Чемодан без ручки Приднестровской истории

Рецензия на журнал советника президента Приднестровья Анны Волковой "Исторический вестник ПМР"


Александр Житинский.
Седьмое измерение

ЧЕМОДАН

В чемодане пусто.
Его стенки отделаны серой шелковой тканью,
никаких других достопримечательностей внутри нет.

Я догадываюсь, что чемодан заперт на замок,
а вдобавок обтянут тугим кожаным ремнем.
Но это только догадки.
Никогда я не бывал снаружи чемодана,
вечно околачивался внутри. Вечно.

Можно снять его внутренние размеры,
описать серые стены, посетовать на темноту или порадоваться простору.
Но никогда, никогда я не выйду наружу
и не посмотрю беспристрастным взором на этот не кожаный даже, а простой, клеенчатый чемодан, обшитый для красоты клетчатой тканью.

Никогда не увижу я человека, который везет его на тележке, покрикивая: "Поберегись!"

Можно обманывать себя, уверяя,
что знаешь лицо этого человека и окружающую его обстановку.Можно надеяться на свою фантазию, обозревая серые стены, но зря.

Человек этот, я уверен,
совсем не такой, каким представляется мне отсюда.

А мир вокруг него недостижим для моего разума.
Остается ходить внутри чемодана от стенки к стенке, сжимая кулаки.
Остается стучать лбом в мягкую клеенчатую преграду. Остается мечтать.


Ну вот, и дождались! Вышел в свет третий номер «научного журнала» под названием «Исторический вестник Приднестровской Молдавской Республики», - самого, пожалуй, загадочного и непонятного издания непризнанного Приднестровья. Посетители сайта AVA.MD, возможно, вспомнят историю появления этого журнала по публикации журналиста Э.Левченко ( http://ava.md/01-politika/01083-prizrak-istorii-s-chuchelom-orfografii--zhurna….html ). На второй номер журнала попытался написать свой отзыв ваш покорный слуга ( http://ava.md/01-politika/01283---vtoroi-nomer-istoricheskogo--vestnika-pmr-de….html ). Насколько получилось, не берусь судить, но старался быть максимально объективным и честным. Не буду их пересказывать, поскольку каждый желающий может без труда их найти на этом объективном и поучительном сайте.

Но рецензии эти вызвали живой интерес у читающей публики Приднестровья, были перепечатаны в тираспольской прессе, активно обсуждались общественностью. И теперь, когда издан очередной номер Вестника, я чувствую нечто вроде долга рассказать и о новом шедевре исторической мысли ПМР, тем более, что, как и раньше, этот номер мало кто видел, читал, изучал. Все снова покрыто мраком какой-то государственной тайны, снова все засекречено, снова приходится совершать немыслимые комбинации, чтобы раздобыть этот журнальчик и хоть на часок одним глазом взглянуть. Простым смертным увидеть эту сакральную антологию вообще не дано. А почему, давайте разберемся вместе.

Сразу хотел бы сказать, как принято, несколько теплых слов в адрес данного издания, - такого космического количества ошибок, ляпсусов и опечаток, какое мы наблюдали на страницах его старших собратьев, в третьем Вестнике уже не содержится. То ли редакторы с большим уважением стали относиться к своим читателям, то ли авторы почаще стали заглядывать в школьную грамматику и орфографические словари, но факт остается фактом, - ошибок и ляпов уже поменьше. Не то, чтобы они вообще исчезли, - этого я, конечно, не утверждаю. Они встречаются уже начиная с титульного листа, с названий организаций-учредителей («Государвенный институт», «Государвтенная служба»), они не избегли даже И.Н.Смирнова (стр. 120), они выплывают в тексте постоянно Но их масса все же не потрясает уже так читателя, не оскорбляет так грамотного человека, как это было в предыдущих двух вестниках. И это обнадеживает. Хуже обстоят дела с содержанием и с научным уровнем публикуемых статей, - здесь, к сожалению, все так же безнадежно.

