Владимир Лупашко: «В непризнанной грядут перемены»

Извините за прямоту, но четверть века тому назад, мне сдается, Игорь Николаевич понятия не имел, кто такие молдоване, как и где они живут. А теперь на земле, где похоронены мои предки, я – гость, вынужденный регистрировать свое временное присутствие здесь в органах внутренних дел.


Поводом к прорыву эмоций стало обсуждение приднестровскими депутатами вопроса о внесении изменений в Конституцию государства – «замороженного конфликта как известно, находящегося в непосредственной близости от Украины. Барометр температуры общества явно «зашкалил» и слава Богу, что пар накопившейся критической массы социального терпения выпускается цивилизованным путем, благодаря культуре воспитания избранцев демократического института в непризнанном государстве.

Хочу для начала обозначить личные приоритеты права на суждение по вышеозначенному вопросу.

Во – первых, общеизвестна и доказуема неизменность посвящения моего журналистского творчества неблагодарной теме миротворства в отношениях между гражданским обществом Молдовы и непризнанным субъектом международного права Приднестровьем до, с момента его становления и по настоящее время.

Даже в смертельно опасный для собственной жизни период, когда рвались снаряды и свистели пули, когда над Днестром барражировали истребители Косташа и с минуты на минуту ожидался взрыв Дубоссарской плотины с катастрофическими для региона последствиями. Когда на левом берегу ликовали по поводу прибытия казаков с Кубани и снайперш – добровольцев из Прибалтики, а на правом в окопах боевой дух комбатантов поднимали с помощью канистр с вином. Когда финалом торжества искусственно разжигаемой злобы и ненависти становилась беспорядочная стрельба с пьяных глаз по живым мишеням, мне, пожалуй, одному из немногих удавалось посещать позиции смертных врагов на обоих берегах с единственной целью – примирить, успокоить, в конце концов, спасти заложников ситуации. В дальнейшем частично мою непростую миссию облегчило удостоверение газеты «Гражданский мир», учрежденной Снегуром после того, как бесперспективность вооруженного противостояния стала очевидной.

И очень жаль, что время не научило некоторых современных лидеров отказаться от решения межгосударственных вопросов с помощью грубой силы. Прежде всего, я имею в виду бывшего профессионального пекаря, его же - бывшего главного милиционера , его же, слава Богу, уже бывшего президента Молдовы Воронина, который (позволю себе открыть завесу над некоторыми не очень известными эпизодами его бесславного правления) ничтоже сумняшеся по мере узурпации власти в оставшейся части страны несколько раз пытался решить проблему посредством физического устранения приднестровских лидеров.

Во-вторых, хотим мы того или нет, но исторический и наследственный факторы играют и будут играть в дальнейшем, пока живо человечество, значительную роль. В этой связи объединяющим началом для моих покойных родителей – отца-молдованина с правого берега Днестра и мамы-украинки – уроженки Измаила, волею судьбы рожденной в Глином возле Тирасполя, стала объективность того, что все мы – бессарабцы. Не помнить этого, значит, не иметь корней. Это – моя земля и мой народ, и я этим горжусь, и в этом наша сила. И потому, когда президент Игорь Смирнов проигнорировал просьбу предоставить мне (чисто символически) гражданство ПМР, нигде, кроме как на территории Приднестровья не признаваемое, я это воспринял как вопиющую несправедливость и оскорбление. (Кстати, он может даже запретить мне въезд на территорию ПМР, но подобное беззаконие – период временной, как говорится, до поры до времени узурпирования власти смирновским кланом, до боли напоминающим узурпирование власти его оппонентом Ворониным на правом берегу, столь бесславно завершающим свою авантюристическую карьеру).

А ведь подоплекой моего скромного и законного желания было поддержать 100 тысяч своих соотечественников – граждан Украины, проживающих в Приднестровье, права которых при проведении выборов на их этнической родине ущемляют открыто, цинично, при замалчивании этого возмутительного факта международными правозащитными организациями.

Речь не идет о предоставлении особых, привилигированных прав титульным нациям (а их в Приднестровье три, если судить по количеству официально признанных языков в ПМР - молдавского, украинского и русского. Хотя, если откровенно, первые два введены чисто декоративно), а всего лишь об элементарном равенстве. Как видим, и здесь политика двойных стандартов.

