Реформирование ПКРМ

Реформирование ПКРМ означает для меня а) очищение Программы партии от остатков стратегических целей коммунистической идеологии и методов их достижения, б) замена символов партии – названия и логотипа в виде серпа, молота и развернутой книги.

Мартовские выборы 2005 г. партия коммунистов выиграла достаточно убедительно по нынешним западноевропейским меркам. Их результаты были бы еще более убедительными, если бы не было влияния на них внешнего фактора. Все это как бы убеждает в том, что сторонников коммунистической идеологии в Молдове еще достаточно и нет необходимости реформировать ПКРМ, а именно, пересматривать ее Программу и символы. Но это поверхностный и главное бесперспективный подход.

Еще на выборах 2001 г. левый электорат, в большинстве своем советской модели коммунистической ориентации, четко представлял себе, что возврат к прошлому невозможен, даже если ПКРМ очень будет этого хотеть. Думаю, что руководство партии знало или угадывало эти настроения в народе. Поэтому социально-экономический блок ее предвыборной программы был представлен на суд избирателя в социал-демократическом оформлении. Главное в нем заключалось в том, что ПКРМ обещала избирателю решать проблемы по улучшению благосостояния граждан страны и добиваться экономического роста, в том числе и посредством частичного возврата государства в управлении экономикой.

ПКРМ подошла к новой избирательной кампании 2005 г., имея по сравнению с 2000 г. двойное наполнение госбюджета, в два и более раза увеличение пенсии и заработной платы бюджетникам, стипендии студентам. Ежегодный прирост экономики составлял 6-8%. Несмотря на рост цен и крайне неудачный 2003 сельскохозяйственный год определенные сдвиги социального характера все же произошли в стране и ее граждане не могли не почувствовать это на себе и не отреагировать одобрительно на парламентских выборах 2005 г.

О том, что, с одной стороны, люди в Молдове ностальгируют по советскому прошлому по причине худшего настоящего, но, с другой, они все же реалисты, а не ортодоксальные идеалисты свидетельствует такой факт. С 2001 г. в СМИ правой и леворадикальной ориентации ни на один день не прекращались попытки оторвать от ПКРМ проголосовавшего за нее избирателя, обвиняя партию в отказе от коммунистической доктрины и предательстве интересов трудового народа. Эта пропаганда не дала эффекта, что и показали мартовские выборы. Следовательно, практическая деятельность ПКРМ и ее руководства с 2001 г., а также имеющие место реальные социально-экономические достижения в стране обусловили соответствующее поведение большинства граждан республики в последней избирательной кампании.

Как мы уже писали, последние парламентские выборы показали, что общественное сознание избирателей заметно меняется. Оно избавляется от абсолютной идеологической и внешнеполитической зависимости, веками определявшие их и их предков бытие. Его сознание все более определяется социальными и внутриполитическими факторами, обуславливающие жизненные интересы нынешних граждан республики и их потомков. Если 15 лет тому назад взгляд людей был устремлен в прошлое, которое и определяло их действия, то теперь их поступки диктуются конкретными реалиями сегодняшнего дня в Молдове и глобальными геополитическими процессами.
Что же, собственно, подвергается людьми сомнению и критическому пересмотру?

Коммунистическая идеология и реальная практика

В декабре 2002 г. я опубликовал статью под названием «Коммунисты и социал-демократы Республики Молдова». Ее смысл состоял в том, чтобы подвести читателя к мысли, что, как известно, конечная цель (стратегия) коммунистической идеологии – построение бесклассового общества на основе общественной собственности и социального распределения по принципу «от каждого по способностям – каждому по труду». Однако эта стратегия состоит из программы - минимум и программы - максимум. Программа - минимум призвана решить целый ряд первоочередных задач социально-экономического и культурного характера, подготавливающих переход к осуществлению программы - максимум.

В чем существенная и принципиальная разница между коммунистической и социал-демократической идеологией? Ведь и коммунисты и социал-демократы доктринально стоят на позиции построения социалистического общества! Более того, социал-демократические партии скандинавских стран реализовали у себя более успешные и более эффективные социальные и экономические модели таких обществ, чем бывшие Советский Союз и страны социалистического лагеря, руководимых коммунистическими партиями.

Социал-демократические партии призывают двигаться к социализму эволюционно, не прибегая к диктатуре и революционному захвату власти, встраивая в существующую капиталистическую систему компоненты социально ориентированной экономики, допуская в стране государственную собственность на средства производства, но не путем экспроприации, а в рамках беспрекословного уважения права частной собственности. При этом государственная собственность должна эффективно функционировать без льготного режима и конкурировать с частной собственностью. Одна форма собственности переходит в другую исключительно по экономическим соображениям рыночного характера. Социальная сфера, включая и культурную составляющую, развиваются в рамках рыночных отношений, но на основе принципа оказания помощи бедным за счет богатых, проводимого социал-демократическими правительствами. Социально-ориентированная модель производства и распределения функционируют на основе Конституции страны, ее законов, демократии, плюрализма мнений и прав человека.

