Мариан Лупу: Молдова – это не временный проект. Интервью радиостанции "Эхо Москвы"

Поэтому если будут думать наши коллеги из ПКРМ о ценностях национального уровня, тогда нам удастся, видимо, договориться.

И.ЗЕМЛЕР: Вы сейчас приехали в Санкт-Петербург в роли кандидата в президенты Молдавии.

М.ЛУПУ: Вы знаете, наверное, в первую очередь должен сказать, что я сюда приехал в качестве председателя Демократической партии, которая рассчитывает на формирование дальнейших механизмов укрепления двухсторонних межпартийных взаимосвязей, межпартийного сотрудничества. Это первоначальная цель, и мы ее обязательно хотим достигнуть с учетом того, что подобная система взаимоотношений с правящей партией в РФ, с одной стороны. С другой стороны, Демократическая партия, которая является составной частью правящего альянса в республике Молдова. Это важное поле и важные, скажем так, и методы, и механизмы, которые, безусловно, в будущем будут содействовать укреплению того, что я называю стратегическим партнерством между нашими странами, за которое всегда ратовала Демократическая партия, будут проводить в жизнь.

И.ЗЕМЛЕР: То есть нынешняя внутриполитическая ситуация в Молдавии никак не повлияла на ваше решение ехать в Санкт-Петербург?

М.ЛУПУ: Вы знаете, это вторично. Даже если бы ситуация была кардинально иной в республике Молдова, даже если бы я не был кандидатом в президенты или же даже если бы был избран и мы фиксировали бы кардинально иную ситуацию в стране, все равно с удовольствием приехал, приняв данное приглашение с учетом того, что это мероприятие закладывает основы долгосрочного взаимодействия, сотрудничества как на межпартийном, так и на межгосударственном уровне.

И.ЗЕМЛЕР: Сейчас ситуация в Молдове зашла в некий тупик в связи с тем, что нет большинства конституционного ни у тех, ни у других. Как вы думаете, как нужно дальше действовать? Что, менять Конституцию? Или идти опять на внеочередные выборы?

М.ЛУПУ: На сегодняшний день я бы разбил весь этот процесс на несколько этапов. Первый этап или первая фаза данного этапа – краткосрочная фаза. Нужно, безусловно, находить взаимопонимание, решение вопроса по избранию президента и окончанию политического кризиса в нашей стране. Это обозначает необходимость найти как минимум 8 голосов. Либо вся фракция ПКРМ голосует за президента, либо часть представителей данной фракции голосуют за президента.

У нас в 2005 году был сформирован исключительно интересный прецедент. Когда господин Воронин баллотировался на 2-й мандат президентства, и партия коммунистов имела 56 мандатов. То есть не очень сильно отличалась ситуация – на сегодняшний день у правящего большинства 53 мандата. Тем не менее, были проведены переговоры, был проведен политический диалог, который концентрировал свое внимание на приоритеты внутренней и внешней политики. И на основании найденного консенсуса были обеспечены, если не ошибаюсь, 13 или 14 голосов для избрания президента.

Таким образом, на сегодняшний день я предлагал ПКРМ пойти по пути этого же прецедента с учетом того, что и в плане внутренней политики, и в плане приоритетов внешней политики, скажем так, идеология и основные постулаты Демократической партии, те ценности, которые я продвигал и собираюсь в дальнейшем продвигать, они очень схожи, они близки. Безусловно, это хорошая основа для того, чтобы эти голоса были обеспечены.

Это в том случае, если ПКРМ будет думать об истинном национальном интересе, о стабилизации политической ситуации в стране. Это очень опасная ситуация, которая разворачивается на фоне мощнейшего кризиса экономического и социального.

