Секретные протоколы приднестровских мудрецов. Стенограмма исторической сессии ВС ПМР

По моему мнению, мы живем во времена застоя, во времена стареющего руководителя Советского Союза. Чем это закончилось, все помнят (Е.Шевчук).

СТЕНОГРАММА
четвертого заседания восьмой сессии Верховного Совета
Приднестровской Молдавской Республики (В сокращении)

18 ноября 2009г. г. Тирасполь

Председательствующий Каминский А.В. – Председатель Верховного Совета ПМР

Проект постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики «О проведении Конституционного референдума Приднестровской Молдавской Республики по проекту конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О принятии Конституции Приднестровской Молдавской Республики» (1-е чтение) (п. 1521)

КАМИНСКИЙ А.В.

Ув. присутствующие, ув. Игорь Николаевич (СмирновИ.Н. В.Л)., ув. депутаты! На пленарное заседание приглашены: Кабинет Министров нашей республики, главы администраций, председатели городских и районных Советов, приглашены все субъекты права законодательной инициативы, приглашены 17 руководителей республиканских общественных и партийных организаций, участвуют в работе пленарного заседания представитель посольства Российской Федерации в Молдове, представитель ОБСЕ, средства массовой информации.

По порядку ведения данного пленарного заседания. Первым слово будет предоставлено официальному представителю Президента по рассматриваемому вопросу, затем будет предоставлено слово председателю ответственного комитета, который представит нам решение ответственного комитета, затем будет предоставлено слово для выступления всем желающим. Хочу подчеркнуть, мы посоветовались на Президиуме и решили, что ограничений сегодня в выступлениях не будет, слово будет предоставлено первоначально для принятия решения депутатам Верховного Совета, затем всем желающим, присутствующим в зале. Приношу свои извинения от имени Верховного Совета за то, что мы не имели возможности пригласить и других желающих для участия в пленарном заседании ввиду ограничения мест в зале заседаний, думаю, что нынешнее заседание, с учетом тех больших проблем, которые вызвал обсуждение в обществе проект новой Конституции, принятие решения о проведении референдума, даст возможность сегодня объективно всем высказаться по этому вопросу и принять соответствующее решение. Прошу изначально, чтобы в зале была тишина, слышали и слушали друг друга и имели возможность высказаться.
Игорь Николаевич, у Вас нет возражений против такого ведения? Нет. Если нет возражений, пожалуйста, Сергей Михайлович Степанов – Министр юстиции Приднестровской Молдавской Республики.

СТЕПАНОВ С.М.

Ув. Президент, ув. Анатолий Владимирович, ув. депутаты, приглашенные. Президентом Приднестровской Молдавской Республики мне поручено представить на ваше рассмотрение проект постановления Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики «О проведении конституционного референдума Приднестровской Молдавской Республики по проекту конституционного закона Приднестровской Молдавской Республики «О принятии Конституции Приднестровской Молдавской Республики».

Для нашего государства, возникшего по воле народа, выраженной в ходе референдумов, сходов граждан, непосредственное выражение воли народа уже стало традицией политической системы. На сегодня не все даже помнят, сколько уже референдумов у нас прошло, возникает даже некоторая путаница в их количестве. По результатам последнего по времени референдума, состоявшегося 17 сентября 2006 года, было принято решение о гармонизации законодательства Приднестровской Молдавской Республики с законодательством Российской Федерации. Для обеспечения ее последовательности, комплексности, полноты возникла необходимость выполнить сближение норм Конституции Приднестровской Молдавской Республики и Конституции Российской Федерации, о чем Министерство юстиции доложило Президенту еще три года назад. Однако Президентом тогда было поручено работать в рамках действующей Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Именно потому, что, будучи гарантом Конституции, он не считал возможным ее слишком частое изменение.

Работа по гармонизации законодательства так и делалась до весны 2009 года, в рамках действующей Конституции. Но весной 2009 года группа из 16 депутатов внесла законодательную инициативу об изменении Конституции. Президентом предлагалось тогда не спешить с принятием этой инициативы, провести дополнительную работу по согласованию позиций и решению имеющихся проблем без изменений Конституции. Вы, вероятно, помните середину апреля, то заседание, когда и до его начала, и во время заседания Президент многократно предлагал воздержаться от опрометчивого политического решения, помните, насколько тогда заседание даже задержалось с началом, поскольку здесь происходил процесс урегулирования ситуации. Однако решение о принятии инициативы шестнадцати состоялось, и процесс пересмотра норм Конституции был запущен вопреки воле гаранта Конституции. В этих условиях сложилась ситуация, которую можно было бы расценивать как то, что Президенту брошен определенного вида политический вызов, в котором просматривалась явная попытка законодательной власти произвести изменения политической системы государства.

В связи с этим Президентом Приднестровской Молдавской Республики было издано распоряжение от 7 мая 2009 года о создании комиссии по развитию и совершенствованию Конституции Приднестровской Молдавской Республики в рамках гармонизации с Конституцией Российской Федерации. Работа этой комиссии велась с мая по октябрь 2009 года, она была достаточно широко представлена, представители были различных структур, и государственных и общественных. Комиссией было принято к рассмотрению достаточно большое количество предложений, из которых, конечно, не все были учтены, но более 80 предложений нашли отражение в тексте предложенного вам варианта Конституции. По сравнению с тем, что было изначально, там 80 поправок появилось.

Комиссия сформировала и утвердила окончательный вариант проекта Конституции на основе ее гармонизации с Конституцией Российской Федерации. Я думаю, что необходимо отметить, что предложенный вариант – это определенного рода компромиссный вариант, поскольку не все предложения, разумеется, были учтены, но были учтены те, по которым нашли согласие. Еще хотелось бы отметить, что комиссия работала в рамках именно гармонизации, а не унификации. Поясняю, унификация предполагает полное тождество, гармонизация предполагает наличие сходства по основным моментам, но вполне возможно различие в каких-то других деталях. Мы и ориентировались на то, что если мы не находим какого-то общего знаменателя по тому либо иному вопросу, тогда брали за основу текст российской Конституции. В тех же случаях, когда нашли в рамках работы комиссии какое-то соглашение, какое-то согласие между собой, тогда принимали именно тот вариант, с которым соглашается большинство членов комиссии.

Подготовленный комиссией вариант, или проект, предусматривает ряд новаций, ряд изменений, ряд корректировок текста Конституции. В частности, в статье первой проекта конституции предлагается установить, что наименования «Приднестровская Молдавская Республика» и «Приднестровье» являются равнозначными. Может быть, кто-то расценивает это как техническую правку, не имеющую значения, но, тем не менее, у нас есть уже некоторая международная практика, где Приднестровская Молдавская Республика не упоминается, а упоминается Приднестровье. Поэтому, для того чтобы не возникало потом никаких вопросов, посчитали необходимым заложить, что и такое наименование должно быть официальным, должно иметь право на существование. Кроме того, подсказку мы увидели в Конституции Российской Федерации, там тоже есть двойное наименование – Россия, Российская Федерация.

Статью вторую проекта конституции предлагается существенно расширить по сравнению с действующей редакцией Конституции. Устанавливается, что Конституция Приднестровской Молдавской Республики действует на всей территории Приднестровской Молдавской Республики. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Приднестровской Молдавской Республике не должны противоречить Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Пункт третий статьи второй проекта конституции закрепляет, что неопубликованные законы не могут применяться на территории Приднестровской Молдавской Республики, более того, любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности граждан, не могут применяться, если официально не опубликованы для всеобщего сведения. Это конституционное положение перенесено из более поздних норм именно сюда, в основы конституционного строя, тем самым ему придано более важное значение, нежели оно существовало у нас ранее.

Большое внимание было уделено комплексу прав и свобод человека и гражданина, его надлежащему обеспечению в рамках прочной государственности. Это рассматривалось как важнейший постулат в созидании и в совершенствовании правовой системы, в построении органов государственной власти и управления. При разработке проекта новой конституции основное внимание было уделено положениям о правах и свободах человека и гражданина, поскольку необходимо создать такую правовую систему, в которой граждане Приднестровья обладали бы комплексом конституционных прав, аналогичным комплексу прав, имеющемуся у граждан России. Невозможно вести речь о гармонизации, если у одних граждан объем прав несколько отличается от объема прав других. Поэтому мы посчитали необходимым этому тоже уделить внимание.

Конституцией Приднестровской Молдавской Республики и сейчас, действительно, предусмотрен обширный перечень прав и свобод, а также закрепляется обязанность государства обеспечивать права и свободы граждан. Однако Конституция Российской Федерации содержит более широкие гарантии института прав и свобод, что позволяет нам на основе процесса гармонизации усовершенствовать нашу Конституцию, а в дальнейшем усовершенствовать и законодательство, вытекающее из норм Конституции.

Наличие прав и свобод вовсе не означает возможности ничем не ограниченного произвола при их осуществлении или злоупотребления ими. Принцип уважения чужих прав и свобод неразрывно связан с идеей обладания основными правами, поэтому Конституцией Российской Федерации запрещается нарушение прав и свобод других лиц при осуществлении лицом своих прав, аналогичные правовые границы осуществления прав как отдельными лицами, так и в рамках всего общества предложены нами и в проекте конституции Приднестровской Молдавской Республики.

Далее. В России есть такое понятие, в Конституции России, – социальное государство. Социальным принято именовать государство, которое берет на себя обязанность заботиться о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защищенности. В Конституции Российской Федерации социальное государство характеризуется как государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь. Достижение отмеченной цели определяется охраной труда и здоровья людей, установлением гарантированного минимального размера оплаты труда, обеспечением государственной поддержки семьи. Подобная норма теперь предусмотрена в Конституции Приднестровской Молдавской Республики. Кстати, по поводу семьи, поправка была нами предложена, включена, однако впоследствии, при дальнейшей работе, была еще одна поправка от одного из авторов, от субъектов права законодательной инициативы поступило предложение о том, чтобы семью поставить на первое место, с этим тоже согласились.

Я думаю, необходимо отметить, что статья пятая, я возвращаюсь несколько назад, уже проговорил о правах частично, но все-таки необходимо вернуться к новелле, содержащейся в «Основах конституционного строя». Статья пятая проекта конституции предусматривает, что в Приднестровской Молдавской Республике признаются: государственная республиканская, государственная местная, частная и иные формы собственности. Все формы собственности в равной степени защищаются государством, норма, которая была заимствована нами из Конституции Российской Федерации, в дальнейшем приведена, в частности: «В Приднестровской Молдавской Республике гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности». Ранее у нас этих положений в Конституции записано не было, это давало возможность рассуждать о том, что не возникнут ли у нас какие-то препоны между городами, районами, не возникнет ли у нас таможенных постов внутри республики, или границ каких-то. Для того чтобы не возникало поводов для таких разговоров, такая норма теперь будет предусмотрена.

Далее. У нас в нашей Конституции не был решен вопрос о том, кто же, какие органы осуществляют государственную власть. Как-то упустили вначале, когда формулировали прежний вариант Конституции, об этом не было сказано. Хотя в Российской Федерации такая норма существует, и мы ее тоже позаимствовали, поэтому теперь устанавливается, что государственную власть в Приднестровской Молдавской Республике осуществляют: Президент Приднестровской Молдавской Республики; государственное собрание Приднестровской Молдавской Республики (законодательный совет и совет представителей), т.е. оба органа законодательной власти; правительство Приднестровской Молдавской Республики; суды Приднестровской Молдавской Республики.

Статья восьмая проекта Конституции посвящена местному самоуправлению, тема, которая затрагивает интересы многих, и с этим связывается много возражений со стороны противников проекта конституции. Согласно этой статье в Приднестровской Молдавской Республике признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно, органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Должен доложить вам, что эта норма буква в букву, точка в точку, а запятых там нет, повторяет текст подобной нормы Конституции Российской Федерации, полностью, без каких-либо вариаций.

По поводу положений, касающихся прав и свобод человека и гражданина, предусмотрен ряд положений, которые имеют некую новизну. В частности, статья 18 проекта конституции устанавливает новое положение о том, что запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Статья 20 проекта конституции устанавливает положение, согласно которому арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускается только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 72 часов, действующая редакция Конституции Приднестровской Молдавской Республики такого ограничения не содержала. Редакция статьи 21 проекта конституции предусматривает охрану достоинства личности, которое охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. 28 статья проекта конституции устанавливает тоже новое положение, согласно которому сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются, за исключением случаев, установленных законом. В 30 статье установлено, что граждане имеют равный доступ к государственной службе. В 32-ой вводится новая гарантия соблюдения защиты прав граждан, а именно устанавливается, что никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или к пребыванию в нем. В пункте втором статьи 34 проекта конституции предусматривается запрещение экономической деятельности, направленное на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Такой нормы у нас до сих пор тоже не было, в российской Конституции она была, теперь мы предложили это сюда.

Редакция статьи 35 проекта конституции содержит конституционные гарантии права собственности. При этом, по сравнению с действующей редакцией Конституции, устанавливается, что лишение имущества допускается не только по судебному решению, но и в случаях, предусмотренных законом. Также данной статьей гарантируется право наследования. В 47 статье расширяется принцип презумпции невиновности, провозглашенный в действующей редакции Конституции, в частности, устанавливается, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката-защитника с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Этот вопрос тоже у нас не был регламентирован на уровне конституционного законодательства, он был регламентирован несколько ниже, теперь это будет регламентировано на самом высшем уровне в законодательной системе.

В соответствии со статьей 58 проекта конституции: «Приднестровская Молдавская Республика предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права, не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения, а также за действия или бездействие, не признаваемые в Приднестровской Молдавской Республике преступлением». Подобная норма не только в российской Конституции есть, эта норма характерна и для других государств.

В проекте конституции существенно изменен, по сравнению с действующей редакцией Конституции, раздел «Основы государственного управления». Правовое положение Президента, ввиду того, что по форме правления Приднестровская Молдавская Республика – президентская республика, это статья 60 проекта, охватывает несколько сфер. Прежде всего, Президент выступает как глава государства, из чего следует, что он является первым среди государственных должностных лиц, он представляет Приднестровскую Молдавскую Республику внутри страны и в международных отношениях. Исходя из сложившейся международной практики, это означает, что его заявления и акции не нуждаются в каком-либо удостоверении, Президент действует всегда на основании факта, что он является главой суверенного государства. Именно как глава государства Президент наделен правом обращаться с посланиями к законодательному органу. При Президенте аккредитуются дипломатические представители, он назначает и отзывает дипломатических представителей Приднестровской Молдавской Республики в иностранных государствах и международных организациях. Президенту, как главе государства, принадлежит право помилования. Естественно, что многие из полномочий, которые вверены ему, глава государства реализует с помощью должностных лиц и органов в ряде случаев, прямо указанных в Конституции.

Так, согласно проекту конституции назначение и отзыв дипломатических представителей в соответствии с Конституцией производится им после консультаций с соответствующими комитетами или комиссиями государственного собрания. Таким образом, и законодательная власть включается в этот процесс. Что касается, например, помилования, то Президент по обычаю использует рекомендации лично им назначенных лиц. Президенту также предоставляется право формирования особого органа – совета безопасности, деятельность которого направлена на выработку основных направлений в политике в сфере обеспечения безопасности государства. Президент является верховным главнокомандующим Вооруженными силами. В этом качестве он вводит военное положение, режим, который определяется конституционным законом, назначает высшее командование Вооруженных сил, утверждает военную доктрину Приднестровской Молдавской Республики. Законодательные полномочия Президента связаны со сферами законодательства и исполнения законов. Президент имеет право законодательной инициативы и право вето.

В сфере исполнительной власти, согласно проекту конституции, роль Президента определяется не только его активным влиянием на деятельность правительства, поскольку Президенту принадлежит право определять основные направления внутренней и внешней политики государства в целом, но и тем, что он с согласия законодательного совета назначает председателя правительства, а по предложению последнего – и персональный состав правительства. Кроме того, Президент имеет возможность ограждать правительство от необоснованного, по его мнению, вмешательства в полномочия законодательной власти. Президент имеет право не согласиться с выражением законодательным советом недоверия правительству. Концепция президентской власти, согласно проекту конституции, существенно отличается от закрепленной в ныне действующей Конституции Приднестровской Молдавской Республики, и суть этих изменений состоит, прежде всего, в том, что Президент перестает быть главой исполнительной власти. Двойственное положение Президента как главы государства и главы исполнительной власти, ныне существующее, прекращается. Согласно проекту конституции исполнительная власть осуществляется теперь правительством, должна будет осуществляться правительством. Председатель правительства, а не Президент, определяет основные направления деятельности правительства и организует его работу.

В проект конституции введена глава «Государственное собрание Приднестровской Молдавской Республики». Нормы этой главы раскрывают основы организации и деятельности парламента Приднестровской Молдавской Республики. Согласно проекту конституции государственное собрание или парламент, наряду с Президентом и судами Приднестровской Молдавской Республики, осуществляет государственную власть в нашей стране, о чем я несколько ранее уже сказал. Как устанавливает проект конституции, государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Государственное собрание представляет именно законодательную власть Приднестровской Молдавской Республики. Правовой статус государственного собрания определен не только главой третьей раздела третьего проекта конституции. Основы взаимодействия государственного собрания с Президентом установлены также главой «Президент Приднестровской Молдавской Республики», поскольку там тоже есть соответствующие нормы, и охватывают чрезвычайно широкий спектр вопросов. В частности: согласование назначения ряда должностных лиц, назначение выборов, роспуск законодательного совета, участие Президента в законодательном процессе, введение военного и чрезвычайного положения, отрешение Президента от должности, порядок назначения председателя правительства Приднестровской Молдавской Республики, а также выражение недоверия правительству законодательным советом и некоторые другие.

Государственное собрание предполагается состоящим из двух палат, палаты – это условное обозначение, совета представителей и законодательного совета. Формально совет представителей не является верхней палатой парламента и, соответственно, законодательный совет не является нижней, так как это не установлено проектом конституции, в нем не оговорено, какая из палат выше, а какая ниже, они равнозначные. Палаты государственного собрания заседают раздельно, в отдельных случаях проводятся совместные заседания палат. На своих заседаниях палаты государственного собрания осуществляют полномочия, отнесенные к их ведению Конституцией Приднестровской Молдавской Республики. Большинство полномочий палат разграничено в проекте конституции, исходя из характера представительства, заложенного в способе формирования палат, и их функционального назначения. Согласно проекту конституции в законодательном совете через депутатов представлены все граждане Приднестровской Молдавской Республики, независимо от места их проживания на территории Приднестровской Молдавской Республики, а совет представителей формируется из представителей органов государственной власти административно-территориальных единиц Приднестровской Молдавской Республики. Таким образом, через совет представителей обеспечивается выработка решений, наиболее точно учитывающих интересы на местах.

Существуют три основные группы полномочий палат государственного собрания, устанавливаемые проектом конституции. Первая из них относится к исключительному ведению каждой из палат государственного собрания, вопросы. Вторая – это вопросы, связанные с организацией деятельности палат, и третья – это вопросы по принятию законов. В проекте конституции определены вопросы, которые выходят за пределы законодательной деятельности парламента и являются юридическим выражением системы сдержек и противовесов в построении, функционировании высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти. Рассмотрению парламентом подлежат и другие вопросы, которые находятся в ведении Приднестровской Молдавской Республики и должны решаться представительным органом. Следует особо отметить закрепленное в проекте конституции различие функций палат по принятию законов. Согласно проекту конституции законодательная деятельность сосредоточена преимущественно в законодательном совете. Законопроекты вносятся в законодательный совет. Ограничены сроки, в течение которых совет представителей обязан рассмотреть законы, переданные ему законодательным советом. Функции совета представителей в области законотворчества состоят в рассмотрении законов, принятых законодательным советом, их одобрении или не одобрении.

