Первые трещины в фундаменте молдавской государственности

Складывается впечатление, что новые либеральные власти медленно, но уверенно лишают Молдову всех атрибутов государственности: границы, институтов власти, истории, гражданства и самих граждан.


27-28 января 2010 года Молдову по приглашению врио президента, спикера парламента, лидера Либеральной партии Михая Гимпу с двухдневным визитом посетил президент Румынии Траян Бэсеску.

К визиту Траяна Бэсеску новые либеральные власти Молдовы, известные своими открытыми симпатиями к нему и к возглавляемой им стране, тщательно готовились, начиная ещё с сентября 2009 года.

Ими был отменен визовый режим посещения Молдовы для румынских граждан, была снята колючая проволока на границе по Пруту, был отменен закон, который препятствовал лицам, имеющим румынское гражданство, занимать высшие должности в государственных структурах Молдовы.

Правящий Альянс «За европейскую интеграцию», без выдвижения каких-либо особых условий со своей стороны, подписал с Румынией Договор о малом приграничном трафике, даже не намекнув при этом Бухаресту на необходимость подписания Договора о границе и Базового политического договора с Молдовой. Хотя, как известно, ранее лидеры входящих в Альянс партий обещали это обязательно и непременно сделать.

Информационное пространство Молдовы накануне визита Бэсеску было любезно открыто для прихода двух мощных румынских медийных холдингов: «Реалитатя ТВ», открывающего в Молдове новый канал «Публика ТВ», и «Журнал ТВ».

Все это, явно не по случайному стечению обстоятельств, странным образом совпало с закрытием русскоязычных электронных СМИ – радиостанций «Серебряный Дождь» и «Антенна C» (последней запретили ретранслировать на Молдову передачи «Голоса России»), телеканала «ТВ Бельцы», а также с мощным прессингом на практически все русскоязычные печатные издания.

Создалось впечатление, что либералы не просто целенаправленно расширяют масштабы румынского информационного и культурного присутствия в Молдове, что само по себе было бы понятно и даже оправдано, а намеренно, параллельно с этим, активно сужают русское, давая, тем самым, лишние аргументы для критики АЕИ со стороны оппозиционной ПКРМ и вполне сознательно обостряя отношения с Россией.

На официальном Интернет-сайте Правительства РМ аббревиатура «MD», означающая, что официальный язык нашей страны – «молдавский», была неожиданно заменена на «RО», то есть «румынский», чем была нарушена статья 13 Конституции Республики Молдова, которую спикер - и.о. президента Михай Гимпу к тому же обещал вообще вскоре изменить в соответствии со своими собственными вкусами и интересами. Таким образом, статус-кво в этом чрезвычайно деликатном вопросе либералами был грубо и преднамеренно нарушен.

Накануне визита, премьер-министр Влад Филат устроил не шуточную конкуренцию Михаю Гимпу в про-румынских симпатиях. На определенном этапе этой гонке, мы уже подумали, что у Михая Гимпу, который не скрывает своих унионистких взглядов, и вовсе нет ни малейших шансов соперничать в этом с В.Филатом .

Если Михай Гимпу издал декрет об отмене виз с Румынией, то Владимир Филат снял колючую проволоку на границе с соседней страной. Если Гимпу открыто заявил что он - «унионист», то Филат, будучи с визитом в Бухаресте, утверждал, что находится не в гостях, а в родном румынском «доме».

Дошло до откровенного политического абсурда: Михай Гимпу, спикер молдавского парламента и исполняющий обязанности президента, обязанный по Конституции быть высшим гарантом суверенитета, независимости и территориальной целостности своей страны, устроил официальное празднование 1 декабря 2009 года - «Дня создания Великой Румынии».

При этом Михай Гимпу открыто игнорировал тот общеизвестный факт, что это, не только и не столько праздник другого государства, так как «День Республики Молдова» отмечается 27 августа, но, прежде всего, день ликвидации молдавской государственности.

В этой связи возникает вопрос: зачем тогда 27 августа 1991 года на Великом Национальном Собрании многие тысячи граждан Молдовы поддержали Декларацию о независимости своей страны?

Только для того, чтобы молдавские элиты отмечали праздничные даты других государств, а 27 августа было представлено всего лишь неким «недоразумением»?

