Языки моей страны

Посягательство на любой из этих языков, на их национальный и социальный статус равносильно посягательству на честь и достоинство каждого их носителя, на право на существование этих сообществ, на существование самого Молдавского Государства вообще


Мы и наши права

Начну с констатации того факта, что в Республике Молдова, как и в Швейцарской Конфедерации, функционируют 4 (четыре) официальных языка. Не надо возмущаться в этой связи и называть автора «примитивным» молдовенистом. Насчёт «примитивности» готов в любое время и в любом месте, без лишних усилий доказать, что новоиспечённые, так называемые «румыны», элементарно безграмотны. Любое количество орущих не может опровергнуть очевидных реалий.

В Республике Молдова, по данным переписи 2004 года, проживают около 4.000.000 граждан. Из них 2.564.849 (75,8% всего населения, без Приднестровья) – молдаване. 2.030.000 граждан Республики Молдова (без Приднестровья) считают своим языком лимба молдовеняскэ (молдавский язык). К ним следует добавить ещё около 300.000 молдаван, проживающих на Украине.

В августе 1989 года, по воле общества и по требованию академических институтов, творческих союзов, всего интеллектуального сообщества, под лозунгами «Унире, молдовень!», «Лимба молдовеняскэ – лимбэ де стат!», Конституция МССР была дополнена статьёй 70(1), устанавливающей государственный статус молдавского языка.

Новый Высший закон 1994 года, учитывая убеждения, волю и право этноса, давшего название Молдавскому Государству, подтвердил положение о государственном статусе молдавского языка.

В соответствии со статьёй 2(1) Конституции, «Республика Молдова – демократическое правовое государство, в котором достоинство человека, его права и свободы... являются высшими ценностями и гарантируются»; статья 10(2) Конституции устанавливает: «Государство признаёт и гарантирует право всех граждан на сохранение, развитие и выражение этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности».

Так вот, все эти, и многие другие основные права и свободы молдаван, молдавского народа на протяжении последних 20 лет вызывающе грубо нарушаются всеми официальными структурами, в том числе Парламентом, Президентурой и Правительством, не говоря уже о Румынском посольстве.

Недавно один высокий представитель другой страны сказал по поводу некоторых моих выступлений: дескать, неплохо, но желательно бы побольше аргументов.

Чтобы убедиться в том, что молдаване лишены всяких прав, достаточно зайти в любую школу, не говоря о таких центрах фронтальной румынизации, как Бельцкая Высшая школа всеобщего румынизма, действующая под прикрытием университета. Или, например, так называемая, Национальная библиотека, которая, как и все остальные ВУЗы, дискредитирует молдаван и молдавские ценности за деньги тех самых молдаван.

Беспардонное попрание органического Закона о концепции национальной политики – это публичное унижение молдавской нации, всего многонационального молдавского общества. Пренебрежительное отношение к этому, исключительно важному, законодательному акту со стороны Парламента, Правительства и даже со стороны высокого инициатора этого Закона и его окружения, обернулось для них бумерангом и завершилось попыткой государственного переворота 7 апреля 2009 г.

В этом органическом Законе, впервые в истории Молдавии, определён полиэтнический состав нашего общества, названы его компоненты, установлено положение о государствообразующей нации, отмечается на законодательном уровне общность происхождения и литературной формы восточнороманских языков, пути и способы реального изучения молдавского языка, развития гармоничного русско-молдавского двуязычия. Все эти положения высокомерно и пренебрежительно выброшены в мусорную корзину. И это при том, что этот органический Закон никем не отменён.

Доколе?!


Наряду с государствообразующей нацией – молдаванами, составляющей 75,8% населения, чьи конституционные права на развитие и свободное выражение этнической, культурной и языковой идентичности открыто и нагло нарушаются, в Молдавии всегда жили и ныне живут русины, украинцы – 282.406 граждан (8,4% всего населения), русские – 201.218 (5,9%), гагаузы – 147.500 (4,4%), болгары – 65.662 (1,9%) и другие народы.

В общей сложности, в Молдавии (без Приднестровья) ныне проживают около 900.000 славян. Если к ним прибавим ещё 147.500 гагаузов, для которых русский – один из официальных языков, то выяснится, что в Республике Молдова живут свыше 1.000.000 русскоязычных, многие из которых - граждане Российской Федерации.