Палаты государственного собрания по вопросам, отнесенным к их ведению конституцией, принимают постановления. Особой разновидностью актов палат государственного собрания являются их регламенты. Проект конституции, сохраняя известную преемственность законодательной регламентации деятельности исполнительной власти, весьма существенно изменил ее статус и место в системе органов государственной власти. Правительство осуществляет государственную власть в Приднестровской Молдавской Республике наряду с Президентом и другими уже перечислявшимися мною ранее субъектами. Согласно проекту конституции правительство осуществляет исполнительную власть Приднестровской Молдавской Республики. Из содержания этих положений ясно, что правительство – высший орган исполнительной власти, хотя слово «высший» применительно к этому органу в проекте конституции не употребляется. Проект конституции повышает статус правительства, закрепляет его самостоятельность. В современном облике правительства, предлагаемом в проекте конституции, более последовательно должны быть выражены прерогативы исполнительной власти, с учетом принципа разделения властей. Предусматривается ответственность правительства за проведение социально-экономических преобразований в стране, осуществление единой государственной политики в отраслях и сферах народного хозяйства.

Представляется важным отметить, что новый основной закон создает реальные предпосылки к тому, чтобы правительство стало способным реализовывать намеченные им программы по стабилизации экономики и нести всю полноту ответственности за свои решения и действия, оно должно для этого иметь необходимый арсенал инструментов. От других органов правительство отличается, прежде всего, предметом и сферой деятельности. Оно занимается не принятием законов, как государственное собрание, а обеспечивает управление экономикой, социальной сферой всей страны. Достаточно сказать, что, согласно проекту конституции, правительство разрабатывает республиканский бюджет и отчитывается об его исполнении, осуществляет управление государственной собственностью, обеспечивает проведение единой финансовой, кредитной, денежной политики, государственную поддержку культуры, науки, образования, здравоохранения. Одной из основных функций правительства является организация исполнения законов, систематический контроль за их исполнением органами исполнительной власти всех уровней и принятие необходимых мер по устранению допущенных нарушений. Данная задача пронизывает деятельность правительства, предопределяет содержание и характер его полномочий, легитимность его решений, т.е. принятие их на основе и во исполнение Конституции, законов и указов Президента Приднестровской Молдавской Республики.

КАМИНСКИЙ А.В.

Сергей Михайлович, я прошу прощения, при предоставлении Вам слова я не уточнил, сколько времени вам необходимо для доклада. Вопрос, безусловно, очень важный, мне не хочется вас ограничивать, тем не менее, обратите внимание на Регламент.

СТЕПАНОВ С.М. Я постараюсь уложиться в минут десять еще.

КАМИНСКИЙ А.В. Да, будьте добры. Спасибо. Извините.

СТЕПАНОВ С.М.

Я действительно могу прекратить зачитывание этого пояснения, поскольку я полагаю, что депутаты этот текст держали в руках и читали, и необходимости в каких-то моих комментариях сейчас, наверное, для депутатов нет, уже все это прочитано. Я имел в виду, чтобы это услышали и другие лица, которых вы пригласили сюда, им, наверно, нужно было бы пояснять в какой-то степени. Хотя тоже думаю, что проект прочитали все, поскольку вопрос достаточно интересен для основной массы участников сегодняшнего собрания.

У нас сложилась ситуация, когда возник ряд критических высказываний относительно проекта конституции. Плохо это или хорошо? Я думаю, что это нормально, я думаю, что это естественно, поскольку трудно припомнить в истории человечества ситуации, когда какие-либо предложения о переменах сразу же полностью, стопроцентно поддерживались и одобрялись, такого не бывает, когда речь идет о достаточно серьезных изменениях. Но должен отметить, что предложенная нами формулировка по вопросам местного самоуправления, я уже немного ранее затрагивал, она дает возможность самому обществу сконструировать систему местного самоуправления таким образом, чтобы она была не намертво закрепленной железобетонной конструкцией, а живой, способной динамично видоизменяться, в зависимости от потребностей людей, живущих в конкретном населенном пункте, произрастающей из нарабатываемого на местах положительного опыта самоуправления в области решения насущных, повседневных проблем местного значения, основанных на реальных финансовых возможностях именно этих людей и реальном кадровом потенциале именно этой местности. Вот тогда это будет местное самоуправление, а не некий эрзац, смесь местного государственного управления и якобы местного самоуправления, что мы имеем на сегодняшний день.

Местное самоуправление, финансируемое из бюджета, формируемого всеми, а не только жителями этой местности, – это не местное самоуправление, это что-то новое, сугубо приднестровское изобретение. Мы предложили именно дать возможность выработать ту формулу организации местного самоуправления, которая бы действительно могла расцениваться именно как самоуправление, самоорганизация, самообеспечение, самомобилизация. Т.е. люди на местах, признавая необходимость каких-то действий местного характера, местного значения, для них актуальных, а не для других людей, вот эти люди на местах возлагают на себя же дополнительные какие-то нагрузки. Тогда это будет местным самоуправлением.

Текст статьи 8, я уже говорил о том, что он полностью воспроизводит текст статьи 12 Конституции Российской Федерации, что еще раз подтверждает, на мой взгляд, сомнения в объективности критических оценок. Вариантов организации местного самоуправления и в романо-германской правовой семье, и в семье общего права существует множество, и никто в мире не требует, чтобы его формы в обязательном порядке были похожи на какой-либо иностранный образец. Таких иностранных образцов не существует, которые были бы обязательны для всех. В каждой стране, в каждом обществе вырабатывается та формула, которая приемлема именно для этого общества и для людей, живущих на этой территории. Важно, чтобы применяемая форма эффективно функционировала, чтобы население воспринимало ее как нечто для него полезное, чтобы ни один гражданин не оставался наедине со своими жизненно важными проблемами в тех случаях, когда функционеры местного самоуправления по каким-либо причинам не срабатывают.

За последние годы законодательная власть, фактически принадлежащая одной из партий, предприняла немало усилий по выстраиванию так называемой депутатской вертикали, выходя на практике за рамки своих полномочий и создавая некую иллюзию организационного отношения депутатов местных Советов к государственной власти, и при этом говорится, что они местное самоуправление. Но если они местное самоуправление, то какое они отношение к государственной власти могут иметь? По определению местное самоуправление должно быть отделено от любой ветви власти, иначе оно перестает быть самоуправлением.

Предложенный проект конституции имеет целью на деле обеспечить в нашем обществе разграничение между властью и самоуправлением. В условиях протекавшей на протяжении ряда лет политической борьбы, имевшей форму состязания между ветвями власти относительно объема их влияния на положение в обществе и государстве, назрела насущная необходимость определиться: стране, ее народу нужно некое зрелищное состязание ораторов или максимально четкое исполнение каждым государственным институтом тех функций, которые определены для них законом. Многосерийное увлекательное шоу с политическими баталиями избранников электората, ведущее к разложению государства, мы и у соседей посмотрим, есть достаточно таких примеров, попереживаем за них в свободное от работы время, а у себя нам нужен четкий механизм взаимодействия, координации, взаимного контроля, эффективного управления всеми процессами, имеющими жизненно важное значение.

Нужна бесперебойно работающая система сдержек и противовесов во взаимоотношениях между всеми ветвями власти. Нужна страховка от ошибочных решений и избыточного накала страстей, которые только лишь нервируют людей. Поэтому и возникла необходимость во второй палате законодательного органа, призванная обеспечить большую степень взвешенности принимаемых решений. Должен быть в обязательном порядке обеспечен учет реальных потребностей всех административно-территориальных единиц в законодательном регулировании складывающихся отношений. Порядок формирования совета представителей ныне отражен в пункте втором статьи 79 проекта конституции, но он вполне может быть развит и детализирован на уровне закона таким образом, чтобы главы государственных администраций городов и районов не могли не учитывать общественное мнение при выдвижении кандидатов в члены совета представителей.

В настоящее время в мировой практике наметилась тенденция распространения именно двухпалатных парламентов, обеспечивающих больший уровень стабильности в обществе, более профессиональную и организованную деятельность парламентов. Двухпалатные парламенты действуют не только в крупных федеративных государствах, типа России, США, ФРГ или Германии, но и в унитарных: Франции, Италии, Испании, Бельгии, Голландии, Японии, Польше, Чехии, Белоруссии, Казахстане, Румынии и во многих других. При этом формирование одной палаты непосредственно народом, а другой палаты представительными органами на местах, что и у нас предусмотрено, характерно для таких стран, например, как Франция или Голландия. Поэтому мы в данном случае не изобретали чего-то нового, мы видим то, что делается в других местах, там, где демократия считается вполне признанной, мы в этом плане не сильно от них отличаемся.

Противники изменения конституции в качестве одного из своих доводов приводят в пример стабильность конституции США. Говорят: вот 200 лет США живут по одной и той же конституции. Но забывают при этом сказать о том, что надо бы как-то соотнести объем текста, который был принят в 1797 году, это было всего семь статей, и объем принятых позднее 27 поправок, каждая из которых была по объему, по количеству и букв и мыслей весьма существенна, так выразимся. На весах взвешивать не будем, но каждая из этих поправок является достаточно мощным развитием того первоначального текста конституции. Однако и это еще не вся американская конституция, поскольку особенностями правовой системы семьи общего права обусловлено, что позволяется заполнять пробелы этой конституции огромным количеством нормативно-правовых актов, что и делалось регулярно более двухсот лет. Не зря эта совокупность написанной в 1787 году конституции и массы дополняющих, конкретизирующих ее в последующем положений, нормативно-правовых актов, именуется живой конституцией. Нам сейчас же предлагается противниками проекта, представленного Президентом, застыть в развитии и ждать, что кто-то другой придет и будет совершенствовать нашу Конституцию. Я не думаю, что кому-то это будет нужно, это нужно тем, кто здесь живет.

Относительно своевременности проведения референдума. Говорят, что в условиях кризиса нельзя этого делать. В условиях финансового экономического мирового кризиса, на наличие которого ссылаются противники проекта как на обстоятельство, требующее оставить все как есть, мне представляется, что спрятать голову в песок и переждать, авось все само рассосется, – это ошибочная позиция. В кризисных ситуациях требуется наиболее оперативные и рациональные решения принимать, тогда появляется возможность выйти из кризиса окрепшим, а не ослабленным. Мы можем, конечно, и пересидеть, и дожидаться чего-то, я не знаю чего, потому что у нас состояние кризиса несколько затянувшееся и уже, в общем-то, привычное состояние. Сколько десятилетий мы будем пережидать этот кризис?

Поиск путей модернизации общества и укрепления государственности – это явление нормальное, более того, оно необходимо для тех, кто задумывается не только о своих личных интересах, а и об интересах людей, страдающих от несбалансированности, несогласованности действий властных структур. Поступательное развитие нашей правовой системы в направлении, совпадающем по основным позициям с развитием российской правовой системы, для граждан Приднестровья даст большую степень уверенности в своей социальной и правовой защищенности и избавит их от неожиданностей, обусловленных борьбой между ветвями власти.

Ув. депутаты, вам предстоит принять решение, которое дает ответ о том, как именно относится законодательная власть к нормам действующей Конституции, в составе которой имеется статья первая, а в ней определено, что единственный источник власти в ПМР – народ, осуществляет он свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. И там же определено, что высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. Президент предложил вынести на референдум, для того чтобы источник власти высказал свое мнение, проект новой конституции. Если, как записано в предложенном вашему вниманию проекте постановления по данному вопросу, депутаты отклонят это предложение, избирателям становится понятно, как относятся депутаты к источнику власти и к его праву высказываться и непосредственно осуществлять свою власть. Вам, как представителям народа, предстоит продемонстрировать свое собственное отношение к единственному источнику власти. По этому вашему решению народ действительно получит возможность определить, считают ли его избранники возможным для них доверить принятие решения об основном законе страны самому народу либо считают его, народ, не способным на принятие ответственных политических решений.

Полагаю, что для вас действительно сложно согласиться на то, чтобы решение, необходимость которого инициирована Президентом, было принято не вами, чтобы кто-то иной определил, каким быть государственному устройству в нашей стране. Вы действительно постоянно занимаетесь законотворческим процессом, и это вошло в привычку – принимать те решения, которые обязательны для всех, обязательны для исполнения всеми, это тоже можно как-то психологически пояснить. В данном случае вопрос идет о тех нормах, о тех положениях, которые могут быть изменены только референдумом, исходя из нашей Конституции. У вас достаточно сил и способностей, чтобы отвергнуть в очередной раз инициативу Президента, как это бывало уже ранее по другим проектам. Но, мне думается, что депутатская мудрость и парламентская сила будут продемонстрированы в гораздо большей степени, если при голосовании по предложенному главой государства проекту, постановлению, у вас найдется достаточно мужества, ответственности и доверия к народу, наделившему вас полномочиями законодателей, чем при оказании народу недоверия по вопросу о проекте конституции. У меня все.

КАМИНСКИЙ А.В.

Спасибо. Сергей Михайлович, могли бы вы вкратце прокомментировать пятый раздел конституции, переходные положения? Потому что по всей конституции прошлись, замечания свои высказали, выводы сделали, а этого раздела не коснулись вообще.

СТЕПАНОВ С.М.

Минутку. Да, к этому разделу не успел, поскольку времени уже много было затрачено.

Разделом пятым проекта конституции установлены заключительные переходные положения, в частности, определяется порядок дальнейшего исполнения полномочий органами государственной власти, органами местного самоуправления после вступления конституции в силу. Там есть ряд позиций, которые действительно могли бы быть обсуждаемы, и есть определенные предложения, которые, к сожалению, появились после завершения работы комиссии. На мой взгляд, эти переходные положения сформулированы надлежащим образом, хотя можно было бы их в какой-то степени подкорректировать. Но это дело вкуса, может быть, это если вкратце.


КАМИНСКИЙ А.В.

Спасибо, Сергей Михайлович, пожалуйста, присаживайтесь. Ув. присутствующие, хочу вам объявить порядок рассмотрения в Верховном Совете данного проекта конституции и проекта постановления о проведении референдума. При поступлении в Верховный Совет данных нормативных актов, данного закона и проекта постановления, были назначены два ответственных комитета: Комитет по законодательству Верховного Совета и Комитет по правоохранительным органам, борьбе с коррупцией, защите прав и свобод граждан. Основной – Комитет по законодательству. Поэтому я предоставляю слово Галине Михайловне Антюфеевой. Пожалуйста, Галина Михайловна. И прошу сразу, пока вы идете, Галина Михайловна, учитывайте Регламент, пожалуйста, чтобы мы успели уложиться по времени.

АНТЮФЕЕВА Г.М.

Ув. господин Президент, ув. Председатель Верховного Совета, ув. депутаты и приглашенные. Конечно, сегодня для всех нас очень сложный день, потому что обсуждается не просто обыкновенный, обыденный вопрос, наверно, за всю историю не было такого накала, волнения у каждого из нас, сидящих в зале, поскольку сегодня мы принимаем судьбоносное решение для всей нашей страны, для всех граждан, проживающих в Приднестровье. Нелегко принимать нам решение, поскольку градус такого конфликта, образующей составляющей, накален, и те обвинения, которые направлены депутатам, может быть, не дают им возможность в полной мере без волнения сегодня отстаивать свою точку зрения. Но я думаю, что здесь сидят соратники Президента, те, кто строил эту республику плечом к плечу все 20 лет, поэтому каждый осознает свою ответственность. Мы, как в большой семье, где бывают и конфликты, и разногласия, должны сегодня прийти к правильному и единственному решению.

Я хочу отметить, что все свои аргументы по поводу несоответствия российскому законодательству Комитет изложил в своем докладе, который по Регламенту был вам предоставлен всем, и вы имели возможность с ним ознакомиться. Он на четырех листах. Более того, Комитетом были розданы материалы: мы обратились в Государственную Думу в ответственные комитеты, к ведущим институтам Российской Федерации, к ученым, которые провели правовую экспертизу документа, который сегодня нам представлен – это проект новой конституции нашего государства. Они тоже розданы для того, чтобы вы ознакомились. Я думаю, что нет смысла мне после того, как выступил Сергей Михайлович, так подробно и детально описывать и говорить о несоответствии того или иного пункта, потому что это и тяжело воспринимается, мы уже с этим работали много времени. Поэтому у вас есть доклады, я думаю, если будут ко мне вопросы и по выводам, и по сравнительному анализу, я постараюсь вам на них ответить.

А сейчас я коротко хотела так же, как и Сергей Михайлович, изложить свое небольшое видение. В первую очередь, хотелось бы отметить, что все 19 лет все свои трудности наш народ смог проводить благодаря консолидации общества, это было главным качеством политической системы Приднестровья. Сегодня эта главная составляющая может оказаться под угрозой. В проекте новой конституции нет баланса, когда власти взаимно уравновешивают друг друга, образовывается абсолютный доминант президентской власти. Конституция – это главный закон, по которому живет вся страна, а не один человек. Мы боремся сегодня не с Президентом, а с теми, кто вынуждают его стать стороной конфликта, а не гарантом конституции. Предложенная модель конструкции новой конституции составлена под руководством того, кто без организации альтернативных, демократических выборов хочет под лозунгом укрепления главы государства прийти к власти. А под этим лозунгом мы можем потерять и само наше государство.

Комитет не сомневается, что в числе тех, кто подталкивает Президента к столь несвоевременным действиям, есть люди недостаточно компетентные. А есть те, кто намеренно желают падения авторитета главы государства. Особенно опасны последние, которые, увидев в инициативе Верховного Совета угрозу для своих замыслов по замене Президента и приходу на его пост, а это известный нам Вице-Президент Королев и его команда, которые сумели убедить Игоря Николаевича в том, что это опасность не для него конкретно, а для Президента или государства в целом. А затем, впоследствии, спрятавшись за его спину, продолжат свои манипуляции, что очевидно ведет к расколу нашего общества и к утрате государства. У бывшего Председателя Верховного Совета, который был избран всеми депутатами, Евгения Васильевича Шевчука, хватило мудрости, мужества после отзыва инициаторами законодательной инициативы уйти со своего поста, чтобы снизить градус конфликта, который имел место, и сохранить стабильность и консолидацию в обществе. Он это заявил в своем заявлении, уходя с этого поста.

Казалось, все стороны должны были успокоиться, достигнуть взвешенного решения, которое позволило бы работать дальше. Но жажда власти, желание любой ценой возглавить ее породили идею принятия новой конституции. Конституции, позволяющей выстроить систему диктатуры и безусловного управления государством, а значит – людьми. Ему все равно, где мы будем, лишь бы контролировать финансовые потоки, все это прекрасно знают и видят. Безответственны и те люди, которые отвечают за юридическую часть: или по незнанию, или умышленно они заложили мину в основание, разрушающую нашу возможность даже на какое-то ближайшее сближение с Россией. Сделали они это умышленно или по незнанию, я думаю, разберется сам Президент. Обосновываю.

