Кто он, мистер Лупу?

На весах истории, с одной стороны, Мариан Лупу со всеми его плюсами и минусами, а с другой стороны, перманентный политический кризис и хаос. И парламентариям предстоит сделать наиболее верный выбор.


На сегодняшний день о Мариане Лупу сказано и написано так много всякого и разного, что это достойно удивления. Человек и политик Мариан Лупу, в сущности, ещё практически ничего не сделал, но вокруг него уже сформировалась устойчивая группа ангажированных экспертов и политологов, которые только тем и занимаются, что усердно творят мифы о превосходных достоинствах Лупу, всячески раскручивают и популяризируют личность кандидата в президенты от Альянса «За европейскую интеграцию» в общественном мнении, представляя его народу Молдовы в самом благоприятном свете.

Так что, культ Мариана Лупу сегодня в Молдове уже налицо, он вполне реален, но вот есть ли за ним настоящая личность, пока не совсем ясно. Поэтому целесообразно детально и объективно разобраться в этой проблеме, чтобы попытаться ответить на вопрос, а стоит ли молдавским гражданам вообще желать и требовать, чтобы депутаты парламента непременно проголосовали за Мариана Лупу?

Лупу как парадная витрина Партии коммунистов

В 2005 году фракция ПКРМ избрала Мариана Лупу на пост председателя парламента Республики Молдова. Таким образом, именно благодаря поддержке Партии коммунистов Мариан Лупу получил путевку в большую политику.

Безусловно, факт избрания высокообразованного интеллигента-европейца Мариана Лупу спикером был воспринят и в Молдове, и за рубежом как решительный шаг в сторону прогресса в кадровой политике ПКРМ.

Ведь до Лупу, как известно, на этом посту была ничем не примечательная партийная функционерка Евгения Остапчук, воплощавшая собой, не в обиду ей будет сказано, классический образ пресловутой «ленинской кухарки, управляющей государством». Причина этого ясна и понятна - не было тогда других кадров у ПКРМ.

Вполне естественно, что после избрания на столь высокий пост Мариан Лупу стал членом выдвинувшей его ПКРМ. Однако членство в ПКРМ и высокий пост в государстве не обеспечили ему лично большого влияния в обласкавшей его партии.

Да, Мариан Лупу занимал высокий пост в государстве, но вот в системе внутренней партийной иерархии, где всеми делами заправлял её единоличный лидер Владимир Воронин, он никакого веса практически не имел.

Факт избрания Мариана Лупу председателем парламента и его членства в партии давал намного больше дивидендов руководству ПКРМ, чем ему самому. К тому же, связав себя членством в ПКРМ и подчинившись суровой партийной дисциплине, Лупу перестал быть самостоятельной политической фигурой.

В сущности, все важнейшие законопроекты, которые вносились на рассмотрение парламента, вначале рассматривались, одобрялись и утверждались президентом Ворониным, а уж затем находили одобрение со стороны председателя Парламента, за спиной которого стояла подчинявшаяся только воле Воронина фракция ПКРМ.

Поэтому над Лупу тяжко довлела не только фракционная, но и партийная дисциплина, которой он все четыре года нахождения на посту спикера беспрекословно подчинялся.

Понимая и, главное, смиренно принимая своё зависимое положение, Мариан Лупу никогда не противился генеральной линии и направляющей роли Партии коммунистов и её лидера Воронина. За кресло спикера парламента надо было расплачиваться лояльностью по отношению к тем, кто ему его предоставил. Можно смело утверждать, что этот вексель был честно оплачен Марианом Лупу, и потому никаких претензий к нему со стороны Партии коммунистов за это время быть не может.

Все эти годы Мариан Лупу был своего роды «парадной витриной» ПКРМ для использования в целях улучшения её имиджа за рубежами страны. Его образ «политика нового поколения» коммунистическими СМИ постоянно широко тиражировался, его выступления показывали на ТВ, газеты печатали интервью с ним.