Но прежде, чем проанализировать содержание Вестника, хотелось бы обратить внимание читателей на один показательный факт, который мало кто заметит, но который красноречиво говорит сам за себя. Этот номер журнала выходит без редколлегии. Все! Нет ее, редколлегии! Издали Вестник двое небезызвестных и скандальных деятелей на поприще общественной, церковной и научной жизни республики, - его главный редактор А.З.Волкова и ответственный секретарь И.И.Крисько. А где же все остальные члены редколлегии со своими авторитетными именами и регалиями? Неизвестно! Можно предположить, конечно, что университет счел за благо отозвать своих ученых, чтобы не нести ответственность за всю маловразумительную белиберду, коей заполняется журнал от первой страницы до последней. Ну, а министерство тогда причем? Вестник вполне отвечает уровню компетенции и подготовки его чиновников! Или в дружном семействе вспыхнул скандал, или разбежалась редколлегия вовремя по разным углам на безопасное расстояние, или свирепая начальница сама их разогнала железной метлой за недостаточное усердие в поддержке своих начинаний, - это никому не известно. Да только остался Вестник уже на третьем своем году жизни без редколлегии, сироткой казанской. Ну и бог с ней, кто бы плакал! Обратимся лучше к содержанию.

Открывается Вестник «программным» документом «Концепция исторического образования в организациях образования ПМР, реализующих общеобразовательные программы». Не будем придираться к авторам данного документа, которые умудрились втюхать три раза слово «образование» в и так до безобразия громоздкое и аляповатое название своего документа. Но я предвижу сразу же вопрос от коллеги-учителя: «Постойте, а как же известная каждому учителю-историку «Концепция исторического образования в ПМР», которая была принята в 2000 году и по которой мы все успешно работали 10 лет?» (см. «Педагогический вестник Приднестровья», 2000, №3, с.20-25). Спешу успокоить, - не волнуйтесь, старая концепция осталась нетронутой, ничего в вашей работе принципиально не изменится. Авторы нынешнего документа попросту говоря, слямзили всю старую концепцию, добавили в нее несколько ничего не значащих уточнений и выдали за ее на гора как «последнее слово» научно-методического обеспечения учебного процесса. Свои «инновации» нынешние авторы презентуют так: «В содержании исторического образования сделан акцент на улучшение преподавания истории Приднестровья и ПМР, как государственнообразующей идеологии в системе образования республики» (подчеркнуто мною – Д.А.).

Сейчас, на исходе первого десятилетия XXI века, уже все усвоили, что в «государственнообразующей идеологии» нуждаются не демократические правовые системы, основанные на плюрализме и ценностях гражданского общества, а тоталитарные режимы, которые ничего кроме ужаса и отвращения у людей не вызывают, режимы типа Пол Пота в Камбодже, Сталина в СССР, Гитлера в Германии, Антонеску в Румынии, Хорти в Венгрии, Муссолини в Италии, Хомейни в Иране, Ким Ир Чена в Северной Корее и т.д. Поэтому я не могу точно сказать, с чем мы столкнулись в данном случае, - банальной оговоркой малокомпетентных людей, не вполне понимающих те термины, которые они сами же и используют, или это действительно уже громко звучащее требование ввести в нашей республике «государственнообразующую идеологию» для пропагандистского обеспечения какого-то нового тоталитарного режима. Может, и в самом деле для нашего приднестровского, как выразился экс-спикер Шевчук, султаната именно такой идеологии и не достает на сегодняшний день?! Может Волкова с Крисько уже и провели все необходимые разработки, в которые нас всех с вами скоро погрузят по уши?

Поживем – увидим. А пока мы можем лицезреть на страницах журнала госпожу Волкову не в качестве непримиримого борца против законных властей ПМР, и не во главе жалкой кучки своих малочисленных почитателей, а по ее как бы основной работе в роли историка-профессионала. Речь идет о ее статье «Конференции Объединенного совета трудовых коллективов (1989 -1991 гг.)». Этой работой автор продолжает заполнять занятую ею нишу в историографии Приднестровья, - публикации различных протоколов и стенограмм всевозможных заседаний, конференций, съездов времен создания государственности ПМР. И кто бы что плохого сказал об этих публикациях повесток дня, адаптированных докладов и выступлений в прениях, резолюций и заявлений, пространных списков протокольного состава различных рабочих органов и проч., и проч.! Пусть даже и с какими-то не всегда уместными авторскими комментариями, репликами и даже эмоциональными междометиями самой госпожи Волковой. Если бы…