Коммунистическая идеология построена на других началах. Она исходит из того, что новая экономическая и социальная система отношений может возникнуть только революционным путем, через диктатуру пролетариата, уничтожения частной и создания общественной собственности на средства производства. Эта формационная модель-система управляется и регулируется государственным аппаратом, развивается на основе государственных планов и цен, устанавливаемых государством. Она не допускает рыночных механизмов, ограничивает демократию, игнорирует плюрализм и, в конечном счете, нарушает права человека.

В своей статье, которую упоминал выше, я утверждал, что нынешние глобальные процессы и геополитические реалии, в условиях которых работает ПКРМ, не позволяют ей даже декларировать программу-максимум. А что касается программы - минимум, то в нее необходимо внести коррективы из выдержавших испытание временем программ социалистических и социал-демократических партий Западной Европы. Только так партии удастся работать над тем, чтобы улучшить социальное положения большинства граждан республики, вернуть государство в управлении экономикой и социальной сферой в условиях функционирования двух форм собственности и рыночных механизмов, оказывать материальное и финансовое воздействие на развитие науки и культуры. Таким образом, утверждал я, ПКРМ, выполняя свою программу-минимум, представленную на суд избирателей в 2001 г., руководствуется принципами хозяйствования, свойственные рыночной модели социально – ориентированной экономики, успешно опробованной социалистическими и социал-демократическими партиями Западной Европы. Поскольку это – главное звено в ее деятельности как партии власти, то, считал я, нет необходимости ей менять название и символы партии.

Последние выборы показали, что этот, в принципе правильный, вывод, вполне адекватный внутриполитическим и социально-экономическим процессами, не отвечает внешнеполитическим реалиям. Последние же, как известно, все еще являются доминирующими и определяющими для Республики Молдова. Если бы не было внешнеполитического фактора, то не было бы угрозы суверенитету страны, не было бы раскола в народе Молдовы на тех, кто ориентируется на Запад или в противоположную сторону. Наконец, не было бы угрозы насильственного устранения от власти руководства страны, сформированного по результатам выборов 2001 г. и не было бы планов его свержения в январе-марте 2005 г.

После канувших в Лету Советского Союза и социалистического лагеря Восточной Европы политические силы западной демократии сделали все возможное, чтобы коммунистические партии в этих странах, особенно на постсоветском пространстве, не вернулись к власти. Единственный прокол они допустили в Республике Молдова, с чем связаны неоднократные попытки дестабилизации политического положения в стране.

Здесь мы не будем приводить причины, по которым эти попытки срывались. Однако для руководства страны стало очевидным, что символы партии сильно «смущают» западных политиков. И они могут, в конце концов, стать причиной смещения ПКРМ от власти не демократическим путем. Перед ней стал вопрос, держаться ли за символы и не иметь возможность проводить социально-ориентированную политику в стране или привести формальные вещи в партийном строительстве в соответствие с содержанием практической деятельности партии?

Говоря о влиянии внешнеполитического фактора на внутриполитические процессы в нашей стране, необходимо остановиться на глобальных и региональных явлениях, которых невозможно игнорировать любой партии, стремящейся прийти к власти в Молдове. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что глобальные процессы экономического и геополитического характера, которые имеют место в наше время и в перспективе примерно на 50 лет, исключают любую возможность для коммунистической доктрины реализовать свои принципы на практике. Что касается регионального фактора, то он является составной частью глобального и способен увеличить, а не уменьшить, его воздействие на внутреннее социально-политическое положение в Республике Молдова. Вечно ли так будет - это другой вопрос, но нынешнее поколение граждан нашей страны имеет право на достойную жизнь, достижение которой не всегда зависит от конкретного человека или конкретной страны, а от суммы факторов, определяющих развитие юго-восточной Европы как часть общеевропейского и мирового развития.

ПКРМ перед политическим выбором

На следующий день после завершения избирательной кампании Председатель партии В. Н. Воронин заявил о том, что ПКРМ вступила в этап реформирования в левую партию европейского типа. Есть основание предположить, что в самой партии появились различные точки зрения на это заявление. Здесь мы, как беспартийные, попытаемся объективно оценить плюсы и минусы такого политического проекта правящей партии коммунистов Молдовы.

Прежде всего, только ли внешним давлением можно объяснить необходимость ее реформирования? На мой взгляд, есть другие политические причины, которые обуславливают такую целесообразность, если даже не необходимость.