ПКРМ в этом плане действовала в духе старой доброй традиции своей предшественницы КПСС - КПМ, когда непременным правилом было наличие в партии представительства всех социальных групп страны - колхозников, рабочих, научной интеллигенции и т.д.

Именно в рамках этой традиции агитпроп ПКРМ активно использовал облик и имидж Мариана Лупу. Народу показывали, что в Партии коммунистов и среди её сторонников есть и «простая молдавская женщина» Евгения Остапчук, и «народный милиционер» Вадим Мишин, и «профессиональный юрист» Владимир Цуркан, и «рабочий интеллигент» Юрий Еремин, и молодой ученный гуманитарного профиля Марк Ткачук, и молодой коммунистический пассионарий Григорий Петренко, и молодежный лидер Инна Шупак.

Интеллигентный, образованный и представительный Мариан Лупу на фоне большинства коммунистов должен был являть европейской общественности наличие в ПКРМ ярких и перспективных политиков «современного европейского типа».

Образ «проевропейца» Мариана Лупу был органически встроен в модель широко рекламируемых «проевропейских устремлений» Партии коммунистов. Глядя на спокойного и уверенного в себе Мариана Лупу во главе парламента, принимающего «проевропейские» законы, молдавское общество верило в то, что ПКРМ, действительно, ведёт страну по пути евроинтеграции. Таким образом, обеспечивалось единство партии и народа, на которое опиралась команда Воронина.

Но сам Мариан Лупу за 4 года нахождения в кресле спикера и «в рядах ПКРМ» так и не вырос «по партийной линии», не сделал ни одного шага вверх по партийной карьерной лестнице. Членом Центрального Комитета ПКРМ его, конечно, избрали, но вот в состав ЦИК партии он не вошел.

Вероятно, у Марка Ткачука были собственные планы и виды в отношении дальнейших перспектив партии, и такие неординарные люди, как Мариан Лупу, в высшем её руководстве ему были совершенно не нужны.

Марк Ткачук старательно вырастил и заботливо выпестовал плеяду тех, кого сегодня в Молдове называют «младокоммунистами», последовательно продвигая выпускников своей Высшей Антропологической Школы (ВАШ) на нужные посты и места в системе партийного и государственного управления.

В общем и целом, Марк Ткачук работал на свой собственный завтрашний день, а также на будущее своей Партии коммунистов и той генеральной линии, которую он в ней продвигал. Вместе с Ворониным идеолог партии Ткачук укреплял свои позиции и в ПКРМ, и в государственной службе, внедряя и рассаживая везде и всюду своих людей.

В отличие от смекалистого, агрессивного, сноровистого и напористого Марка Ткачука, спокойный, миролюбивый, неторопливый Мариан Лупу никогда ничего подобного не делал. Он так и не обзавелся своими людьми в структурах партии и власти, потому что ничего не предпринял для того, чтобы найти их и попытаться приручить.

Лупу, конечно, будучи вторым человеком в государстве, легко мог продвинуть своих людей если и не по партийной линии, то, во всяком случае, по государственной, бюрократической. Но Мариану Ильичу, судя по всему, ничего этого совершенно не хотелось. Наверно, этого ему просто не надо было, раз он этого не делал.

То есть, как политик Мариан Лупу абсолютно не рос. Чем дальше, тем больше он понимал и осознавал, что в ПКРМ он находится в своеобразном политическом вакууме. Он понимал, что в ПКРМ, лидер которой не стеснялся «непарламентских» выражений даже в своих публичных выступлениях, он со всей своей культурностью и воспитанностью типичного выходца из благополучной семьи научных интеллигентов выглядит какой-то «белой вороной». Конечно, эту роль ему, по большому счёту, навязали, но ведь он сам, без принуждения со стороны, принял её и согласился с ней.

Так что, тут вовсе не вина Воронина или Ткачука. Просто у Воронина и Ткачука было чёткое и ясное понимание своего собственного политического будущего, о котором они и заботились, хотя и не всегда последовательно.