Идея гармонизации законодательства Приднестровья с российским общефедеральным означает, что приднестровское законодательство гармонизирует с высшим уровнем правовой системы России. Это, в свою очередь, значит, что потенциальное объединение Приднестровья и России возможно только в качестве объединения двух равноправных государств – России и Приднестровья, и образования на основе нового государства, что является безусловно абсурдным. Именно эти проблемы в дискуссии вокруг степени равноправия стали одним из основных тормозов объединения России и Белоруссии. На самом деле употребление норм общефедерального значения Российской Федерации и Конституции Приднестровья делает по факту невозможным вхождение в состав России, так как сравниваются разноуровневые понятия.

Если Приднестровье реально планирует войти в состав России в качестве субъекта, то законодательство Приднестровья должно приводиться в соответствие с модельным федеральным законодательством, регулирующим основы существования и развития его субъектов. В этой связи необходимо отметить, что одной из основных задач разделения Российской Федерации на федеральные округа и введения института федеральных представителей президента, семи представителей, явилась необходимость изменения регионального законодательства субъектов, и в первую очередь – конституций республик, которые входят в состав Российской Федерации, с тем, чтобы они соответствовали статусу субъекта и не дублировали нормы общефедеральной конституции Российской Федерации. На недопустимость этого указывал неоднократно Путин и другие политические лидеры Российской Федерации.

Мы указывали и в своем анализе, и приводили примеры, говорили о том, что это, безусловно, и финансовая составляющая. При сегодняшнем дефиците бюджета, необеспеченности его доходной части реальны ли такие огромные затраты? Затраты не только на проведение референдума, на который предусматривают около полумиллиона долларов, а изменения всей системы. Это и создание новых структур власти, это и принятие новых законов, и многое-многое другое. Поэтому по работе с данным документом Регламент, который имеется у нас, и закон о конституционном референдуме дают Комитету и Верховному Совету право принять одно из следующих решений. Это проведение конституционного референдума, который проводится не ранее чем через 60 дней со дня принятия решения, об отклонении предложения о проведении конституционного референдума и решении вопросов, которые предлагают к вынесению на конституционный референдум, без его проведения.

Мы все, конечно, взвесили, и наш Комитет считает, что наш Президент – эффективный управленец, он сегодня безусловный лидер, благодаря ему, его соратникам вот уже 20 лет существует и развивается наше государство и скоро отметит свое 20-летие. И мы предлагаем выразить поддержку, доверие Президенту, пожелать ему доброго здоровья, но поддержку выразить путем непринятия конституции, предложенной Верховному Совету для вынесения на референдум. Я думаю, что это предложение, которое мы сегодня предлагаем, и считаем, что этот проект конституции, его инициативы по существу навязаны Президенту, и своим решением неприятия этой конституции мы еще раз поддерживаем сегодня своего Президента. Доклад окончен.

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо. Пожалуйста, у кого есть вопросы Галине Михайловне? Приглашенные тоже имеют возможность и право задавать вопросы. Пожалуйста, Игорь Николаевич.

СМИРНОВ И.Н.

Простите, Галина Михайловна, скажите, откуда такой апломб: Королев, финансовые потоки… Вы дали что-то в прокуратуру, чтобы проверили, откуда такое… Неграмотный Степанов….

АНТЮФЕЕВА Г.М.

Я такого не говорила, что Степанов неграмотный.

СМИРНОВ И.Н.

Президенту навязали… Откуда у вас это, с партийных времен еще?

АНТЮФЕЕВА Г.М.

Нет, судя по той конституции, которая нам представлена, Игорь Николаевич, мы делаем вывод, что, во-первых, вводят в заблуждение, что это гармонизация с Российской Федерацией, и по тем нормам, которые заложены, по тем противоречиям, которые имеются, мы делаем выводы.

СМИРНОВ И.Н.

Галина Михайловна, я вас прошу, в отношении Президента, не надо меня… А то я еще подумаю, что вы меня грудью вскормили.

АНТЮФЕЕВА Г.М.

Игорь Николаевич, вы спросили, я ответила. А по поводу Вице-Президента – он неприкосновенен, поэтому прокуратура его тоже не может проверить.


(После перерыва)

КАМИНСКИЙ А.В.

Уважаемые депутаты, продолжаем пленарное заседание.
Слово предоставляется депутату Верховного Совета Маракуце Григорию Степановичу.

МАРАКУЦА Г.С.

Уважаемые коллеги! Уважаемые присутствующие! Уважаемый, Игорь Николаевич! Скажу так – пока мной уважаемый. Ведь если Вы не прислушаетесь и все-таки добьетесь проведения данного референдума, я Вас перестану уважать. И не только я. Думаю, что многие.

Вообще, в мире всякое встречается. Существуют всякие страны, равно как и разные люди. Но при этом существует правило, что если ты живешь в каком-то обществе, то ты должен уважать и соблюдать законы этого общества. Иначе ты будешь изгоем.

Так и страны. Если ты хочешь, чтобы тебя как страну уважало международное сообщество, соседи, даже те страны, которые являются гарантами нашей государственности, то надо делать так, как положено в этом сообществе.

В мире существуют эмираты, султанаты, есть и монархии. Но почему они существуют? Потому что у них то-ли тысячелетняя история, то-ли так у них построена по определенному типу власть и это уважаемо в мире. Но если мы с вами, создав Приднестровскую Молдавскую Республику, назвали ее республикой, то в республике есть определенные нормы построения власти. И если власть построена на основе принципов, характерных для республиканской формы правления, то эта власть считается законной. Она может быть уважаемой и должна быть уважаемой. Если власть построена по-другому, то она уже не легитимная, эта власть.

Вот мы все здесь слышим, что мы гармонизируем с Российской Федерацией и т.д. Я вам хочу сказать. Уважаемые! Если сувереном власти является народ, о котором мы говорим, то народ должен избирать себе власть на разных уровнях. Он должен избирать в селе, в районе, в городе и в поселке. Так построена власть в России.

В России избираются главы сел, главы районов, главы городов, которые имеют полтора – два миллиона… Только два города в России не избираются таким образом, которые имеют статус субъекта Федерации, это Санкт-Петербург и Москва. Все остальные избираются.
Именно в таком случае народ является источником власти. А если мы этому народу не разрешаем избирать власть, а назначаем ему сверху, то это уже, извините, не суверен. Это не народ. А мы ему рекомендуем, видите ли, давайте, соберитесь каждый по 10 рублей или по 100, создайте свое какое-то самоуправление, управляйтесь. Вы где это вычитали? Где это в мире есть? Люди, вы что делаете?

Как же можно гармонизировать? Я ж только назвал, в России все эти инстанции избираются, а у нас назначаются. Так где же она, гармонизация?

Вы вчера, Игорь Николаевич, выступали по телевидению. Надо было сказать людям: уважаемые граждане, мы хотим гармонизировать с Российской Федерацией, но в России главы сел, районов, главы городов и их советники избираются народом, а я их буду назначать. Я уверяю вас, что были бы не те вопросы, что Вам задавали. А задавали бы другие вопросы.

Хорошо, я допускаю, что определенным людям, скажем, не хватает кругозора. Но у Вас же есть специалисты! У Вас же есть люди, которые имеют ученые степени!

Или, хорошо. Можно предпринять попытки и что-то делать в области реформирования государственного управления. Но не называйте это гармонизацией. Называйте эту систему, скажем, воеводинско-смирновской или другой. Но тогда эта система, которая не вписывается в принцип построения нашего государства, и тогда это не законно избранная власть. Это самозванство, это хунта, которая таким образом построена. А с хунтой борются. Причем очень быстро.

Я Вам, Игорь Николаевич, на совещании позавчера, говорил, что Вам пытались донести это, но Вы не прислушались. Меня пригласили в Москву и сказали: передайте, пожалуйста, вашему Президенту, что если он это сделает, Россия не сможет вас защитить ни политически, ни экономически, ни материально, ни морально. Меня спросили: кто Вам это сказал? Я назвал. Меня спросила Анна Захаровна: «А кто такой Зубаков?» А Зубаков – отвечаю кто. Это один из бывших руководителей внешней разведки России, был он и послом в ряде стран. Сейчас является Секретарем Совета безопасности России, который Президентом России назначен куратором по взаимоотношениям между Молдовой и Приднестровьем. А вы кто такая, Анна Захаровна, чтобы задать ему такой вопрос?

Так я вам хочу сказать, что два года назад, когда было определенное непослушание здесь, Игорь Николаевич, вы знаете, я не буду здесь озвучивать, то прекратилась всякая помощь Российской Федерации. Так я ездил туда не один раз, и еще кто-то ездил. И нашли путь через партии: партия – Госдуме, Госдума – Правительству, и передали на Верховный Совет. Сейчас получаем российскую помощь. Кроме того, мы получаем, вы знаете, еще 200 – 220 – 250 млн за счет газа. И мы получаем здесь, у нас, порядка 300 млн долларов в год от России. И наш бюджет чуть меньше. А если нам сказали, что если вы это сделаете – ничего не получите. Скажите, мы что, самоубийцы?

Кроме того, Россия не сможет нас защитить на международной арене, потому что эта власть будет незаконно построенная. И нас, Игорь Николаевич, вынужден заявить, начнут ловить как преступников. Мы не сможем выезжать ни через Украину, ни в Россию. Она тоже вынуждена будет подключиться. Нас, наших детей будут ловить и предавать международному суду, как представителей незаконного режима. Пытаемся мы это доказать, пытаемся мы Вам это объяснить – Вы не понимаете.
Вот почему мы не хотим вынести народу эту галиматью. Извините, по-другому не могу назвать. Сидят люди грамотные, взрослые, говорят, что это так и так, что так существует и в России. Да не так в России. Не так, совершенно не так!

Президент – это еще не республика. Президент должен иметь противовес. Должен иметь парламент, который может удержать от таких шагов, которые и Вы сегодня пытаетесь сделать. Мы отвергнем вот это, что Вы предлагаете. Я надеюсь на своих коллег, что отвергнем. Потому что мы не самоубийцы. Если кто-то хочет идти в пропасть – идите. Но не тяните народ.

Что нужно сделать? Я еще раз предлагаю Вам отозвать этот проект, чтобы мы не голосовали и не отвергали его. Ведь признание ошибок, своевременное признание – это не признак слабости. Это сила в этом.

Второе. Референдум может быть проведен, но мы должны сесть и разработать проект, который народу, являющемуся источником власти, дал бы власть. Сегодня все чиновники назначены. Гражданин идет на прием, его не принимают. Он пишет письмо, ему не отвечают. Он хочет выйти, выразить свое недоверие, ему не разрешают собраться. Так кто ж суверен здесь, в этом государстве?

Игорь Николаевич, случилось так, что Вы каждые пять лет, после избрания меняете конституцию, чтобы расширить свою власть. 15 лет Вы обладали практически неограниченной властью. И что? Мы пришли к благополучию? Мы пришли к признанию? Вы знаете, иногда, Ваш лозунг, извините, не хочу Вас обидеть, но лозунг о том, что «я буду Президентом до тех пор, пока не будет признания» – у меня создается впечатление, а может быть, и не нужно признания какое-то время? Не обижайтесь. Возникают мысли.

Я думаю, что надо так поступить. Надо ввести должность премьер-министра. И правильная была инициатива, потому и поддержали все депутаты этих 16. Они хотели всего на всего упразднить должность Вице-президента и сделать должность премьер-министра, который будет заниматься экономикой. Мы же идем в пропасть. Все хуже и хуже с каждым годом. Мы дошли почти до ручки, если не говорить о том, что кто-то стал жить лучше. Вот так надо это сделать.
Оставайтесь Президентом, если вам желается еще 5, еще 10, еще 20. Но есть чем заниматься. Есть структуры правоохранительные, занимающиеся безопасностью государства. Но дайте заниматься экономикой кому-то, чтобы мы вышли из этой грязи, в которой находимся. Никто же не занимается.

Если Вы будете продолжать, начнете собирать подписи и принесете их в Верховный Совет, как предусмотрено ныне действующей Конституции, то я уверен, что мы их обсудим. Но при этом я буду просить отвергнуть проект, если этот же будет проект. Если другой – можно принять.
Если Вы своим решением, без парламента, в нарушение Конституции что-либо сделаете по данному вопросу, я буду выступать здесь с инициативой импичмента Президента, отрешить Вас от власти за нарушение Конституции, причем неоднократное. Я приведу, если надо, примеров – не хватит ни на руках, ни на ногах пальцев посчитать, сколько раз Вы в нарушение Конституции что-либо предпринимали, в том числе и последнее новшество - назначенные Вами сейчас главы администраций сел. Когда по Конституции они должны быть избранными. И множество других.

А вообще, как товарищ, Игорь Николаевич, с которым прошли много вместе, я Вам рекомендовал бы, вот так как я, идите лучше в отставку. Будем ходить на рыбалку, будем на охоту ходить. Придут молодые, уверяю Вас, сделают то, что мы с вами задумали, быстрее, лучше – и быстрее будет международное признание.
Спасибо за внимание.

(Аплодисменты)

СМИРНОВ И.Н. Толя, позволь реплику.

(Аплодисменты)

СМИРНОВ И.Н. Реплику можно?

Григорий Степанович, я, конечно, понял, что Антюфеева – мать, а ты – отец, наверное. Вы все мне даете советы. Я очень рад. Но, пожалуйста, вы… Могу рассказывать очень много, не переходите, пожалуйста, на личности. Я, согласно закону, подал вам инициативу. Рассматривайте, и не диктуйте, пожалуйста, и не говорите от имени народа. Вы, лично.

МАРАКУЦА Г.С.

Спасибо. Я, может быть, Вас, Игорь Николаевич, и не затронул бы. Но позавчера, когда Вы мне предложили: Маракуца может уехать отсюда из республики… На совещании присутствовал Президиум…Я хочу Вам сказать, что меня Рошка и Снегур выгоняли из республики.

СМИРНОВ И.Н.

Григорий Степанович, дорогой. Так и сейчас, когда это говорил, вот я вижу, ну опять испугался. Ну что я могу сказать. Ну, ничего не могу сказать.

МАРАКУЦА Г.С.

Мои предки похоронены, десятки, в этой земле. Никуда я отсюда не уеду! И президентом не хочу быть! Еще раз Вам объясняю, чтобы Вы знали.

КАМИНСКИЙ А.В.

Спасибо. Уважаемые коллеги, записавшиеся у меня из депутатов, 12 депутатов, я прошу поднимать руки, пожалуйста, в очередности.

Слово предоставляется депутату Верховного Совета Онуфриенко Антону Николаевичу.

Уважаемые коллеги, обращаю ваше внимание на регламент. Я не делал замечание первому выступающему. До 10 минут выступающему.

ОНУФРИЕНКО А.Н.

Уважаемый Игорь Николаевич, Анатолий Владимирович! Уважаемые депутаты, присутствующие! Вы знаете, сегодняшняя конфликтная ситуация, как получается по факту, зародилась не вчера. Все мы помним, и нас сегодня в этом обвиняют, что вот пресловутая инициатива 16-ти и примкнувшая к ним 17-я Антюфеева умудрились весной принять в первом чтении изменения в Конституцию и т.д. Что и послужило потом поводом для того, чтобы работала нынешняя конституционная комиссия и то, что сегодня происходит. Но давайте все друг с другом будем откровенны и вспомним, почему мы тогда, весной, решились на такой шаг? Сегодня, только что, Григорий Степанович нам говорил о том, что, напомнил, что Приднестровская Молдавская Республика – это республика, где есть Президент и Верховный Совет, и должен быть настоящий баланс властей.

Вы помните, сколько раз мы обращались к Президенту по различным вопросам и проблемам: и Минздрав, и паспортные столы, и пункты пропуска, и еще много, много, много тех вопросов, на которые мы не находили никакого понимания и никакого решения, может быть, за исключением отдельных, редких, локальных, принятых Президентом нашей республики решений. Именно в этих условиях, по крайней мере, я, когда подписывал инициативу 16-ти, я руководствовался именно этим, что раз в рамках нынешнего конституционного поля, раз в рамках нынешнего правового поля у нас нет возможности, у Верховного Совета, принимать решения или влиять на принятие этих решений, именно поэтому я поставил свою подпись под той инициативой. Потому что, встречаясь с нашими гражданами регулярно, со своими избирателями, мне регулярно приходится выслушивать все то, что мы здесь, как посредники, как представители народа, как посредники [общения] народа с властью, как представители народа здесь обсуждаем и у нас нет возможности принимать или влиять на те решения, которые в итоге наш народ вынужден, своего рода, можно сказать, терпеть. Но я хочу сказать, не знаю, чем руководствовались все остальные, весной, опять-таки, в мае, когда там, 25-го, 26-го числа, я уже не помню, лично я проявил слабость, когда подписался за отзывом. Может быть, так же поступили и так же проявили слабость и мои коллеги. Но сегодня, и Григорий Степанович об этом говорил, что нам всем нужно проявить уже не слабость, а показать силу и принять наиболее взвешенное и мудрое решение. Та конституция, которую нам сегодня предлагают, подробный анализ нам только что Григорий Степанович предложил, нам говорили, что наши предложения – это узурпация власти и т.д. То, что предлагают сегодня – еще хуже. Возможно, ни то, ни это нельзя принимать. Садиться всем за стол переговоров и вырабатывать. Если сегодня действительно назрела проблема с конституцией, что сегодня надо что-то менять, – давайте все вместе сядем за стол и будем обсуждать, и будем думать, как нам жить дальше, и нужно ли менять, и как нужно менять. Если у нас провозглашено референдумом 6-го года, что мы гармонизируем с Российской Федерацией, – давайте будем гармонизировать с Российской Федерацией, а не вырывать отдельные пункты, то, в чем и нас, кстати, обвиняли, отдельные пункты в угоду отдельных лиц. На мой взгляд, такое просто недопустимо.

Поэтому уважаемые коллеги. Я поддержу нашего корифея, Григория Степановича, что сегодня предложенный проект конституции, принимать решение о том, что необходимо провести референдум, я полагаю, что нам нужно голосовать против. Призываю всех. И сам буду голосовать против.

Тем более что у меня лично такое моральное право есть, потому что я провел не одну встречу у себя на округе со своими избирателями, которые задают один простой вопрос. Уважаемые вы там, власть имущие, они не разбираются – министры, Президент, депутаты, для них все одинаковые, – а что нам, конкретным людям, простым пенсионерам, бюджетникам, что нам это даст? Неужели, если мы сегодня превратимся, у нас свое мнение по поводу этой конституции, если мы превратимся в монархию, мы станем жить лучше? В, не знаю, в 2000 году мы приняли, Верховный Совет того созыва принял решение, по которому республика превратилась в президентскую. Стали мы жить лучше за прошедшие 9 лет? Мне кажется, что нет. По крайней мере, когда я прихожу на округ и вообще хожу по улицам, и вижу, как живут наши граждане, и что мы живем с каждым днем все хуже и хуже, я убежден в том, что мы лучше жить не стали. Так неужели это тот самый путь, по которому нам нужно сегодня идти, чтобы улучшить как-то ситуацию? Может быть, нужно как-то остановиться и, действительно, сесть за стол переговоров? И если эти проблемы назрели, то просто спокойно их обсудить, вынести консолидированное решение, чтобы в этом были заинтересованы все стороны, чтобы это устроило все стороны сегодняшнего, такого, как у нас получилось, конфликта.

Я еще раз призываю всех голосовать против предложенного, против проведения референдума. И хочу вас заверить в том, что это будет, на мой взгляд, наиболее верное решение. Спасибо.