Уже этим полностью объясняется правомерный, естественный интерес России в этом регионе. Тем более, что абсолютное большинство населения республики – это православные люди, находящиеся под каноническим покровительством Русского (Московского) Патриархата.

Всему этому национальному многообразию в Молдавии уже два десятилетия административно – как на захваченной территории! – навязывается язык, история, культура, нравы 2.2% меньшинства, называющего себя румынами.

Всё это, исторически состоявшееся и утвердившееся богатство 3.000.000 граждан, отдано на откуп 73.000 так называемых «румын». В начале XXI столетия, в центре Европы, какой-то хвост, даже не хвост, а хвостик задрипаный, пытается помыкать всем караваном.

И никто не возмущается! Наоборот, хвостик пытается свалить слона! Как 7 апреля 2009 года. Мы – а нас миллионы! – терпим и молчим. Доколе?!

Никогда, на протяжении 700 лет нашей истории разноязычных жителей Молдавии не беспокоило устоявшееся здесь языковое положение, потому что каждый уважительно относился к языку другого. А необходимость познания молдавского языка – языка большинства - была естественной.

Даже губернатор края С.Урусов убедился в необходимости познания молдавского языка хотя бы в какой-то мере. У нас же сегодня даже законодатели и члены правительства не знают язык народа, которым руководят!

Почему дошли до жизни такой?

Сразу же после принятия Конституции 29.07.1994 года, оппозиция и всегда кокетничавший с ней председатель Парламента Пётр Лучинский не позволили утвердить Высший Закон Молдовы на референдуме.

Пётр Кириллович Лучинский, считающий себя тонким знатоком и ценителем румынского языка, пошёл даже на фальсификацию уже принятого Постановления Парламента об обращении в Академию Наук.

Потом топорную попытку изменить статью 13 о государственном статусе молдавского языка предпринял ещё один горячий новоиспечённый румынист - президент Мирча Снегур. Почти целый год шла смехотворная кампания прорумынской партии Юрия Рошки по сбору подписей за отмену нескольких «языковых» статей Конституции.

Обществу, с подачи и при финансовой помощи из ближнего зарубежья, вдалбливалась и вдалбливается мысль, что это лишний закон искусственного государства. Школам, ВУЗам административно навязали румынский язык, историю румын, румынское право…

Развернулась всеобщая кампания по денационализации молдаван, по дегражданизации молдавского общества. Создалась драматическая ситуация, гибельная для молдаван: часть общества замкнулась на решении только своих, в том числе языковых, проблем. Другая часть становится жертвой продавшихся румынам политиков и интеллектуалов.

Большинство молдавского населения осталось без защиты, без моральной и информационной поддержки: нет ни одной молдавской, по сути, газеты, ни одного журнала, теле- или радиоканала для почти 3.000.000 налогоплательщиков-молдаван.


Руководители национально-культурных обществ заняты лишь своими проблемами. Они откровенно говорят молдаванам: ребята, это ваши проблемы.

Как будто они не граждане этого государства! В 1994 году, когда, в принципе, мы решили судьбу конституционной статьи 110 (о Гагауз-Ери), молдаване обратились к депутату с юга с просьбой активнее поддержать государственный статус молдавского языка.

Тот откровенно заявил: мы решили свою гагаузскую проблему, а ваши проблемы решайте сами.

Несколько лет спустя, журналист-депутат обратился к руководителю мажоритарной фракции: дескать, нечего нам, русскоязычным, выступать в защиту молдавского языка. Пусть этим занимаются сами молдаване!

Ушам не верилось: ведь это заявлял публично гражданин Республики Молдова, депутат Парламента Республики Молдова. Законодатель публично призвал не соблюдать Высший Закон!

Рискну напомнить несколько банальностей: в такой традиционно-многонациональной республике, как Молдова, невозможно решить вопросы одного языка, пренебрегая другими.

Вспомним: наступление на молдаван и русских, на молдавский и русский языки началось одновременно, в 1990 году.: «чемодан, вокзал и т.д.»

Но, благодаря общим усилиям молдавского, по сути, Парламента 1994-1998 гг., нам удалось отменить антирусские инквизиторские акции (в том числе языковую аттестацию, о которой сейчас многие забыли).

