Молдавская государственность: болезни и средства лечения

Государственная идея, способная объединить полиэтнический народ Молдовы в единое общественно-политическое консолидированное целое, в Республике Молдова отсутствует. Точнее, она есть, но до сих пор ни одна политическая сила страны не захотела сделать ее стержневой в своей практической деятельности. Эта идея: политический суверенитет и нейтралитет демократической Молдовы.

Молдавской государственности 650 лет. Как я полагаю, здесь нет необходимости убеждать друг друга в том, что Молдавское княжество было, что оно имело свою специфическую этническую, политическую и культурную идентичность и что нынешняя Республика Молдова является его правопреемницей.

Насколько я понимаю, нас больше всего интересует не то, что было в истории Молдавского государства. Мы это хорошо или более или менее хорошо знаем. Нас волнует, что будет с этим государством в ближайшем будущем? Выдержит ли оно беспрецедентное геополитическое давление на свою идентичность или его ожидает очередная историческая прерывность, на этот раз может и последняя? До конца ли мы знаем, кто виноват и что надо делать? Чтобы ответить на эти вопросы необходимо, на мой взгляд, сосредоточиться на выявление основных закономерностей проявления как жизнестойкости молдавской государственности на протяжении ее 650-летней истории, так и тех слабостей, которые приводили к временным исчезновениям Молдовы с политической карты Европы. Я хочу попытаться представить свое видение проблем молдавской государственности, прекрасно понимая, что здесь присутствуют молдаване, многократно лучше меня знающие историю своей родины. И тем не менее.

1. Устойчивость и жизнеспособность Молдавского княжества на этапе его провозглашения и до середины XVI века была, на мой взгляд, обусловлена тем, что, несмотря на военно-политическое давление со стороны Венгрии, Польши, соседней Валахии, а затем и Османской империи, некоторые его правители находили правильную внешнеполитическую ориентацию для государства. Они учитывали противоречия в политике сопредельных государств по отношению к Молдове, были реалистами и прагматиками в выборе временного союзника в противостоянии другим притязателям на ее территорию. Приходилось, даже Стефану Великому, становиться в вассальном положении с одним из соперничающих государств, чтобы совместно противостоять другим неприятелям во имя сохранения Молдавской государственности. В тех случаях, когда тот или иной правитель княжества игнорировал эту геополитическую реальность, молдавское государство переживало кризис и оказывалось перед фактом утраты своей идентичности.

2. Внешнеполитический фактор изначально играл определяющую роль в исторической судьбе Молдавского княжества и он зачастую обусловливал дестабилизацию его внутриполитического положения, особенно в периоды внутренних междоусобиц. Но в определенные периоды его истории реализм молдавских правителей в выстраивании внешнеполитических ориентиров способствовал тому, что молдавская государственность, утрачивая многие властные институты политической идентичности, сохраняла границы княжества, этническую и культурную идентичность молдаван как носителей своей государственности. В этом отличие исторической судьбы молдавского государства по сравнению со странами Балканского полуострова.

3. Молдавский этнос на этапе своей этнической истории приобрел особые специфические черты, отличающие его от валахов, несмотря на сохраняющуюся между ними языковую близость. Это обусловлено присутствием славянского компонента в этногенезе молдаван, влиянием славянской культуры и славянских языков в этнокультурной истории молдаван. Все это, в конечном итоге, сформировало у молдаван особую этнопсихологию, вобравшей в себе многие как положительные, так и отрицательные черты характера славян. Болгары и гагаузы Молдовы, которые не одно столетие жили вместе и рядом с молдаванами и которые имели печальный опыт познакомиться и испытать на себе менталитет румын в 1918–1940 и 1941–1944 гг., прекрасно знают, что молдаване и румыны по этнопсихологии – это разные народы.