КАМИНСКИЙ А.В.

Спасибо. Слово предоставляется депутату Верховного Совета Шевчуку Евгению Васильевичу.

ШЕВЧУК Е.В.

Уважаемый Председатель! Уважаемый Президент! Уважаемые коллеги! Уважаемые приглашенные!

Хочу сразу сказать, что я подготовил два доклада и хотел выступать изначально чисто по юридическим аспектам данной Конституции. Но в связи с тем, что господин министр при докладе сделал акцент на политическую составляющую рассмотрения данных законодательных инициатив, я обращаюсь к сессии Верховного Совета [с просьбой] позволить мне расширить планируемую часть моего доклада с учетом тех акцентов, которые были расставлены субъектом законодательной инициативы в лице Министра юстиции.

Уважаемые коллеги, я председатель политической партии «Обновление», проприднестровской партии, выступающей за независимость, пророссийской партии, которая имеет политическое соглашение с «Единой Россией», которая имеет большинство в Государственной Думе, которая имеет большинство во всех субъектах, практически, федерации в России.

Я считаю, что наличие большинства является серьезным преимуществом приднестровского парламента, в отличие от коалиционного большинства в Молдове и Украине. Это замечание я хотел бы сконцентрировать с учетом того, что полемика была вокруг именно этих аспектов.

Очень рад, что смогу сегодня высказать свое мнение в присутствии Президента и его официальных представителей, и столь широкой аудитории. Сегодня мы рассматриваем инициативу Президента по вынесению на референдум новой Конституции в изложении самого Президента. Я, как гражданин ПМР, депутат Верховного Совета, используя данное мне от рождения право, и сегодня гарантированное ст.27 Конституции, – право на свободу мнения, выражения своей позиции, представляю избирателей 22 округа избирательного, которые в ходе состязательных выборов отдали за меня 92,5% голосов, хочу высказаться по этому вопросу, которые действительно, все прекрасно понимают, жизненно важный для всех нас, для всей республики. Скажу искренне, что лично у меня была надежда, что спровоцированный внутриполитический кризис, в котором мы находимся с апреля, вот уже 8-й месяц, не будет разрастаться и втягивать в свою орбиту все большее количество приднестровцев. Я глубоко убежден, что организованная и целенаправленная кампания по дискредитации Верховного Совета и инициирования Президентом референдума с текстом именно такой конституции – это шаг к углублению конфронтации в приднестровском обществе.

Много говорилось здесь о сути некоторых положений проекта конституции. Поэтому на некоторых остановлюсь, чтобы не повторяться, просто тезисно.

Почему есть вопросы по населенным пунктам в конституции? Да потому что у нас ряд населенных пунктов находится под двойным контролем. Потому что у нас есть органы власти и Молдовы, и Приднестровья в различных населенных пунктах, а по некоторым населенным пунктам, вы знаете, есть вопрос осуществления контроля со стороны властей Республики Молдова. Более того, хочу сказать, напомнить нашим отцам-основателям, что в Декларации о независимости Приднестровья эти населенные пункты были поименованы. В связи с чем такая острая необходимость сейчас исключать эти населенные пункты из конституции?

У нас есть особенность. У нас есть особенность нашей страны, что она не признана международным сообществом. У нас есть особенность, что есть зоны безопасности, что в зонах безопасности живут тоже наши люди. И в этой зоне безопасности есть люди, которые, честно говоря, не знают, куда себя отнести, – или к Приднестровью, или к Молдове.

Предложение об упразднении местного самоуправления, что здесь пытались прокомментировать. Тоже остановлюсь на этом. Нужно ли говорить, что местное самоуправление в той или иной форме развивается по-разному в странах СНГ и странах Европы, и развивается на основании государственной поддержки, где людей на местах, как уже говорили, выбирают, а не назначают. Более того, общемировой тенденцией является передача на места все больше государственных функций, с большим объемом финансирования, собираемым на территориях. У нас же предлагается, чтобы в каждом селе глава назначался. Это не имеет аналогов в странах, которые стремятся создать цивилизованные правила организации управления. Кстати, местное самоуправление есть не только в большинстве стран европейского пространства, но, для сравнения, оно есть даже в Гондурасе. Чтобы все знали, если никто не знает.

Приднестровье имеет шанс перещеголять многих. Из истории, еще при царе Иване IV в 16 веке избирали лучших людей в земские власти, согласно указу царя о выборах. Напомню, тогда в России функционировал институт крепостного права. В СССР народные избранники формировали местные Советы. Всю историю ПМР также избирали руководителей сельских административных пунктов. Более того, аналогичная система есть в России. А сейчас в связи с чем предлагается назначать таких лиц главой района, назначенных Президентом? Это сближение с законодательством России или возврат в 16 век?

Расширяется влияние исполнительной власти на представителей путем наделения полномочий участвовать в формировании верхней палаты парламента. Такой схемы утверждения парламента нет в Российской Федерации. Расширяется это влияние и путем получения исполнительной властью права роспуска городских Советов, без предоставления им или наделения их правом, как в России, выбирать гражданами или утверждать главу района или города. Такие предложения не мешают, тем не менее, делать громогласные заявления о вхождении в состав Российской Федерации в качестве региона, несмотря на то, что там даже мэры городов избираются, о чем говорил Григорий Степанович.


Двухпалатный парламент, это уже апробированный в Приднестровье институт. Он был таковым до 2002 года, и по предложению самого Президента, путем внесения изменений в Конституцию, был преобразован в однопалатный с формулировкой из его инициативы: «В связи с невысокой эффективностью двухпалатного парламента». Двухпалатный пока в России остался парламент в Твери и Свердловской области. С населением, превышающим в Свердловской области, например, численность нашего региона почти в 10 раз, там около 5 млн жителей. С территорией в 50 раз больше, чем Приднестровье. И занимающей в России третье место по экономическому потенциалу. При этом в России в двухпалатных парламентах в субъектах федерации верхняя палата избирается народом, а не назначается, как предлагает наш Президент, через непонятную схему. Возникает вопрос. Может, разработчики хотят тем самым создать из ПМР федеративное государство, если мы говорим о гармонизации России, а не как здесь упоминал Министр юстиции, приводя в пример конституцию Франции. А если это так, то районы станут у нас субъектами, со своими губернаторами и министрами в дальнейшем? Например, субъект федерации Каменка. Звучит. Там будет губернатор. В каждом субъекте будут компактно проживать представители различных национальностей. Это же абсурд. Система управления федеративным государством к нам неприменима, в первую очередь, из-за масштабов.

Перекраиваются полномочия всех органов власти в различных областях и на различных уровнях. По замыслу инициатора нового проекта, прекратятся и полномочия, и будут переизбраны или переназначены депутаты, судьи, главы администраций, министры, все это понятно. При этом, несмотря на пересмотр полномочий Президента, непонятно, почему он не прекращает своих полномочий и не проводятся новые внеочередные выборы самого президента. Это тогда было бы более понятно и справедливо. Возможно, забыли или какие-то двойные стандарты.
Очень занимательно со всех сторон выглядит предложение о проведении внеочередных выборов не по Избирательному кодексу, а по указу Президента. Вот такой посыл гражданам Приднестровской Молдавской Республики – выбирать будете по правилам, установленным одним человеком, пусть даже очень уважаемым. Да и правил от таких выборов, по указу, вероятно ожидать соответствующих. Возможно, и баллотироваться по ним смогут только приближенные к руководителю Приднестровской Федерации, так как последние выборы, практически, по указам проводились еще до 20 века.

Очень любопытно с точки зрения нового проекта конституции то, что гражданам в новой Конституции предлагается повторно проголосовать за право на бесплатное медицинское обслуживание. Граждане ПМР знают, насколько оно бесплатно сегодня, когда такая норма и так закреплена в действующей Конституции. Выходит, что проголосуем еще раз, и оно станет более бесплатным, чем сегодня? Ведь такая норма есть, и никто не ответил, почему же сегодня многие платят за медицинское обслуживание, при том что в действующей Конституции нет ограничений того, какие услуги являются платными, а какие – бесплатными! Также гражданам предлагается повторно, например, проголосовать за право на труд, которое тоже сегодня закреплено статьей 35 действующей Конституции. Если такая норма есть, стоит ли понимать так, что, проголосовав еще раз, мы труд сделаем еще защищеннее? А где исполнение государством обязанности по созданию условий для реализации права на труд сегодня, здесь, в республике? Кто за это отвечает в республике? Опять получается похоже на «лохотрон» для доверчивых граждан, или как?

Ведущими российскими экспертами в области конституционного права, анализировавшими проект конституции ПМР, выявлено более десятка замечаний на предмет соответствия его положений нормам международного права, которые являются базовыми в части защиты прав граждан и реализованы в законодательстве Российской Федерации.

Не хочу уделять значительное внимание юридическим аспектам проекта конституции, так как у меня сложилось твердое впечатление (о чем я говорил с этой трибуны еще 8 июля этого года), очень похоже на то, что теория права – это ничто перед желанием Президента и его окружения. Это в очередной раз служит подтверждением того, что законы Восточной Азии, где правят монархи, его виденью, возможно, ближе, нежели законодательство России.

Вместо этого хотелось бы уделить внимание внутриполитической ситуации, которая во многом является производной от действий депутата Верховного Совета и высшего должностного лица, а именно от института главы государства. Продолжается нагнетание политической напряженности и нетерпимости. В общество постоянно вбрасываются тезисы, что во всех бедах виноваты депутаты, погода, рынки, партии, соседи и люди, имеющие иные взгляды, и виноваты пока работающие редкие предприятия.

А механизм реализации идеи по сохранению своего поста, видно, таков, похоже, будет однотипным: поиск врага, а на этот раз это депутаты Верховного Совета и избиратели, партия «Обновление», ее сторонники, – обвинение их во всем. Нужны враги для переключения внимания с себя и с проблем экономики. И именно они, враги, мешают строить процветающее общество. Создалось впечатление, что мешают все. Но напомню, это именно съезд депутатов стоял у истоков республики! И уже почти 20 лет по инициативе Президента неоднократно перекраивалась конституция, о чем говорил здесь Григорий Степанович, а я просто подвел статистику, она перекраивалась 12 раз!!! А ситуация, мягко говоря, все ухудшалась! И показательно в этом уменьшение населения за 20 лет почти на 30%. Вскоре во многих селах, во многих городах мы будем двери и окна забивать в некоторых населенных пунктах. Почему тогда наши люди не живут здесь, а уезжают, рассеялись по всему миру? Почему потеряно за это время до 60 % нашего экономического потенциала, практически погибает большинство сел? Почему редкие единицы предприятий и физических лиц строят и вкладывают здесь средства в производство? Хотя органы власти и предпринимали разноплановые усилия различной эффективности.

Мы недавно приняли в первом чтении бюджеты. О чем они нам говорят? Наверное, о референдуме! Они говорят, что год от года мы видим не развитие новых производств, экономики и увеличение доходов, а замирание экономики. И наша функция по утверждению бюджета уже больше схожа с перераспределением выручки за газ, которая не принадлежит нам. Сегодня государство не в состоянии обеспечить выплаты (задумайтесь!) ни заработных плат, ни пенсий, ни социальных пособий.

А если пересчитать наши расходы к доходам, то средняя заработная плата бюджетников, при нынешних ценах, должна быть на уровне около шестисот рублей вместо сегодняшних тысячи двухсот. Пенсия должна быть вместо сегодняшних шестисот около четырехсот. За 19 лет общая численность занятых в экономике снизилась более чем в 2 раза. Вот проблема в чем. При этом численность бюджетников сохранилась почти на том же уровне за 19 лет.

Очень показателен в этой ситуации уровень экономической нагрузки на занятое население. Если в 1991 году количество иждивенцев, приходящееся на одного занятого в экономике, составляло почти 2 человека, то сейчас это уже 4 человека на одного занятого в экономике. Плюс совокупные долги, о чем Григорий Степанович говорил, 200-250 миллионов в год.

Вот реальность. Вот наша эффективность власти. Вот вам и президентская форма правления. Невольно вспоминается выражение из одного произведения: «А король то голый!».

Представьте, что было бы с правительством в другой стране при таких экономических показателях и долгах. Его бы давно отправили, как минимум, в отставку, и здесь не только проблема в непризнании, хотя она очень существенна!

По моему мнению, мы живем во времена застоя, во времена стареющего руководителя Советского Союза. Чем это закончилось, все помнят. Думаю что у вас, здесь присутствующих, и у большинства тех, кто нас сюда делегировал, сегодня нет иллюзии, что очередная конституция, которую Президент инициирует, принесет улучшение жизни простым приднестровцам, даст работу, улучшит благосостояние, принесет признание.

Мы не боимся референдума, мы озабочены тем, что выносится несбалансированный проект, имеющий как внутренние противоречия, так и противоречия с уставами субъектов Российской Федерации. Мы озабочены и тем, условно, как посчитают результаты, и дадут ли это сделать. При такой агрессивной риторике возникают сомнения.
Сегодня государство живет фактически за счет газовых денег. Хорошо, что пока нам это как-то спускают с рук! Хорошо, что нам в 2007 удалось году газовый счет из коммерческого банка изъять и передать центральному банку [деньги], которые граждане и юридические лица заплатили за газ. Именно за счет этих средств живет сегодня республика.

Сейчас можно экономически обоснованно, а не голословно, констатировать, что политика 20-летнего управления нашим государством в силу различных причин, и объективных, и субъективных, привела к банкротству государства. Наглядны здесь, наряду с объективными причинами, и не всегда эффективное управление государством, и его несостоятельность с точки зрения даже действующей Конституции, обязывающей органы создать надлежащие условия, а это, в первую очередь, предоставление возможности реализовать право на труд и т.д.

Кроме всех этих проблем, у нас в проблеме взаимодействия властей, проблема поиска приемлемых формул законодательных актов, и добавлю к тому, что в этом году, по-моему мнению, уже отчетливо мы были свидетелями недоговороспособности института президента, так и института парламента в решении конкретных вопросов законодательства в части конституции. И видим, что внутриполитическая стабильность была нарушена. Хотя под стабильностью некоторыми, я так полагаю, воспринимается ситуация, когда нет мнений, отличных от мнения Президента. Договороспособность необходима для поиска оптимальных путей достижения необходимых и взаимосогласованных решений в вопросах государственного строительства, для укрепления государственности через институт внутриполитического диалога! Выходит, что сам институт президентства сегодня перестал быть гарантом стабильности, что является его прямой обязанностью! Почему это произошло? Причин много, но назову несколько, на мой взгляд, основных.

Первое, это боязнь ответственности. Ответственности за ситуацию в Приднестровье, на фоне попыток Верховного Совета реализовать контрольные функции. А это вопросы приличных денег, и напомню показательную сделку с господином Балалой. Это вопросы использования средств газовой выручки и вопросы долгов. Это вопросы неясностей, озвученных российским послом, по операциям со средствами РФ, направленными в Приднестровье. И другие немаловажные факты. Это и боязнь потерять власть в результате условий состязательных выборов или уйти из власти, и поэтому болезненное восприятие других мнений.

Это, вероятно, и маниакальное властолюбие, по подходу напоминающее нахождение у власти удельного князя. Вероятно, это и обычная мстительность, более присущая правителям средневековья. Это и попытка по рекомендации своего ближайшего окружения управлять не на основании действующей Конституции и законов, а самовластно, на основе указов, и даже проводить таким образом выборы, что крайне небезопасно. И конечно, серьезные факторы и другие есть, не хочу их перечислять.

В реальности нам с вами была продемонстрирована реактивная модель административной политики, соответствующей больше регулярному полицейскому государству, чем государству с устоявшимися демократическими институтами.

Это очень схоже с нашей ситуацией, когда депутаты предложили внести изменения в десять статей Конституции, а Президент предлагает всю редакцию конституции.

Считаю, что этими действиями властей серьезно подорван аванс общественного доверия к власти. По факту, нас пытаются вторгнуть в самоуничтожающий хаос, демонстрируя отдаленность системы от умеренности, открытости, честности, правдивости и от проблем реальных людей и экономики! А где же мудрый президент, который обязан блюсти, чтобы люди не чинили вреда друг другу и, умело используя опыт, знания, руководствуясь своей присягой, продемонстрировать чудо ведения политической дискуссии, умение добиваться общественной стабильности? Вместо этого мы получили конституционный проект Президента, который без преувеличения можно назвать проявлением ребячества нрава в государственных делах в неребяческом возрасте, что крайне опасно для любого государства.

Мы с вами, понимая сложность ситуации в республике и необходимость принятия мер по изменению негативных трендов, вносили этот проект, и надо честно сказать, что действительно, мы его вносили для того, чтобы исключить пост Вице-Президента и ввести реальное, эффективное, ответственное правительство, и ответственное не столько перед нами, сколько перед Президентом.

Мы протянули в этом вопросе руку помощи Президенту, и мы предполагали, что будет создан институт правительства, который, по факту, начал эти функции выполнять Совет безопасности, в свое время. То, что получилось, мы знаем, не буду на этом останавливаться, какая ответная редакция и т.д.

Видя, что провоцируется беспрецедентное нагнетание напряженности, мы сделали с вами четыре серьезных политических шага, которые должны были продемонстрировать и убедить наше желание в республике сохранять стабильность.

Первый из них, это при принятии нашего законопроекта мы с вами предложили рассмотреть любые поправки ко второму чтению. Ответная реакция – было издано распоряжение, с нами даже не захотели по нашему проекту разговаривать. Хотя по Конституции, по закону, субъект законодательной инициативы обязан участвовать при рассмотрении.

Второй шаг. Поняли, что нет контакта – отозвали законопроект. Этот шаг был политической уступкой, для того чтобы вразумить на необходимость поиска политического компромисса.

Третий шаг. Мой уход с должности.

Четвертый шаг. Я четыре месяца молчал, для того чтобы не помешать думать о необходимости возврата к благоразумию. На то была надежда. Возможно, что кто-то решил, будто я молчу или смирился с неадекватностью действий окружения Президента, с данным проектом конституции, и можно вывалять в грязи целую ветвь власти и тихо провести конституцию, предоставляющую безграничную власть, а главное – предоставляющую возможность создать механизм выборной монархии. И жалко, что наш Министр юстиции не ознакомился с тем, какие есть разновидности монархии. Это было бы полезным, с учетом того, что наши даже представители в Комитете по законодательству российской Государственной Думы, опять же, представители партии «Единая Россия», сделали однозначное заключение, что полномочия, в частности, Президента, не совсем сбалансированы.

Я не хочу средневекового противостояния в приднестровском обществе, но буду выступать за укрепление механизма ответственности власти, за ее реальное, а не декларативное развитие и укрепление наших регионов и местного самоуправления, за укрепление демократических институтов, позволяющих гражданам быть услышанными властью и жить в достатке.
Что было продемонстрировано за последние 7 месяцев, тоже не хочу перечислять. Просто у меня сложилось впечатление, что у кого-то есть желание сделать Верховный Совет структурным подразделением Администрации Президента.

Верховный Совет стал вселять надежду на улучшение жизни народа, в связи с нашей эффективной работой, и необходимо было предпринять какие-то меры, для того чтобы зачистить депутатов, пользующихся порой большей поддержкой, чем ряд представителей исполнительной власти!