Кстати, ни для кого уже не секрет, что для некоторых представителей молдавских элит, не только 27 августа является тяготящим их «недоразумением», но и сам факт существования независимого и суверенного Молдавского государства.

Конечно, сугубо формально, любой гражданин Молдовы может праздновать 1 декабря. Если этот гражданин представляет только самого себя, то в этом нет греха.

Но если этот гражданин является врио президента Молдовы, да еще и спикером её парламента, то есть представляет в своём лице высшую государственную власть страны, то всё это смотрится, мягко говоря, не только не совсем прилично, но и абсолютно противоестественно.

Надо учитывать также тот факт, что на уровне политической символики по молдавской государственности был нанесен мощнейший удар ещё ранее, 7 апреля 2009 года, когда был сожжён оригинал Декларации о независимости Республики Молдова, были разгромлены и разграблены высшие государственные институты власти – Парламент и Президентура, над которыми был водружен флаг соседнего государства, что, по мысли организаторов этих провокационных действий, должно было означать только одно: больше нет такой страны, как независимая и суверенная Республика Молдова.

Складывается впечатление, что новые либеральные власти медленно, но уверенно лишают Молдову всех атрибутов государственности: границы, институтов власти, истории, гражданства и самих граждан.

В США, например, Декларацию о независимости считают документом первостепенной государственной важности и потому охраняют и берегут как зеницу ока.

А вот в Молдове, напротив, некие вандалы, «пожелавшие остаться неизвестными» (хотя имена их, на самом деле, прекрасно известны и СИБ, и МВД, и Прокуратуре), уж как-то слишком легко достали её из двух сейфов (!!!), где она хранилась под тремя замками и за десятью печатями, а потом безнаказанно сожгли, словно клочок никому ненужной бумаги, судя по всему, при полном попустительстве со стороны как национальных властей, так и национальных элит.

Рассмотрим сам визит Бэсеску, который выглядел, по общему мнению, как некая «спецоперация» Бухареста с очень многими семиотическими компонентами.

Румынский президент Траян Бэсеску походя «зацепил» за один раз слишком много символов, имеющих сильную эмоциональную окраску для молдаван: возложил цветы к памятнику молдавского господаря Штефана чел Маре и на могилы поэта Григория Виеру и певцов и музыкантов Иона и Алдя Теодорович, помянул память румынских солдат, павших на молдавской земле в июле-августе 1941 года.

Экзальтированное поведение некоторых слишком рьяных сторонников либералов, оглушительно приветствовавших Траяна Бэсеску у памятника Штефану чел Маре в Кишинёве, создавало странное впечатление, что в Молдову явился чуть ли не сам новоявленный «Мессия».

Репортажи об этом в румынских СМИ, безусловно, укрепят позиции президента Бэсеску в самой Румынии.

Награждение президентом Бэсеску своего молдавского коллеги Михая Гимпу орденом «Звезда Румынии» выглядело вообще как некое «помазание на царство», дав сигнал унионисткому электорату, как точно выразился политический эксперт Игорь Боцан, о том, кто сегодня является фаворитом Румынии в Молдове. Стало ясно, что, по крайней мере, на время, главного молдавского фронтиста Юрия Рошку румыны «списали в архив».

Накануне самого визита Траяна Бэсеску в Кишинёв, ещё 25-26 января 2010 года, через Интернет была распространена некая «Декларация 35 общественных румынских организаций и синдикатов из-за рубежа», которые обратились к президенту Румынии Траяну Бэсеску и и.о. президента Молдовы Михаю Гимпу с призывом о «национальном объединении румынского народа».

Одновременно с этим, министр иностранных дел Румынии Теодор Баконски безапелляционно, причём на официальном уровне, заявил, что «нет такого языка, как молдавский», а уж тем более «нет такой нации, как молдавская».
К удивлению многих граждан, МИД Республики Молдова по этому поводу скромно промолчал, Правительство и Президентура сделали вид, что ничего не произошло.

Нетрудно заметить, однако, что в поведении официального Бухареста по отношению к Молдове присутствует явная логическая ошибка: если «нет такого народа, как молдаване», как утверждают румынские политики, то зачем же тогда постоянно повторять этот постулат, да ещё на столь высоком уровне? Или же, может быть, сами румынские политики в этом далеко не уверены, и потому сами себя убеждают, что это, действительно, именно так?