Одна из самых важных – это дискредитация коммунистической идеи, которую осуществило руководство КПСС и коммунистических партий Восточной Европы, страны которых входили в социалистический лагерь. Верхушка партийного аппарата и его среднее звено, за очень редким исключением, превратились в социальную касту, которая строго блюла свои личные интересы, прикрываясь священными для большинства рядовых членов партии коммунистическими идеалами. Не случайно, что когда случился серьезный социально-экономический и политический кризис авторитарной социалистической системы партийный аппарат, главным образом его элитная составляющая, покинули терпящий бедствие коммунистический корабль и быстро пересели на другой, который давно их манил. Серьезнейшее последствие этого предательства заключалось в том, что «коммунистически» настроенная масса трудящихся была обезглавлена. К руководству коммунистическим движением в последнее десятилетие ХХ в. на постсоветском и постсоциалистическом пространстве Европы пришли, как правило, менее подготовленные, менее влиятельные и с меньшими связями политики из прежнего партийного аппарата. Какими бы незапятнанными ни были, они несли на себе по наследству исторический и идеологический груз ответственности прежней системы. Падение авторитета и влияния в массы партий, возникших на обломках коммунистических структур предыдущего периода в партийном строительстве, было неизбежным. И будет таковым и там, где этот процесс по каким-то внутренним причинам затянулся. Сказанное, так или иначе, относится и к ПКРМ.

В том, что современные молдавские коммунисты пришли к власти в 2001 г. большая заслуга ее лидера В. Н. Воронина. Не меньшая его заслуга и в том, что партия удержалась у власти в 2002 г. и не допустила импорта цветочной революции в Молдове в марте 2005 г. Но ни для кого не секрет, что рядом с ним нет второго лица с потенцией на партийное лидерство в ПКРМ. Это делает партию чрезвычайно уязвимой.

Другая важная причина, непосредственно связанная с первой, состоит в том, что дискредитированная идея в сложившейся ситуации непривлекательна для молодого поколения. Следовательно, она бесперспективна на ближайшие 20-25 лет. ПКРМ без притока молодежи обречена на уход с политической арены. Предпринятые за последние 4 года усилия по омоложению партийных рядов несколько смягчили остроту проблемы, но не решили ее. К тому же, следует подчеркнуть, что в ряды партии, на мой взгляд, идут не самые активные, а тем более успешно реализующие себя в рыночных условиях в экономической либо культурной сфере, а нуждающиеся в помощи. Если эта тенденция сохранится, это будет означать, что со временем к руководству в партийных структурах ПКРМ придут люди безынициативные, которые в плюралистическом обществе и в системе отношений между оппонирующими друг другу партиями будут проигрывать свои позиции.

Еще одна немаловажная объективная причина – это противоречие, возникшее на рубеже 80-х-90-х гг. ХХ столетия в самой коммунистической доктрине. Как известно, становым хребтом коммунистического движения марксизм-ленинизм считает пролетариат, лишенный средства производства и добывающий средства проживания на основе мизерной заработной платы. В Советском Союзе пролетариат имел уже другое название – рабочий класс, поскольку средства производства были обобществлены и имели общегосударственный статус. Считалось, что они находятся в руках этого самого рабочего класса. Следовательно, это вполне вписывалось в коммунистическую идеологию «реального социализма». Однако после его демонтажа в переходный период от планового социализма к рыночному либерализму в Республике Молдова фактически был ликвидирован промышленный сектор экономики, а вместе с ним исчезла и его рабочая сила. Таким образом, на рубеже двух столетий в нашей республике не стало организованного рабочего класса/пролетариата, и не кому было быть основной движущей силой коммунистического движения в новых условиях. Не случайно в партийных и предвыборных документах ПКРМ социальная опора партии существенно расширена. Современные реалии таковы, что невозможно рассчитывать на политический успех и приход к власти, оставаясь на позициях столетней давности. А это означает, что одно из краеугольных положений марксистско-ленинской теории не вписывается в социально-политический процесс начала XXI века и требует пересмотра.

Наконец, укажем еще одну причину, характерную, пожалуй, для тех стран, которые после распада СССР и исчезновения социалистического лагеря, получили статус «несостоявшихся государств». Молдова зачислена в эту категорию стран. Кстати, усиление влияния внешнеполитического фактора на внутриполитические процессы в стране не в последнюю очередь объясняются тем, что кое-кто рассматривает наше государство как временное явление на политической карте мира. Так же поступают и определенные силы внутри страны, не только в Приднестровье, но и на правом берегу Днестра. Следует признать, что реально существует угроза существованию Республики Молдова в качестве самостоятельного государства. В этих условиях, важно правильно определить, что для нас важнее сегодня. Сохранить государство и его граждан и иметь возможность совершенствовать, либо даже радикально менять систему ценностей внутри него? Или выказать верность ортодоксальному коммунистическому мировоззрению, к стратегическим целям которого в ближайшие десятилетия (50-100 лет) не поступиться? Политический суверенитет, государственность Республики Молдова на нынешнем этапе истории страны – это тот приоритет первостепенной важности, перед которым все остальные приоритеты имеют подчиненное, второстепенное значение.