Если бы эти публикации имели хоть какую-то научную или познавательную ценность! Но ее то как раз и нет! Ибо публикатор приводит такие ссылки на соответствующие документы, которые ученый мир признать не может, если бы даже и очень захотел, например, - «Архив ОСТК, опись 1, дело, с.2». Замечательная ссылка, учитывая, что такой организации как «Архив ОСТК» не существует, а, следовательно, никто и никогда не сможет найти оригиналы публикуемых документов и сличить их, сделать соответствующую археографическую экспертизу. Тем более неясно, что за одинокое «дело» хранится в «описи 1», кто составлял, кто описывал, кто сохранял и обрабатывал эти документы, если они в реальности существуют. Возможно, где-нибудь в чулане у автора, или в каком-нибудь неприметном сарайчике, или даже в пещере Али Бабы среди прочих драгоценностей и хранятся какие-то документы. Но никто не воскликнет: «Сезам, откройся!». Ибо они никому не доступны, стало быть, требуют от исследователей элементарной веры, веры в то, что такие-то документы действительно существуют, что это не плод воображения и не продукт чьей-то фальсификации.

Надо верить и в то, что есть в бренном мире одна богоизбранная душа, которой эти исторические артефакты доступны. Только одна и не больше! Все прочие должны просто поверить в научную порядочность и высокий профессионализм боговдохновенной госпожи Волковой, которой одной и открыты эти несметные залежи исторической информации, и которые она время от времени приоткрывает и выносит на всеобщее обозрение подобно Моисею с его десятью заповедями для иудеев. Но поскольку ученые, - люди, как правило, маловерующие, подобные взбросы имеют для них гораздо меньше привлекательности, чем, например, сказки братьев Гримм. И Волкова тем самым делает медвежью услугу авторитету тех организаций, документы которых она берется публиковать в своей интерпретации или в своем сочинении (кто ж тут может проверить, кто ж тут может сказать?!).

Между тем, такая непрофессиональная и совершенно никудышная с точки зрения археографии работа по изданию неизвестно где и кем хранящихся в полуподполье документов поставлена Волковой на поток. Уже вышли в свет книги о заседаниях съездов депутатов всех уровней Приднестровья, о заседаниях Верховного Совета, заседаниях ОСТК. В частности, к 20-летию ОСТК массовым тиражом (5000 экз.) в Тирасполе вышла книга «Вместе мы - сила». Так вот, упомянутая мною статья в журнале является достаточно точным фрагментом вышеназванной книги, которая, в свою очередь, стала фрагментом другой книги того же автора «Горячее лето 1989 года», увидевшей свет в 2004 году. Говорят, в 2010 году планируется издать еще одну книгу все того же автора, посвященную, конечно же, деятельности ОСТК… Но не будем загадывать заранее; появится ли там что-то оригинальное или это будет очередная публикация в который раз уже опубликованных подобным образом все тех же сомнительных протоколов со смачными междометиями и комментариями составителя, - время скоро покажет.

К слову сказать, наблюдатели, иногда заглядывающие в так сказать творческую мастерскую А.З.Волковой, не без изумления обнаружили расширение диапазона ее публикаторского зуда. Диапазон этот теперь включает не просто тайные, никому неизвестные документы общественных организаций недалекого прошлого, а даже и наоборот, - легальные и достаточно всем известные бумаги официальных государственных организаций и структур наших дней. Свидетельством тому может служить недавно состоявшаяся презентация А.З.Волковой ее объемного труда «Исполнительная власть ПМР в 2008 г.», представленный почему-то как «общественно-политический справочник». Что это, - кропотливый и объективный анализ механизмов функционирования органов государственного управления ПМР, их эффективности и результативности? Их действенности, оперативности, продуктивности, коэффициенте полезного действия?

