Пенсионный пессимизм

Кабинет министров, который повысит отчисления в социальный фонд, поднимет пенсионный ценз, уравняет его для женщин и мужчин, - обречет свою партию на потерю власти. Ее, эту власть, перехватят популисты, которые опять дадут избирателям грошовую индексацию государственных пенсий, после чего напрочь забудут о проблемах пенсионной системы в целом.

В период до 2030 года на пенсию будет выходить поколение послевоенных лет. Это - годы, на которые в Европе пришелся всплеск рождаемости. Пенсионеров будет все больше, потому что рождаемость падает, а продолжительность жизни растет. Мир стоит перед выбором: увеличить налоги и взносы в фонды пенсионного страхования – или поднять пенсионный ценз. В Молдове все не так, как у людей. Та же критическая ситуация с пенсиями, но – с сильным молдавским акцентом.

У нас средняя продолжительность жизни очень удобная для пенсионного фонда: 68 лет, то есть нагрузка на систему теоретически должна быть меньше европейской. Рождаемость в 2008 году выросла на 2,8 процента по сравнению с 2007 годом, то есть теоретически существует перспектива омоложения рынка труда. Все не как в Европе, а наоборот. Но при этом оптимистических прогнозов никто не делает и не говорит, что у нас больше резервов, чем у европейцев. Дело в том, что в Молдове старение в большой степени обусловлено миграцией, а кризис пенсионной системы – ее несовершенством и хаосом на рынке труда.

Одна из главных причин затруднений с выплатой пенсий в нашей стране – уход от уплаты взносов в социальный фонд. В принципе, серые схемы – проблема экономик всего мира. Известно, что в России зарплату в конвертах получает около 30 процентов работников в розничной торговле и примерно 14 процентов – в других отраслях; в Румынии - в среднем 24 процента работников национальной экономики. Сколько работников скрывают полный размер зарплаты у нас? Явно больше. Малоизвестный факт: даже госслужащие в министерствах и ведомствах иной раз расписываются в двух ведомостях. Великобритания, например, изобрела такой способ борьбы: работодатель не платит налоги за работника, каждый работник делает это сам, сам за себя отвечает перед налоговой инспекцией. В Молдове такое не сработает.

Начать борьбу с выплатой зарплат в конверте – мера непопулярная, но все же это лучше, чем повышать взносы в пенсионный фонд, как советуют нам международные эксперты.

Еще лучше создать работникам стимул для сотрудничества с государственной пенсионной системой. Она у нас сейчас настолько уродливая, что население давно поняло: платить взносы в соцфонд – выбрасывать деньги на ветер.

Методология расчета пенсий (если они не привилегированные) есть тайна, покрытая мраком. Например, в России каждый плательщик в пенсионный фонд ежеквартально получает извещение о том, сколько денег перечислено на его счет. У нас такого в принципе нет. Если бывшие госслужащие в Молдове получают пенсию в размере примерно 70 процентов от зарплаты – то пенсия работников частного сектора начисляется в соответствии с тем, каково в данный расчетный момент финансовое положение социального фонда. С этой чудовищной несправедливостью сталкивается большинство оформляющих пенсию, ведь в частном секторе у нас занято 80 процентов работников. Легко понять, что государство просто перераспределяет нагрузку между нынешним и будущим поколениями налогоплательщиков и пенсионеров.

Кроме того, в нашей пенсионной системе при расчете пенсий учитывается заработок только последних 15 лет работы. Получается, что у работника-мужчины нет стимула делать социальные отчисления до 47 лет, у женщины – до 42-х. Когда же человек переступает черту этого золотого возраста - он сталкивается с жестокой дискриминацией на рынке труда. Если в Европе доходы работников с возрастом растут – у нас они уменьшаются. В Молдове ситуация дошла до абсурда: дискриминационные призывы «омолодить» рынок труда становятся частью политических программ партий, поощряется перепрыгивание с первой сразу на последнюю ступень карьерной лестницы. При этом «новое поколение» демонстрирует иной раз не только вполне понятный непрофессионализм, но и неведомо откуда взявшийся менталитет сточивших клыки матерых седовласых бюрократов.