Впрочем, логика логикой, а вот политическая сторона этого вопроса представляется куда более интересной. Ведь если «нет такой нации, как молдавская», то из этого с неизбежностью вытекает, что нет и суверенного и независимого Молдавского государства, как политической формы организации молдавской нации.

Траян Бэсеску и прежде утверждал, что для Молдовы европейская интеграция и объединение с Румынией - суть синонимы, а во время визита в Кишинёв и вовсе заявил, что Румыния никогда не подпишет с Молдовой Договор о границах. Другими словами, Молдову он признаёт, а вот её границу - не очень.

Отреагировал на это заявление только ….Госдеп США, в лице секретаря Хилари Клинтон, заявившей, что у Молдовы две проблемы: граница с Румынией и российское военное присутствие.

Как и следовало ожидать, молдавские либеральные СМИ буквально захлебнулись ядовитыми комментариями о «политической неподготовленности» бедной Хилари Клинтон. Американцы, если послушать национал-либералов, просто непроходимые тупицы и дураки: ратуют за федерализм, но не понимают, что это плохо, выступают за независимость Молдовы, но не понимают, что это «проект России», которой нужен свой плацдарм на Балканах.

Некоторые либеральные аналитики считают, что в Молдове можно и нужно строить «молдавскую политическую нацию». Но как тогда быть с тем, что официальный Бухарест считает Молдову «вторым румынским государством», то есть, в принципе, страной без собственной политической идентичности? Ведь в этом случае политоним «молдаванин» теряет всякий смысл.

В самой же Румынии местная элита недовольна названием нашей страны и требует изменения его с Молдовы, например, на «Бессарабию», боясь как бы территориальных претензий с нашей стороны! Но тогда подпишите договор о границе, и проблема решена. Вот здесь и появляются проблемы.

В разное время власти Румынии прибегали к различной аргументации в пользу своего отказа подписать с Молдовой Договор о границе.

Вначале они заявляли, что в этом вообще нет никакого смысла, так как Румыния, дескать, первой признала независимость Молдовы. Да, это действительно так. Но, по мнению бывшего президентского советника Серджиу Мокану, политика с чётко обозначенными унионисткими взглядами, Бухарест, в реальности, никогда не признал независимости суверенного государства Молдова.

Мокану утверждает, что в 1991 году Румыния признала только независимость Молдовы от СССР, и не более того. Отсюда и берёт своё начало проблема с заключением Договора о границе, которую Румынии просто незачем признавать, так как Молдова - это «её собственная территория Бессарабия», «оторванная» от неё пактом Молотова-Риббентропа.

Аргументация, конечно, интересная, но только для тех, кому неизвестны исторические факты, говорящие о том, что границы современной Румынии были узаконены Парижской конференцией 1947 года. И при чем же здесь тогда пресловутый пакт Молотова-Риббентропа, который фактически был аннулирован ещё 22 июня 1941 года?

Теперь же власти Румынии вдруг заговорили о том, что Договор о границе есть некий анахронизм, потому что в ЕС якобы вообще от такой «устаревшей» практики полностью отказались. Но так ли это?

Конечно, в самой «старой Европе», вполне возможно, договор о границе и стал уже анахронизмом, так как там нет сегодня территориальных споров и разногласий. Все эти противоречия были благополучно решены в рамках ЕС и Совета Европы.

А вот на постсоветском пространстве, на территории бывших государств СССР, эти противоречия, к сожалению, есть, и противоречия весьма и весьма серьезные. Поэтому Эстония в 2005 году (18 мая), Латвия в 2007 году (27 марта), уже будучи членами ЕС, подписали, не боясь обвинений в «анахронизме», с Россией договора о границе, дабы избежать территориальных споров. Чуть позже, правда, договор с Эстонией не был ратифицирован Россией из-за внесённых в него эстонской стороной поправок о «российской оккупации».

С Украиной ситуация выглядит вроде бы лучше: Договор о границе с ней был подписан ещё президентом Петром Лучинским 18 августа 1999 года, ратифицирован молдавским парламентом в 2001 году. Но демаркация границы пока ещё не завершена и в этом вопросе существуют определенные проблемы.