Увы! Это просто очередная бесполезная публикация ежегодных отчетов министерств, ведомств, органов административного управления городов и районов за 2008 год. Им место на страницах ведомственных изданий, в лучшем случае – городских и районных газет. Надо ли было все эти бюрократические отчеты и бухгалтерские сметы издавать отдельным весомым томом с непонятной никому целью и с расходованием, надо полагать, немалых бюджетных средств, - судить не нам. Да только к науке, которую в данном случае госпожа Волкова пытается представлять, эта очередная публикация не имеет никакого отношения.

Но дело не только и даже не столько в этом. Названный объемный фолиант напечатан на такой дорогостоящей мелованной бумаге, которую обычно используют самые знаменитые музеи Европы для издания альбомов из собственных коллекций мирового значения. Но эти высокохудожественные альбомы, несмотря на их запредельную дороговизну, коллекционеры и любители живописи раскупают с удовольствием, наслаждаются высоким искусством, обмениваются, передают их по наследству. На что же ушли в Приднестровье огромные деньги? На издание никому не интересных бесполезных чиновничьих отчетов! Вы только подумайте дорогие читатели, что на эти средства вполне можно было одарить всех наших приднестровских первоклашек бесплатными букварями! Однако на учебники у нас денег не хватает, есть дела и поважнее, - «общественно-политические справочники».

Но вернемся к нашему «научному журналу». Вездесущая Волкова поместила в номере еще один свой материал (то ли авторов им не хватает, то ли своя рука – владыка?), который она назвала «К вопросу о политической фальсификации истории агрессии Республики Молдова против Приднестровской Молдавской Республики». Судя по названию статьи - «К вопросу о…», - автор ее не претендует на углубленное исследование проблемы в во всей ее противоречивости и развитии. Так называют обычно скороспелые поделки с заявкой на постановку какого-нибудь вопроса или разговоре о нем в общих чертах, вокруг да около. И тем не менее, интересно понаблюдать, как в довольно-таки примитивной и беспомощной статье, похожей скорее на вульгарную пропагандистскую кричалку, чем на серьезное историографическое исследование, автор в бесподобном менторском тоне единым махом побеждает всех своих врагов, восседая при этом, как ей кажется, на недоступном и сверкающем Олимпе исторической истины.

Открывается статья оригинальным «открытием» - на военный конфликт 1992 года «существуют две диаметрально противоположные точки зрения в историографии ПМР и Республики Молдова». Правда, «неправильные» авторы окопались и в самом Тирасполе, как считает Волкова. Они употребляют такие термины, как «гражданская война», что само по себе граничит с государственной изменой Приднестровью, поскольку не позволяет точно определить виновника в ее развязывании. Ополчившись на одного из «неправильных» историков П.М.Шорникова за применяемый им термин «Днестровская война», Волкова противопоставила ему «единый вывод» всех «правильных» историков республики, - события 1992 года следует рассматривать «как вооруженную агрессию Республики Молдова против Приднестровской Молдавской Республики», хронологическими рамками которой (агрессии) эти историки условились считать со 2 ноября 1990 г. по 31 июля 1992 г.

Не знаю, как других читателей, но меня этот пассаж оставил в большом недоумении. Для чего ломиться в открытую дверь, - только для того, чтобы упереться рогами в противоположную стену? Ведь термин «война» сам по себе предполагает и агрессию, и оборону, и наступление, и отступление, и победы, и поражения, и наказание агрессора. Не так ли? Используем же мы, в конце концов, термин Отечественная война 1812 года, или – Великая Отечественная война, или – Гражданская война, Северная война, Русско-турецкая война, Русско-японская война, Пелопонесская война, Тридцатилетняя война и т.д., и т.п.. Ведь не внушаем мы своим ученикам на уроках какую-то тарабарщину, вроде «вооруженная агрессия революционной Франции против народа Российской империи». Мы рассказываем об Отечественной войне 1812 года, которая началась с агрессии наполеоновской армии и включала в себя и сожжение Москвы, и Бородинскую битву, и прочие сражения, и партизанскую войну народа против оккупантов. Что здесь непонятного и в чем тут Волкова усмотрела крамолу, мне неизвестно.