Полагаю, именно активная работа Верховного Совета, депутатского корпуса с партией «Единая Россия», с депутатами Государственной Думы, действительно помогли реализовать эти проекты, и нужно реализовывать. По пенсионерам реализовывали, по питанию совместно с исполнительными органами власти реализовывали. И что здесь плохого? Здесь столько положительного. Мы привлекли в Приднестровье за два года 55 миллионов долларов США только на эти программы и ведем консультации о продлении проекта на следующий год. А мы в связи с нашей ситуацией в экономике продолжаем проводить показушные мероприятия по строительству газопроводов, зажигаем факелы, слышим победные реляции, и как-то все чаще умалчиваем, то, что средства на газификацию в основе своей – это не наша заслуга, это опять средства выручки за реализованный на территории Приднестровья российский газ. Газопроводы нужны, но нужна и честность в том, чьи это средства.

И средства, поступающие из России по линии гуманитарной помощи, – это заслуга Российской Федерации и средства России.

Передергивание фактов, изворачивание стали обыденностью и по ситуации достигли пика в ходе дискредитации целой ветви власти и особенно – Верховного Совета, напомню – высшего законодательного органа, контрольного органа, решения которого все граждане, даже Президент должен исполнять согласно Конституции как руководитель исполнительной ветви власти. Сегодня у нас в Приднестровье фактически налицо один из видов царской власти, это в соответствии с теорией государства и права – пожизненная. Она бывает либо выборной, либо наследственной. Похоже, что в 2000 году, когда это произошло, мы сделали, и наши коллеги сделали, ошибку. Я хочу сказать, что в соответствии с теорией права действия по внедрению этой конституции – это похоже на действия по претворению в жизнь эсимнетии, с точки зрения науки. Это достаточно редкий и сложный термин, и обозначает он достаточно редкий для современности феномен – разновидность монархии, выборной тирании, сопровождающейся гонениями несогласных.

Какова цель нового проекта? Полагаю, это в первую очередь собственная власть. Одержимость властью подогревается ограниченным рядом чиновников из собственного окружения, которым обидно, что от демагогии они не продвинулись ни на шаг, а их потенциал – это, скорее всего, в лучшем случае, почетная пенсия, которые надеются на последний реванш, стремясь взять верх в соперничестве с более молодыми и активными путем обмана, запугиваний и угрозы антиконституционных действий. И цели благополучия и стабильности Приднестровья, очевидно, находятся за пределами их интересов, а часто и за пределами их воображения. Советы ближайшего окружения Президента и привели, по моему мнению, к этому тупику. Мы не должны дать им ввергнуть страну в бесконечно жесткий гражданский конфликт.

Основная проблема у нас, как мне видится, не конституция, не сам президент, а то, что у нас нет четких институциональных принципов сменяемости власти! Несменяемость, которая объективно приводит к притуплению восприятия мира вокруг, – это уже наша беда!

Думаю, что нельзя в очередной раз менять конституцию опять под любого человека, ради создания оркестра из исполнительной ветви власти. Полагаю, нужно задуматься о правилах смены дирижера в этом оркестре. Мудрые слова Аристотеля о власти не утрачивают своей актуальности с веками. Великий мыслитель говорил: «Плохо то, что верховную власть олицетворяет собой не закон, а человек, душа которого подвержена влиянию страстей». Этот проект конституции наглядный тому пример. Это страсть, страсть к власти. Вопрос лишь в том, власть какой ценой? и для чего? или кого? Может, имеется в виду победа в целом над представительной властью, которая избрана, в том числе, для того, чтобы не допускать перекоса или скатывания от президентской формы правления к президентской форме собственности?

Очень интересен опыт наших братских стран – Осетии, Абхазии, Нагорного Карабаха. Во всех странах произошли смены команд, во всех странах отмечается в силу ряда причин позитивная динамика.

Вспоминается дискуссия в РФ по срокам полномочий В.В. Путина. «Там, где государство основано на началах равноправия и равенства граждан, выступает притязание на то, чтобы править по очереди», – говорил Аристотель. Если же не создаются условия для того, чтобы править по очереди – это не демократия, это всегда, в конечном итоге, тирания, это, говорил Аристотель, монархическая власть, имеющая целью выгоду одного правителя, основанная на началах господства. А новая конституция закрывает возможности, по моему мнению, состязательных выборов как в представительные органы власти, так и на пост президента. Нам демонстрируют подходы, в которых политический процесс сводится к вопросу господства, а не к смене пребывания у власти в прямой зависимости от эффективности власти, ответственной за создание условий для людей.

Я считаю, что меняй, не меняй Конституцию в очередной раз, 20 лет реализации политики одного курса привели к неудовлетворенности гражданами социально-экономической ценой такого курса, банкротству страны, отсутствию перспектив динамичного развития, а это уже тоже надо признать. А новый проект конституции ведет к самоизоляции Приднестровья. Президенту, возможно, впервые удалось объединить позиции ряда стран: и стран – наших гарантов, и европейских стран, которые высказались отрицательно по этому проекту конституции.
Что? Время? Я тогда сокращаю свое выступление.

Я считаю, что данный односторонний, непродуманный, агрессивный проект оказался заряженным орудием, обладающим большой разрушительной силой. Он вышел далеко за рамки спора о чисто юридических интерпретациях. Но общеизвестно, что тот, кто провоцирует в людях ненависть и проповедует нетерпимость, провоцирует конфликты, – находится во тьме и не имеет будущего, как не имеет плодов проводимая таким образом политика. Люди действительно начали задавать вопросы: а где прогресс в признании Приднестровья? А того ли мы добились за время развития Приднестровья? А где прогресс в развитии экономики? А где прогресс развития социальной жизни? И это основные вопросы сейчас, под эту конституцию. И катализатор этих вопросов – эта вся дискуссия, развернутая между властями.

Я тоже хочу внести предложения.

Первое предложение. Считаю, что самым разумным шагом, самым эффективным и заслуживающим уважения и перспективным, это [было бы] отозвать законодательную инициативу о назначении [референдума по] Конституции на 24 января. Я думаю, что это наиболее эффективный шаг, и нужно переходить к тому, чтобы рассматривать внесение изменений в третьем чтении в действующую Конституцию, по созданию института правительства, как и предполагалось ранее, с учетом формулировок, которые будут взаимосогласованы. Я считаю, что это наиболее лучший шаг.

Хочу сразу тоже сказать, что если этот шаг неприемлем в силу различных причин, я открыто говорю, что лучшим бы вторым шагом было бы – это уйти, действительно, и поддерживаю Григория Степановича, добровольно в отставку, для того чтобы подарить республике надежду на перезагрузку всех органов власти, не только депутатов, но и президента. Пойти на внеочередные выборы. Получить доверие. И дальше осуществлять свою деятельность.

Хочу отметить, что не зря основатели республики с момента образования ПМР наделили полномочиями по назначению референдума Верховный Совет. Со дня образования республики. Кстати, эта норма, когда Верховный Совет принимает решение по референдуму, за эту норму на референдумах наши граждане голосовали дважды. И тогда их было значительно больше. И в этом наша ответственность.

Я предлагаю, чтобы все выступления, которые сегодня прозвучат, опубликовались в СМИ. Относясь благожелательно к Президенту, ко всем присутствующим, я предлагаю на сегодняшний день в целях сохранения республики отклонить данный проект постановления и не назначать референдум на 24 января.

Есть много способов облегчить ситуацию, но простыми разговорами мы точно ничего не добьемся. Надо действовать в этой ситуации решительно, отклонить законопроект. А если Президент посчитает возможным, относясь благожелательно к нему, искренне ему желаю, чтобы у него хватило духа подать в отставку, как я сделал это 8 июля.
Спасибо за внимание.
(Аплодисменты).

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо.

Уважаемые присутствующие, я, прежде всего, обращаюсь к вам, потому что депутаты Верховного Совета осведомлены, в Верховном Совете представлены четыре политические партии и одно общественное движение. Это Патриотическая партия Приднестровья, возглавляемая Смирновым О.И., партия «Народная воля», возглавляемая Гудымо О.А., партия «Справедливая республика», возглавляемая Гервазюком Ю.В., партия «Обновление», возглавляемая Шевчуком Е.В., о котором мы все уже осведомлены. А также общественное движение «Союз предпринимателей, аграриев и промышленников», президент – Белитченко А.К.
Я хотел бы обратить внимание, что слово всем без исключения представляется. Но нам было бы небезразлично и мнение других партий, членов партий.
Пожалуйста, предоставляю слово Боднару В.Л.

БОДНАР В.Л.

Уважаемый и почитаемый мною, мой друг, Игорь Николаевич Смирнов! Неужели нам нужно было дожить до этого стыда, до этой стыдобы, чтобы видеть на улицах, в квартирах, в домах, что люди стали врагами друг другу? Врагами по одной простой причине, что им предложили съесть то, что не съедобно. Поддержать то, что не поддерживаемо. Проголосовать за то, за что ни при каких обстоятельствах человеку голосовать нельзя, – за уничтожение республики, за уничтожение государства.

Я вам напоминаю, уважаемые коллеги, я стою перед вами, Игорь Николаевич сидит на своем месте Президента, с кого начались аресты? Не с власти приднестровской, тогда еще советской, да? А с лидеров. С тех, кто умел повести за собой народ. Игорь Николаевич, так вы и сегодня такой. Так поведите за собой народ. Найдите в себе мужество человеческое, гражданское и просто божеское, скажите, что я был не прав, что меня подвели или я сам себя подвел, предлагая то, что вы предлагаете. Отзовите. По божьему вас прошу, по-человечески. А если нет, то поверьте, мы встанем все стеной против этой конституции и победим. Спасибо.

(Аплодисменты)

КАМИНСКИЙ А.В.

Пожалуйста, слово предоставляется депутату Верховного Совета Сипченко А.В.

СИПЧЕНКО А.В.

Уважаемый Игорь Николаевич! Уважаемый Анатолий Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я просто, к сожалению, не думал, что разговор пойдет в таком ключе. Я, если честно, надеялся, что Верховный Совет не поддастся той политике, которую проводили некоторые структуры, якобы общественные, о том, что чисто юридические вопросы перевести в политические какие-то вопросы. Но это наше право. Т.е., к сожалению, мы тоже все люди и, возможно, точка зрения имеет право на существование. Я бы хотел остановиться немного на другом.

Я бы хотел остановиться на чисто юридических аспектах данного документа и попытаться вам обосновать, почему его нельзя принимать. Не потому, что он целесообразен или нецелесообразен, это, на мой взгляд, должен решать народ. А вопрос в том, что в самом документе слово «сырой», это, по-моему, мягко сказано. Этот документ, ну, он попахивает, скажем так. И если он будет без коррекции принят, то я считаю, что в нашей республике просто невозможно будет функционирование ни одного практически, кроме Президента, органа госвласти.

Вы знаете, очень интересные подходы в части гармонизации с российским законодательством. Очень интересные подходы в обосновании от Министра услышал. А я просто ставлю вас в известность, кто не знает, что с 2000 года, два, как минимум, изменения приняты в Конституцию и действуют, и Президент Приднестровской Молдавской Республики, уважаемый Министр, в 2006 году выходил с инициативой об изменении Конституции, которую, к сожалению, она тогда была не подкреплена тогда никакими законами, в том числе и по введению поста председателя правительства, и странно слышать, что руководители органов власти исполнительной власти об этом даже не знают. Но в части… В Конституции самой. Я взял с собой бумажку, это не мой доклад, это редакция закона, потому что мне как-то было предложено, когда мы вели прямой эфир, – давайте руководствоваться нормами, законами. Вот смотрите, что получается. Мы сегодня говорим – гармонизация с российским законодательством. Когда нужно перечислить субъектов Конституции, то у нас село – это село. А когда нужно назначать главу администрации, у нас село – это чуть ли не субъект федерации. Там же губернатора назначают. Так там субъекты поименованы в Конституции. Почему такой разный подход?

Давайте я просто остановлюсь на одном вопросе, это вопрос местного самоуправления. На мой взгляд, вопрос очень больной и вызовет целый вал проблем, связанных, прежде всего, с перераспределением муниципальной собственности и, прежде всего, с тем, кто будет этой собственностью управлять, кто будет управлять муниципальными учреждениями и предприятиями. На мой взгляд, очень серьезная проблема, и никто, кого бы я спрашивал, не может мне ответить. Я бы хотел получить с юридической точки зрения ответ на эти вопросы.

Смотрите, что нам предлагают? Нам предлагают, редакция новой конституции: «Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы власти и органы местного самоуправления». Статья 1 и действующей редакции, и предложенной, подразумевает наличие органов местного самоуправления. Абсолютно правильно сказал уважаемый Министр, что в основах конституционного строя мы очень четко переписали редакцию Российской Федерации, в которой говорится, что органы государственной власти и органы местного самоуправления подчиняются законам и государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, и что эти органы независимы. Но вот тот орган государственной власти, который сегодня выстраивается на местах, он никак не попадает в структуру государственных органов власти законодательных или исполнительных. Там вообще не понятно, что это будет за орган. Никто не может сегодня сказать. Но суть даже не в этом. Статья 8, в которой говорится, что в Приднестровской Молдавской Республике признается и гарантируется местное самоуправление, в пределах полномочий самостоятельно, органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Подразумевается, что эти органы есть. Они не входят в структуру госвласти.

Следующая редакция, 106-я. Местное самоуправление обеспечивает самостоятельное решение проблем, о том, о чем говорил уважаемый Министр. Но смотрите, что происходит сегодня. Мы принимаем эту конституцию и убираем 78-ю статью. Статья, которая вызывала сегодня неоднозначное понимание. Там была очень хитрая формулировка, в которой, я вам даю слово, лично Виктор Алексеевич говорил, что он ею очень гордится, что органы местного самоуправления оказывают государственные функции. Эта статья убирается, остается ныне действующий закон. Ныне действующий закон, который не будет противоречить конституции, вновь принятой. Он называется «Об органах местного самоуправления и государственной администрации в Приднестровской Молдавской Республике». Я вам зачитаю несколько позиций этой статьи, чтобы просто попытаться вам логику выстроить того, о чем я сейчас скажу. Он говорит о том, что, статья 2: «Система органов местного самоуправления включает местные Советы народных депутатов, их органы, а также территориальное самоуправление».

Система включает наличие существующих уже Советов народных депутатов. Т.е. вот по этой редакции Советы народных депутатов – это органы местного самоуправления. Кто-то может мотать головой. Кто-то может не мотать. Но сегодня это так и есть, решение Конституционного суда, в частности, по сельским Советам.

Мы говорим дальше. Правовое регулирование местных Советов, статья 4 данного закона, что правовой статус местных Советов народных депутатов, органов, регулируется Конституцией, которая гарантирует наличие самоуправления указанным законом и другими законами.

И последнее. Сельские поселковые Советы входят в систему Советов народных депутатов. Избрание Советов народных депутатов осуществляется, т.е. подразумевается, что Совет народных депутатов избирается населением. И вот смотрите, что сегодня получается. Сегодня получается, что: а) мы гарантируем органы местной власти, местного самоуправления, органы, они пронумерованы в законе, они есть, но тем не менее, мы сегодня статьей конституции, о которой мы говорим, что якобы она гармонизирована с Россией, на самом деле в России этого вообще ничего нет, вводим другие органы государственной власти на местах. Не структуры органов на местах, которые есть сегодня во всем мире и являются, допустим, налоговые инспекции на местах, налоговые… ой, территориальные отделения Министерства экологии, а вопрос в том, что мы формируем, по большому счету, новую структуру государственных органов власти. И если говорить, что это будет орган государственной власти, то депутаты этих собраний, которые будут сегодня формироваться на местах, это теория права, они будут приравнены по статусу к депутату органа госвласти, т.е. к депутату Верховного Совета. Мы что? Будем сегодня еще формировать 200-300 депутатов уровня государственной власти, уровня депутата Верховного Совета?

И теперь смотрите, что получается. Если говорят, что Сипченко, ты не прав. Мы их заменим. Это означает ликвидацию органов местного самоуправления. Полностью ликвидацию, потому что ее подменяют органами государственного управления. Если согласиться с тем, что они остаются, то получается, что формируем новую совершенно структуру, объемную, с непонятными полномочиями, с наделением ее непонятными видами собственности. Нигде нет разделения государства на местную. Если подразумевается, что муниципальная собственность перейдет в государственную и местную, то сегодня начнется вопрос, кто это передаст? Есть Гражданский кодекс, и есть муниципальное образование, которое этой собственностью управляет.

КАМИНСКИЙ А.В. Андрей Викторович, закругляйтесь. Регламент.

СИПЧЕНКО А.В.

И начнется такой ком вопросов, на который сегодня никто не знает ответов.

Я закончу выступление знаете чем? Я хочу сказать, что на мой взгляд, даже не исходя из политической целесообразности принятия или непринятия данного закона, на мой взгляд, это решать народу, я пытался убедить депутатов своего Комитета, что если мы им скажем, что у нас будет такой строй и народ поддержит… Не проблема. Вопрос в том, что данный документ содержит много внутренних противоречий. Содержит много разночтимых понятий. И, на мой взгляд, этот документ серьезно нуждается в доработке, потому что выносимый за 4,5 млн [рублей] на обсуждение проект должен быть как минимум внутренне сбалансированный и цельный, системный. А сегодня сказать, что давайте мы потратим кучу денег и примем неизвестно что, а в моем понятии документ нуждается в серьезной доработке. Поэтому я, как минимум, хотел предложить. Если даже кто-то и говорит, что тут нарушаются права человека в плане проведения референдума, то я считаю, что право нашего народа должно быть, как минимум, этот документ быть выверен, для того чтобы вынести на всенародное обсуждение. А потратить 4,5 млн….

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо, Андрей Викторович. Регламент.


КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо. Слово предоставляется депутату Верховного Совета Белитченко А.К.

БЕЛИТЧЕНКО А.К.

Уважаемый Игорь Николаевич! Уважаемый Анатолий Владимирович! Уважаемые депутаты и приглашенные!

Я внимательно прослушивал всех выступающих, которые выступали. Со многими абсолютно в большинстве согласен, кроме автора, который представлял нам проект конституции. С ним я согласиться, конечно, не могу. И я на правах человека, который создавал республику вместе с Игорем Николаевичем, боролся за эту республику на протяжении всех 20 лет, и на правах близкого друга Игоря Николаевича, – я бы крайне не хотел оказаться сегодня в его ситуации, в которой он сегодня оказался. Очень, я думаю, ему тяжело слышать все это, сознавать все это, до какой ситуации мы дожили. Такой ситуации у нас еще не было. У нас не было, мы гордились тем, что мы всегда были солидарны, мы всегда находили общее взаимопонимание. И как получилось, что, прожив 19 лет, мы сегодня находимся на разных берегах? Такого не должно быть.

Я думаю, что самое разумное решение, Игорь Николаевич, советую вам как человек, как руководитель, который отработал долгое время руководителем, найти сегодня здесь мужество и при всех присутствующих отозвать этот проект конституции. Это будет самое правильное, самое разумное решение, которое сегодня можно принять.

Вопрос в отношении изменения структуры управления. Я один из тех людей, который на протяжении минимум 15 лет Игорю Николаевичу в советах давал только одно: Игорь Николаевич, должен быть премьер-министр. Без него нельзя управлять государством, нельзя сегодня добиться каких-то успехов. Этот человек должен быть уже давным-давно. И слишком упущено много времени, чтобы сегодня об этом говорить. Но говорить надо, и это делать надо. Я считал, что мы, все же, еще четыре года назад придем к этому решению и создадим. Но этого не случилось. Но это решение надо принимать, и принимать немедленно.
Поэтому мое пожелание и обращение как к другу, друга семьи: Игорь Николаевич, откажитесь от предложенного проекта, отзовите, и пусть наступит мир и в этом здании, и в целом в Приднестровье. Другого быть не должно. Спасибо.

