Язык молдавских либералов. Точка зрения из Тирасполя

Еще один вопрос – как далеко может зайти политика новой молдавской власти, учитывая, что в том случае, если нынешний парламент не изберет президента, следующие досрочные парламентские выборы состоится не ранее осени 2010 года? До осени Михай Гимпу будет и.о президента и за это время успеет много чего закрыть. Кто будет ему в этом противостоять?

Кишиневская пресса сегодня подводит первые итоги войны новой молдавской власти с русским языком. Война эта возобновилась, несмотря на то, что Михай Гимпу, Влад Филат и прочие либерал-демократы во время избирательной кампании говорили о межэтническом согласии. Список демаршей против русского языка уже приличный, хотя с момента первого заседания нынешнего молдавского парламента едва прошло сто дней, а со дня назначения правительства Влада Филата не минуло и пятидесяти.

Правая молдавская коалиция начала с самого влиятельного канала, где сохранился русский язык, - с русскоязычной прессы. Надо признать, что и.о. президента Михай Гимпу и его соратники по коалиции здесь решительно взялись за дело. Кишиневская пресса сообщает о следующих фактах: закрытие телепередачи «TOP NEWS» на русском языке, выходившей на ретранслируемом канале РЕН ТВ, отказ радиостанции «Antena C» в разрешении транслировать передачи «Голоса России», отказ в продлении лицензии для русскоязычной радиостанции «Серебряный дождь», приостановка вещания Телерадио-Бельцы. По последним данным, правящий альянс останавливаться на этом не собирается и планирует закрыть еще ряд СМИ, тоже русскоязычных. Среди них – коммунистический телеканал «NIT».

Остается надеяться, что хоть что-то от русскоязычных СМИ сохранится – например, всеми нами любимая «народная» газета «Молдавские ведомости», которая в прежние годы бескомпромиссно громила коммунистов, а сейчас является изданием, близким к Либерально-демократической партии. То есть к правящей коалиции.

Второе направление «главного удара» для Михая Гимпу - русскоязычные госслужащие в молдавских органах власти. Неизвестно, правда, где они там еще остались, их вытесняли не только при Снегуре и Лучинском, но и при Воронине. Но если где-то, не дай Бог, остались, то теперь либералы и демократы без всякого снисхождения выметут их поганой метлой. И.о. президента уже пообещал, что новая коалиция «не тронет служащих по политическим мотивам, но будет выгонять тех, кто не знает румынского языка». То есть освободит места для коренных румын.

Запад будет безмолвствовать, глядя на все эти действия новых молдавских властей – как который год он безмолвствует в Прибалтике. Где-то на Западе правую коалицию будут и поддерживать, исходя из той логики, что «русскоязычные СМИ и русскоязычные госслужащие – это противники НАТО» и потому их влияние надо бы как-нибудь нейтрализовать.

Вне всякого сомнения, борьба Михая Гимпу и его соратников против «языка оккупантов» вызовет тайное и явное одобрение у идейной молдавской интеллигенции, осевшей после середины 90-х в разных столицах, в том числе и в Москве.

В общем, все сложится, как думают нынешние либералы и демократы. Всё понемногу закроем или припугнем, и никто серьезно и слова не скажет.

В какой-то момент правящий альянс, может, вспомнит о «толерантности» и объявит, что нынешняя кампания никак с русским языком не связана и что это, дескать, борьба с лживой коммунистической пропагандой. Но закрываться при этом наверняка будут и те издания, которые не имеют отношения к молдавской Партии коммунистов.

Можно вспомнить, что племянник Михая Гимпу, нынешний мэр Кишинева и вице-председатель Либеральной партии Дорин Киртоакэ предлагал закрывать русскоязычные СМИ еще в 2000 году, когда он был председателем клуба выпускников западных вузов CAIRO и когда еще никаких коммунистов у власти не было. Тогда Дорину Киртоакэ показалось, что слишком много русского языка в молдавском теле- и радиоэфире, и он выступил с громкими для своего юного возраста заявлениями – убрать, запретить, отфильтровать.