Русофобское наступление удалось усмирить. Тогда румынизаторы сконцентрировали свои усилия против всего молдавского. Сегодня, полагая, что с молдаванами и молдавским языком уже покончено, румынская «пятая колона» вновь взялась и за русский язык.

Несомненно, молдавское общество может действенно и решительно защищать право других наций на свой язык. Но очень сложно это сделать, когда другие, совместно проживающие граждане и их организации, откровенно безразличны к судьбе языка большинства местного населения.

А ведь вполне очевидно, что совместные заинтересованные действия молдавской и русскоязычной общностей могут решать все вопросы, в том числе языковые, в том числе и объединения Молдовы и даже сохранения русского контингента, как гаранта сохранения Молдавского Государства.

Молдаване, мажоритарная часть народа Молдовы, были обмануты частью местной интеллигенции, антимолдавские услуги которой, щедро и открыто оплачиваются ближним зарубежьем.

Верная молдавскому народу и Молдавскому Государству, патриотическая научная и творческая интеллигенция осталась без средств к существованию, как таковая. Непризнанная руководителями страны, блокируемая всеми местными средствами информации, отстранённая от кафедр и научных институтов, подлинная молдавская интеллигенция не может эффективно и последовательно достучаться до народа, его породившего. Подлинно молдавская интеллигенция, её усилия по утверждению правды о Молдавском Государстве, о молдавском языке, о молдавской истории никем не поддерживаются.

Мы знаем имена наших соотечественников, в том числе проживающих в Российской Федерации, которые своим трудом, упорством, интеллектуальной мощью и недюжинными способностями добились достойных состояний. Они заявляют, что они подлинные государственники, что у них болит душа за судьбу Молдовы.

Но когда речь идёт о конкретной поддержке земляков в Молдове, то ссылаются на мешающие им неведомые силы, показывают пальцем «наверх». Неудобно становится за этих мужественных людей. Странные какие-то эти «неведомые силы», которые поддерживают всех, кроме молдавских организаций.

Даже прорумынская партия Юрия Рошки имеет свой Союз деловых людей... А Владимир Филат – нынешний прорумынский премьер – так то вообще один. В своём собственном лице представляет целый бизнес-союз.

Языки моей страны

Мировое научное сообщество давно установило, что «язык в огромном большинстве случаев является самым важным, ранее всего называемым признаком и определителем этноса». (А.Арутюнов).

Другими словами, носители болгарского языка называют себя болгарами, носители русского языка – русскими, носители молдавского языка – молдаванами, носители гагаузского языка – гагаузами и т.д.

В соответствии с Законами и по Конституции, язык большинства населения, язык молдаван – это государственный язык Молдовы, а русский язык имеет официальный статус языка межнационального общения.

В основном Законе Приднестровской Молдавской Республики официальными языками на территории Приднестровья названы молдавский, русский и украинский.

Закон об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери) устанавливает, что «официальными языками Гагаузии являются молдавский, гагаузский и русский языки».

Таким образом, на территории Республики Молдова функционируют 4 (четыре) официальных языка. Разумеется, все эти исключительной знaчимости положения предстоит ещё дополнить конкретными реальными делами. Но они есть, они существуют, и никто не сможет их отменить

Посягательство на любой из этих языков, на их национальный и социальный статус равносильно посягательству на честь и достоинство каждого их носителя, на право на существование этих сообществ, на существование самого Молдавского Государства вообще.

Полиакадемик М.Чимпой признавал, что «сохранением в Конституции понятия молдавский язык преследуется отказ от румынской государственности республики». (LA, 1994). И, наоборот, навязыванием румынского языка преследуется превращение Молдавии в румынскую провинцию.

Бывший румынский посол в Молдавии В.Бырсан прямо заявил: «Если бы не существовало молдавского языка, не было бы и молдавской нации, и не было бы необходимости в существовании Молдавского Государства, а территории, захваченные в 1940г., надо отдать Румынии». (Mesagerul, 1995).

Вот так, просто, чётко и официально: топорная румынская возня против языка молдаван – это всё лишь прикрытие для территориальных притязаний.

Язык, как фундаментальный признак и определитель этноса, как «важный атрибут суверенитета государства», обладает неимоверной духовной энергией, огромной объединительной силой. Другой полиакадемик, Гр.Виеру, сравнивал магическую силу молдавского языка с былой мощью российской 14-ой армии.