Мариана Лупу же собственное политическое будущее нисколько не заботило и не интересовало. Понятно, что не будь он таким инфантильным, покажи он себя как настоящий боец, умеющий держать удар, как лидер и центр притяжение к себе других политических сил, вполне возможно, что вся история ПКРМ пошла бы по иному пути.

Но ничего подобного, увы, не случилось, и потому «серый кардинал» Марк Ткачук смог создать и собственное административное ядро в стране, и интеллектуальное ядро в Партии коммунистов, в то время как одна из центральных фигур в государстве Мариан Лупу так и не приобрел свою собственную группу единомышленников, соратников и сторонников.

Точка надлома Мариана Лупу

С таким незавидным личным политическим багажом Мариан Лупу пошел вместе со всей Партией коммунистов на парламентские выборы в апреле 2009 года. В ходе избирательной кампании ПКРМ негласно внедряла в сознание электората импонирующую ему мысль о том, что именно популярный в стране «добрый человек, интеллигент и демократ по убеждениям» Мариан Лупу заменит после выборов на посту президента поднадоевшего народу Владимира Воронина.

Это было одно из тех заманчивых популистских предвыборных обещаний, которые щедро раздаются народу, но которые никто из дающих их исполнять не собирается.

Поэтому, когда выборы прошли и встал вопрос о том, кто будет кандидатом на пост президента Молдовы от ПКРМ, Воронин и Ткачук вдруг преподнесли своим избирателям не очень обрадовавший их «сюрприз», сообщив, что кандидатом партии на пост президента выдвигается экс-премьер Зинаида Гречаная.

Рассуждая логично, нельзя не признать, что кандидатура Мариана Лупу на пост президента РМ была по ряду параметров лучше, чем кандидатура Зинаиды Гричаной. Поэтому трудно понять, почему ПКРМ всё-таки выдвинула Гречаную, а не Лупу. Эта интригующая политическая загадка, надо признать, до конца не разгадана до сих пор.

Может быть, стань Лупу президентом, внешняя и внутренняя политика страны перестала бы зависеть от указаний некоторых политических консультантов и советников третьего президента Молдовы. А может быть, и нет. Ведь Мариан Лупу не имел ни в партийном, ни в государственном аппарате своих людей, на которых он смог бы опираться. Так что, вероятнее всего, и президентское кресло не сделало бы Мариана Лупу подлинно самостоятельным и независимым политиком.

Однако, нельзя не признать, что пост премьер-министра мог бы вывести его на новый, более высокий и значимый, политический уровень. Естественно, только при том условии, если бы Мариан Лупу начал, наконец, активно работать.

Пост премьер-министра, который предложил ему лидер ПКРМ Владимир Воронин, реально давал ему такой шанс. За четыре года нахождения во главе молдавского правительства Мариан Лупу вполне смог бы вырастить и выпестовать свою собственную команду управленцев высокого ранга и класса, опираясь на которую, получил бы шанс попытаться решить спор о том, кто будет дальше рулить в партии и в государстве, в свою пользу.

Так что, в предложенном Ворониным Марианну Лупу сценарии шанс на его финальный успех, то есть на рывок с поста премьер-министра на более высокий пост президента Молдовы, реально был. Но этот тернистый путь, требующей большой и напряжённой практической работы, связанный со многими трудностями, рисками и опасностями, не устроил Мариана Лупу. Возможно, это произошло потому, что после неизбрания президента, он решил, что начинается закат коммунистической эры в Молдове.

Прежде всего, надо иметь в виду, что Мариан Лупу не командный политический игрок. Он больше привык что-то собой символизировать, изображать, демонстрировать, увлекать массы громкими словами, красивыми призывами и щедрыми посулами, но вот к грубой, трудной, беспокойной практической работе действующего политика пока он не готов.