Мотивы человека, который не желает платить в государственный пенсионный фонд, очень понятны. Трудно понять государство, которое не хочет создавать стимулы пополнения пенсионной кассы. Наш пенсионный кризис – отражение нашего пессимизма. Люди живут сегодняшним днем, не веря власти, не видя никакой перспективы и не испытывая никакого желания заглядывать в будущее, где их ждет мизерная государственная пенсия. Зачем платить, если все равно обманут, если «карму» не изменишь? Если в России и других странах постоянно обсуждают проблемы пенсионной реформы – у нас гробовое молчание, никакой работы государства с населением. В итоге люди не понимают элементарных вещей – например того, что все восемь лет правления коммунистов пенсия не росла, а только индексировалась, да и то перед выборами.

Между тем у нас есть, пусть незначительный, средний класс со свободными средствами. Эти средства вкладываются в кумэтрии и свадьбы на тысячу приглашенных, потому что их нельзя потратить на программы обеспечения собственной старости. В нашей ситуации это логично: родственники - главный элемент «пенсионного страхования». Частные пенсионные фонды в зачаточном состоянии, эту проблему не поднимают ни государство, ни партии, профсоюзы. Какие-то предложения на рынке есть, но кто же самостоятельно может определить, что перед нами: надежная система страхования пенсии с опорой на перестрахование в зарубежной компании - или же простая финансовая пирамида? И как в Молдове могут работать негосударственные пенсионные программы, если у нас фактически нет фондового рынка? Пенсионное страхование даже не рекламируется, хотя эти услуги, если разобраться, должны быть в нашей стареющей Молдове самыми востребованными. В итоге народ зациклился на государственной пенсии и закрывает глаза на то, что существенно повышаться она не будет, скорее всего, никогда.

Это – мировая тенденция. Государственная пенсия невелика даже в Европе и США – в среднем 600 долларов (самая высокая в Швеции - почти 1000 долларов).

Если молдавский избиратель мыслит категориями сегодняшнего дня, то молдавская власть – категориями текущего бюджетного года. Это тоже своего рода пессимизм и «карма»: никто не верит в возможность реализации долгосрочных программ. Всемирный банк, прогнозируя Молдове (как и другим странам Европы и Центральной Азии) рост в три раза пенсионного дефицита под влиянием финансового кризиса, призывает нас отказаться от «политики, направленной на решение краткосрочных финансовых проблем, что может значительно ухудшить ситуацию в долгосрочной перспективе». ВБ пророчит, что грядущий дефицит пенсионной системы может в три раза превысить текущие прогнозы и удерживаться на этом уровне в последующие 20 лет. Об этом сообщается в докладе ВБ «Пенсии в кризисный период». Что же советуют нам доброжелатели, какие долгосрочные инструменты пенсионного реформирования?

Все советы международных аналитиков – из разряда тех мер, к которым очень сильна политическая оппозиция. Кабинет министров, который повысит отчисления в социальный фонд, поднимет пенсионный ценз, уравняет его для женщин и мужчин, - обречет свою партию на потерю власти. Ее, эту власть, перехватят популисты, которые опять дадут избирателям грошовую индексацию государственных пенсий, после чего напрочь забудут о проблемах пенсионной системы в целом.

Что же делать? В докладе ВБ говорится, что страны Европы и мира уже начали изучать возможные меры борьбы с грядущим пенсионным дефицитом. Очевидно, что этим нужно заняться и Республике Молдова. Волшебных рецептов нет, есть только банальные и труднодостижимые пожелания: нужно создавать рабочие места, проводить структурные реформы на рынке труда, защищать местного производителя, стимулировать работу частных пенсионных фондов (и участие в них работодателей), страховать такие фонды от политических и финансовых рисков, давать возможность гражданам делать личные накопления на старость. Если найти применение на внутреннем рынке труда тем работникам, которые сейчас трудятся за рубежом (а позже будут требовать от нашей страны пенсию) - это даст и государственному, и частному пенсионному страхованию второе дыхание.

Но кто и когда будет осуществлять такие масштабные и глубокие реформы в стране, которая в третий раз оказалась в ситуации предвыборной кампании?

Вот почему можно с уверенностью сказать, что коммунисты, в первую очередь, развеяли надежды тех, кто мечтает об обеспеченной старости.

Обсудить