Плюсы и минусы реформирования для ПКРМ

Выше мы говорили об объективной необходимости такого политического решения. Положительные его стороны обозначены теми аргументами, которые обуславливают скорейшее проведение партийной реформы. Если свести их воедино, то о них можно сказать следующим образом. Реформированная ПКРМ сохранится в партийной структуре Молдовы как основная и главная левоцентристская сила, способная бороться за власть демократическим путем и обеспечивать выполнение социально ориентированных программ развития Республики Молдова, отвечающих потребностям гражданского общества. Отказ от реформирования уже на следующих выборах приведет ПКРМ к поражению и скорому превращению ее в маргинальную партию. В этом случае роль левоцентристской партии европейского типа в Молдове будет выполнять другое политическое формирование, скорее всего не из числа имеющихся декларативных социал-демократических партий Молдовы. Стране все равно не избежать движения в указанном направлении. Но с наименьшими потерями это может сделать ПКРМ. В конечном итоге от этого выиграет народ Молдовы. Если руководствоваться его стратегическими интересами, то реформирование ПКРМ – единственно верное политическое решение, отвечающее народным интересам – государственным, социально-экономическим, общественно-политическим, научным и культурным.

Что касается минусов, то они, прежде всего, временно затрагивают электоральную проблему на следующих парламентских выборах. Следует откровенно сказать, что определенный отток леворадикального избирателя не избежать. Но, во-первых, его можно минимизировать. Во- вторых, часть электорального оттока можно компенсировать за счет левоцентристского избирателя, который прозябает в многочисленных бесперспективных социал-демократических формированиях страны, либо занимает нейтральную жизненную позицию.

Реформирование ПКРМ означает для меня а) очищение Программы партии от остатков стратегических целей коммунистической идеологии и методов их достижения, б) замена символов партии – названия и логотипа в виде серпа, молота и развернутой книги.

Как беспартийный я не вправе рассуждать на тему внесения изменений в Программу ПКРМ. Что же касается символов, прежде всего серпа и молота, то замена их на более удачные и обозначающие стратегические цели, к которым стремится обновленная левоцентристская партия европейского типа, представляется целесообразным. Аргументы по замене серпа и молота на другие символы следующие. Во-первых, серп и молот, символизируют собой примитивные орудия труда, применяемые в сельском хозяйстве и в промышленности в доиндустриальном обществе. Их использование в качестве партийных символов может быть расценено, как призыв к обществу двигаться в историческое прошлое человека. Во-вторых, серп и молот символизировали в большевистской идеологии союз трудового крестьянства (бедняк и середняк) и рабочего класса. Этот союз являлся политической опорой для ВКП(б)/КПСС и советского строя. В Республике Молдова на нынешнем этапе ее истории крестьянство, как социальное явление и как демографический фактор, находится в такой жизненной ситуации, что бесперспективно рассчитывать на его прежнюю численность и решающее долевое присутствие в экономике страны. С точки зрения электорального фактора молдавское село в ближайшей перспективе перестанет играть ту роль, которую оно сейчас играет. Это обстоятельство также необходимо учитывать. Рабочий же класс, как таковой, деградировал в прежнем своем качестве, а нового качества у него еще нет. В-третьих, стратегическая цель европейской левоцентристской партии (интеграция Республики Молдова в ЕС), каковой должна стать реформированная партия власти, не может ассоциироваться с серпом и молотом по определению.

К другому символу, названию партии, следует подойти с особой осторожностью и с учетом динамики политико-идеологических процессов в стране, юго-восточном регионе Европы и в целом в мире. Мне представляется, что есть два варианта изменения названия партии. Один связан с поиском нового названия. Второй может появиться, если на этапе реформирования какая-либо партия в Молдове социал-демократического направления распустится, вольется в реформирующуюся партию власти и предоставит в ее распоряжение свое название.

Время реформирования (дата проведения съезда) должно предшествовать местным выборам. В крайнем случае, оно может быть обозначено сразу после их проведения.

Примечание от редакции ava.md

Статья Ивана Грека была написана в 2005 году. Однако, на наш взгляд, она не потеряла актуальность и сегодня.

Обсудить