Виктор Осипов: "Судей у нас предостаточно, и их оценки достаточно дешевые"

Мы должны быть признательны прежним властям за то, что им удалось сохранить фундаментальный принцип, ответственность за который со всей последовательностью и приверженностью приняло на себя новое правительство


Интервью вице-премьера по проблемам реинтеграции страны Виктора Осипова Информационному агентству Info-Prim Neo


Приднестровский конфликт европейские и международные организации, правительства других стран, иностранные и местные эксперты оценивают как самый легкий по сравнению с иными конфликтами на постсоветском пространстве, да и во всей Европе, если не во всем мире. Почему же тогда не удается его решить столь длительный период времени, в обозримой перспективе не видно даже признаков его урегулирования, а ситуация мало чем отличается от затрудненных конфликтов?

- Видите, конфликт продолжается, а урегулирование стояло на месте, поэтому проблема где-то посередине, дело даже в большем, я бы сказал. Оценки, на которые вы ссылаетесь, - относительные. Да, остальные конфликты сепаратистского характера намного сложнее, из-за присутствия этнической или конфессиональной мотивации, из-за геополитических либо других причин. В случае с восточными районами Республики Молдова эти элементы отсутствуют, что свидетельствует о нашем преимуществе. Однако существуют другие деструктивные факторы, система искусственной поддержки сепаратистского режима, память о вооруженном конфликте и человеческих потерях, которую умело растравляет всеобъемлющая пропаганда, и многое другое. Отсутствуют фундаменталистские мотивации, но наличествуют другие, которые могут затруднить задачу окончательного урегулирования проблемы. На вопрос, почему мы продвинулись столь незначительно до сих пор, должны отвечать те, кто несут политическую ответственность за прежние перемены в этом процессе. Нынешняя власть, думаю, должна сосредоточиться на процессе и сама доказать, что продвигается по пути реинтеграции страны, только после этого она будет вправе давать какие-то оценки. Судей у нас предостаточно, и их оценки достаточно дешевые. Все же, возвращаясь к сути вопроса, отмечу, что согласен с формулой предыдущего польского посла в Республике Молдова, который заметил как-то, что у нас не замороженный конфликт, а замороженное урегулирование.

- О приднестровском конфликте говорят, как о политическом, не межэтническом, не межконфессиональном, и именно на этом основываются оценки о его сравнительно незатрудненном характере и ожидания возможного урегулирования. Что означает термин "политический конфликт" применительно к приднестровской проблеме?

- Отчасти я уже затронул элементы, которые определяют природу этого конфликта. Что означает "политический"? Простыми словами, незаконное и насильственное присвоение власти в регионе местной элитой, которая действует силой, хотя классических, исторических, территориальных, национальных, этнических, религиозных, социальных и других оснований для этого нет. Просто они вышли из-под конституционного контроля, создав громадную проблему, заключающуюся в форме восстановления законности, демократии и суверенитета государства в этом регионе. Отсутствие естественных внутренних мотиваций делает режим достаточно хрупким и слабым, поэтому выживает он исключительно благодаря поддержке извне. Той политической, военной, финансовой, социально-экономической, энергетической помощи, благодаря которой он и установился. Основной источник этой поддержки - Российская Федерация, а счета на миллиарды долларов для этого искусственного режима ложатся на плечи российских налогоплательщиков и простого населения восточных районов Молдовы, лишенного возможности развития.

- Логично предположить, что для урегулирования политического конфликта используются инструменты, механизмы того же характера – политического. Расскажите хотя бы об основных из них?

- Если говорить о важнейших инструментах, то следует упомянуть политические переговоры, единственный признанный всеми сторонами формат которых – это "5 плюс 2". Но чтобы продвигаться вперед по этому пути, нужен тяжелый и продолжительный труд по укреплению доверия, в первую очередь, между Кишинэу и Тирасполем, необходимо множить контакты, активизировать сотрудничество между населением с обоих берегов Днестра, создавать благоприятный контекст для определения политического решения. Очевидно, что имеется достаточно сил и групп, заинтересованных в продолжении этого конфликта, потому что они живут за счет страдания населения региона, извлекая дивиденды из проблемы, с которой сталкивается Республика Молдова. Эти силы и группы яростно реагируют на любой позитивный признак, на любой намек на потенциальное примирение между двумя берегами, как правило, прибегая к провокациям и срывая переговоры. Даже в конце этого года мы становимся свидетелями актов дезинформации, тщетных угроз, которые возникают после положительных шагов, предпринятых Кишинэу, и некоторых признаков конструктивной реакции со стороны Тирасполя.

- Надлежащим ли образом использовали политические инструменты предыдущие власти Республики Молдова? Почему это не принесло результатов?

- Вынужден повторить, что я хотел бы пока избежать того, чтобы давать оценки моим предшественникам. Только два важных замечания: мы должны быть признательны прежним властям за то, что им удалось сохранить фундаментальный принцип, ответственность за который со всей последовательностью и приверженностью приняло на себя новое правительство, - принцип независимости, суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова в пределах ее международно признанных границ. И второе – надо переоценить методы, применявшиеся ранее в самом процессе урегулирования приднестровского конфликта, в соответствии с последовавшими за ними эффектами. Замена неэффективных и контрпродуктивных мер оставляет место для новых подходов, для проверки других тактических концепций.