4. С XVIII века в исторической судьбе молдавского народа и его государственности все более заметную роль начала играть Россия. Молдо-российские отношения, непрерывающиеся со времени Петра Великого и Димитрия Кантемира, стали с 1989 г. объектом систематического агрессивного очернения со стороны определенных политических сил как внутри Республики Молдова, так и за ее пределами, в том числе и в Москве. Объективно историческую роль России в судьбе молдавского народа невозможно отрицать, но, как мне представляется, исторические процессы всегда имеют много граней, как позитивных, так и негативных. Оценки, выносимые событиям и процессам прошлого, видимо, должны учитывать эти грани, тем более что они приобретали самостоятельность в ходе дальнейшего исторического развития молдавско-российских связей. Да, 1812 год раздробил Молдавское княжество и молдавский этнос. Да, проект объединения 1858–1862 гг., который был реализован при молчаливом, а может быть и не молчаливом согласии Петербурга, положил начало разновекторной этнической идентичности прежде единого молдавского народа. Не было бы 1812 г. не было бы, возможно, и 1858–1862 гг. Но история не имеет сослагательного наклонения. И поэтому в 2009 г. мы можем констатировать, что 1812-й год, как показала вся последующая история Пруто-Днестровского междуречья, обеспечил сохранение на этнической карте Европы молдавской идентичности и создавал, хотя и с откатами, возможности и предпосылки для возрождения полноценной молдавской государственности, что и произошло в 1991 году. На мой взгляд, именно это является квинтэссенцией трехсотлетней истории молдавско-российских отношений, если брать за точку отсчета Прутский поход Петра I. В то время как западный проект объединения Дунайских княжеств привел к размыванию, если не утрате молдавской идентичности в Запрутской Молдове.

5. Почти 20-летняя история современного молдавского независимого государства свидетельствует о том, что те общественные факторы, которые сопровождают всю 650-летнюю историю молдавского государства и влияли на его судьбу, никуда не исчезли. И геополитический фактор с его решающим значением в решении проблем сегодняшнего молдавского государства, и внутриполитические процессы в Молдове, находящиеся в зависимости от внешнего влияния, и внутреннее состояние молдавского этноса, испытавший и продолжающий испытывать огромное разрушительное давление со стороны реваншистской идеологии румыноунионизма, и полное отсутствие в стране политических лидеров молдавского народа, руководствующихся идеологией молдавской этнической, культурной и политической идентичности, и 20-летнее засилие в молдавском государстве идеологов и практиков румыноунионизма – все это уже имело место в его истории и истории его народа. Вместе с тем, современные проблемы Республики Молдова при всей их узнаваемости и цикличности, имеют ряд существенных особенностей, без учета которых будет весьма трудно, если не невозможно, сохранить молдавскую государственность и этническую идентичность молдавского народа на длительную перспективу. Позволю себе лишь перечислить некоторые из них, на мой взгляд, наиболее важных.
Геополитический фактор, определяющий судьбу Молдовы не одно столетие, сохранился, но видоизменился. Его составляющие – Вашингтон, Брюссель, Москва. Сопредельные государства, граничащие с Молдовой, играют второстепенную роль. Во всяком случае, не они решают, быть ли суверенной Молдове международным субъектом или нет.

Геополитика Запада

Она по отношению к государственности Молдовы определяется из-за океана. Вашингтон, как показывает анализ его реальной, а не декларируемой политики, не видит нашу страну на карте Юго-Восточной Европы. При этом он игнорирует тот тлеющий костер противоречий, который присутствует в этом регионе Европы, по крайней мере, с 1878 г., готовый вспыхнуть с новой силой при утрате Молдовой своего политического статуса и развалить Европейский союз. Что, вероятно, выгодно Вашингтону.