Поэтому если будут думать наши коллеги из ПКРМ о ценностях национального уровня, тогда нам удастся, видимо, договориться. Если же, все-таки, будут преобладать интересы узкопартийные или, более того, я бы сказал, где-то личностные – личностные амбиции, личностные обиды – которые не должны проявляться, скажем так, со стороны серьезных, взвешенных и ответственных политиков. Но если так, то тогда, скорее всего, мы столкнемся с ситуацией повторных парламентских выборов, которые пройдут в следующем году.Уже в контексте этого второго возможного этапа – ничего исключать нельзя в нашей жизни – модификация Конституции необходима. Здесь есть 2 точки зрения. Некоторые из наших коллег, некоторые политики настаивают на том, что в течение первого полугодия 2010 года разработать новую Конституцию, обсудить ее в парламенте и провести через референдум.

И.ЗЕМЛЕР: Извините, одновременно с выборами?

М.ЛУПУ: Нет, уже после того, как у нас пройдет второй этап, в том или ином ключе пройдет второй этап повторных президентских выборов. И, в частности, они предлагают этот сценарий в том случае, если президент не будет избран.

Но позиция Демпартии и моя лично состоят в том, что ни одна демократическая страна, которая уважает демократические ценности, не может себе позволить разработку, обсуждение и принятие новой Конституции в течение от 4-х до 6-ти месяцев. Это слишком серьезное упражнение, это слишком ответственное упражнение. Конституция должна быть стабильна, общество должно понимать, что происходит, и непосредственно участвовать в этом процессе. На мой взгляд, серьезная проработка новой Конституции, которая, скорее всего, требуется – слишком много противоречий, неясностей. Но это упражнение должно быть сделано, ну, в течение, от 2-х до 3-х лет спокойно, в очень, скажем так, в процессе постоянного диалога с гражданским обществом. И выйти на тот формат конституции, который, действительно, нужен и который воспринимается молдавским обществом.
Поэтому наше альтернативное предложение слегка иное. Оно предлагает провести референдум по очень узкому аспекту Конституции.

И.ЗЕМЛЕР: Конкретно по главе, которая касается выборов президента?

М.ЛУПУ: Процедура избрания президента – не более того. Уровень этого вопроса, на мой взгляд, вполне позволяет, чтобы в течение от 4-х до 6-ти месяцев этот узкий аспект, провести необходимые дискуссии в обществе, провести референдум и принять необходимое решение. Почему оно необходимо? Дело в том, что никто при нынешнем раскладе политических сил, при нынешних, скажем так, положениях Конституции никто не может гарантировать, что и после повторных парламентских выборах, которые состоятся не раньше, чем осенью 2010 года, политическая элита Молдовы опять не столкнется с той же самой проблемой.

И.ЗЕМЛЕР: А разрешите уточнение: вот, действующая Конституция, действующие правовые основы в Молдове сейчас позволяют изменять одну главу? Ну, вот, как в России – там можно менять какие-то статьи путем проведения поправок через парламент, а что-то можно менять только путем изменения всей Конституции. У вас как?

М.ЛУПУ: По положениям нашей Конституции есть несколько вещей, которые можно изменять в Конституции исключительно путем референдума – это то, что касается государственности республики Молдова, то, что касается ее суверенитета, то, что касается статуса нейтралитета страны. Другие положения можно проводить путем конституционного законопроекта, не обязательно путем референдума. Можно такой законопроект разработать, внести в парламент, но, опять-таки, за него должны проголосовать больше, чем 61 голос. Да, это потребует квалифицированного большинства и опять у нас блокировка.

Мы еще не знаем, как отреагируют наши коллеги по парламенту из фракции коммунистов, но, в целом, говоря об изменении процедуры избрания главы государства, все-таки, я полагаю, что здесь лучший путь, все-таки, пойти по пути референдума, чтобы народ, общество сказало свое слово.

И.ЗЕМЛЕР: Возвращаясь к перспективам выборов без изменения Конституции, вы рассматриваете противоположный вариант – когда компартия выдвигает своего кандидата и договаривается с вашим альянсом?