(Аплодисменты)


ГУКАЛЕНКО О.В.

Уважаемый Президент! Уважаемый Анатолий Владимирович! Уважаемые депутаты и приглашенные!

Сегодня мы переживаем непростой период в истории нашего государства. И все, кто находится в этом зале, испытывают повышенное чувство ответственности и некоторой тревоги.
Очень ответственно выступать после патриархов нашей дипломатии, нашей республики, после таких маститых политиков, которые, действительно, создавали и продолжают развивать нашу республику.

Как раз сегодня обсуждение в парламенте, предыдущая работа и обсуждение на округах, дискуссии в открытом эфире еще раз убеждают меня, что для республики это момент истины. Это, если хотите, тест на нашу гражданскую и политическую зрелость. Сможем ли мы сохранить спокойствие, выйти на диалог и обеспечить стабильность республики, или в угоду чьим-то амбициям мы будем дальше продолжать раскачивать лодку и ожидать непредсказуемых результатов?

Уважаемые коллеги, конституция – это основной закон нашего государства. Это не просто закон, это жизненный остов государства. И для того, чтобы у народа сформировалась генетическая память на основной закон, должно пройти время и вырасти на этом законе хотя бы одно поколение граждан. Мы слишком часто меняем Конституцию. И те экспертные заключения, те высказывания авторитетных специалистов, которые обосновывают, что данный проект конституции имеет целый ряд противоречий, – они убеждают меня, как и многих депутатов сегодня, голосовать за отклонение этого проекта конституции. И я позволю высказать, в силу регламента, только три составляющих.

Первое. Сейчас очень хорошо высказался и Григорий Степанович, и Евгений Васильевич, и другие депутаты о том, что внутри самого закона, который как никакой другой закон должен отличаться качеством, имеются существенные правовые коллизии и противоречия.

Уважаемые коллеги, мы проанализировали данный законопроект на предмет соответствия его, именно по нашей отрасли, Конституции Российской Федерации и требованиям международного права. Только по отрасли культуры, образования, науки имеется 27 расхождений, которые не коррелируют с законодательством Российской Федерации, с основными международными нормами. Я привожу только один пример. Статья 39 «Дошкольное образование». Сегодня во всем мире Декларация прав и свобод человека определяет, что оно бесплатное. Даже в странах Африки это обозначено как обязательная норма, социальная норма. У нас она отсутствует.

Целый ряд других примеров я подготовила, эти факты могут быть опубликованы, еще раз подтверждают, что у нас нет права такой невыверенный документ сегодня принимать.

Уважаемые коллеги, мы хотим быть понятны международному сообществу. Сегодня звучало, что мы очень часто обращаемся к международным нашим партнерам за помощью и советом. Но мы им сегодня не понятны. Мы непонятны. И те экспертизы, которые сегодня проводят крупные аналитики, международники, они не услышаны нами. Мы сегодня не умеем анализировать и адаптировать мировой опыт к своей правоприменительной практике. Мы что-то создаем ноу-хау, когда уже всем известно, что по определенным нормам есть отработанная система. Нам нужно прислушаться и очень корректно ее адаптировать к нашей системе.

Вторая составляющая – экономическая. Я не хочу занимать вашего внимания, но, уважаемые коллеги, многие поднимали вопрос, сколько стоит референдум. Да. Мы в бюджете приняли строкой определенную сумму, Галина Михайловна говорила, сколько это стоит. Уважаемые коллеги, но чего стоит то, что сегодня на вопрос об экономической состоятельности республики на приемах с гражданами мы не можем открыто ответить, почему такие низкие пенсии. Вчера у Игоря Николаевича был вопрос – 400 рублей пенсии это достаточно, чтобы обеспечить социальные гарантии пенсионеру? У меня на округе задают вопрос, достаточно, чтобы прожить на ту зарплату сегодня учителю молодому, воспитателю? Я приглашаю вас, Анна Захаровна, к нам на округ, пройдемтесь со мной по округу Октябрьскому, Центральному, посидим со мной в приемной, и там вы ответите не на заготовленные вопросы, простите меня, а прямо глядя в глаза тем, кто сегодня спрашивает, что ему не за что купить лекарства.

Мы должны признать честно: качество жизни не улучшилось, и мы сегодня не имеем права на ошибку, чтобы те крохи, которые дает нам сегодня Россия, которые мы собираем из бюджета, мы потратили на конституционный референдум. Это экономически нецелесообразно. Нам задают люди вопрос – что происходит? Мы вас избрали. Почему вы не дадите компетентную оценку этому документу? Почему вы принуждаете нас сегодня, чтобы мы опять же были подвержены каким-то политическим интригам и дебатам, когда нам нечего есть?

И третья составляющая – это этическая. Я взяла с собой документ. Я не такой искушенный политик. У меня нет такого опыта парламентской деятельности. Но я ответственно заявляю, что те, кто сегодня пытаются спровоцировать ситуацию конфликта, они делают это умышленно. И в угоду своим личным амбициям они забывают о чаяниях народа.

Мы идем в год, когда будет празднование 20-летия республики 65-летия великой Победы. Мы все семь референдумов, которые были проведены в республике, выходили как консолидированное общество и консолидация всех ветвей. И мы, уважаемый Игорь Николаевич, именно парламент приводил к тому, что и на референдум, работа на округах позволяла обеспечить 80% явки наших граждан. Сегодня под угрозой, об этом сказала Галина Михайловна, об этом сказали выступающие, главное достижение республики – наша консолидация.

Второе. Сегодня, внося так часто изменения в Конституцию и обращаясь к такому институту так часто, как референдум, мы вызываем недоверие народа к власти и извините, Игорь Николаевич, в том числе к Президенту, институту президентства.

Нет прецедентов в мире, чтобы так часто сегодня проводились данные мероприятия. Уважаемые коллеги, я заканчиваю. Нам необходимо выйти на диалог. Весь мир, мировое сообщество наблюдает с интересом. Я имела высокую честь быть приглашенной 4 ноября на прием у Президента России. Вы знаете, там были очень авторитетные люди. И каждый, кто подходил ко мне, первый вопрос: что у вас происходит?

Нам необходимо остановиться. Необходимо выйти на диалог, чтобы сохранить спокойствие, стабильность и дать гарантии нашим гражданам, что мы в состоянии управлять республикой и у нас есть силы, мудрость и мужество сегодня сделать правильные шаги.

Уважаемый, Игорь Николаевич, в нашей семье с особым уважением относятся к вам. Я посмею обратиться к вам как символу нашей республики. Прошу вас как мать, как парламентарий, как женщина – наберитесь мужества, снимите законопроект. От этого мы выиграем все.
Спасибо.


(После перерыва)

КАМИНСКИЙ А.В. Ув. коллеги, присутствующие, продолжаем пленарное заседание. Слово предоставляется депутату Верховного Совета Гудымо О.А.

ГУДЫМО О.А.

Ув. Президент, Председатель Верховного Совета, депутаты, члены Кабинета Министров, приглашенные, прежде всего, хочу поблагодарить Анатолия Владимировича за то, что наконец-то в Верховном Совете заметили, что существует не только одна партия «Обновление», но и другие партии, раньше это как-то не замечалось. Спасибо за это.

Я хочу отметить, что партия «Народная воля Приднестровья» уже давно обращала внимание на негативную тенденцию противостояния законодательной и исполнительной ветвей власти. Мы об этом говорили, как минимум, три года тому назад. И звучало это предупреждение, в том числе, и в этом зале, тогда Игорь Николаевич сказал, что ничего подобного, противостояния не существует. И сегодня мы с вами присутствуем на позорном для республики событии, когда это противостояние достигло своего пика. И абсолютно прав Евгений Васильевич, сказав в своем выступлении, что проявилась недоговороспособность и исполнительной, и законодательной ветвей власти, мы не смогли договориться, не смогли остановиться, не смогли оценить ситуацию и принять какие-то реальные действенные меры. Еще 30 апреля этого года исполком нашей партии принял заявление, вернее, обращение к Президенту нашей республики и к Верховному Совету нашей республики. И в этом обращении мы отметили, что вызванный инициативой 16-ти широкомасштабный резонанс подтвердил обоснованность ранее озвученных предупреждений «Народной воли Приднестровья» об опасности, возникновению тенденции к противостоянию законодательной и исполнительной ветвей власти, а также чрезвычайная опасность этой тенденции для судеб нашего государства, созданного по воли народа республики. В этом же обращении мы отметили, что как глава государства, так и Верховный Совет просто обязаны самым тщательным образом проанализировать причины, побудившие группу депутатов Верховного Совета выйти с законодательной инициативой, внести изменения в Конституцию ПМР.

Далее, мы обратились к ним же с призывом при выработке решений по урегулированию возникших противоречий и разногласий исходить из недопустимости расшатывания фундаментальных основ нашей республики в обстановке нарастающих внешних угроз и кризисных проявлений в экономике, из необходимости сплочения в этих условиях всех органов и структур государственной власти и чрезвычайной актуальности консолидации всех слоев населения Приднестровья в целях стабилизации общественно политической обстановки, укрепления государственности, обеспечения независимости и достижения международного признания Приднестровской Молдавской Республики. Услышали ли это обращение или не услышали депутаты Верховного Совета, но в любом случае 27 мая, вы знаете, инициатива была отозвана. Буквально на следующий день мы опять обратились к высшим органам государственной власти с призывом прекратить конфронтацию и восстановить единство. Мы обратили внимание на то, что мы вновь и вновь настоятельно призвали все политические активные силы нашего государства к единству и сплоченности во имя главных целей нашей республики. К большому сожалению, конфронтация продолжала нарастать, и это привело к тому, что мы сегодня с вами отчетливо видим.

Что касается оценки Конституции. Я думаю, что та оценка, которая здесь прозвучала, она проявила те слабые стороны в этом проекте конституции, которые увидели уже выступавшие здесь до меня депутаты и представители Президента, и вызвала определенную дискуссию в обществе. Но при всех оценках звучит одно: не надо никакого референдума, звучит обращение к Игорю Николаевичу, как матери или как одному из отцов республики, чтобы он отозвал эту инициативу. Я считал и считаю, что у Президента есть право выйти с такой инициативой в Верховный Совет, а у Верховного Совета есть право поддержать эту инициативу или не поддержать. У Президента есть право забрать, отозвать эту инициативу, или оставить её как таковую. Более того, я скажу следующее, что как бы ни проходили последующие события, но обострение противоречий, раскачивание общества – оно будет продолжаться. Поэтому я считаю, что Президент, исходя из того, что в выступлении Евгения Васильевича, по-моему, 8 июля прозвучали прямые выпады и угрозы в адрес Президента, Президент сделал определенные выводы и решил укрепить исполнительную власть, не свои позиции как президента республики, а исполнительную власть, и это, наверное, его право. И сделал он это, видимо, для того чтобы не было рецидива, ничего подобного инициативе 16-ти, которая имела место весной этого года.

Мое выступление, наверное, звучит диссонансом к тому, что было сказано с этой трибуны до этого. Но, тем не менее, я считаю, что мы не должны игнорировать право Президента обратиться в Верховный Совет с просьбой, с законодательной инициативой о проведении референдума. Так же, как и Верховный Совет имеет право поддержать или не поддержать. Что будет лучше? Трудно сказать. Но в любом случае, я считал и считаю, что народ у нас – это не какое-то неграмотное образование, это население, которое успело за эти 20 лет научиться тому, что называется укрепление республики, научилось разбираться в политических ситуациях, оно уже грамотное (а не неграмотное), и народ разберется во всех плюсах и минусах этой инициативы. Поэтому в отличие от многих, а я знаю намерения многих депутатов, в отличие от многих я поддержу просьбу Президента о проведении референдума. Что касается Конституции, то в последующем, я считаю, что надо будет разъяснять нашему населению, нашему народу все то, что там есть положительное и что есть отрицательное. Народ скажет свое веское слово. И я уверен, что Президент будет выполнять волю народа, которая будет выражена, если референдум состоится. Спасибо.

КАМИНСКИЙ А.В. Олег Андреевич, с вашего позволения, выступающим вопросы не задаются, я хочу нарушить это правило, потому что хочу задать вам один вопрос как законодателю. Вы не возражаете?

ГУДЫМО О.А. Пожалуйста.

КАМИНСКИЙ А.В. Скажите, пожалуйста, в целом Конституция нормальная, приемлемая, устраивает, но в ней есть 2-3 статьи, которые категорически не устраивают никого. Как исправить это положение во время референдума?

ГУДЫМО О.А.

У меня сегодня, слушая выступления, созревало такое предложение, чтобы мы продолжили обсуждение этого вопроса, то есть прекратили прения и продолжили обсуждение этого вопроса с учетом высказываний тех замечаний, предложений, которые прозвучали с этой трибуны сегодня.

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо.
Слово предоставляется депутату Дьяченко Г.И.

ДЬЯЧЕНКО Г.И.

Есть у мудрого китайского народа поговорка: «Не дай бог жить в эпоху перемен». Так получается, что у нас постоянные перемены, постоянный эксперимент. У нас за такое короткое время несколько раз практически кардинально менялась Конституция, а это эксперименты, а это, соответственно, судьбы людей.

Я хочу обратить внимание, что здесь уважаемый мной Министр юстиции Сергей Михайлович говорил о конституции США. Вместе с тем, я хочу сказать, что да, в неё действительно внесли поправки и уже века она работает, и люди привыкли, работают и живут по данной Конституции. А что у нас предлагается? Мы постоянно её совершенствуем. Мы, что, закладываем еще в эту Конституцию задачу, что через время мы еще будем совершенствовать? Именно поэтому я буду голосовать против назначения референдума и против данной Конституции.

Более того, я хочу обратить внимание, что Олег Андреевич говорит о том, что да, необходимо посоветоваться с народом. Но цена совета? Цена совета 4 млн. 700 рублей. Что это значит? Это значит, что мы из своего бюджета должны найти деньги и выделить на проведение референдума. Более того, никто не думает о последствиях. А последствия следующие: в связи с принятием данной Конституции необходимо будет менять вывески, печати, перерегистрировать предприятия, создавать совершенно новую законодательную базу. Что это? Это значит, что, соответственно, всем людям, которые будут задействованы в этом, необходимо будет платить. Каковы потери для нашей республики? В конечном счете, возникает вопрос, вопрос, который всегда задает население: «А что нам от этого? Легче станет жить? Мы станем больше получать заработную плату или пенсии увеличатся?». Я представитель Верховного Совета в созданной конституционной комиссии, которая работала. Вы знаете, я был поражен и впечатлен первым заседанием.

Почему? Поделюсь с вами. Люди, облеченные властью, в то время, когда кризис, в то время, когда необходимо думать о том, как преодолевать кризис, что необходимо сделать лучше для народа, были заняты другим. С моей точки зрения, не тем, что даст возможность народу жить лучше. И вы знаете, в этой ситуации возникает вопрос, и вместе с тем и ответ, а не есть ли это (это мне люди, мои избиратели говорили) уход от реалий сегодняшнего дня. Уход от того, что народу жить тяжело: безработица, заработные платы маленькие, пенсии маленькие. И для того, чтобы уйти от решения и чтобы народ не задавал такие вопросы, вот, давайте мы займемся Конституцией, и народ начнет думать о новой Конституции, это простое мнение простого народа, вы знаете, такой вывод напрашивается.

Как аргумент: как член конституционной комиссии хочу сказать, что нынешний проект, который предлагается, он в корне отличается от российской конституции. И я думаю, что не правы те, которые говорят о том, что здесь гармонизация происходит. Совершенно другое. Нет в российской конституции назначения глав администраций и, соответственно, отсутствует право такое, которое у нас исключено в Конституции. Я просто хочу простыми словами передать, что в селах и поселках не будет местных Советов. Соответственно, что такое Конституция, что такое государство? Государство – это когда люди объединяются, передают часть полномочий, часть полномочий у себя оставляют, и часть полномочий передают наверх для решения районам, городам, республике. А что остается в селах? Какие полномочия они у себя оставляют и какие полномочия они передают наверх? Получается, что они полностью отказываются от своих полномочий. У них глава администрации, который назначается, у них местных Советов нет. Им что предлагается? Им предлагается местное самоуправление, на каком этапе? Хотите объединяться и решать какие-то вопросы, пожалуйста, объединяйтесь. Хотите что-то финансировать, пожалуйста, финансируйте.

То есть они, работая в колхозах (берем за села), платят подоходные налоги, платят их предприятия налоги, и в конечном счете село ничего не будет получать, то есть они не будут участвовать в распределении денежных средств, ведь это неверно! Более того, в свое время, когда я общался с Косачевым о назначении глав администраций, о том, что это не совсем корректно, Косачев назвал право назначения глав администраций этакой «священной коровой», которую никоим образом нельзя затрагивать, именно право выборов глав администраций. И он привел такой пример, что когда в России разносились такие слухи о том, чтобы глав администраций не избирать, а назначать, так он, как один из руководителей российской делегации в парламенте, в Парламентской ассамблее Совета Европы, он сказал о том, что сразу же раздались вопросы об исключении России из Парламентской ассамблеи. Я думаю, что это тоже показатель. И при этом мы хотим, чтобы вот так построить у себя, вместе с тем, мы хотим, чтобы нас услышали и нас приняли. Да не примут нас такими, если мы пойдем по этому пути.

Одним из аргументов принятия новой Конституции был аргумент о том, что в нынешнем Верховном Совете большинство – это члены партии «Обновление». Соответственно, члены партии, руководствуясь партийной дисциплиной, принимают решения. Я не член партии «Обновление». Хочу сказать, что это совершенно не так. Потому что возьмем прошлое заседание сессии, когда принимался бюджет, когда ряд поправок, инициированных депутатами – членами партии «Обновление» я поддерживал, но члены партии не поддержали. Это яркий факт о том, что нет такого, что как сказано, так и голосуется. А речь идет о том, что каждый руководствуется своей сознательностью и необходимостью принятия данного решения. И если ставить таким образом вопрос, то что, надо ставить под сомнение все решения, принятые Верховным Советом, поскольку все решения принимались большинством членов партии «Обновление»? Я считаю, что это совершенно, в корне неверно. Потому что те решения, которые принимались, они принимались совместно с Президентом по поводу выхода из кризиса, и именно эти решения позволили республике достойно выходить из кризиса.

Вчера было сказано о том, что прошло 6 месяцев с момента того, как началась работа над Конституцией. Мы все знаем о том, что ребенок может родиться полноценным, если пройдет 9 месяцев. Я не медик, но, во всяком случае, я это знаю. Если прошло 7 месяцев – ребенок может еще родиться и еще выжить. Но 6 месяцев – это достаточно маленький срок для того, чтобы ребенок родился и был живым. Поэтому я считаю, что данный проект совершенно не готов для того, чтобы он жил. Он не жизнеспособен. Поэтому я призываю депутатов голосовать против проведения референдума и против данной Конституции. Спасибо.

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо. Ув. коллеги-депутаты, мы определились по выступлениям депутатов. Поэтому позвольте предоставить слово желающим выступить из приглашенных. Первым предоставлю слово, просилась, председатель Союза женщин Приднестровья (Женский забастовочный комитет) Андреева Галина Степановна, пожалуйста.