- Чем будут характерны политические подходы, которых будет придерживаться нынешнее руководство – Альянс за европейскую интеграцию?

- Пока могу еще раз заявить о том, что можно определить, как открытость и конструктивизм, некоего рода позитивное давление. Переговоры по политическим решениям затянулись слишком надолго, поэтому мы думаем, что больше не можем откладывать по этой причине решение жизненно важных проблем населения восточных районов Республики Молдова, граждан с обеих берегов Днестра. Мы стараемся продвигать местное развитие во всех областях, поддерживать взаимодействие между людьми, не ставя никаких условий или не привязывая это к ходу политических переговоров, потому что у людей одна жизнь, а не несколько, и недопустимо терять столько времени из-за игр интересов местных элит или элит метрополий.

- Каждая новая власть в Кишинэу в ходе избирательных кампаний, да и вне их, заявляла о способности реинтегрировать страну. Самым оптимистичным в этом смысле было коммунистическое правительство. Однако в скором времени непризнанный лидер Игорь Смирнов запретил конституционному президенту Владимиру Воронину посетить маму, которая жила в одном из населенных пунктов на левобережье Днестра. Сколько случайности и субъективизма и сколько законности было в подобных жестах?

- Разница заключается в реализме и честности обязательств. Те, кто хвалился тем, что решит конфликт за три месяца, не смогли сделать это и за восемь лет, напротив, углубилось разделение в сферах электросвязи, железнодорожного транспорта, энергетического снабжения и др. Жесткость одной из сторон способствовало твердости другой, а Республика Молдова и жители обоих берегов Днестра оказались главными проигравшими. Лидеры все-таки значат не так много. Любой, кто приходит к власти в Республике Молдова, должен располагать и решениями, и доверием, чтобы иметь возможность решать основные проблемы страны, вот почему АЕИ поставил реинтеграцию Республики Молдова в число пяти важнейших приоритетов. Но мы избегаем популизма, отказываемся от иллюзий и от превращения проблемы в вопрос личного отношения между лидерами.

- В этом контексте принимаете во внимание, что тираспольский режим может прибегнуть к тем или иным враждебным мерам, возможно, провокациям, в ответ на крайне примирительные заявления со стороны новой власти в Кишинэу? По крайней мере всегда происходило точно так. Подобное поведение объяснимо, даже если не оправдано: чем сильнее потепление отношений между берегами Днестра, тем бесполезней оказывается существование сепаратистского режима. Заявления о возможном введении виз для граждан с правого берега Днестра, например, могут означать новый цикл недружественных жестов?

- Мы учитываем и позитивные, и негативные сценарии. Мы осознаем и внешнее влияние на поведение представителей тираспольского режима, и существование игр местной номенклатуры региона, в рядах которой некоторые уверены, что имеют значение, только если существуют осложнения, в противном случае они теряют свой смысл. Впрочем, информация, появлявшаяся в последние дни в СМИ, в первую очередь в российских, действительно содержит провоцирующие манипуляции, основанных на лжи или вырванных из контекста репликах. Для нас важно сохранять стратегический подход, основанный на реальности де-юре, что восточные районы – это часть Республики Молдова, население этих районов – это население нашей страны, хотя и находящееся временно под правлением неконституционной администрации, вследствие чего власти Республики Молдова должны действовать во благо людей, живущих в приднестровском регионе. Той же философии придерживались и представители Федеративной Германии, а их благие намерения и терпение после продолжительного периода времени вылилось в воссоединение страны, произошедшее 20 лет назад.

- На каком этапе урегулирования приднестровского конфликта приняла руль новая власть Республики Молдова в 2009 году: мы в самом начале пути, на середине или близки к завершению процесса?

- Поскольку весь мир знает прогресс и регресс, наблюдавшийся до сих пор, я могу оценить, что мы – на середине дороги, но, надеюсь, что нам удастся быстрее преодолеть оставшуюся часть пути до окончательного урегулирования.

- Как так происходит, что за почти 18 лет конфликта и переговоров с участием очень серьезных международных сил, между двумя берегами практически не могут свободно передвигаться люди, капитал, товары, равно как нет и оборота транспорта и телекоммуникаций? Раскололось на две части все, что было когда-то общим, даже железные дороги.

- Все это по-разному произошло с каждой из перечисленных вами областей, но, вы правы, это указывает и на то, что в последние годы трещина между правым и левым берегами Днестра углубилась, и это печальный итог. На наши плечи ложится ответственность за исправление ситуации. Впрочем, и представители Тирасполя только теряют в результате своих неправомерных действий, например, после разделения железных дорог, которые находятся на левобережье Днестра в полумертвом состоянии, требуют громадных сумм из бюджета региона на содержание, а работники этой сферы остались без заработка и др. Все же существуют области, в которых мы остались едиными. Один из них – спорт, что еще раз подтверждает его силу посланника мира и разумности.