Извините за прямоту, но четверть века тому назад, мне сдается, Игорь Николаевич понятия не имел, кто такие молдоване, как и где они живут. А теперь на земле, где похоронены мои предки, я – гость, вынужденный регистрировать свое временное присутствие здесь в органах внутренних дел.

Спасибо, дорогой Игорь Николаевич, за все, что Вы сделали для моего народа на моей земле, (Это к вопросу о великодержавном шовинизме и его неопроявлениях.) но Вы должны осознавать и свое место в этом мире. В конце концов, все нажитое Вами и Вашей родней – это плод труда всего приднестровского народа при участии России и ее конкретной помощи. Вам просто доверили руководство страной (временно), впрочем, как и Вашему коллеге на правом берегу Воронину, который не выдержал испытание властью.

Не буду вдаваться в бесполезные дискуссии в отношении приоритета прав России или Украины на регион Приднестровья, но уверен в одном: именно Украина может и должна разрешить этот непризнанный клубок противоречий, только ей суждено «разморозить» конфликт. Украина – единственная страна, щитом долготерпения скрывавшая мину замедленного действия не только в связи с ее взрывоопасностью, но и множеством других проблем, связанных с фактором непризнанности. Это и контрабанда товарами и людьми, преступность, наркоторговля и другие не менее опасные для мирового сообщества риски. А когда в 91-м полыхнул пожар вооруженного противостояния, по сути – гражданская война, Украина и только Украина приняла и приютила сотни тысяч беженцев. Одно дело (если иметь в виду участников переговорного процесса со стороны России и ОБСЕ) вести бутафорский переговорный процесс наездами и строить планы со стороны и совсем другое – все тяготы «конфликтной замороженности» нести на собственной шее.

Долгое время провокаторам от политики в Украине удавалось успокаивать руководство страны и убеждать общественность, что, якобы, непризнанный нарыв «рассосется» сам собой, мол, надо только не проявлять никакой инициативы, отдав его решение на откуп России и ОБСЕ.

Подобная порочная антиукраинская политика на этом и другом стратегическом направлениях привела к тому, что с Украиной перестали считаться вообще.

За неполных двадцать лет много воды пролилось на антиукраинскую мельницу подобной политики.

Сегодня после долгих, глубоких и вдумчивых исследований, всесторонних консультаций с мировыми светилами по данной тематике я хочу однозначно заявить: Украина гарантированно и в сжатые сроки будет «на ура» принята в ЕС, если ей удастся решить приднестровский вопрос путем интегрирования страны. Пусть это будет федерация, или любая другая форма интеграции, но в любом случае, это будет прогресс, движение с мертвой точки.

Для Украины это станет прорывом в Европу, заявлением о себе в мире как о самодостаточном государстве, достойном уважения, а для приднестровцев – достижением долгожданного мира, стабильности, нормального, достойного человеческого существования. Это вам не газовые торги, где не понять чего больше – предательства или глупости.

И наконец, о самом главном – о людях, живущих на признанной и непризнанной частях разорванной по-живому Молдовы. Я повторял и еще раз заявляю: надо договариваться. Не надо проводить переговоры ради самих переговоров, надо вести постоянный диалог. И на правом, и на левом берегу есть порядочные, мудрые люди, способные понять друг друга.

Не так давно на сайте www.ava.md я предлагал Парламенту РМ начать с конкретного шага налаживания мостов между берегами: позволить специальному представителю Верховного Совета ПМР, академику, Генеральному секретарю Ассамблеи «За демократию и права народов» (в нее, кроме Приднестровья, входят Абхазия и Южная Осетия») Григорию Степановичу Маракуце, плоть от плоти этой земли и этого народа позволить присутствовать на некоторых заседаниях Парламента РМ. Ему не надо переводчика, слава Богу, язык своих предков помнит и поддерживает в живом общении, так что в полемике однозначно будет выкристализовываться путь объединения.

Догадываюсь, что любителям ловить рыбку в мутной воде это придется не по нраву. Бесспорно, что Воронин и его подельники не захотят отдавать такой выигрышный козырь в руки новой власти. «Воронью» бы сейчас побольше «творческого хаоса», как выразился главный подручный Воронина, дежурный провокатор Марк Ткачук, но для всей страны и всего народа – это просто удача и реальный шанс.

В той же степени дружно затянет хор протеста квасных «патриотов» с левого берега, обвиняя реформаторов в сговоре с «румынами». Но и это испытание надо пережить, главное, чтобы цели были ясны, благородны и способы достижения их порядочны.

Обсудить