Вот тут-то, скорее всего, и кроется главная и основная причина выхода Лупу из рядов так много для него сделавшей ПКРМ. Свидетели утверждают, что Лупу был буквально шокирован и деморализован, когда вдруг понял, что его не выдвинут на пост президента. Не выдвинут, несмотря на то, что, как он считал, лучшей кандидатуры ПРКМ на этот пост в Молдове просто не найти. Обида и разочарование интеллигента Мариана Лупу, подтолкнув его принять решения о выходе из Партии коммунистов.

Вполне вероятно, что это был сложный и тяжелый шаг для Лупу – ведь он уходил, фактически, в никуда. У него не было своей команды, не было единомышленников, впереди его ожидала полная неизвестность. Но, при всём этом, его не покидало острое желание успеха, в нём продолжала жить жгучая потребность, как политика и как личности, всё же стать во главе Молдовы.

Такое мнение о поступке Лупу бытует сегодня в гражданском обществе Молдовы. Люди говорят, что сама ПКРМ нацелила его на пост президента, приучила его к этой мысли, помогла ему поверить в свою грядущую высокую миссию. Поэтому нет ничего удивительного в том, что когда Партия коммунистов вдруг отказалась реализовать эту его мечту, Лупу просто ушел из ПКРМ и стал искать другую политическую команду, которая согласилась бы поддержать его восхождение в президентское кресло.

Раскола в ПКРМ уход Лупу не вызвал. Из партии просто ушла её «европейская витрина», а сама ПКРМ с её людьми, финансами, аппаратом, СМИ и прочими атрибутами и ресурсами осталась.

Комбинацию, от которой все бы выиграли (Лупу – президент, ПКРМ - правящая партия еще на 4 года) осуществить не удалось. Произошел болезненный эксцесс исполнения ранее намеченных и согласованных планов, от которого потеряли все – и Партия коммунистов, и Мариан Лупу, и вся система власти, и государство и общество в целом. Все они поставлены сегодня в очень затруднительное положение.

Правомерно ли называть Мариана Лупу «предателем»?

Большей глупости и маразма, чем клеить на Мариана Лупу ярлыки «предателя» и «изменника», чем занимаются сегодня представители агитпропа ПКРМ, трудно себе представить.

Судя по всему, после ухода Лупу из ПКРМ её руководство, по сути дела, перестраховалась в куда большей степени, чем того требовали объективные обстоятельства.

Из ухода Мариана Лупу – всего одного человека, к тому же не занимавшего в партии сколько-нибудь видных постов – всемогущий агитпроп Марка Ткачука сделал такую трагедию вселенского масштаба, что только диву даёшься.

Ведь всем было совершено ясно, что если Мариан Лупу останется в политике, то он будет скорее потенциальным союзником ПКРМ, нежели её противником. Но эмоции Воронина и Ткачука, оскорбленных до глубины души тем, что кто-то решился пойти против их воли, взяли верх над здравым смыслом, и на Лупу налепили ярлык «предателя».

В то же время очень многие в ПКРМ прекрасно понимали, что у Лупу нет своей команды, нет времени для создания своей партии, что он не командный игрок и потому не сможет «подгрести» под себя Брагиша, Тарлева и прочих левых и центристов.

Пока Лупу ещё только определялся, что и как ему надо делать после ухода из ПКРМ, Воронин и Ткачук как-то сдерживали себя, надеясь, вероятно, что он всем придется не ко двору и о нем вскоре все забудут.
Но после того, как Лупу приняли к себе демократы Дмитрия Дьякова, согласившегося уступить ему место председателя, после того, как Демпартия на личном имидже Лупу попала в парламент по итогам досрочных парламентских выборов 29 июля 2009 года, после того как ДПМ во главе с Лупу вошла в состав праволиберального Альянса «За европейскую интеграцию», выдвинувшего его кандидатом в президенты, Воронин и Ткачук спустили на него всех своих агитпроповских «собак». Смириться с тем, что «изменник» Лупу посмел иметь своё мнение, свою позицию, не согласованные с ними, Воронин и Ткачук никак не могли.