АНДРЕЕВА Г.С.

Уважаемые приднестровцы и гости данной сессии! Вы заметили, как необычно я начала говорить? Я не сказала трем ветвям власти «уважаемые». Вы не уважаемые только лишь потому, может, я хамка, потому что эту ситуацию довели до такого момента. Это опасно для республики или нет? Нет. У нас сильное общество. И то, что будет сегодня принято решение о проведении референдума или не будет принято решение о проведении референдума, оно на нашем обществе никак не отразится. Почему? Потому что мы слишком политизированы. Слишком. И если мы уже 20 лет добиваемся признания республики, то ничего не изменится, если одна фигура уйдет, другая останется. Я не буду извиняться перед Президентом, не буду признаваться в любви, я только в этом признавалась мужу, он умер 4 года назад, и в любви больше никому не признаюсь в память о нем.

Сегодня, хочу я вам сказать, я считала и считаю, как считает наше женское движение, что любопытно, Женский забастовочный комитет – незарегистрированная общественная организация. Когда с нами не хотят считаться, скажет Президент, скажут депутаты Верховного Совета, – мы заставляем считаться с нами. Потому что женщины – это шея, куда шея повернет, так республике и быть. Знают об этом все. Те, кто молодые: журналисты, депутаты, – думаю, из моих уст это услышали. Сегодня надо решать вопрос признания нашей республики, юридического признания. То есть хватит бегать. Статья 1 Конституции, написано: «суверенное государство». И Президент, и вы начинаете метаться. Меморандум Козака… Да слава богу, что Воронину хватило ума не подписать его, иначе бы мы были в Молдове, и сейчас бы думали –вступать в Румынию или нет, и не обсуждали бы этот вопрос.

Я не буду говорить о великом уважении к России. Моя Родина – Китай, я гражданка России, и о России непозволительно говорить в оскорбительных тонах. Не [так,] как я за последнюю неделю на ТВ ПМР это слышала, иначе будете разбираться с забасткомом. И то, что «Единая Россия», одна партия правит, да это прекрасно! Сделайте столько, сколько сделал Путин и сколько делает Медведев, потом критикуйте.

Дальше. Сегодня нужно преодолевать кризис, поднять экономику и сельское хозяйство, поднять прожиточный уровень народа, а потом говорить о Конституции. Нужна, не нужна Конституция? Вы, депутаты, ошибаетесь, с моей точки зрения, Конституция нужна в двух вариантах.

Первый вариант, если эта Конституция, она нужна для того, чтобы разогнать Верховный Совет. Нужна она? Конечно, нужна. Второй момент, нужна ли Конституция для развития нашего общества? Вы никто не скажете, что Конституция не нужна, потому что вы сами весной начали вносить поправки в Конституцию. Потому что правы ли депутаты Верховного Совета, которые начали вносить поправки в Конституцию? Им это действующей Конституцией разрешено. Но не разрешено исполнительной власти в лице советницы Волковой топтать законодательную власть с прямого попустительства прокурора республики, силовых структур, министра внутренних дел, министра госбезопасности, это непозволительно.

Из-за чего возник такой конфликт? Да, вы простите, мы, женщины, приложили руку к этому, и приложили хорошую руку. Я объясню. Вы знаете, я приведу два момента, никогда не «ехала», может для кого-то это будет новостью. Первое, когда Анна Волкова и Анатолий Бочковский подали телеграмму о признании ГКЧП, начали арестовывать наших депутатов, нашего Президента и т.д. Мы тогда, женщины, были вынуждены сесть на рельсы и добиться своего. Это первый момент, почему мы не воспринимаем Волкову по работе с общественными организациями.

Второй момент, Игорь Николаевич, может, в ответном слове скажет, что я не соврала, когда были бендерские события, Радченко хочу сказать, 23 июня не было генерала Лебедя в Тирасполе, это 100% данные, и 24 июня по просьбе Президента мне лично пришлось возвращать наших героев, оставивших Бендеры, обратно в Бендеры, это было в 3 часа утра 24 июня. А на другой стороне, как бы мне ни доказывали, воевал бывший полицейский, ныне Вице-Президент Королев. И когда, Игорь Николаевич не совсем виноват, коль не проверили службы госбезопасности, что работник полиции Кишинева ныне Вице-Президент, и наши общественные организации и женские организации, и Союз памяти, Союз защитников, многочисленнейшие организации, мы не восприняли его. И вот с этого пошел конфликт. И мы стали вас, дорогие депутаты, начинать подзуживать. Да, виноваты мы, и правильно виноваты. И выйти из этой ситуации можно легко и просто. Должность Вице-Президента имеют право и депутаты, имеет право и Президент упразднить. И поставить нашего историка и поэтессу на свое место.
И примером тому – я до 14 июля как-то относилась так к Антюфеевой.

После 14 июля я стала её уважать. Нас от имени президентской команды пригласили, чтобы рассказать о Конституции. Если бы мы выговорились… Мы пришли, все женские организации, как никогда, да, спасибо Волковой, что она нас снова сплотила, все женские организации, Союз защитников, Союз памяти, и когда нам выставляют с помощью Вице-Президента взвод милиции во главе с зам. министра Сергеем Белоусом, у нас видеопленка есть, когда советник Президента Виктор Арестов (если есть из российского посольства, выполните мою просьбу: не пускайте его к себе больше на порог, гражданку России пытался бить), пытались остановить нас. То, что это умышленная акция – один простой момент. На дверях во Дворце культуры висел плакат, адресованный мне и женщинам, которые прошли и Крым, и Рим, и медные трубы, и захват оружия, и окопы, и прочее, вы это знаете, было написано: «Убирайтесь вон!». И когда на меня руку поднял работник милиции Елгин, советник Президента – врач, советник Президента Арестов, Комарницкий, простите, я скромная женщина, я когда-то занималась самбо, учась на юридическом, ну, и пришлось приложить ручку, и трое…, и пройти в зал, а остальные сражались. Зам. министра, вот Бучка сидит, выводил из зала. Такое решение, такое обсуждение Конституции неприемлемо.

И поэтому есть у меня два варианта. Первый вариант: подают в отставку и Верховный Совет, и Президент, и назначаются новые выборы. Только другой вопрос – а надо ли это делать? Для того чтобы мы боролись за признание, этого делать именно не надо. Второй вопрос – принимать решение о референдуме или не принимать. Игорь Николаевич здесь коснулся такого момента, когда выступал Маракуца, когда выступала Антюфеева: отец «Обновления», она – мать. Вы ошиблись, матерью «Обновления» я первой стала. Сейчас уже хочу стать официальной бабушкой. Может, финансировать будут. Не то 19 лет забастком никто никогда не финансировал. Поэтому я хочу сказать: будьте разумными и отдайте Конституцию на доработку. Нужна она? Да, она нужна! Но она нужна не в этом варианте. Почему не в этом варианте? Я вам расскажу словами ТВ ПМР, я только не поняла, почему министр Беляев и Максим Сазонов так не любят нашего Президента. Три раунда встречи: выступает Добров с Волковой. Добров как Тузик грелку порвал Волкову. Выступает Сипченко и Караман. Караман сделал нам огромное открытие, что, оказывается, это набор лозунгов. А всем известно, нас учили, я юрист по образованию и по профессии, все мы считали и считаем, что Конституция – это основной закон государства.

А дальше, пусть не улыбаются депутаты, ни Сипченко, ни Караман не убедили телезрителей, избирателей по теме местного самоуправления. Они не могли убедить по той причине, [что] в местных Советах, поселковых Советах, городских Советах эта тема не рассматривалась. Это упрек депутатам Верховного Совета, почему вы эту тему не отдали на рассмотрение им? Почему вы не создали съезд народных депутатов? Когда у нас создается тупиковая ситуация, компромисс мы находим в съезде народных депутатов.

Стоит ли Президенту подавать в отставку? Да, я не буду говорить об уважении к Григорию Степановичу, Белитченко. Я хочу сказать, что не надо республику оставлять «без трусов». Потому что у нас президентская республика, и без Президента этой республике, что в раз, это не должно быть. Нравится, не нравится мне Президент – это мое личное дело. Я думаю о республике, и я считаю, как республике должно быть.

Я считаю большой ошибкой уход Шевчука с поста Председателя Верховного Совета. Если «Обновление» считает, оно должно заставить Шевчука вернуться на пост Председателя Верховного Совета. Потому что 4 месяца Шевчуку вольготно живется, он должен работать на республику, а потом на партию «Обновление».

Почему Антюфеева и другие сказали Игорю Николаевичу о том, что он хочет власти. Да по одной простой причине, вы посмотрите ТВ ПМР, и когда спрашивают, почему Министр юстиции не смотрит народу в глаза, я говорю: «Ему стыдно за Конституцию». И простой ответ, что Сергей Михайлович говорит нам – народу, он говорит, когда были дебаты с Антюфеевой, ей не надо было дальше ничего говорить после его фразы, он говорит: «Президенту нужна власть еще больше, чем она есть».

Прокрутите ролик и посмотрите. Зачем же такие дебаты, которые идут против Президента? Вы извините, если вы исполнительная власть, так поддержите её. Да, сырая Конституция, и вы извините, она в будущее, чтобы вот так поправки не вносили, хотя разумные поправки. Надо ли это? И по местному самоуправлению когда нет четкой позиции, когда в непризнанной республике тьма вопросов, и ведь все работают: и депутаты работают, и работает по оценке (не мое мнение) Министра юстиции, он сказал, что авторитет, он не так сказал, но из текста, просмотрите внимательно, выходит из текста, что депутаты Верховного Совета работают прекрасно. И поэтому, так как авторитет депутатов Верховного Совета сегодня выше, чем авторитет исполнительной власти и Президента, поэтому нужна эта власть. Это что за обсуждение, что за решение вопроса? Вы знаете, мы отметили похороны ОСТК, счастье то, что директора предприятий не пришли, не выступили, не вышли на сцену, это значит, что трудовые предприятия будут жить. В этом фарсе они не участвовали. Но к 20-летию республики мы такой «подарок» не позволим преподнести никакой ветви власти. Перенесите рассмотрение Конституции через год, после празднования 20-летия нашей республики. Республиканцы не одна Анна Волкова и Петя Заложков и Вице-Президент. Вы извините, мы за нашу республику, мы за многие позитивные наши проблемы, да, наши партии сейчас начинают набирать силу. Мы смотрим на Россию, в России партии. Да, «Обновление» набрало обороты, почему?

Само название «Обновление» говорит о переменах. И они получили вотум доверия у населения только потому, что люди хотели перемен. И эта Конституция, которая должна быть принята, она должна отразить эти перемены, только не в таком сыром виде, как она есть. Если вы хотите взять опят, потому что когда Караман выступал, что эта Конституция будет на 200 лет… А зачем она мне нужна на 200 лет? Она мне сегодня нужна. 200 лет я не проживу. Когда принимают Конституцию той или другой страны, я вас прошу, загляните, пожалуйста, в конституцию – нормативный акт Китая (это моя Родина) и примите такую конституцию, где очень высокая экономика и где не надо (вот, сидят мои генералы): разоружим нашу армию, если полезет Молдова – мои китайцы массой задавят.

Я прошу еще раз, да, нет в законе нормы, я юрист, передать этот вопрос на доработку, но я думаю, что вы должны это сделать. А не буду афишировать прочим, тем другим… Сегодня эта Конституция не может быть принята. Будет ли принята завтра, я имею в виду через год-два, пока не проработаете вопрос с местным самоуправлением, преступно добиваться, сельское хозяйство. Спасибо. (Аплодисменты).

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо Галина Степановна.
Слово предоставляется председателю коммунистической партии Приднестровья Хоржану Олегу Олеговичу.

ХОРЖАН О.О.

Уважаемые депутаты, приглашенные! Уважаемый Анатолий Владимирович! Прежде всего, хочу сказать, что мы, наши коммунисты, наша партия, выступаем категорически против проекта конституции, которая предложена конституционной комиссией, и дабы не занимать ваше время аргументами, хочу поблагодарить, Григорий Степанович, Вас, за очень мужественное, очень аргументированное выступление, за те аргументы, и самое главное – за те своевременные советы, которые сегодня прозвучали из ваших уст в этом зале.

Мы все внимательно наблюдаем, как в 3-й раз за нашу историю меняют Конституцию. Я удивляюсь не столько тому, что исполнительная власть меняет её под себя, увеличивая полномочия главы государства, сколько тому, как ловко через каждые 5-10-15 лет сторонники изменения Конституции манипулируют ровно наоборот всеми теми аргументами и всеми теми фактами, которые мы сегодня слышим. Нам сегодня говорят, что мы гармонизируем законодательство с Российской Федерацией. Но, позвольте, какая эта гармонизация, если в этой Конституции нет ограничения Президента по двум срокам подряд, если в этой Конституции нет изменений избирательной системы? Знаете, получается, как в том хорошем случае: «Здесь помню, тут не помню», – когда президентская команда пытается поменять Конституцию с точки зрения исполнительной власти, мы слышали сегодня в этом зале и высказывания российских политиков. Сегодня три крупнейшие политические силы России высказались против этого проекта: «Единая Россия», ЛДПР, вторая по величине политическая сила КПРФ, её лидер Г.А. Зюганов однозначно высказался против этого проекта конституции, сказав, что если она будет принята – это будет диктатура. Как же мы собираемся гармонизироваться с Россией, если вся политическая элита, если основные политические силы России выступили против этой Конституции?

Далее, нам говорят про то, что ученные с мировым именем, корифеи создали в нашей республике, выступают за Конституцию, тоже не так. Пользуясь случаем, хочу передать огромный привет всем, и вам, Игорь Николаевич, вам в особенности, от Василия Никитовича Яковлева, который сегодня находится за пределами республики, к огромному сожалению, и которому буквально в апреле месяце было присвоено звание почетного деятеля наук Российской Федерации, это звание ему присвоил Президент Российской Федерации. Так вот, он просил меня, если я буду выступать сегодня, призвать вас не голосовать за эту Конституцию. Это человек, который был основателем республики, человек, который был автором первого проекта Конституции, это тоже его мнение. Нам господин министр говорит о том, что основной источник власти – это народ. Правильно, народ! А что же исполнительная власть говорила 10 лет назад? Я очень хорошо помню, как на сессии Тираспольского городского Совета, Бучацкий здесь, может подтвердить, ваш предшественник, министр Балала убеждал нас в том, что не нужно проводить референдум в 2000 году, не нужно раскачивать лодку, нужно искать консенсус и примирение, и поэтому Конституцию нужно менять именно в Верховном Совете, это аргумент исполнительной власти. Почему сейчас об этом не говорится?
Нам говорят про опыт мировых стран, нам приводят в пример Францию, Италию, Зимбабве можно привести в пример. Зачем далеко ходить? Есть Абхазия и Южная Осетия – страны, признанные Россией. Какое у них законодательство, какая у них конституция? Кто смотрел? Может, поэтому они сегодня признаны, а мы нет.

Высказывая мнение свое партии, я хочу сказать, что принятие этой конституции – это пусть в никуда. Это уничтожение республики. Сегодня эта конституция превратит республику в подобие монархии. Сегодня эта конституция превратит вас, Верховный Совет, и ваших будущих депутатов, действительно, как сказал Евгений Васильевич, правильно, в придаток администрации Президента. Сегодня главы государственных администраций, если эта конституция будет принята, также по-прежнему будут творить все, что хотят, в районах. И пример Дубоссар – очень яркое тому доказательство. Если эта конституция будет принята, от нас отвернутся все наши друзья, и, прежде всего, я повторяю, представители Российской Федерации. Я категорически против этой конституции, этого проекта, я говорю это от имени наших коммунистов, я говорю это от имени той 21 тыс. избирателей, которые голосовали за нас в 1996 году на президентских выборах, за нас, за нашу программу. И еще раз призываю не поддерживать эту конституцию, не поддерживать проект постановления, который вам сегодня предложен.

Мы за совет с народом. Но что нам предлагают сегодня, говоря конкретно о проекте постановления? Нам предлагают выбирать между тем несчастьем, которое предложила конституционная комиссия, и тем перерезанным и перекроенным проектом конституции (есть медицинский термин, просто не хочется его сейчас повторять), который существует сегодня. Если мы действительно хотим спросить мнение народа, давайте вынесем на референдум два вопроса: проект конституции, который предлагает президентская комиссия И.Н. Смирнова; и проект конституции, который был принят на всенародном референдуме в 1995 году, и пусть люди выберут и скажут, что они хотят.
И последнее. Игорь Николаевич, я молод по сравнению с вами, и, наверное, некорректно было бы с моей стороны вам что-то советовать, но я все-таки это сделаю: послушайте Григория Степановича, уйдите в отставку. По-моему, это будет лучшее, что вы сможете сделать для республики. Спасибо.

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо.
Слово предоставляется лидеру ММК-НДП «Прорыв» Соину Дмитрию Юрьевичу. Больше желающих выступать нет?

СОИН Д.Ю.

Уважаемые приднестровцы! Не депутаты, не президенты, не министры, а в первую очередь приднестровцы. Давайте в первую очередь помнить о том, что мы здесь все плывем в одной лодке под названием Приднестровская Молдавская Республика. Если вы хотите разрушить любую систему, любое государство – идите путем раскола элит, и вы, несомненно, добьетесь победы. Потому что консолидация элиты с гражданским обществом является единственным гарантом поступательного развития любой страны. На слушаниях, которые были перед сессией в комитете у Галины Михайловны Антюфеевой, я, выступая, выразил позицию нашей партии и сказал о том, что анализ ситуации показывает единственный выход. Выход этот – создание согласительной комиссии. Если такое жесткое противостояние и такой серьезный раскол, который разрывает сейчас правящую элиту Приднестровья, то это, по большому счету, без вариантов. Посмотрите, что может произойти. Сегодняшняя сессия показала, что депутатский корпус не просто в большинстве против этой конституции и против этого референдума, по сути, депутатский корпус монолитен. Он однозначно против этого. И мной уважаемый Олег Андреевич, он выступил в поддержку референдума, в поддержку позиции Президента, но даже его высказывание было не совсем уверенным.

Теперь давайте посмотрим на то, что происходит в политических партиях и общественных организациях Приднестровья. В политических партиях и организациях тоже произошел раскол. Но возникает вопрос, и этот вопрос я адресую, в том числе, и к идеологическому аппарату исполнительной власти. А почему сюда пришли только противники конституции? А где хоть один сторонник Президента? Я не услышал никаких выступлений? Где Республиканская партия, которые отгрохали офис в центре города? Где выступления Патриотической партии, её лидера, который мог бы встать и как-то аргументировано защитить позицию Президента? Почему ТВ ПМР так подставляет вообще всю эту историю? О том, что господин Беляев абсолютно бездарный человек, я всегда говорил прямо, и не скрывал этого. Те ролики, которые показывают в поддержку Конституции, могут вызвать лишь одно желание – покончить жизнь самоубийством или уехать отсюда. Организованные господином Беляевым в спешке прямые эфиры – это просто издевательство над современными информационными технологиями. Но то, что мы здесь все понимаем, мы здесь живем, но «яка страна, такие террористы». Но проблема в другом – приезжают люди из-за границы, журналисты зарубежные. Когда они включают наше телевидение, они говорят: даже в городе Урюпинске такого нет. Это даже не прошлый век, это прошлое тысячелетие. То, что сегодня происходит, – это цепь ошибок идеологического и информационно-политического пропагандистского аппарата исполнительной вертикали. Не были изучены все точки зрения, не были взвешены все «за» и «против». И в итоге мы выкатились на лобовое столкновение, да, поезда идут по одним рельсам, навстречу друг другу. Чем это закончится, мне сложно сказать.