М.ЛУПУ: Вы знаете, до сих пор партия коммунистов не выдвигала альтернативного кандидата. И наотрез отказалась это сделать. У нас по этому поводу были серьезные дискуссии в парламенте, из-за этих дискуссий нам пришлось даже переработать органический закон, который связан с процедурой избрания главы государства. Слишком много нечеткостей, неясностей было в этом законе.

Я полагаю, что в момент, когда мы изменили и приняли эти изменения в данном законе, уже ситуация гораздо более четкая, ясная. Но позиция ПКРМ никак не изменилась – они не будут выходить со своей альтернативной кандидатурой. Но хочу сказать, что на это есть и объективные причины – нету в рядах ПКРМ, нету в рамках фракции партии коммунистов кандидата, который бы пользовался необходимым уровень доверия и симпатий со стороны общества, который бы реально мог бы претендовать на этот пост. Видимо, это тоже играет роль определенного сдерживающего фактора.

В.ДЫМАРСКИЙ: Меня вот что интересует, сомнения какие гложут. Насколько прочен ваш альянс, ваша коалиция? Поскольку в моем представлении, все-таки, идеологически достаточно разнородная партия.

И.ЗЕМЛЕР: Не получится ли как с оранжевыми на Украине?

В.ДЫМАРСКИЙ: Да. Не развалится ли коалиция?

М.ЛУПУ: Вы знаете, любая коалиционная форма правления для нашего региона, для нашей страны, для республики Молдова – слегка необычная форма правления. Нету огромного опыта в этом плане. Был определенный опыт в 90-х годах, он был достаточно отрицательный. Но тем не менее, думать, что в будущем нас ждут гораздо чаще ситуации, когда одна партия получает как минимум математическое большинство, больше 52-х в нашем случае и таким образом обеспечивает управление правительства в стране, я думаю, я даю гораздо меньше шансов на такой сценарий. Скорее всего, у нас будет необходимость выхода именно на коалиционную форму правления. Это, вот, некий взгляд общего плана.

Теперь, то, что касается нынешней коалиции. Да, безусловно, я думаю, что нынешняя коалиция, ее можно условно разделить на 2 части – это либеральное крыло и это, скажем так, Демократическая партия, альянс «Наша Молдова», демократическое крыло. Безусловно, есть разные подходы, есть разные, скажем так, взгляды на приоритеты внешней политики в первую очередь. Если либералы совсем иначе относятся к статусу нейтралитета государства – они говорят о возможностях вступления в НАТО, Демпартия очень жестко стоит на позиции необходимости сохранения и укрепления статуса нейтралитета. И не только в Конституции страны, но в целом, как бы, в пакете дискуссий, переговоров и решений Приднестровского вопроса, закрепить этот статус в документах международного уровня. Это полностью соответствует интересам нашего государства.

Да, такие разногласия есть. Мы не первые, мы не последние. Все очень четко, очень сильно зависит от крепкости или, скажем так, функциональности данного формата коалиции, зависит от того, насколько все составляющие части данного механизма будут работать по тем принципам, которые мы разработали и согласовали. Эти принципы четко придерживаются тех норм, которые выдвигала Демократическая партия. А это касается и вопросов, еще раз повторюсь: да, европейская интеграция – ключевое направление, долгосрочное направление нашей работы. При этом евроинтеграция никоим образом не должна означать разрушение наших традиционных взаимоотношений с восточными партнерами. Мы здесь говорим о стратегическом партнерстве с РФ на взаимовыгодных условиях – это абсолютно естественно. Мы говорим, еще раз, о нейтралитете, мы говорим об очень взвешенной и умной политике, которая касается различных этнических групп и обеспечения межэтнической гармонии в нашем государстве.

Вывод. Если все игроки будут придерживаться тех принципов, по которым мы согласились, значит, этой коалиции жить. Если же по тем или иным причинам разные компоненты данной коалиции пойдут другим путем и отойдут от этих принципов, безусловно, это существенный риск для данной конструкции.