А, между тем, Мариан Лупу, как и любой другой человек, имеет полное право менять свои политические взгляды. Пусть даже из конъюнктурных соображений.

Кстати, разве не такими же конъюнктурщиками выступают сегодня Воронин и его соратники по ПКРМ? Вначале они несколько месяцев подряд нещадно били и громили Лупу как «предателя», но когда выяснилось, что у возглавляемой им Демпартии имеются в наличии те самые 13 депутатских голосов, которые вместе с 48 депутатскими голосами фракции ПКРМ дали бы 61 голос, позволяющий избрать президентом Зинаиду Гречаную, начались «ухаживания» за Лупу с целью приглашения его к диалогу и союзу.

Это типично молдавская политическая манера, когда человека сначала обольют грязью, а потом вдруг приглашают к политическому диалогу и соглашению.

Мариан Лупу как политический лидер

Лупу, конечно, пока ещё далеко до права называться сильным политическим лидером, хотя потенциал для роста у него имеется. Он не создавал свой собственный политический проект, как это сделал, например, после выхода из Демпартии Владимир Филат, сформировавший собственную Либерально-демократическую партию, с первого же захода попавшую в парламент.

Понятно, что Лупу явно не справился бы со сложной работой по созданию собственной партии «с чистого листа», да ещё за столь короткое время. У него нет для этого, прежде всего, команды сторонников и единомышленников.

Поэтому Лупу пришлось пойти на все готовое в Демократическую партию многоопытного Дмитрия Дьякова, имеющего репутацию политического «трансформера» и собственные виды на дальнейшие перспективы и своей партии, и самого Лупу.

Как следствие, Лупу был утерян реальный шанс сплотить все левые и центристские силы Молдовы в рамках одного политического формирования. К сожалению, все действующие политики, претендующие на лидерство в пределах центристского поля Молдовы, укрепление которого могло бы стать спасительным для страны и общества, мало подходят на роль лидеров.

Им не хватает личной харизмы, жесткости характера, политической хватки, твердости в острых политических ситуациях. Молдавский центризм из-за этого становится размытым, неясным, нечетким, политическая позиция центристских партий расплывается, и граждане, будучи разочарованы в этих невнятных и неубедительных лидерах-центристах, отдают голоса или правым, или левым партиям, либо вообще не идут на выборы. Не идут чаще всего как раз те, кто не хочет левых или правых крайностей, но видит и в центризме только затхлое «болото».

Такие центристские лидеры, как Тарлев и Брагиш, судя по всему, уже навсегда увязли в этом «болоте», и их оттуда уже никому не дано вытащить. Граждане готовы поддержать центризм и центристов, но отнюдь не эксцентриков. А молдавские центристы, к сожалению, как раз являются самыми что ни есть «гуттаперчевыми мальчиками», то есть эксцентриками.

Эта застарелая болезнь молдавского центризма стала сегодня «ахиллесовой пятой» и новоявленного демократа Мариана Лупу, который куда как хорош в своих публичных заявлениях, но вот по части конкретных практических действий похвастаться пока ничем не может.

Что, спрашивается, стоило бы ему проголосовать против возмутившего общество закона о том, что депутаты парламента могут быть одновременно и министрами? Ведь более чем очевидно, что этот закон грубо нарушает базовый принцип теории разделения властей. Необходимости в этом законе нет. Его проект надо было зарезать на корню. Поэтому Лупу мог бы проявить свою позицию и сказать этому законопроекту своё решительное «Нет!» Но он этого, увы, не сделал, доказав, что не способен к действиям, не имеет чёткой позиции, которую готов жёстко защищать.

То, как говорит Лупу, это, конечно, вообще чистый кошмар. Если с содержанием его тезисов и принципов ещё можно было бы согласиться, то форма их изложения непереносима. Такое впечатление, что Лупу не может сказать о тех или иных вещах просто, ясно и доступно разумению всех своих слушателей. Вероятно, поэтому эту роль выполняет в ДПМ за него «почётный председатель» Дмитрий Дьяков.