Опасные игры

Любая попытка посягать на самую суть языка, на его социальную и национально-государственную знaчимость, сопряжена с резкой дестабилизацией обстановки.

Печально и постыдно, что нынешние руководители Молдавского Государства, якобы либералы и будто бы демократы, до сих пор не усвоили эту общеизвестную истину.

Лишь несколько примеров… В 1993 году Парламент Республики Молдова был вынужден самораспуститься потому, что попытался идти против воли и права народа на название своего родного молдавского языка…

Легионерские попытки навязать приднестровцам румынский язык и румынский стяг закончились позорным братоубийственным конфликтом и расколом страны и общества.

В большинстве стран мира язык большинства, язык государствообразующей нации является официальным языком. Во всех странах мира автохтонный политический класс, научно-культурное сообщество строго следят за соблюдением языкового равноправия – как непременного условия мирного общежития, стабильности социально-экономического развития.

Сопоставим: какой был уровень жизни, какой была Молдавия в 60-80-е годы прошлого столетия, и какой она стала после того, как многонациональному молдавскому обществу навязали чуждые ему румынский язык, историю румын, румынские политические нравы…

Резкое обострение политической обстановки по языковым причинам произошло в Грузии в 1977 г., в прибалтийских республиках в 80-е годы…

В конце 70-х годов прошлого века правительство Бельгии вынуждено было подать в отставку из-за нарушения языкового равноправия в небольшом селе Фурон во франко-фламандской смешанной языковой зоне…

А у нас в Молдове сегодня председатель парламента затеял пересмотр Конституции Республики Молдова.! Прости его, Господи, ибо сей деятель не ведает, что творит. Как говорится, каждый имеет право быть дураком, но неприлично этим злоупотреблять.

Уже сама по себе эта безграмотная, политически самоубийственная заявка грозит распадом республики. Подумал ли инициатор этой опасной затеи, как отнесутся к его кульбитам в Приднестровье, в Гагаузии? А ведь это два крыла – гаранта существования целостной Молдовы!

«Владыки - и те исчезали…»

Учитывая географическое положение Республики Молдова, преследуя захватнические цели, западный наш сосед уже третье десятилетие ведёт тотальную кампанию против молдавского языка, молдавской нации, Молдавского Государства.

Эта кампания основана на причудливой смеси вызывающего лицемерия, топорной лжи и нахрапистой безграмотности… Например, бывший студент Ясского университета, по совместительству сигаретный коммерсант, оказавшийся сегодня во главе исполнительной власти в Молдове, как истинный «влад», заявил, что, как в США язык якобы, всегда был английский, так и в Молдавии язык всегда якобы был румынский.

Если бы этот самый «влад» больше внимания уделял учёбе, а не подпольной торговле сигаретами, он узнал бы, что, когда ирландцы начали истреблять индейцев в Северной Америке в XVI в., в Молдавии уже были переведены на молдавский язык первые религиозные тексты, а в XVII в. уже были написаны первая история на молдавском языке и первое исследование о молдавском языке.

К 1776 г., когда было образовано государство США, молдавский язык, молдавская история и молдавская этнология были известны в Европе благодаря трудам М.Костина, Н.Милеску Спафария, Д.Кантемира. Любимый нашему «владу» румынский язык, как утверждают румынские историки и молдавские языковеды, начал распространяться лишь со второй половины XIX в. Если румынские «влады» об этом до сих пор не ведают, это вовсе не значит, что эти реальности не существовали и не существуют.

Испанский филолог Амадо Алонсо отмечал, что «проблема языка – это ещё и проблема страстей вокруг языка».

Защита языка народа всегда яростная, беспощадная. Никто никогда не прощает унижения языка предков, потому, что он – родной, материнский – materna.
Владыки и те исчезали
Мгновенно и наверняка,
Когда невзначай посягали
На самую суть языка.
Ярослав Смеляков.

Так что, если уж даже владыки исчезали, то премьеры и подавно…

В.Стати, доктор исторических наук.


P.S. Для справки: в румынском языке слово «влад» – это нарицательное существительное и прилагательное.
См. DU (1929). p.700; CADE (1931). p. 1439; DLR (1957), IV. P. 689.

Обсудить