Но я предложил бы ей воспользоваться своим собственным опытом и продолжить подобные эксперименты с исторической терминологией в том же духе. Например, созвать очередную научно-практическую конференцию из «правильных» приднестровских историков и заставить России отказаться от термина «Великая Отечественная война», поскольку он «не позволяет определить сторону, виновную в ее развязывании». Хотел бы я посмотреть на реакцию российских историков и политиков на такое заявление! В лучшем случае, просто весело бы посмеялись. А у нас в Приднестровье это все всерьез и надолго. Потому что у нас все можно! У нас все пройдет! И грубость у нас – не грубость, и глупость – не глупость, и хамство – не хамство. Есть у нас генеральная линия, разработанная и направляемая советником президента Волковой, и не приведи господь кому-то не вытянуться перед ней во фрунт, не взять под козырек, а тем более – колебаться или усомниться в ее верности! Проскрипционные списки «врагов приднестровского народа», вероятно, уже составлены и пополняются постоянно.

Ну, а что же историография Молдовы, которую автор собралась пригвоздить к позорному столбу за ее грехи по фальсификации истории? Мы не увидели в тексте каких-либо неопровержимых аргументов или даже примеров этой фальсификации. Процитировав несколько отрывочных высказываний из речей Снегура и Воронина (почерпнутых, кстати, из работ ее приднестровских «неправильных» коллег), Волкова и ограничила этим демонстрацию своей эрудиции в рассматриваемой теме. Но любому человеку мало-мальски знакомому с историей современности известно, что в Молдове опубликовано изрядное количество работ, посвященных событиям 1990 -1992 гг., - монографий, статей, сборников документов, воспоминаний, там по этим проблемам защищены десятки докторских диссертаций. Они изобилуют различными точками зрения и подходами в освещении вооруженного противостояния на Днестре в 90-х годах XX века. Знакома ли с ними госпожа Волкова, мы не знаем. Она лишь ограничилась подборкой цитат из случайно, скорее всего, попавшей в ее руки книги В.Недельчука, изданной еще в 1992 году и высказываний нескольких неадекватных кишиневских маргиналов, захваченных с интернетовского сайта. Цитируемые положения врагов густо сдобрены авторскими ремарками, знаками орфографии, подчеркиваниями и прочими проявлениями эмоциональных реакций Волковой, что, видимо, является ее фирменным стилем, заменяет научную аргументацию.

И еще один фирменный прием А.З.Волковой, который уже стал вызывать просто непочтительный смех в зале. Поскольку честный и объективный анализ взглядов оппонентов у автора как бы хромает на обе ноги и, откровенно говоря, явно слабоват, его заменяет чисто волковская метода: подсчет страниц, посвященных той или иной теме. На основании подобных подсчетов автор с негодованием отвергает не понравившихся ей авторов, отказываясь даже читать их произведения. А что, - очень удобно! Не надо ни изучать, ни анализировать ничего; все и так ясно. И вот, по подсчетам Волковой в работе коллектива авторов во главе с В.И.Царановым «История Республики Молдова с древнейших времен до наших дней» военным событиям 1992 года посвящено три страницы. В работе В.Стати «История Молдовы» таких страниц оказалось две. А в книге Л.Е.Репиды «Суверенная Молдова: история и современность» дотошная А.З.Волкова насчитала всего лишь 17 строк по интересующей ее тематике.

А таких грехов Волкова не прощает. Вот и досталось от нее на орехи так, что мало не покажется доктору исторических наук, профессору, лауреату Государственных премий МССР и ПМР Лукерье Репиде, кстати, ветерану Великой Отечественной войны, нашему земляку, уроженке села Суклея. Выдвинув известному молдавскому ученому несколько обличительных вопросов, госпожа Волкова тут же сделала категоричный вывод: «Ответы на вопросы искать в данном издании бесполезно». И далее, - «Уровень знаний Л.Е.Репиды касательно ПМР того периода говорит сам за себя». И чтобы уж окончательно добить незадачливого кишиневского профессора, не прошедшей школу волковской премудрости и профессионализма, контрольным выстрелом в голову громко звучит ее приговор: «Книга Л.Е.Репиды написана апологетически к идее существования Республики Молдова как суверенного государства». Как говорится, умри, - лучше не скажешь! Вероятно, вся историография мира, если только она не настроена апологетически по отношению к ПМР, будет ею восприниматься как враждебная или не восприниматься совсем. Закалку специалиста по истории КПСС не утаишь, не скроешь! Вот как готовили в СССР партийно- выдержанные идеологические кадры. Учитесь, дети!