Нынешняя кампания против русского языка непосредственно связана с другим фактором – усилившимся навязыванием румынского языка. Позиция либералов и либерал-демократов здесь не нова и состоит в том, что молдавский язык – выдумка, и только румынский язык – реальность. При либералах уже нельзя будет хитро писать, как при Воронине, что «государственным языком в Республике Молдова является молдавский (румынский)». Для них слова «молдавский» и «румынский» - взаимоисключающие. От лавирования между этими двумя понятиями либералы переходят к прямолинейности. В пользу того, что самостоятельного молдавского языка нет, приводятся доводы о том, что он, дескать, не кодифицировался, что в последние десятилетия нет академической науки под ним и т.д. Когда все эти научные (или наукообразные) аргументы исчерпываются, Михай Гимпу просто говорит – да ну, нет никаких молдаван с их языком, я румын, дети мои румыны, и все остальные тоже румыны, и говорим мы на бессарабском диалекте румынского языка.

Позиция отрицания у либералов естественным образом переходит с молдавского языка на русский. Молдавский язык, по словам Михая Гимпу, «придуман сталинскими оккупантами», это «язык оккупантов», и русский – тоже «язык оккупантов». Значит, «возрождение» румынского языка в Молдове, по логике либералов, невозможно без того, чтобы искоренить и то, и другое. Молдавский язык на практике искоренять не надо – графика латинская, и «титульное» население Молдовы уже смирилось с тем, что оно говорит и пишет то ли на молдавском, то ли на румынском, то ли на самостоятельном языке, то ли на диалекте. А вот «русофоны» еще сопротивляются, настаивают на своей идентичности и правах, имеют позиции в масс-медиа, и эти позиции нужно ликвидировать.

Так думают либералы. Подобный образ мыслей плохо сообразуется с европейской риторикой молдавской правой коалиции (если учитывать декларируемые там стандарты межэтнического согласия), зато он типичен для провинциального самосознания «румынской окраины». Это самосознание, похоже, надолго останется в Молдове. В нем сегодня растворяются все поколения молдавских политиков.

То, что сейчас происходит в Молдове с русским языком, порождает ряд вопросов. Первый – как будет реагировать на это все Россия? Второй – как относится к языковой политике правящего альянса кандидат в президенты от этого самого альянса Мариан Лупу? Часто приходится слышать из уст экспертов, что Гимпу – это одно, а Лупу – мол, несколько другое. Сам Лупу пока ничего не пояснил на этот счет, несмотря на то, что уже успел сделать многое другое – например, съездить в Москву и встретиться там с представителями партии «Единая Россия».

Еще один вопрос – как далеко может зайти политика новой молдавской власти, учитывая, что в том случае, если нынешний парламент не изберет президента, следующие досрочные парламентские выборы состоится не ранее осени 2010 года? До осени Михай Гимпу будет и.о президента и за это время успеет много чего закрыть. Кто будет ему в этом противостоять?

Что касается противостояния, то в Молдове, к сожалению, сегодня вновь складывается привычная, но не самая объективная схема, при которой коммунисты выступают не только оппонентами либералов, но и защитниками русского языка. Главное при этом - не забыть, что во время правления ПКРМ все, что касалось русского языка, тоже не было в особенной чести. Правы те, кто напоминает о сокращении русских групп в вузах, о лишении лицензии Первого канала в Молдове, об экономическом давлении на русскоязычные газеты и других неприятных эксцессах для русскоязычного меньшинства. Это было при коммунистах. Не особенно сопротивлялись они и румынизации в образовании (а может, где-то подспудно и поощряли). Стоит вспомнить также о многочисленных антироссийских выступлениях христианских демократов Юрия Рошки, которые были политическими союзниками ПКРМ с 2005 года и остались бы ими, если бы не досадная нехватка одного голоса на выборах президента в начале июня и досрочные выборы 29 июля.

Все это нужно учесть тем экспертам за пределами Молдовы, которые думают – вот, вернется к власти ПКРМ, и все будет вновь хорошо. Хорошо, собственно говоря, для русских и русского языка в Молдове не было никогда.

Обсудить