Богдан Цырдя: Молдове нужен Общественный договор

Молдове нужна решительная и сплочённая политическая сила, которая возглавила бы процесс разработки и подписания Общественного договора. Тот политик, под руководством будет реализован этот проект, по праву будет считаться «отцом-основателем» новой Молдовы.

Либерал Михай Гимпу, спикер и врио президента Молдовы, предложил разработать новую Конституцию страны, которая должна быть принята путем проведения всенародного референдума.

Несколько позже, поразмыслив на досуге над своей идеей, вызвавшей волну резкой критики справа и слева, Михай Гимпу, однако, отказался от своих слов, заявив, что его, как всегда, просто «не так поняли». На самом деле, разъяснил Гимпу, он считает, что нужно поменять лишь одну-две статьи действующей Конституции, которая в остальном вполне хороша.

Вся эта словесная эквилибристика Михая Гимпу полностью запутала и местных, и зарубежных экспертов и политологов. Да и внутри самого правящего Альянса «За европейскую интеграцию» появились противоречия по вопросам полномочий президента и способа его избрания. Лидерам других, входящих в АЕИ, партий не совсем понятно, какие именно статьи Конституции намерен поменять Гимпу, а какие оставить в прежней редакции.

Известно, например, что Михай Гимпу считает 13 статью Конституции (о молдавском языке) «национальным позором». Некоторые эксперты, на одном из заседаний по конституционной реформе, заявили, что Молдова должно быть унитарным государством, что можно расценить как намек на необходимость пересмотра 111 статьи Конституции (о Гагаузской автономии), а с ней и Закона о статусе АТО Гагауз Ери (Гагаузии).

В молдавском обществе циркулируют пугающие многих слухи о том, что либералы, дескать, не прочь пересмотреть и статью 11 (о нейтралитете), а также статью 1, пункт (1), провозглашающую, что Республика Молдова является суверенным и независимым, единым и неделимым государством.

Не совсем понятно также, какой предлагается механизм избрания президента страны. Если ЛДПМ и ДПМ предлагают прямое избрание главы государства путем всенародного голосования, то ЛПМ, напротив, выступает за избрание президента парламентом, причём простым большинством, что подразумевает сокращение полномочий первого лица страны. Соцопросы показывают, что 75% граждан Молдовы желают именно прямого избрания президента, то есть всем народом.

Что касается ПКРМ, то её представители заявляют, что Конституция для них «свята», и потому любые изменения Основного Закона есть не что иное, как посягательство на демократию и на устои государственности.

При этом следует напомнить, что в 2000 году ПКРМ была среди инициаторов пересмотра Конституции и активно способствовала превращению смешанной формы правления в Молдове в парламентскую.
Тогда Основной Закон был изменен вовсе не для того, чтобы повысить функциональность власти, а для ослабления позиций президента Петра Лучинского. Этим, кстати, и были заложены предпосылки возникновения нынешнего «конституционного кризиса» в Молдове.

Следует напомнить и о том, что ПКРМ, ныне выступающая за «неприкосновенность» Конституции, сама является абсолютным чемпионом по изменениям в Основном Законе. Так, по её инициативе были изменены статьи 17, 18,19, 24, 25, 30, 54, 55, 70,73, 110, 111, 115, 116, 122, 123 Конституции РМ (статьи о гражданстве, о Гагаузии, о правах человека и многие другие).

Крайне неоднозначны мнения относительно конституционной реформы и внутри отдельных партий - участниц АЕИ. К примеру, в Демпартии её лидер Марианн Лупу настаивает на прямом избрании президента, а «почётный председатель» Дмитрий Дьяков - на избрании его парламентом.
Дьяков также полагает, что нужно завершить «парламентскую реформу», сделав из президента фигуру без реальных властных полномочий, сугубо представительную, да к тому же ещё и беспартийную.

Понятно, что в таком случае центральной фигурой во власти в стране автоматически становится действующий премьер-министр Владимир Филат. Непонятно другое: а зачем это понадобилось Дмитрию Дьякову, ведь Владимир Филат особой любви к нему никогда не питал и даже не скрывает этого.

Тем более, что лидер Демпартии Мариан Лупу, напротив, считает, что президента обязательно надо наделить дополнительными властными прерогативами.

Так что, руководству ДПМ пора уже серьёзно задуматься над проблемой выработки единой позиции и стратегии партии, учитывая тот факт, что Мариан Лупу после 7-го декабря 2009 года утратил выигрышно работавший на его рейтинг статус «кандидата в президенты», а это, безусловно, может самым негативным образом сказаться на дальнейшем восприятии его обществом.

Не так проста, как может показаться на первый взгляд, и процедура проведения Конституционного референдума.

Во-первых, вначале предстоит получить одобрение Конституционного Суда, Венецианской Комиссии, Совета Европы и ряда других международных инстанций, ведущих мониторинг состояния демократии в Молдове.

