Молдова:Сценарии выхода из политического кризиса

Только готовность элит с обеих сторон найти разумный компромисс, пойти на уступки друг другу, без шантажа, угроз, обвинений, обид и будет главным гарантом преодоления кризиса.

Сегодня, за несколько дней до даты избрания президента, никто в стране не может гарантировать исход данного процесса. Все больше признаков неизбежности досрочных выборов. Возрастает риск повторения ситуации, сложившейся в июне 2009 года, когда парламентские партии так и не смогли найти консенсус по поводу избрания президента. Сегодня ситуация схожая. Консенсуса как не было, так и нет. И главное, нет желания элит искать этот консенсус.

С нашей точки зрения, избрание президента тормозится несколькими факторами:

-страхом ПКРМ потерять авторитет в обществе и свою «оппозиционность», так как голосовать за кандидатуру АЕИ, означает поддержать формально их программу и политику. Спрашивается, зачем тогда столько сопротивлялись, чтобы в конце сломаться?

- опасением ПКРМ, что голосуя за кандидатуру на пост президента от ДПМ – часть депутатов из фракции уйдут к Демпартии. Кстати, этот страх есть и у других членов коалиции АЕИ, которые боятся, что ДПМ потребует позже переформатирования Альянса;

- страхом приобрести образ «проигравшего», партии отступившей от своих принципов;

- члены АЕИ, в свою очередь, боятся, что в случае уступок в пользу ПКРМ или даже контактов с компартией, электорат, который у них по структуре является протестным, может воспринять это как «предательство национальных интересов». Отсюда, нежелание АЕИ делиться властью, идти на прямые переговоры;

- некоторые члены АЕИ надеются, что, в случае досрочных выборов осенью, смогут окончательно добить ПКРМ, которая, по их мнению, не наберет больше 15-20 мандатов. Об этом неоднократно говорил Михай Гимпу. Кстати, некоторые члены АЕИ убеждены, что и ДПМ наберет намного меньше;

-существование некоторых теневых игроков ( внешние политические субъекты, бизнес элиты, которые просто желают уничтожить конкурентов, чтобы взять экономический реванш ). Другими словами, кризис в Молдове есть отражение противоречий между Великими Державами;

В сложившейся ситуации нужно искать выход, попробовать общими усилиями избрать президента. В реальности у Молдовы не так много путей выхода из кризиса.

Первый сценарий – избрание Мариана Лупу.

Сегодня АЕИ призывает ПКРМ голосовать за М.Лупу, не предлагая компартии, имеющей почти равное с Альянсом количество голосов, ничего взамен, кроме декоративной функции вице-спикера. Если ПКРМ в 2005, пусть и формально, но отдала «конструктивной оппозиции» ЦИК, Счетную Палату, места в Координационном Совете по аудиовизуалу, то АЕИ хочет единолично занять все значимые посты в государстве.

Для ПКРМ голосование всей фракцией за М.Лупу таит в себе две опасности:

- высокой легитимации нового президента, который наберет больше голосов, чем предыдущий президент страны. В случае его провала, он потянет за собой и все остальные партии парламента, в том числе и ПКРМ.

-разрушение компартии изнутри, так как многие депутаты и местные структуры просто перебегут к новому центру власти в результате эрозии авторитета лидера партии. С этой точки зрения, для ПКРМ безоговорочное голосование за Мариана Лупу опасней, чем досрочные выборы, на которых она наберет не менее 30-35%.

В этом сценарии, для того чтобы ПКРМ гипотетически проголосовала за М.Лупу, нужно соблюсти несколько условий:

-М.Лупу дает обещание, что сложит с себя полномочия председателя ДПМ после своего избрания президентом. Об этом, кстати, говорил и Дмитрий Дьяков, который считает, что президент не должен быть лидером той или иной партии;

- М.Лупу выдвигает свою программу деятельности всем депутатам и начинает сбор подписей в парламенте для выдвижения своей кандидатуры и поддержки программы не от имени Альянса за Европейскую Интеграцию, а от имени всех фракций парламента. Это позволит снять политическое напряжение в парламенте, дать возможность ПКРМ сохранить оппозиционность. По сути, это возобновление процедуры выдвижения;

- подписывается некий общий документ, например, Декларация о национальном согласии, в которой стороны обязуются «остановить политическую войну» и продолжить курс реформ. К тому же, стороны должны взять обязательства по соблюдению некоторых базовых конституционных принципов: суверенитета, нейтралитета, членства в СНГ, прав национальных меньшинств, реформ, свободы СМИ;

- При этом ПКРМ может сделать отдельное заявление, что она голосует не за конкретного кандидата, а за преодоление кризиса, что в отличие от либералов, ее волнует судьба страны и так далее.

- парламент принимает закон об императивном мандате, согласно которому, депутат, попавший в парламент по спискам определенной партии, при желании покинуть фракцию данной партии, теряет и мандат депутата. В этом случае, для ПКРМ исчезнет угроза распада, а для ЛДПМ
– прямая угроза со стороны ДПМ, которая укрепившись, пожелает «переформатировать власть», то есть распределить больше министерств себе;

-ПКРМ получает Службу Информации и Безопасности, (СИБ), ЦИК, Счетную Палату, Координационный Совет по аудиовизуалу, 2 вице-спикера (одного от Демпартии) и некоторые экономические структуры. Взамен ПКРМ дает 8 недостающих голосов. При этом СИБ может сохраниться и у АЕИ. Это уже предмет договоренностей.