И они учатся. Возьмем, к примеру, материал сотрудника отдела научно-исторической работы президентуры А.А.Любенко под истинно патриотическим названием «Армия ПМР – гарант свободы и независимости приднестровского народа в период агрессии Республики Молдова против Приднестровской Молдавской Республики (1992 г.)». Уже по одному названию видно, в чьем гнезде подрастает птенец, какую школу проходит. Ведь три раза умудрился втиснуть лихой удалец слово «Приднестровье» в название своего материала, и только один раз – «Молдова». Это ли не свидетельство принадлежности юного дарования к когорте «правильных» историков ПМР?! Такой не допустит никаких казусов с терминологией, - никаких там «Днестровских войн» и «гражданских конфликтов». Все акценты расставлены совершенно выверено и отточено верно, в соответствии с руководящими и направляющими указаниями начальства. И ничего, что подобные названия уже давным-давно не используются даже в парадных газетных статьях, приуроченных к соответствующим юбилейным датам. И ничего, что содержание статьи, ее уровень и проблематика находятся все на том же парадно-юбилейно-газетном плинтусе, не выше. Ни одного нового факта, ни одного нового документа, ни одной свежей мысли – поверхностная, компилятивная, унылая и просто скучная статья, основанная на многотомной «Истории ПМР», газете «Трудовой Тирасполь» и указах Президента ПМР о назначении тех или иных лиц на соответствующие должности. А где же наука в этом «научном журнале»?

В том-то и дело. Нулевой научный уровень журнала и низкий, почти столь же нулевой научно-популярный его уровень и объясняется, скорее всего, тем, что большинство его авторов состоят в подчинении у всесильной, как они считают, госпожи Волковой. Авторы или состоят на службе в отделе научно-исторической работы, который курирует главный редактор журнала, или работают на кафедре истории ПМР, которой руководит она же, или числятся научными сотрудниками в научной лаборатории истории ПМР под тем же руководством. Видимо, подобно тому, как добропорядочные москвичи когда-то избегали «нехорошую квартиру» в Москве, где поселился со своей свитой Воланд, так же и наши приднестровские историки предпочитают публиковать свои исследования в других изданиях, не желая связываться с журналом, «нехорошая слава» которого распространена в обществе достаточно широко. Не случайно же на протяжении трех номеров ни одного мало-мальски серьезного исследовательского материала или талантливой научно-популярной статьи по истории родного края журнал так и не выдал. Школа, знаете ли, не позволяет!

Эта «школа» явно или скрытно присутствует почти в каждом из опубликованных в журнале материалов. Можно было бы очень много, доказательно и подробно говорить об этом, рецензируя их всех постатейно. Объем рядовой рецензии не позволяет сделать это Но об одном умолчать никак нельзя.

Вестник как и раньше публикует специальную рубрику памятных и юбилейных дат истории Приднестровья в 2010 году. Дело хорошее и полезное. Тем более, что в 2010 году мы отмечаем 20-летие образования ПМР. Давайте посмотрим, какие памятные события двадцатилетней давности предлагают нам отметить издатели журнала? К числу важнейших событий для истории республики Вестник относит такие: принятие постановления внеочередного пленума Тираспольского горкома КПМ «О статусе Тираспольской газеты «Днестровская правда»; принятие постановления Временного Верховного Совета ПМССР «Об обеспечении подписки на газету «Днестровская правда», «О проведении праздничной демонстрации в ПМССР»; распоряжение Тираспольского горисполкома на основе решения V внеочередной сессии XX созыва о назначении начальником планово-финансового управления О.С.Натахина; получение разрешения Тираспольского горсовета на открытие бет-а-кнессета (синагоги) в Тирасполе и выделении участка для строительства нового храма; Бендерская газета «Победа» заняла призовое место в республиканском конкурсе на лучшее освещение технического творчества трудящихся. И далее в том же духе.