Во-вторых, статья 168 Кодекса о выборах в РМ гласит, что вынесенный на референдум конституционный закон считается принятым только в том случае, если за него проголосует, как минимум, половина (50%) граждан, числящихся в избирательных списках.

В молдавских избирательных списках, составленных накануне парламентских выборов в 2009 году, числятся 2 586 309 граждан. Следовательно, для того, чтобы изменения в Конституцию были приняты, за них должны проголосовать приблизительно 1 300 000 граждан, то есть половина от общего списочного числа избирателей.

Учитывая, что четыре партии (ЛП, ЛДПМ, АНМ и ДПМ) входящие в Альянс «За европейскую интеграцию», получили на досрочных парламентских выборах 29 июля 2009 года голоса только 808 598 избирателей, возникает вопрос: Откуда АЕИ возьмёт еще 500 тысяч?

Даже если учесть, что 75% населения Молдовы выступает за прямые выборы президента, то наберется всего 1 184 000, так как в Молдове, в среднем, в выборах участвует не более 1 600 000 избирателей. То есть, если ПКРМ решительно воспротивится этой идее, то Конституционный референдум может легко провалиться.

Есть, однако, предположение, что АЕИ попытается изменить процедуру проведения референдума органическим законом, что заметно снизит количество голосов, необходимое для того, чтобы референдум был признан состоявшимся.

У ПКРМ, в таком случае, останется лишь один путь для предотвращения реализации этого плана Альянса: во-первых, поднять шум и устроить скандал в европейских структурах; во-вторых, организовать массовый бойкот референдума.

Следовательно, для того, чтобы не усугубить политическую (а с ней и экономическую и социальную) ситуацию в стране, правящему Альянсу и оппозиции в лице ПКРМ без разумного консенсуса не обойтись.

Парламентские политические силы должны договориться в парламенте, и внести необходимые изменения порядка избрания президента ст. 78 Конституции), не доводя дело до референдума и не растрачивая средства и без того дефицитного бюджета, экономя время и, главное, не допуская углубления раскола в обществе и стране.
К Конституционной реформе нужно подходить основательно, глубоко, поэтому референдум по проекту новой Конституции должен быть проведен не ранее 2011 года.

В целом, нужно признать, что идея Михая Гимпу о новой Конституции Молдовы не лишена смысла и глубокой логики. Другое дело, что он не развивает эту идею. Конституционная реформа нашей стране нужна, и вот почему. В начале ’90-х годов ХХ века Молдова начала движение к демократии вследствие ряда межэлитных соглашений и пактов, которые, к сожалению, не имели подлинно демократического содержания.

Если в странах Восточной Европе такие пакты был заключены между «диссидентами-демократами» и умеренными коммунистами, то в Молдове - между националистами и партийно-советской номенклатурой.

То есть, демократы, а вместе с ними и демократический элемент были вытеснены из соглашения о будущем государстве. А национализм, как известно, очень плохо сопоставим с демократией, как, впрочем, и номенклатура. Поэтому в Молдове демократические реформы были вытеснены и подменены национальными.

В 1994 году была принята Конституция РМ, что явилось серьезным прогрессом для нашей страны. Но приняли её не через референдум, как это обычно происходило во многих успешных случаях перехода к демократии, а парламентом. Правые партии при этом не проголосовали за новую Конституцию, оставив за собой право её пересмотра.
По сути, новая Конституция была буквально навязана парламентом молдавскому обществу. Следовательно, она не стала Общественным договором между элитой и народом, а явилась лишь продуктом закулисных договоренностей элит. Поэтому и отношение к новому государству, к его законам со стороны граждан было соответствующим. До сих пор многие граждане Молдовы не идентифицируют себя с молдавским государством, не являются частью Общественного договора.

Нам могут возразить - дескать, Конституция и есть Общественный Договор. В теории, - да. А на практике? К примеру, так называемая «сталинская» Конституция СССР 1936 года по форме была одной из самых демократических в мире, что признавалось и на Западе. Но по своей сути была не Общественным договором, а лишь формой подавления общества, навязыванием народу Коммунистической партией своего видения демократии.

В итоге всё это кончилось очень плохо - национальные силы восстали и просто растоптали Конституцию СССР и все ее постулаты, многие из которых, безусловно, были прогрессивными.