Я почему-то здесь не вижу великих ученых, мужей из нашего университета. Я не вижу здесь Института истории, государства и права, откуда мы могли бы получить хоть какие-то справки, я не вижу заведующего кафедрой по конституционному праву. Мы отсылаем все наши реплики в сторону зарубежных оценок этой Конституции, но: а почему нет местных, где они? На них тратятся бюджетные деньги, они проводят какие-то конференции, делают доклады, но по жизненно важному конституционному вопросу они не высказались просто-напросто. И совокупность этих действий и последствий, которые проистекают из этих действий, заставляют задуматься нас о том, а не существует ли определенный системный кризис, который требует перезагрузки политической системы Приднестровья? И не в смысле устранения кого-либо от власти или усиления или ослабления чьих-то полномочий, а вообще задуматься – кто здесь, чем занимается в этой стране. Почему настолько так все как-то серо и убого выглядит?

И в заключении я хочу вспомнить одну историю 1993 года. Здесь, в этом зале, помимо меня есть еще несколько человек, о которых я говорить не буду, которые награждены орденом «Защитнику Советов», этот орден выдавался всем белодомовским сидельцам, и тем, кто так или иначе был причастен к этой истории с Белым домом. И я, наблюдая за происходящим, не только сегодня, а вообще за весь отрезок конституционной дискуссии, вижу одно, что мы постепенно приходим к этому сценарию октября 1993 года. Проблема только в одном, что здание общее для всех. Но допустить этого в непризнанной стране нельзя. Тем более, что действия Ельцина того периода опирались на очень мощную внешнюю поддержку. Сегодня прозвучали только отрицательные заключения, связанные с мнением международных экспертов, и в том числе и российских. Может быть, министр Ястребчак сейчас выйдет на трибуну и расскажет о тех успехах, которые имеет наш МИД в Москве? И, может быть, на самом деле, в Москве как раз поддерживают конституционную реформу, на уровне МИДа, на уровне еще каких-то серьезных структур? Я обращаю этот посыл ко всем тем, кто работает за государственные деньги, за те деньги, которые мы – налогоплательщики – платим в бюджет. Я не вижу этой работы по конституции. Я сейчас наблюдаю ситуацию, при которой одно за другим негативные выступления в адрес конституции Президента. Я, кстати сказать, резкие выступления, откровенно говоря, не могу поддержать, потому что мы суживаем поле для компромиссов. В тот момент, когда мы делаем прямые обвинения в адрес друг друга, мы снижаем потенциал договороспособности. Потому что согласие строится на взаимных компромиссах и уступках.

И проговорив это все, я хочу еще раз сказать: приднестровцы, помните о том, что лодка у нас одна, и договариваться и соглашаться – это не означает терпеть поражение или отступать, или капитулировать, ни в коем случае. Наша мудрость всегда строилась на том, что мы понимали, при всей разности наших мнений и убеждений, что у нас одна ценность – это наша республика. Спасибо за внимание.

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо.
Слово предоставляется председателю Социал-демократической партии республики Радченко Александру Григорьевичу.

РАДЧЕНКО А.Г.

Уважаемый Президент, депутаты, приглашенные! Я, во-первых, хочу сказать огромное спасибо за то, что вы пригласили все общественно-политические организации в этот зал, где решается, действительно, судьба нашей республики. В отличие от того, как это делала конституционная комиссия – за закрытыми дверями, без приглашения общественных организаций, только своих дворовых приглашали. Поэтому еще раз, думаю, выражу мнение всех присутствующих, выражу вам огромное, большое спасибо.

Теперь по сути дела. Итак, сегодня решается судьба, будущее нашей республики. Каким путем развития идти и развиваться? Путем народовластия, к чему стремятся все цивилизованные страны мира, или наоборот, отдать всю полноту власти одному лицу, не несущему никакой ответственности за предоставленную ему никем не ограниченную власть, что позволит превратить нашу республику в отдельное княжество, где все и за всех решает отдельный князь? Ему будут подконтрольны все суды, в том числе и Конституционный. В каждом населенном пункте он будет назначать, освобождать от должности своих наместников по своему усмотрению, которые подконтрольны, подотчетны только ему.

Представительная власть в лице Верховного Совета и местных Советов народных депутатов, обладающих формальными полномочиями, мизерными, может быть в любой день распущена, если она ослушается князя. И все это внушается населению, как его будущее благо, которое пройдет под видом гармонизации приднестровского законодательства с российским и установит систему сдержек и противовесов между ветвями власти. А какие могут быть, по сути дела, сдержки, противовесы между ветвями власти, когда полноценной властью остается только одна – исполнительная власть, остальные все эти – «половая тряпка». Вот такие примерно поправки в Конституцию предлагают Президент и его команда вынести на референдум для одобрения народом. Я глубоко убежден, что народ такие поправки не поддержит.

Но бог бы с ней, с концентрацией власти в одних руках, но где гарантия того, что за огромной, никому неподконтрольной властью одного чиновника, что эта власть будет использована в интересах и во благо людей? Я сомневаюсь в этом, когда в Конституции всего-навсего одной строчкой прописана его ответственность за применение неограниченной власти. И притом прописана абстрактно: ответственность несет только за тяжкие преступления, за остальные – ни под каким предлогом. Поэтому говорить со всех трибун, что все это делается в интересах народа, я бы на месте инициаторов этой конституционной реформы постеснялся бы или хотя бы покраснел. К сожалению, и не краснеют, и даже не стыдятся. А жаль. Тем более что у нас есть опыт, не чужой, а свой. В 2000 году была проведена без совета с народом конституционная реформа по инициативе Президента, в результате которой была сконцентрирована огромная власть в реках Президента. Прошло 9 лет, и настало бы время проанализировать, какие блага принесла эта концентрация власти в одних руках. Скажу откровенно, никаких. Кроме того, что произошла полная узурпация власти. Суды потеряли свою независимость. Попробуйте сейчас что-то решить в суде, если это касается чиновника. Никогда в жизни не решите. Это Игорь Николаевич знает прекрасно. Поэтому СДПП не видит объективных причин, чтобы поддержать законодательную инициативу Президента, чтобы еще больше сконцентрировать в его руках власть, не отвечающую интересам основной массы населения республики. Но и это еще полбеды, как говорят некоторые политики. То, что происходит в республике – это внутреннее дело приднестровского народа, ему выбирать, как ему жить. Жить по неписаным законам удельного князя или по писаным законам цивилизованного государства. Давайте посмотрим, как это скажется на международных отношениях и как к нам отнесется мировое сообщество, те государства, которые поддерживают в первую очередь нас – это братская Россия. Представьте себе, в центре цивилизованной Европы, в государстве, которое хочет быть признанным на международном уровне, вдруг это государство, вместо того, чтобы укреплять народовластие, избирает путь тоталитарного правления государством, что Европой не воспринимается.


А как будут колоть глаза России, что она поддерживает государство с тоталитарным режимом управления? И кто нас в таком случае признает? Это идти, практически, с этой конституцией, которую предлагают наш Президент и его команда, в пропасть. А нам пока туда рано. Но пока выводов не делают ни Президент, ни его команда, продолжая настаивать на своем, чем могут республику завести полностью в тупик. Я думаю, что, прежде всего, это должен осознать глава государства – Президент, и отозвать свою законодательную инициативу по изменению конституции для доработки, а не накаливать страсти и противостояния в обществе.


Да, конституция требует изменений, но не в сторону бюрократии и тоталитаризма, а в сторону демократии, и не узурпации власти одной ветвью власти, иначе мы похороним полностью юриспруденцию. Поэтому давайте спешить не будем, а общими усилиями всех общественно-политических сил, а не только избранными, разработаем новую конституцию. Если не получится согласия, давайте сделаем два проекта конституции и вынесем их на референдум, какой народ одобрит проект конституции, та и будет. И хотел бы ответить на вопрос Игоря Николаевича, что я всю жизнь борюсь с Игорем Николаевичем. Нет, Игорь Николаевич, я не с вами борюсь. Я борюсь именно с вашим попранием законов и прав, которые должны быть у приднестровцев. Потому что вы, как только проходит 5-летие, так вы пытаетесь укрепить свою власть, а вот отдачи от вашего 20-летнего правления народ пока не получил.

Понимаете, что действительно в этой маленькой республике можно жить по-человечески, в достатке и т.п. А что вы сделали с республикой? Посмотрите вы на неё. Поедьте к людям и поспрашивайте. Я не предлагаю вам уйти в отставку, а сделайте определенные выводы, отзовите эту конституцию и сядьте за стол переговоров с общественными организациями. И давайте мы сделаем такую конституцию, чтобы её можно было не менять столетиями, чтобы она была в интересах народа, а не некоторых государственных чиновников, которые вас окружают. Прислушайтесь к мнению народа. Спасибо.

КАМИНСКИЙ А.В. Спасибо Александр Григорьевич.
Ув. присутствующие, депутаты, список желающих выступить исчерпан, я предоставляю слово Президенту Приднестровской Молдавской Республики Игорю Николаевичу Смирнову.

СМИРНОВ И.Н.

Спасибо Анатолий Владимирович. Уважаемые приднестровцы! Я в отличие от Галины Степановны скажу – уважаемые депутаты, уважаемый

Председатель! Одну реплику скажу, а дальше по теме. Вы знаете, настолько сейчас это посмотрел, школа вежливости сегодня прозвучала. Правда? И трусы, и все остальное. Галине Степановне назад отдаю. И почему-то на личности перешли. А вообще, уважаемые законодатели, какой вопрос рассматриваем? Инициативу Президента согласно конституции о проведении референдума. Не более того. Что такое? Почему перешли на личности?

А теперь по сути. Конечно, я, в отличие от выступающих, не буду ни критиковать, а общую фразу я сказал. Спасибо за активное обсуждение. Спасибо за критику. Я думаю, что критика всегда полезна. А по сути и по делу. Потому что записано в нашей Конституции: некоторые статьи можно изменить только референдумом. Сейчас я вас подведу к тому, о чем вы пытаетесь, очень правильно сказал, здесь выступал Хоржан, что переворачиваем. Цель, какую ставил Президент при создании конституционной комиссии – это гармонизация, с одной целью – укрепление государственности в связи с изменяющейся политической, экономической обстановкой, что касается лучше жить или хуже – в данном случае, опять-таки, вместе мы несем за это ответственность со всеми парламентариями. Пожалуйста, на одного главу это не перекладывайте. Ибо только в этом году вы отклонили 23 инициативы, как начну перечислять, опять ухожу не туда. Поэтому, исходя из этой цели, мы взяли решение референдума 2006 года о независимом государстве, где четко прописано нам народом, подчеркиваю, референдумом, голосовали, проводили и вместе с Российской Федерацией.

И совершенно верно подтверждаю, Григорий Степанович, о том, что без Российской Федерации мы бы просто не выжили. Потому что так мы с вами оказались в положении после развала Союза. И дай бог, все, что делает и руководство, и Российская Федерация в части и материальной помощи, миротворческой, –только громадная благодарность. Но вы как-то, когда начинаете, я слушал, и уловил (опять-таки не буду обсуждать) очень четко несколько моментов, и благодарю отдельно и Гукаленко, и благодарю Сипченко, где указано четко, где, что недоработано. Но и тут должен объяснить для всех (не для вас, ваше настроение я знаю), почему же так произошло. Потому что приходили на президентскую комиссию по подготовке конституции и сразу говорили: «Мы против», – сходу, и не участвовали. Всё, я эту тему закрываю. И действительно, есть некоторые моменты, которые бы хотел оттенить и показать, почему и зачем. И что касается власти. Я, конечно, не знаю, Григорий Степанович, как ты критикуешь и Белитченко. Сейчас столько наговорили Президенту. А говорят: «Скажи, кто твои друзья и я скажу, кто ты». Что же вы так нелогично?

МАРАКУЦА Г.С. Наоборот.

СМИРНОВ И.Н.

Не наоборот, Григорий Степанович. И все же разделы местного самоуправления недоработаны, это я записал, есть нарушения (Гукаленко выступала) демократических международных принципов. Дальше, выборность назначения. Дальше, насчет кучи, соответствие, можно проще было взять, отвечу тоже на этот вопрос. Почему именно брали федеральное устройство? Мы государство. Кстати, ув. депутаты, здесь сидящие, вы голосовали за вступление в Союз Белоруссии и России, поэтому и исходили из этой точки зрения.

Дальше, назначаемость и избираемость, тоже, вот здесь очень хорошее предложение, отдать на местный уровень, но не довлеть партийным или депутатским, или президентским каким-то давлением, чтобы тоже подработали. Эти все моменты есть, которые надо дорабатывать.

Я ознакомился, я больше ничего не буду говорить, потому что достаточно мы на эту тему поговорили. И все же скажу, что желание превратить в парламентскую республику, оно осталось, такое у меня сложилось мнение, я говорю как гражданин Приднестровской Молдавской Республики, 1941 года рождения. Поэтому подумайте, в условиях кризисных ситуаций, в условиях, каким образом управлять. И то, что у нас есть примеры, рядом и Молдова, и Украина. Я даже не знаю, как на Украине, полупарламентская, парламентская, там не поймешь. В Молдове ясно, что происходит. Вот это была цель. И ни в коем случае не противопоставлять законодательному органу. А вот чтобы не было диктата, когда будут появляться дальше партии. Сейчас лидирует прекрасная партия «Обновление», нет вопросов, за республику и т.д. И вот такой монолит, это все очень хорошо, как здесь говорили, но я всегда пользуюсь словами Александра Григорьевича: «А где гарантии?».

Так вот, в этом случае все-таки, для полноты применения закона, вы сразу, как они действуют на местах, предложат, если выборность, можно и выборность. Но, ув. депутаты, в категорической форме, благодаря монолитности, отказались выполнить просьбу Президента и обсудить то, что вы сейчас предлагаете. Слушай, надо же сесть и обсудить. Конечно. А я же это предлагал сразу. И не в Королеве дело, уважаемая Галина Степановна, если у вас есть данные, передайте вашему и моему Антюфееву и всем остальным, и пусть разберутся, где был Королев в полицейские годы. Но вот так просто делать, и ставить, вот здесь уже не могу. Здесь уже обязывает. И не потому что… И меня-таки упрекнули, вы сказали… Да, я сказал, что я буду до конца работать, сколько надо. Не изберут – значит, не буду работать. Вот и все. А там пытались какие-то. Что-то хочет выгадать. Очень много. Рассказываю, уважаемые депутаты, какая сейчас диктатура у Президента. Рассказать? И то, что вы тут сказали, что не нарушает, по крайней мере, я занимаюсь этим вопросом постоянно. Вот сейчас, и здесь в этой Конституции, и правильно, и желание, что новый Кабинет министров, и, кстати, это оговаривалось с лидером партии «Обновление» и предлагался ему тогда пост премьера. Было такое, Евгений Васильевич, пробрасывалось?

ШЕВЧУК Е.В. Было.

СМИРНОВ И.Н.

Было. Я просто хочу, чтобы мы все вместе добились того, что мы уже имеем. Перечисляю: нас не румынизировали, ни украинизировали, мы остались и русскими, и украинцами, и молдаванами, здесь, как и есть.

Дальше, уровень жизни по сравнению с Молдовой, тоже могу с вами поговорить. И опять-таки, благодаря помощи России. И есть за что. Более за что 120 тыс. граждан российской Федерации. Собственность основная, градообразующая, российская. И мы благодарны и готовы делать. Не дают работать, не дают, блокады. Не важно, даже в том плане, правильно сказали, обо всех внешних факторах, но и внутренние, но от законов рынка никуда не отпрыгнешь. Да, мы не увеличили, это прозвучало здесь. И расходы на бюджетное управление. В то же время говорим, что надо поднимать учителям. Гукаленко, надо поднимать учителям зарплату?

ГУКАЛЕНКО О.В. Надо, Игорь Николаевич.

СМИРНОВ И.Н.

Надо. Правильно. И у нас нет золотых запасов и всех остальных. Скажите. Меня другое поражает. Ну, вышел, да, ну, дурак Президент. Дальше почему не обсуждают? Сказали вот это, вот это, слышишь, мы это отметаем. Почему сразу надо было перевести в борьбу? Вот это меня поражает.

Дальше. Почему не прийти сразу и начать было работать? Тут очень много прозвучало. Ах, низкий уровень. Я не знаю как. Караман вроде кандидат юридических наук. Вроде, Григорий Степанович, с тобой, ты так его научил, вместе работали. И у меня так же был. Вот это вы можете уложить мне в сознание, почему? Потому что парламентская республика, категорически буду против. Категорически против, пока не признают наше государство. Это я вам говорю как Президент. А вот то, что удосканалить надо систему и новую конституцию, и не торопиться… А слова? Поднимите стенограмму, что я просил? Не торопиться. А что оставалось делать гаранту Конституции? Так и пускать на самотек, когда началось выяснение личностей? Вы уж меня простите, я говорил, чтобы из-за угла не шептались, у нас милицейская республика, Галина Степановна тоже юрист… Правда?

АНДРЕЕВА Г.С. Нет, епископ Юстиниан сказал: «У нас поповская, ментовская республика».

СМИРНОВ И.Н.

Правильно. Такое счастье, что Президент не милиционер, правда? И даже олигархи милиционеры. Что, нет? Так, что, за это рвать надо? «Как Тузик фуфайку», как кто-то там выразился.

Я назвал очень четкие замечания. И, наверное, здесь есть еще один. Вы понимаете, есть у вас беспроигрышная позиция. Беспроигрышная, она состоит в том, что время тяжелое, несвоевременно и надо дорабатывать. Вы согласны все с этим, как я понял, по проекту постановления. Вот и все. Давайте так и сделаем, как вы наметили.

Дальше, не надо мне доказывать. Я, Александр Григорьевич, вас слышал и помню, когда вы здесь в этом зале сказали: «Ну, тогда нам конец», – когда мы принимали решение и работали. Было бы понятно, если бы я полностью был уверен в том, что ничего не будет завтра с той стороны и не стой, даже можно было не обращать. И, кстати, не обращали внимания, и просил Конституцию пока не трогать. Вот именно для местных органов, чтобы сами каким-то образом начинали думать потихоньку, не упуская основных направлений, и здравоохранение, и просвещение, и культура и т.д. Вот о чем речь, уважаемые депутаты. И поверьте, людям нашего склада, а вы меня, как патриархом считаете? Нет? Считаете. Эта власть…Остальное спросить у Григория Степановича. Поэтому ни в коем случае. И зачем подняли вопрос раскола в обществе? Вы понимаете, к чему сейчас приучили? Что любое несогласие…Оно может быть или нет? В конце концов, может. Правильно. Предлагал и говорил – пока не договоримся, никогда не выносить на обсуждение. Правда? Правда. Анатолий Владимирович, я так сказал? «Давайте работать». Чтобы ни случилось – надо, такой министр, не такой, всех поставим и будем рассуждать. Но рассуждать с точки зрения государственности и экономической выгоды. Вот это я прошу в дальнейшем учесть. А в остальном – я вас всех благодарю за активную работу. Спасибо.

Обсудить