Именно Дьяков, а не Лупу, высказал спикеру и врио президента Михаю Гимпу возмущение в связи с его унионисткими лозунгами в парламенте, потому что Лупу, пойди он на этот шаг, выдал бы «на гора» неясный набор тяжеловесных фраз и лингвистических конструкций, от которых у народа вянут уши.

Мариана Лупу без специальных «толкователей» его заумных речей многим людям, не искушенным в тонкостях его лингвистических изысков, вообще не дано понять. Отчасти в роли таких «толкователей» мыслей Лупу в Молдове выступают сегодня политологи Богдан Цырдя и Виталий Андриевский.

Стоит ли голосовать за Мариана Лупу 7 апреля ?

По большому счёту, Мариан Лупу – весьма подходящая фигура на пост президента Республики Молдова. Это вполне очевидный факт. Несмотря на свой очень тяжелый разговорный слог и язык, недоступный пониманию большинства простых избирателей Молдовы, несмотря на некоторую эксцентричность, Лупу достаточно популярен в обществе по той причине, что является сторонником нейтралитета, суверенитета и независимости страны.

Он сторонник взвешенной и четкой внешней политики Молдовы и с Востоком, и с Западом, владеет превосходно тремя международными языками (русским, английским и французским).

Лупу - политик новой формации, без идеологических шор и опыта пребывания в КПСС. Он противник той политической войны, которая происходит в Молдове и разъедает и государство и общество.

Тезисы о его внешних данных оставим без комментариев, потому что выборы президента страны - это не конкурс красоты. Владимир Ленин, например, внешне выглядел неказистее, чем симпатяга император Николай II или премьер временного правительства Александр Керенский, но история сделала свой выбор в пользу Ленина, исходя отнюдь не из его красоты. Иосиф Сталин тоже не был красавцем и явно проигрывал Бухарину или Троцкому, но победителем в борьбе за власть вышел все же он.

В общем, по всем статьям Лупу можно было бы считать хорошим кандидатом в президенты Молдовы, но… только не от нынешнего праволиберального Альянса!

Да, в Альянсе делают вид, что забыли коммунистическое прошлое Лупу, но позже они ему о нём непременно напомнят, если он, став президентом, попытает проводить свою собственную линию. Лупу окажется в роли Андрея Вышинского - человека, который подписал распоряжение об аресте «немецкого шпиона» Владимира Ульянова (Ленина) в 1917 году, а после Октябрьской революции пошёл на службу к большевикам. Этот факт его биографии, которым его постоянно шантажировал Сталин, сделал Вышинского печально знаменитым жестоким прокурором на процессах над «врагами народа» в период сталинских репрессий 1937-1939 г.г..

Лупу, если он будет всерьёз продвигать свои «12 пунктов», правые либералы Гимпу, Филат и Урекян тоже непременно припомнят, что он был верным членом ПКРМ и пособником «тирана и диктатора» Воронина. И ему вновь придётся отрабатывать доверие Альянса, как когда-то он отрабатывал доверие к себе со стороны ПКРМ.

Кстати, остальные члены Альянса даже и не подумали взять на себя обязательства Лупу по озвученным им «12 пунктам». Это тезисы Лупу, а не Альянса. Политической воли одного Лупу будет недостаточно для их выполнения, а гарантий ему Альянс не дает.

В то же время следует понимать, что Молдове нужен президент. Бремя новых досрочных парламентских выборов она может не выдержать. К тому же есть основания считать, что эти выборы не изменят существенно нынешний политический расклад.

На весах истории, с одной стороны, Мариан Лупу со всеми его плюсами и минусами, а с другой стороны, перманентный политический кризис и хаос. И парламентариям предстоит сделать наиболее верный выбор. Каким он будет – сегодня никому не дано предсказать. Будем ждать голосования в молдавском парламенте.

Обсудить