апреля. Полицейские говорят, что «чувствуют себя запуганными расследованием, проводимым прокуратурой».

Но господин Зубко считает, что «у невиновных сотрудников полиции нет оснований для опасения и протеста. У нас есть жалобы, поступившие от граждан, и мы действуем в соответствии с законом. Полицейские же должны исполнять свои обязанности и создавать условия для проведения расследования. Если же сотрудники полиции подозреваются в чем-то, то оказывать сопротивление неуместно».

Формально, вроде бы, всё верно. Но как понимать тот факт, что Генпрокуратурой не заведено ни одного уголовного дела по жалобе искалеченных «мирными демонстрантами» полицейских и карабинеров, в то время как она с готовностью принимает к производству жалобы избивавших и калечивших их «демонстрантов»?

Только потому, что, как ни крути, но полицейские в те тревожные апрельские дни защищали власть в лице правящей Партии коммунистов, против которой боролись те, кто стал властью сегодня?

Почему, как заявляет председатель парламентской Комиссии юрист Виталий Ногачевский (с которым, судя по всему, согласен юрист Валерий Зубко!?) «в отношении участников тех событий, которые были в апреле 2009 года, вообще нельзя возбуждать уголовные дела»?

Только потому, что они выступали под знаменами и с лозунгами тех политических партий, которые сегодня образуют правящее либерально-демократическое парламентское большинство?

А не приходит ли в голову «законникам» новой власти мысль о том, что, если они будут и далее столь же легко путать политику с законом, если они и далее будут руководствоваться в своей юридической практике порочным принципом, гласящим, что «наши всегда правы, а не наши – всегда виноваты», то и сами могут в один далеко не прекрасный день оказаться в ситуации, когда сотрудники полиции вообще откажутся реагировать на любые беспорядки, на любые попытки дестабилизировать обстановку, на любые посягательства на власть, чтобы не стать в очередной раз «козлами отпущения»?

Впрочем, как говорится, «каков поп, таков и приход», а потому вряд ли можно было ожидать и от Виталия Ногачевского, и от Валерия Зубко, и от нового министра внутренних дел Виктора Катана иного отношения к закону, если сверхвольное обращение с ним позволяют себе сами господа законодатели во главе с председателем парламента Михаем Гимпу, занятые откровенным перекраиванием «под себя», то есть под собственные интересы, действующего законодательства страны.

Парламентское большинство в лице депутатов от партий, входящих в АЕИ, продлило себе на полгода возможность совмещения мандата депутата с другими должностями, пытается узаконить возможность депутатам не участвовать персонально в самих заседаниях, в обсуждениях решений парламента. Предлагается позволить депутатам голосовать заочно, по письменному заявлению, фактически не присутствуя на заседаниях. В настоящий момент либерально-демократическими союзниками по АЕИ ведётся лихорадочный поиск путей, позволяющих «обойти» действующие законы относительно порядка избрания президента, чтобы протолкнуть на эту должность «своего человека», избежать досрочных парламентских выборов и окончательно закрепиться во власти.

В этой чрезвычайной ситуации нельзя не согласиться с теми законопослушными гражданами страны, которые всё более настойчиво призывают новую власть опомниться и прекратить законодательный беспредел, вернуть работу Парламента в нормальное русло.

Многие граждане говорят, что, прежде чем приглашать для работы в составе Комиссии по расследованию событий 6-7 апреля 2009 года в Кишинёве неких «западных экспертов», господам либералам неплохо было бы задуматься над тем, что это может быть воспринято на Западе как убедительное свидетельство того, что и с законностью, и с «законниками» в Молдове дело обстоит из рук вон плохо, а потому самостоятельно, без посторонней помощи они даже не в состоянии разобраться в том, что творится в их собственном доме.

Кстати, как показывает известная международная правоохранительная практика, в ситуации, подобной той, которая имела место в апреле с.г. в Кишиневе, власти любой страны ЕС действовали бы во много раз более жёстко, а полиция не слишком бы церемонилась с погромщиками. Во всяком случае, те из них, кто поднял руку на стражей порядка, получили бы наказания по всей строгости закона. И поступи эти власти иначе, они подверглись бы самой острой критике со стороны гражданского общества и были бы вынуждены уйти в отставку.

А пока, увы, увы, всё то, что происходит в сфере закона и права в Республике Молдова при власти либерально-демократического «квартета», можно выразить словами известной пенсии православного поэта Вячесла Радиона: «Ох, не любят же Закон беззаконники; записали весь Закон у покойники, благодатью стали звать беззаконие: от греха для них идёт благовоние…».

А что же хвалёные «международные организации», всякие там «евроструктуры», которые, помнится, так тщательно осуществляли контроль за каждым шагом прежней коммунистической власти? Да ничего. Молчат они, как воды в рот набрали. И, тем самым, лишний раз подтверждают наши давние подозрения в том, что никакие они не «беспристрастные законники», каковыми любят выставлять себя напоказ, а лишь проводники политики двойных стандартов.

И вот это, ставшее сегодня вполне очевидным, неприглядное обстоятельство в наибольшей степени и печалит, и тревожит сегодня законопослушную демократическую молдавскую общественность, так стремящуюся поскорее «евроинтегрироваться», надеясь на то, что уж там-то, в этих самых «демократических и правовых Европах», закон всегда и для всех есть закон и никому не позволено трактовать его по-своему, «поворачивать его как дышло, чтобы по своему вышло», либо же попросту его игнорировать.

Обсудить