Российский геополитический фактор, конечно, присутствует и оказывает влияние на процессы, происходящие внутри Молдовы и вокруг нее. Однако он ослаблен в правобережной Молдове настолько, что утратил здесь самостоятельность и самодостаточность при принятии решений и практических действиях. А вообще, историки и политики должны обратить внимание на одну закономерность: политические и военно-политические кризисы в Российской империи обусловливали кризисы и геополитические трансформации в Бессарабии. Поражение в Крымской войне привело к утрате Южной Бессарабии; 1917-й год привел в 1918 г. к захвату Бессарабии Румынией; распадом СССР объясняются возникшие проблемы молдавской идентичности: этнической, языковой, культурной и политической.

Румынский фактор

Бухарест терпел молдавскую государственность в границах СССР, но он не может терпеть ее в качестве самостоятельного государства. Успешная молдавская политическая, этническая и культурная идентичность – это фактор, провоцирующий распад румынского государства. Пока молдавская идентичность во всех ее проявлениях не исчезнет, Бухарест не успокоится. И многого в этом плане достиг: 558 тысяч граждан нашей страны романоязычной группы назвали родным румынский язык, хотя всего 76 тысяч из них признали себя румынами. Безуспешно защищая уже 20 лет глоттоним молдавский язык как один из главных символов молдавской идентичности, мы с удивлением замечаем, что те, кто уничтожал этот глоттоним, считают эту задачу выполненной и сосредоточили все свои усилия на уничтожение этнонима молдаване. С этой целью они задействовали системный набор средств по ассимиляции молдаван на правом берегу Днестра. Уничтожая государство Республику Молдова, Бухарест, как он полагает, укрепляет Румынию, как государство. Такая взаимосвязь и взаимозависимость не совсем очевидна, возможно, даже ошибочна, но так думают в Бухаресте и соответственно этому так поступают. При этом если бы Россия была сильнее, а Вашингтон и Брюссель не стояли за спиной Бухареста, то молдавской государственности ничто бы не угрожало.

Слабость России и молчаливое подстрекательство Румынии со стороны Запада обусловливают косоглазую внешнюю политику Кишинева. Вместе с тем, необходимо четко себе представлять, что кишиневские властные политические силы, ориентированные на Румынию, Брюссель и Вашингтон будут заигрывать с Москвой и обманывать ее, рассчитывая нейтрализовать Россию при геополитической переориентации Молдовы на Бухарест и на Запад. В то же время политики-государственники республики, даже такие непоследовательные, какими были лидеры АДПМ и ПКРМ, будут учитывать тот факт, что российское присутствие в Молдове, даже в ослабленном виде, является фактором, способствующим удержанию и укреплению молдавской государственности в Пруто-Днестровском междуречьи. Что касается их оглядывания на Запад, то оно продиктовано поиском еще одной влиятельной геополитической силы, могущей на равных с Россией также стать гарантом сохранения Молдовой своей государственности. Такой силой мог бы стать ЕС в случае приема нашей страны в качестве самостоятельного государства в свои ряды, но, к сожалению, в политике Брюсселя это не просматривается.

6. Государственная идея, способная объединить полиэтнический народ Молдовы в единое общественно-политическое консолидированное целое, в Республике Молдова отсутствует. Точнее, она есть, но до сих пор ни одна политическая сила страны не захотела сделать ее стержневой в своей практической деятельности. Эта идея: политический суверенитет и нейтралитет демократической Молдовы. Скажете, перегибаю палку? По моему глубокому убеждению, тот, кто руководствуется этой идеей, никогда не будет заключать невыгодный для суверенной Молдовы союз с антигосударственной и антинациональной политической силой, как это имело место в 2005 году. Или входить в такой антигосударственный и антинациональный союз, как бы он привлекательно не назывался, как это произошло с ДПМ в этом году. Государственная идея от таких союзов не становится прочнее, ее база поддержки не становится крепче. Это показали и события 4-летней давности, и те, что произошли после 5 апреля и 29 июля текущего года.