В.ДЫМАРСКИЙ: Ну, есть же еще другой водораздел, не только на либералов и демократов. Здесь еще, видимо, водораздел проходит по линии отношений, если хотите, к интеграции с Румынией, не только с Евросоюзом. Я аккуратно выразился.

М.ЛУПУ: Да, конечно – вы очень аккуратно выразились. Когда мы вырабатывали нашу договоренность и фиксировали принципы нашей работы в рамках коалиции, очень четко был поставлен акцент, что республика Молдова – это не временный проект, это государство, которое должно укрепляться и быть вовеки вечным именно таковым. И когда мы говорим о европейской интеграции, мы говорим, интегрироваться в ЕС не через Румынию или путем, скажем так, составной части соседнего государства, а интегрироваться как отдельное, суверенное, независимое государство. То есть это опять один из принципов, по которому мы пришли в нашем пакете.

В.ДЫМАРСКИЙ: У меня такое сложилось ощущение, что то, что произошло сейчас в Молдове, сыграло на руку Приднестровью, сепаратизму.

М.ЛУПУ: Вы правы. Вы, безусловно, правы, потому что ситуация с политической нестабильностью государств, ситуация политического кризиса, безусловно, дает не только дополнительный аргумент, формирует некую, может быть, ситуацию, когда в таком положении особо не можешь говорить о каких-то системных переговорах, о каком-то системном политическом диалоге в различных направлениях. И в формате «5+2», и консультаций, диалога на двусторонней основе. И в этом контексте можно считать, что продвижение вперед по пути данного диалога остановилось. И я думаю, что некоторым силам в Приднестровье – я не могу сказать, что всем, но некоторым, безусловно, это очень интересно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Но ваша формула или ваша модель урегулирования этого конфликта – она совпадает с той моделью, которая худо-бедно как-то развивалась в предыдущие годы? Или вы какие-то принципиально новые подходы предлагаете?

М.ЛУПУ: Я думаю, что на сегодняшний день, да и в прошлом мы никогда не испытывали недостатка моделей, подходов, принципов. Их было предостаточно.

В.ДЫМАРСКИЙ: Дефицит содержания.

М.ЛУПУ: Да не было дефицита содержания, был всегда дефицит политической воли для того, чтобы серьезно воспринять вот ту содержательную часть и серьезно ее проработать. Поэтому я не думаю, что нужно вырабатывать какие-то принципиально новые модели и изобретать велосипед. Нужно внимательно посмотреть все то положительное, конструктивное, что было предложено в прошлом. Безусловно, какая-то добавочная стоимость может всегда появляться. Процесс – он же постоянный. Но на мой взгляд, была сделана достаточно хорошая наработка. И я полагаю, что основной вопрос, который нам нужно решать, - это обобщить. Не идти по формуле «Давайте вначале поговорим о форме, как назвать эту конструкцию воссоединенного государства, а потом думать о содержании». Я бы предложил поставить эти 2 вещи наоборот: давайте-ка сконцентрируемся на содержании – что это за модель, как она должна выглядеть, от А до Я. И в момент, когда этот первый этап закончен, я думаю, можно переходить ко второму этапу и придумать ему название. Будет гораздо легче сделать именно так.

И.ЗЕМЛЕР: Имея такую проблему, как Приднестровье, как вы оцениваете ситуацию вокруг Абхазии и Южной Осетии?

М.ЛУПУ: В той же степени, в которой республика Молдова не признала и не будет признавать независимость и суверенитет Косово. Безусловно, это элемент единого подхода. Республика Молдова не будет и не может признавать ни Абхазию, ни Южную Осетию. У нас у самих неразрешенная территориальная проблема, территориальный вопрос. Но я думаю, что это и есть основной принцип нашего отношения на сегодняшний день и в будущем.

И.ЗЕМЛЕР: Спасибо вам.

В.ДЫМАРСКИЙ: Спасибо вам огромное.

Эхо Москвы

Обсудить