Сегодня большинство стран в мире имеют Конституции, в том числе и диктаторские. К примеру, в обновленной Конституции Северной Кореи правитель страны Ким Чен Ир именуется как "высший руководитель". И это что, Общественный Договор? Дадим цитат из Конституции КНДР для убедительности: «Великий вождь товарищ Ким Ир Сен - солнце нации, светоч объединения Родины. Считая величайшей задачей нации воссоединение страны, он вкладывал всю свою душу и энергию в его достижение»… «Товарищ Ким Ир Сен был гением идей, теории и практики руководства, был всепобеждающим стальным Полководцем, великим революционером, политическим деятелем и человеком с большой буквы». Кстати, в КНДР все считают свою Конституцию самой демократической…

Общественный договор должен служить механизмом достижения консенсуса, а не раскола. Если политическая элита Молдовы этого не поймет, то лишь углубит уже существующий раскол, и никакая новая, вернее, измененная Конституция проблему политического кризиса и раскола не решит. Новая Конституция, как материализация Общественного договора, положит основу новой Молдове –демократической, современной. Это будет «модернистский проект».

В нем нужно закрепить, что мы строим молдавскую гражданскую нацию, что мы самобытная страна, имеем свою историю и обычаи, православные корни. Новая Конституция должна будет вовлечь и приднестровцев, помочь объединить страну. Нужно определиться с двуязычием, с историей, с 13 статьей о названии языка, добиться международного гарантирования 11 статьи о нейтралитете и всё это записать в Конституции.

Молдове нужна решительная и сплочённая политическая сила, которая возглавила бы процесс разработки и подписания нового Общественного договора. Тот политик, под руководством будет реализован этот проект, по праву будет считаться «отцом-основателем» новой Молдовы. Конституционное собрание должно быть представительным, включать в себя больше специалистов, в том числе из гражданского общества.
Но оно (Конституционное Собрание) не может заменить собой референдум и Волю Граждан. Никакие эксперты не могут решать за народ, и знать лучше, чего желает народ. В данном случае, мы будем иметь «диктатуру технократов», не более того.

На круглом столе фонда «Свободная Европа-Молдова», Анатолий Цэрану, задал справедливый и глубокий вопрос: как вы собираетесь втянуть в Общественный Договор, к примеру, Валерия Клименко и Михая Гимпу? Они ведь две противоположности?
Возможно, эксперт прав и Общественный Договор красивая, но труднодостижимая идея.

Действительно, некоторых субъектов втянуть трудно, так как они по определению антисистемны, не признают «молдавский полис», то есть государство. Но мы, вслед за Жан–Жаком Руссо, полагаем, что если большинство граждан на референдуме поддержат новую Конституцию, значит, они станут частью Общественного Договора и Общей Воли, которой должны будут подчиниться отдельные элементы. Ведь власть в принципе есть некий баланс между насилием и согласием.

Важно внести в Конституцию дополнительно и некоторые важные статьи. К примеру, право граждан на законодательную инициативу (в Словении, к примеру, 5000 граждан могут выдвинуть законодательную инициативу, в Швейцарии - 50.000.) Это восстановит доверие народа к власти.
Фундаментальным является и право народа обращатся в конституционный суд по поводу конституционности молдавских законов. Тем более, что наша страна при ратификации Европейской Конвенции о правах человека обязалась предоставить это право гражданам.

Положительным было бы избрание президента народом, так как 75% населения ждут этого. В условиях социального плюрализма премьер-министр не всегда будет иметь политическое большинство, поэтому сильный президент – это необходимость для слабой страны.
Демократическим фактором было бы предоставление гражданам Молдовы права налагать вето на некоторые законы.

Молдове нужно некое подобие Общественной Палаты для преодоления раскола, «сброса пара», моральной цензуры любого политического акта. Все это откроет молдавскую политическую систему для людей, даст им возможность ощутить себя гражданами, позволит построить современную страну и гражданскую нацию.

Безусловно, что преодолеть раскол поможет и четкая электоральная процедура, то есть, одновременные выборы парламента-президента – местных властей (или с разницей в пол-года). По крайней мере, исчезнет постоянная борьба между местными и центральными властями, которые будут формироваться партией победительницей. В этом ничего нет нового - так поступили во многих цивилизованных странах на пути к демократии.

Как известно, лидер Партии коммунистов, экс-президент Владимир Воронин уже выступал с идеей Социального пакта, но тогда речь шла о пиаре, о желании власти добиться, чтобы общество, как обычно, поддержало её «генеральный курс». То есть, власть просто предлагала обществу возможность «нормального общения». Ни о каком Общественном договоре, а тем более о гарантиях его осуществления для граждан, речи тогда не было. Не говоря уже о праве граждан участвовать в делах своего государства. А ведь построить демократию без «демоса» невозможно.

Нужен именно новый Договор власти с обществом. Нужен референдум как механизм народного одобрения новой Конституции, консолидации молдавской государственности.

Первый шаг на этом пути уже сделан. Но важен и второй, и третий, и сколько ещё потребуется. Всё теперь зависит от готовности политиков продолжить движение в этом направлении, а также от силы давления на них общества, от способности и желания всех граждан Молдовы осознать себя не «винтиками» и «болтиками» в системе государственного механизма, а движущей силой прогресса своей страны, оказывающей реальное воздействие на любые принимаемые властью решения.

Обсудить