Из сказанного вытекает, что государственность Республики Молдова серьезно больна, настолько серьезно, что эксперты относят ее к числу несостоявшихся государств после 1991 г. И отсюда вопрос: при каких условиях, при каком обязательном наборе средств можно ее вылечить? Таких условий много, но обязательных, на мой взгляд, четыре.

Первое условие. Активная жизненная позиция полиэтнического народа Молдовы на правом берегу Днестра. Она включает его консолидацию вокруг общегосударственной идеи, создание гражданского общества государственников Молдовы, формирование гражданской нации, которая по определению не может быть румынской, даже если в ее состав будет входить румынское меньшинство Республики Молдова. Было бы желательно, чтобы инициатором создания молдавской гражданской нации выступили идеологи этнического молдовенизма, которые, как мне представляется, созревают до понимания того, что сохранить молдавскую этническую, языковую и культурную идентичность, а также политический суверенитет молдавского народа можно будет только посредством трансформации полиэтнического народа Молдовы в политическую нацию. Либо можно выступить и с совместной инициативой двух составляющих народ Молдовы – молдаван и не молдаван.

Второе условие. Формирование политической партии, в Программе и деятельности которой будет главенствовать не идеологический постулат, а общенациональная идея суверенитета и нейтралитета демократической Молдовы. Такая партия сможет объединить различные социальные слои республики различной мировоззренческой ориентации в гражданское общество, для которого первично государство, в котором они живут, а идеологические предпочтения – вторичны.


Третье условие. Земельная федерализация Республики Молдова. Не любая модель федерализации, а именно земельная. Такая модель федерального устройства страны:
- поставит все регионы и все население страны в равные финансовые и хозяйственно-экономические условия;
- учтет этнодемографическую и языковую специфику каждого субъекта земельной федерации;
- децентрализует систему управления и определит структуру полномочий, делегируемых центру и субъектам федерации;
- снимет проблему утраты Молдовой своей государственности по причине покушения сопредельных государств на ее территорию в границах на 1990-й год.

Четвертое условие. Предоставление международных гарантий суверенной, нейтральной и демократической Республике Молдова со стороны Вашингтона, Брюсселя и Москвы. Это не уступка Запада России и не уход России из Пруто-Днестровского междуречья, а совместный проект Запада и Востока по созданию общей площадки для сотрудничества геополитических сил в Республике Молдова, который одновременно становится проектом по недопущению политико-государственного кризиса между Бухарестом, Будапештом, Киевом, Софией и Анкарой. Кроме того, международные гарантии политического суверенитета Республике Молдова позволяют начать решать Приднестровскую проблему с любого конца, в любой последовательности, без предварительных условий.

Работа по реализации указанных четырех условий встретит жесткое сопротивление со стороны противников молдавской государственности. Территориально дезинтегрировал страну и разъединил ее полиэтнический народ по национальным квартирам 1989 год. Именно тогда население республики было разделено на тех, кто видит в ней продолжение молдавской государственности, и на тех, кто смотрел на ее провозглашение в 1991 г., как на средство отдаления от прежнего геополитического пространства и как на вынужденную меру на пути ее объединения с Румынией. Поэтому, все те, кто в этом году обвинял кого-то в проведении политики раздела народа Молдовы и выставлял себя в качестве его объединителей, почему-то забывали сказать, какую часть разъединенного 20 лет назад народа они представляют, на какой платформе собираются осуществлять его объединение, и какой конечный продукт получится в результате такого объединения.

Следовательно, нам нужно объединение на базе Общественного договора, но не любого, а лишь такого, в фундамент которого будет положена идея молдавской правосубъектности на политической карте Юго-Восточной Европы – независимой, нейтральной и демократической Республики Молдова. Молдавская государственность 650 лет тому назад не строилась в белых перчатках. И сохранить ее, в надетых на наши руки белых перчатках, которые мы не снимаем уже 20 лет, невозможно.

Выступление на научно-практической конференции «Россия и Молдавия: 650 лет вместе».

Обсудить