Второй сценарий: выдвижение во втором туре другого кандидата.

Этот сценарий больше устроит всех членов АЕИ и ПКРМ, кроме самой ДПМ.

Выдвижение другого кандидата решит несколько задач:

-даст возможность ПКРМ проголосовать без риска саморазрушения

- укрепит единство АЕИ, уменьшив трения между ЛДПМ и ДПМ

- позволит, пригласить и гражданское общество к дебатам по разрешению кризиса

- обеспечит максимальную легитимность президенту.

Скорее всего, другой кандидат должен быть фигурой, пользующейся высоким авторитетом в бизнес структурах и в обществе. Мы думаем, что этим кандидатом может стать Ион Стурза, экс-премьер-министр Молдовы.

Он может быть положительно воспринят ПКРМ, а также ЛДПМ и ДПМ, так как является выходцем из Демократической Партии, и возглавлял ее списки в 2001 году. Более того, он имел экономические связи «по обе стороны баррикад». Приход Стурзы будет положительным сигналом для бизнеса и для инвесторов, позволит стране решить многие экономические проблемы. Безусловно, этот второй кандидат может быть и представителем научной и культурной элиты.

Здесь очень важно, чтобы парламент уже сегодня начал эти переговоры вначале внутри АЕИ, а потом с фракцией ПКРМ. При таком раскладе ДПМ взамен президентства должна получить больше постов вице-министров и глав Агентств и департаментов.

Третий сценарий – широкий Левоцентристский Альянс, включающий в своей основе ПКРМ и ДПМ.

Такой альянс, вполне логичный с идеологической и функциональной точек зрения, трудно достижим.

ДПМ, очевидно, зависит от определенных западных кругов, к тому же имеет обязательства перед некоторыми экономическими группами интересов в самой Молдове. Эти группы не заинтересованы в альянсе с ПКРМ.

Сама ПКРМ упустила время, и теперь этот альянс гипотетически возможен только после того, как будет избран президент, и между составляющими альянса усилятся противоречия.

Четвертый сценарий предполагает привлечение гражданского общества к разрешению кризиса.

С этой целью можно создать некое подобие российской Общественной Палаты, куда будут приглашены представители гражданского общества, творческих союзов, церкви, СМИ, предпринимательские ассоциации, патронат и профсоюзы. Эти структуры могут получить право выдвинуть кандидатуру президента, с условием, что он не будет членом ни одной партии (по крайней мере, парламентской). Для комфорта партийных элит, полномочия президента в этом случае можно урезать и свести до представительских.

В этом случае ДПМ сильно выиграет в имидже - она позиционирует себя как партия, для которой национальный интерес превыше личных амбиций. Со временем эту палату придется узаконить, что даст возможность «сброса пара» для системы, и создаст серьезный институт, который будет давать моральную оценку действиям власти и сохранит ее курс в «демократическом фарватере». При этом мы понимаем, что этот вариант является «идеалистическим», и поэтому никто серьезно из политических элит не станет его рассматривать.

Пятый сценарий предполагает изменения законодательства с целью избрания президента от АЕИ.

-А) проведение референдума по изменению конституции, что позволит к осени избрать президента всенародно. Но в этом случае, нужно будет наделить президента большими полномочиями, то есть сделать республику президентской. Но тогда могут возникнуть проблемы. Члены АЕИ, к примеру, ЛДПМ, может выдвинуть своего представителя на пост президента под предлогом, что у президента больше полномочий, чем у премьера, что разрушает баланс внутри Альянса.

Б) изменение законодательства об избрании президента с тем, чтобы президент мог быть избран простым большинством, то есть 52 голосами, а не 2/3 депутатского корпуса. Но этого невозможно добиться без участия депутатов от ПКРМ, большинство из которых сегодня сдержанно, если не отрицательно, относятся к такой инициативе.

В случае неизбрания президента, появляются несколько рисков:

-досрочные выборы с неизвестным результатом, которые могут переформатировать политическую и геополитическую ситуацию в регионе;

-Михай Гимпу может и не распустить парламент, под предлогом, что Конституция не предусматривает сроков, когда нужно это сделать. Это значит, что на «неопределенное время» Михай Гимпу будет совмещать должность спикера и президента;

-углубление экономического кризиса; свертывание многих социальных и экономических программ из-за отсутствия полноценного правительства и органов власти;

- углубление политической нестабильности и торможение процесса реформ, так как элиты будут заняты выборами;

-рост бюджетного дефицита и инфляции из-за больших «электоральных затрат»;

Резюмируя, можно предположить, что сегодня первые два сценария являются реальнее остальных по многим причинам. Тем не менее, даже если президент будет избран, политический кризис не будет до конца преодолен. Ведь парламент из 53 депутатов, практически нефункционален. К тому же и противоречия между составляющими АЕИ, с одной стороны, и АЕИ – ПКРМ, с другой, велики. Для этого придется провести рано или поздно серьезные институциональные реформы. А это, опять же, невозможно без консенсуса политических сил.

Обсудить