Надо честно признать, что позиция самих молдавских властей тоже в немалой степени ситуативная. Во времена правления ПКРМ Кишинёв практиковал жесткое противостояние с Бухарестом: дескать, если не подпишете Договор о границе, то и мы не подпишем Договор о малом приграничном трафике.

Сегодня правительство АЕИ проявляет на румынском направлении незаурядную гибкость. Министр иностранных дел Юрий Лянкэ заявил на днях, что ничего подписывать вообще не надо, так как граница была демаркирована еще во времена СССР. Странное, надо сказать, утверждение со стороны главы молдавского МИД-а.

Граница, действительно, была демаркирована еще во времена СССР, но почему же тогда у Румынии возникли вдруг недавно территориальные претензии к соседней Украине, вследствие чего последняя проиграла в международном суде право на остров Змеиный и прилегающий шельф, богатый в углеводородами?

Более того, сегодня такого субъекта, как СССР, уже не существует, а потому, соответственно, многие из договоренностей, заключённых СССР с другими государствами, в том числе и с Румынией, утратили юридическую и политическую силу.


Анатолий Цэрану, например, считает, что неподписание Договора о границе является частью некого плана Румынии по «втягиванию» Молдовы в ЕС.

Но как это согласуется с тем, что официальные представители ЕС заявляют о том, что минимум 15 лет новых членов принимать вообще не будут? Как это можно увязать с тем, что Брюссель четко указал Молдове на её место в проекте «Восточное партнерство» вместе с Азербайджаном и отнюдь не стремящейся в ЕС Беларусью?

К тому же, будто назло молдавским и румынским либералам, ЕС из года в год укрепляет контроль на границах, в том числе военный и таможенный, затрачивая на это миллиардные суммы.

Кстати, Договор о границе не подписан, а вот оплата 500 евро для молдавских граждан при пересечении румынской границе все же оставлена, хотя Бэсеску и обещал, что данное решение отменит.

По сути, Молдова может стать частью пространства ЕС подписав Договор об ассоциации, что даст её гражданам безвизовый режим и режим свободной торговли уже в 2012 году. Но тогда причём здесь столь упорное нежелание Румынии подписать с ней Договор о границе?

Ответ лежит, как говорится, на поверхности: все правые политики в Молдове уже открыто заявляют, что с Румынией мы «встретимся в едином политическом, культурном и экономическом пространстве ЕС». Таким образом, неподписание Договора о границе есть один из механизмов интеграции Молдовы, но не с ЕС, а … с Румынией!

Позиция румынских официальных лиц в этом вопросе остаётся неизменной уже длительное время и потому вполне предсказуема. Но вот реакция, а вернее полное отсутствие таковой, со стороны официального Кишинева на позицию Бухареста по вопросу о Договоре о границе и Базовом политическом договоре вызывает, мягко говоря, полное недоумение.

Справедливости ради, следует отметить, что в канун визита Бэсеску из всего правящего Альянса только одна Демпартия сделала довольно робкое заявление о необходимости подписания Базового политического договора и Договора о границе, что позволит обеим странам развивать «прагматичные отношения». АНМ, в лице С.Урекяна, лишь 1 февраля, то есть, переждав на всякий случай несколько дней, заявила что решение проблемы будет найдено.

А вот лидер оппозиционной ПКРМ Владимир Воронин демонстративно уехал в Москву, на праздновании годовщины интронизации патриарха Кирилла, оставив за себя «на передовой» вездесущего Марка Ткачука.

В то же время, нельзя не отметить, что все левые и левоцентристские партии в Молдове - ПКРМ, СДП, ДПМ и даже АНМ, а это около 70% электората и 68 депутатов в парламенте, судя по прежним заявлениям их лидеров и активистов, выступают за подписание Договора о границе. То есть абсолютное большинство граждан страны и её политического класса являются сторонниками того, чтобы Молдову и Румынию разделяла международно признанная и договорно закрепленная государственная граница.

Молдове – молодой стране, только недавно ставшей независимой, как воздух нужны не эмоциональные, а значит непредсказуемые, а твёрдые, юридически защищённые от случайностей, отношения с соседями. Нужны, во избежание противоречий и конфликтов.

