О трудностях перевода на русский

(к Декларации Ассоциации историков Республики Молдовы относительно заявления Посла России В.И.Кузьмина)

В Посольстве России в Молдавии внимательно изучили содержание Декларации Ассоциации историков Республики Молдова (АИРМ) относительно заявления посла России в Кишиневе В.И.Кузьмина.

Вызывает удовлетворение тот факт, что на этот раз (в отличие от посвященной 70-летию начала второй мировой войны конференции АИРМ, на которой в адрес российского представителя один из участников голословно-демагогически бросил реплику-обвинение: «Все равно Россия будет вечно виновата перед румынским народом») мы имеем дело с изложением определенной аргументации. При этом не совсем понятно, почему указанный документ не был направлен хотя бы в копии непосредственно в посольство, а имеется лишь в оригинале (на молдавском языке) на ленте Агентства «Инфотаг», в результате чего мы не сразу его обнаружили. Не хотелось бы думать, что АИРМ, члены которой просили Посла В.И.Кузьмина выступить перед ними не на английском, а на русском языке, испытывают проблемы с переводом.

Теперь по существу изложенной Руководящим комитетом АИРМ позиции.

Первое. В декларации АИРМ полностью отсутствует упоминание о том, что подобный курс «История румын» в самой Румынии в школах не преподается. Более того, по сообщению того же агентства «Инфотаг» от 29 апреля 2009 года, «Европейская комиссия против расизма и нетерпимости (ECRI) рекомендует Молдове пересмотреть содержание учебников истории и удалить информацию, дискриминирующую нацменьшинства на территории страны. Рекомендация включена в третий доклад ECRI, который анализирует ситуацию в Молдове в 2003-2007 гг. по проблемам расизма, ксенофобии, антисемитизма и нетерпимости». Как передало Агентство, еще во втором докладе эксперты Комиссии рекомендовали не допускать в новых учебниках создание негативных стереотипов о представителях нацменьшинств.

Уже с учетом данного мнения европейских экспертов идея возврата молдавским учащимся курса «История румын с древнейших времен до наших дней» (мы ознакомились со вторым исправленным изданием 2005 года, г.Кишинев, издательство «Сivitas»), о чем начали недавно рассуждать первые лица нового руководства Республики Молдова, представляется вряд ли уместной в контексте декларируемого приоритета европейской интеграции во внешней политике страны.

Второе. Хотя высказанная Послом России оценка курса «История румын» названа руководящим комитетом АИРМ тенденциозной и несоответствующей реальности, в самом тексте декларации Ассоциации по сути не предпринимается попытки оценить собственно содержание упомянутого учебника. В данной связи хотелось бы подчеркнуть, что высказывания российского посла не имеют ничего общего и даже в подтексте не содержат намека на то, чтобы отрицать право историков да и других исследователей на поиск истины, научную дискуссию, плюрализм мнений и т.д., а тем более не претендуют на некую апологетику концепций российской историографии имперского, советского или современного периода. Речь идет о другом: о двойных стандартах в изложении исторических фактов, причем конкретно российско-молдавских и российско-румынских отношений, роли России в становлении румынской и молдавской государственности, а также об использовании методов умолчания и прямого искажения определенных исторических процессов и деятельности отдельных личностей, сознательном или бессознательном стремлении создать в отношении русских и России негативные стереотипы в формирующемся мировоззрении молодого поколения.

В этом контексте весьма трогательно выглядят усилия молдавских историков, которые тщатся опровергнуть объективный ход исторического процесса на обширной территории Евразии и чуть ли не предлагают совершенно кощунственную идею относительно необходимости для России – по аналогии с Германией, нацистский режим в которой совместно с союзниками из Румынии и других государств развязал вторую мировую войну и, в частности, совершил агрессию против СССР (а в его составе тогда была и Молдавия!), – принести извинения за избавление Европы и всего человечества от фашистской чумы («сопоставимые действия» - в интерпретации АИРМ!). По этому случаю молдавским историкам стоило бы перечитать вердикт Нюрнбергского трибунала, устав ООН и другие фундаментальные и обязывающие акты международного права.