Насколько все подобного рода события являлись памятными, юбилейными и судьбоносными для нашей республики, думается, двух мнений быть не может. Но метода эта («геть до кучи») перемешивания важнейших событий и фактов истории с мелкими ничего не значащими в историческом контексте случаями из жизни, так характерная для провинциального мышления, восходит к изданному в 2007 году авторским коллективом под руководством, конечно же, А.З.Волковой, книги «Хроника основных событий ПМР», которую авторы почему-то обозначили как «Энциклопедический словарь»(!).

Тот факт, что члены авторского коллектива и его руководитель имеют в лучшем случае весьма смутные представления о том, что такое энциклопедическое издание, особых удивлений не вызывает. Непонятно другое, как в числе официальных рецензентов этого дилетантского «энциклопедического словаря», рекомендовавших его к изданию, оказались довольно известные университетские ученые, которые как будто бы дорожат своим авторитетом в науке. Впрочем, подробное рассмотрение названного «энциклопедического словаря» А.З.Волковой и Ко должно стать предметом отдельного разговора. Возможно, мы к нему еще вернемся.

А пока хотелось бы обратиться к началу нашего разговора об отсутствии редколлегии в третьем номере Исторического вестника ПМР, которое, по всей видимости, не случайно. Позволю себе предположить, что вхождение в состав редколлегии директора Института истории, государства и права Приднестровского университета профессора И.Н.Галинского и доцента этого института И.М.Благодатских ни в коей мере не сказалось на содержании и научном уровне первых номеров этого журнала, что, понятно, бросало тень на имидж и этих ученых и авторитет самого института, как известного приднестровского центра науки и образования. Косвенным подтверждением этому является и отказ руководства Университета в этот раз участвовать в пышных и претенциозных торжествах по поводу выхода в свет каждого номера злополучного Вестника. Судя по всему, аналогичные причины заставили отказаться от участия в редколлегии и представителей других организаций учредителей.

Вот и все. Что же в итоге? А в итоге издание этого засекреченного и полуподпольного журнала перешло фактически полностью в ведение президентуры и, в частности, в ведение упомянутого отдела научно-исторической работы, возглавляемого неким И.И.Крисько под неусыпным надзором пламенной А.З.Волковой. Надо полагать, что руководители названной структуры уже видят себя в роли своеобразного «Отдела агитации и пропаганды ЦК ПМР». Для порядочных людей и честных исследователей сотрудничество с такими структурами действительно невозможно. Отсюда и такое безрыбье, в котором не только раки, но и жабы могут сойти за рыб!

В результате все организации-учредители журнала во главе с Министерством просвещения ПМР стали просто формальным прикрытием этого Вестника, без какой бы то ни было возможности влиять на «свое» издание. Хотя именно через них осуществляется его государственное финансирование. Надо думать, рано или поздно, но министру М.Р.Пащенко когда-нибудь придется отвечать на неприятный вопрос по поводу денег налогоплательщиков как в прорву улетающих на издание этого полуграмотного, дилетантского, безвестно и бесследно исчезающего в чьих-то недрах журнала. Журнала «Исторический вестник ПМР», никому не известного и никому не нужного, если не считать двух его издателей, Волкову и Крисько, удовлетворяющих с его помощью свои личные интересы и амбиции.

Министру, конечно, тоже не позавидуешь. Как и прочим учредителям тускло мерцающего Вестника. Все они оказались в непростом положении хозяина дорогого, но обшарпанного, тяжелого и никому не нужного чемодана без ручки. Никто его не берет, нести тяжело, груз непосильный, а выбросить жалко, да и не дают. Что делать, никто не знает. А вопрос зреет, обостряется все сильнее с каждым новым номером журнала-невидимки. И задают его все громче и все чаще:

Доколе же будет тянуться вся эта неприглядная история с чемоданом без ручки приднестровской истории?

Обсудить