- На разных этапах, в различной конъюнктуре и разные личности утверждали, что ключ к урегулированию приднестровского конфликта находится то в Москве, то в Бухаресте, то в Вашингтоне, Брюсселе, Кишинэу, Тирасполе... Какова позиция нынешней власти Республики Молдова?

- Метафоры полезны для более творческих подходов, для отыскания более подходящих парадигм, однако они все равно остаются просто метафорами. Я не верю в сказки с "золотым ключиком", когда речь идет о подобном конфликте. Да, Москва имеет наибольшее влияние и присутствие в сепаратистском регионе на востоке Молдовы, и ясно, что мы должны добиться пересмотра ее подходов, чтобы обратить нынешний эффект на благо урегулирования приднестровского конфликта. Но и за Киевом – решающее слово, потому что это прямой восточный сосед этого региона, по территории которого идут серые торговые потоки, сообщающиеся с так называемой "черной дырой" на левобережье Днестра. И здесь молдавско-украинские совместные усилия поддерживаются EUBAM, миссией, действующей под эгидой Брюсселя. Вашингтон в целом является самым сильным участником экономической, демократической политики и политики безопасности на карте мира. Поэтому для Кишинэу очень важно выстроить в конце концов собственную стратегию "размораживания" урегулирования, которая уравновешивала бы все эти центры влияния.

- Давно и настойчиво говорят, что благодаря нынешнему положению дел вокруг конфликта выиграли и "определенные" политические и экономические силы из Кишинэу, которые заинтересованы в сохранении этой проблемы на как можно более длительный срок. Что это за силы, и, если таковые существуют, как на них можно "повлиять"?

- Я согласен с этой оценкой на уровне дедукции, а также исходя из периодичности перехвата партий контрабандного товара, доставляемого из-за Днестра дельцами с правого берега. Но полного обвинительного набора у меня нет. Если у меня будут достоверные данные, я их обнародую.

- Живым подтверждением отчужденности между людьми с двух берегов Днестра являются таможенные и пограничные посты, существование которых опротестовывают крупнейшие мировые державы. Что надо сделать, чтобы эти посты исчезли на практике?

- Надо обеспечивать другими методами максимально полный мониторинг оборота товаров, законность этого оборота и управление смежными рисками для защиты интересов потребителей и государственного бюджета. С определенными инициативами по этой теме уже выступила Миссия EUBAM. Они были переданы молдавским профильным властям, от которых мы ожидаем специализированной экспертизы и, в частности, решений по внедрению. Цель ясна – устранить эти постоянные обыски, которым подвергаются на внутренних постах местные жители и транзитные пассажиры и которые неэффективны в плане предотвращения незаконного оборота товаров. Однако мы сможем достичь этой цели только тогда, когда найдем альтернативные решения, которые будут лучше нынешних.

- Каков „козырь” новой власти Республики Молдова в процесс урегулирования приднестровского конфликта и куда, на ваш взгляд, зайдет этот процесс к концу 2010 года, например?

- Козырь, если можно его так назвать, - на виду, это позитивные меры и разграничение проектов по развитию от процесса политических переговоров. Все же возобновление переговоров – это абсолютная необходимость, потому что время – это сам по себе ресурс и ресурс для процесса определения политического решения. Надо начинать работу над этим вопросом, вести реальные переговоры по концепции и элементам будущего статуса региона в составе Республики Молдова. Конечно, возврат политического класса Республики Молдова к предвыборной стадии, обусловленный отказом Партии коммунистов голосовать за президента страны, определяет выжидательную позицию участников процесса. Если реально, то к концу 2010 года мы сможем обеспечить твердую подготовку для возобновления реальных переговоров, однако сделаем все, чтобы продвинуться по этому пути еще дальше.

- Две половинки, две части в целом объединяются, когда есть взаимное желание. Почему вы думаете, что простой житель левобережья Днестра, в голове которого насаждался до сих пор "образ врага" с правого берега, может захотеть такой реинтеграции?

- Никакая пропаганда, какой бы изощренной она ни была, не способна убедить брата с левого берега, что его брат на правом берегу – его главный враг. Или убедить мать, что ее дочь ей чужая. А у нас множество таких семей на обоих берегах. Мы не должны игнорировать результат продолжительного и методичного "промывания мозгов", однако кровь в воду не превращается. Проблема заключается в глубоких социальных и ценностных мотивациях, в уровне привлекательности системы и качества жизни на правобережье Днестра для населения с левого берега. Но прошло то время, когда для людей было бессмысленно сравнивать два авторитарных режима – в Тирасполе и в Кишинэу. Новая власть в Кишинэу имеет громадные шансы на то, чтобы сделать из Республики Молдова демократическую страну, с динамичным экономическим развитием, с высокими социальными гарантиями, с реальными шансами стать членами европейского сообщества, свободно ездить и работать в странах Европейского союза... Для простых людей обязательно появится смысл реинтеграции, что устранит любые стратегии и инвестиции для искусственного сохранения нынешнего сепаратистского режима.

Обсудить