Третье. Посол России, хотя он и является кандидатом исторических наук, разумеется, не ставил себе целью и не намеревается впредь участвовать в дискуссии о правомерности использования терминов «румынский язык», «румынское общество» и т.п. применительно к периоду задолго до возникновения этой системы терминологии в контролировавшихся Габсбургской монархией районах современной Румынии во второй половине 18 века. Таким же образом можно было бы говорить, скажем, о том, что советская (или, на крайний случай, украинская!) армия под руководством киевского князя Олега «прибила свой щит к вратам Царьграда».

Вместе с тем вряд ли можно согласиться с утверждением авторов учебника и Декларации «о трагическом для истории Молдовы в целом и для Бессарабии в частности характере событий 1812 года». Им явно не хватает научной добросовестности, чтобы признать (и научить этому юношество!), что Россия не захватывала и не присоединяла насильственно территорию Бессарабии, а прежде всего вытеснила из этого региона в результате ряда войн и многих жертв Османскую империю, угнетавшую местное население в течение нескольких веков. О таких «мелочах» как многочисленные обращения национальных молдавских господарей (пока Стамбул их насильственно не заменил на фанариотов) к «московскому царю», России о защите и приеме в свое подданство – не стоит и говорить! В этом смысле характерна «печальная судьба» в курсе «История румын», доставшаяся выдающемуся сыну молдавского народа Д.Кантемиру, его сыну Антиоху и другим заметным личностям, которые стали подлинными героями как молдавской, так и российской истории. За ними признают только исторические ошибки или, в крайнем случае, заслуги в области историографии и литературы без упоминания того, что их политика отражала очевидный национальный интерес, иначе почему бы за ними шли тысячи добровольных сторонников, воевавших, скажем, на стороне армии Петра I.

У авторов декларации АИРМ вообще явно не хватает смелости признать ту историческую истину, что практическая реализация «российской территориальной экспансии на Балканах» объективно соответствовала долгосрочным интересам национально-освободительного движения народов этого региона, в результате чего там образовались такие независимые государства как Болгария и Румыния, а в конечном итоге – через ряд парадоксальных исторических эволюций – и Республика Молдова (ибо где еще вне ее границ сохранилась молдавская государственность, имевшая и до 1812 г. несколько веков истории?).

Четвертое. Не имея желания оспаривать почти умилительные усилия молдавских историков с той целью, чтобы доказать, что народы Адыгеи, Башкортостана, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, Хакассии, Удмуртии, Калмыкии, Чувашии и Марий-Эл и др. не вправе сами определить, насколько добровольно они вошли в состав России, считаем необходимым отметить наше согласие с одним из выводов декларации АИРМ: намереваться вступить в Евросоюз не означает идти на конфронтацию с Россией. В интересах Молдавии - сохранить с ней нормальные, взаимовыгодные отношения. Однако нельзя не заметить, что историки похоже по-прежнему подозревают Россию в неких экспансионистских замыслах в отношении Молдавии, поскольку призывают ее «принять де-факто право Республики Молдова как независимого суверенного государства и… и т.д.».

Позволительно заметить, что Россия, в отличие, например, от Румынии, сделала это де-юре в базовом договоре 2001 года и де-факто систематически подтверждает своей политикой, основанной на твердом настрое поддерживать и развивать с ней стратегическое (т.е. долгосрочное, стабильное), прагматическое (т.е. взаимовыгодное, взаимоуважительное) сотрудничество.

Многие другие соображения по тематике, затронутой в декларации АИРМ, вполне могут быть изложены и обсуждены в ходе научных неполитизированных дискуссий, для которых, мы надеемся, будет еще немало поводов и возможностей.

Резюме. С сожалением приходится констатировать, что курс «История румын» в том виде, как он преподавался долгое время в Республике Молдова, представляет собой в целом образчик «мягкой фальсификации истории» с вполне определенными целями, о которых, собственно, и говорилось в заявлении российского Посла. Если это всего лишь «мнение отдельных историков» – его не стоило бы вбивать в голову школьникам.

Подчеркиваем, что окончательное решение – разумеется, за молдавским руководством, научной и педагогической общественностью, однако в Посольстве рассчитывают, что соображения российской стороны на этот счет будут восприняты адекватно и конструктивно - как нацеленные на то, чтобы устранить раздражающие элементы в многовековых и в целом несомненно дружественных двухсторонних отношениях. По примеру, скажем, России и Германии, между которыми, действительно, такого рода проблемы в основном и уже давно преодолены.

Обсудить