По большому счету, суть данной проблемы не столько в демаркации, а в признании границ Молдовы и суверенитета страны в пределах этих границ. Договор о границе дает возможность сохранить территориальную целостность страны. Это можно сделать и в рамках заключения Базового политического Договора без излишней политизации данной проблемы.

Объясняя мотивацию своего нежелания подписать с Молдовой договор о границе, румынский президент Траян Бэсеску сказал, что, по его мнению, такой договор «узаконит продукт пакта Молотова-Риббентропа».

Но, оперируя такими «аргументами», Бэсеску, сам того, возможно, не понимая, фактически пытается пересмотреть итоги Второй Мировой Войны. А ведь это означает de-jure непризнание им Парижского мира, Парижского Договора 1947 года, Хельсинкского Заключительного акта о безопасности в Европе 1975 г., решений Ялтинской и Потсдамских конференций. Надо ли говорить, какими серьезными проблемами это чревато для Румынии, как минимум, со стороны Украины, России, Венгрии, Болгарии?

Учитывая все эти исключительно важные моменты, не подлежит сомнению, что отношения между Молдовой и Румынией должны стать прагматичными, должны быть переведены из сферы эмоций в строго юридическую плоскость.

Подписание Договора о границе с Молдовой необходимо и самой Румынии, у которой и так хватает проблем с Украиной, Венгрией, Болгарией, Сербией, Россией.

По крайней мере, не только в Румынии есть партия «Великая Румыния», желающая пересмотра границ, но и в Молдове, есть политики и отдельные интеллектуалы, мечтающие о «Великой Молдове». И такие политики имеются почти во всех перечисленных выше странах.

Вполне очевидно, что политический аспект визита Траяна Бэсеску был связан с интересами опекаемой Бухарестом Либеральной партии Молдовы, на которую он вполне открыто сделал основную ставку.

Юрий Рошка и его ХДНП при этом оказались почти на задворках этой большой политической игры, а ЛДПМ Владимира Филата в неё, судя по всему, пока даже и не вступила.

Румыния открыто взяла на себя роль «протектора» Молдовы, её адвоката в ЕС. Мнение молдавского общества на этот счёт никто не спрашивал. С одной стороны, то, что Румыния берется стать «адвокатом» Молдовы, вроде бы хорошо: это и готовое законодательство на румынском, и мощное лобби, и еще один голос в нашу пользу.

Но вот на роль «локомотива» для Молдовы, Румыния явно не тянет. Разве может одна из самых бедных стран ЕС - Румыния, которая сама вошла в ЕС, не соответствуя при этом копенгагенским критериям, сравниться с ФРГ или Финляндией, локомотивами Прибалтики? ВВП Румынии на душу населения составлял в 2008 году всего 47 % от среднего уровня по ЕС. Сегодня он еще меньше.

Бухарест усиленно пытается выдавить из региона Москву, расширить формат молдо-приднестровских переговоров до 6+2, включился активно в процесс «деконструкции» молдавской политической нации, ее переформатирования.

Путь выбран внешне мягкий: выдача паспортов, выделение денег на «историю румын», открытие своих медиа-холдингов, поддержка местных газет и ТВ, выделение около 4000 стипендий в год для учебы в Румынии молдавской молодежи, гранты для творческой интеллигенции.

Но день ото дня политика Бухареста по отношению к Молдове становится всё более жёсткой. Начинается «переплавка» национального сознания молдаван. Делается это жестко, миноритарной, зачастую не очень образованной, но всё более агрессивной частью общества.

Какие выводы можно сделать, внимательно рассмотрев итоги визита в Молдову президента соседней Румынии Траяна Бэсеску?

Бухарест активно продвигает свои интересы. Если не принимать во внимание некоторые аспекты политики Румынии по отношению к Молдове, то можно сказать, что Михай Гимпу совершенно прав, когда говорит о том, что Кишинёву нужно развивать отношения с Бухарестом, идти в этом процессе вперед.

Безусловно, с соседями нужно жить дружно, надо договариваться с ними, идти на компромиссы и соглашения там и тогда, когда без этого нельзя обойтись. Но соглашаться с соседями в чём-то вовсе не равнозначно понятию «прогибаться», потому что цена ошибки в межгосударственных отношениях может оказаться слишком большой.

Богдан Цырдя, эксперт

Обсудить