От Молдовы народов к - Молдове народа

Нам не нужна Молдова с конкурирующими друг с другом народов, а Молдова единого народа, хотя он и состоит из людей разных национальностей.


Интервью Анатолия Цэрану – разработчика устава и программы формирующегося нового общественного движения в нашей стране «Гражданский Союз» Молдовы агентству НИКА-пресс

Справка: Цэрану Анатолий Михайлович, 58 лет, историк, политолог, доктор истории. В прошлом директор Института истории АН РМ, посол РМ в Российской Федерации, советник президента РМ, депутат парламента РМ двух созывов. В настоящее время старший научный сотрудник института истории, государства и права АН РМ, политический комментатор и публицист.

- Уважаемый Анатолий Михайлович, для начала познакомьте нашего читателя с визитной карточкой новой общественной организации и с ее, так сказать, отцами- основателями.

- Начну, пожалуй, с того, что на момент интервью еще не существует окончательного решения о юридической форме, которую примет формирующаяся новая организация. В инициативной группе по образованию «Гражданского Союза» Молдовы продолжаются дебаты о целесообразности пойти или по пути образования общественного движения, или же следует добиваться поставленных целей посредством создания новой политической партии. На этом этапе вопрос обсуждается в районных инициативных группах, которые существуют, насколько мне известно, в большинстве территориально-административных единицах страны.

В том, что касается персоналий, то здесь существует решение инициативной группы не оглашать имен до момента созыва учредительного съезда. Это сделано не по причине излишней секретомании, а с целью оставить двери открытыми для как можно большего числа потенциальных сторонников, чтобы не создавать априорных преимуществ кому-либо в перспективе избрания руководящих органов формирования на учредительном съезде. Считается, что в таких условиях удастся наиболее полно реализовать основополагающий организационный принцип устава «Гражданского Союза», который будет предусматривать не единоличное, а действительно коллективное руководство формированием, обязательную ротацию руководящего состава всех уровней с целью максимально затруднить возможность коррупционного влияния и авторитарного стиля в руководстве. А самое главное - добиться осуществления принципа меритократии, когда человека ценят по уму, работоспособности и элементарной порядочности, а не по толщине кошелька и умению приспосабливаться к любой конъюнктуре.

Говоря о моей личной роли в этом проекте, то она достаточно определена. Я не являюсь формальным членом инициативной группы и был приглашен в качестве одного из разработчиков программных документов «Гражданского Союза». Мне прямо сказали, что интерес к моей скромной персоне был вызван моими публикациями на тему перспектив формирования гражданской нации в Молдове, а также имеющегося политического опыта в вопросах партстроительства. Мне это предложение, в отличие от нескольких других, примкнуть к определенным формированиям показалось интересным, и я его принял. Что касается настоящего интервью, то все высказанные в нем мысли принадлежат лично мне, и пока, по крайней мере, не отражают официальную позицию «Гражданского Союза».

- В Молдове уже зарегистрировано достаточное число политических партий, а общественных организаций вообще тьма. Чем же будет отличаться «Гражданский Союз» от своих собратьев по деятельности?

- Хороший вопрос. Вокруг него, собственно, и развернулись острые дебаты в инициативной группе. Главные аргументы заключаются в том, что «Гражданский Союз» Молдовы замышляется как формирование, состав которого будет включать представителей всех значимых этнических общин Молдовы, с возможностью организационного конституирования внутри формирования фракций, обладающих правом квалифицированного вето в вопросах политики национально-культурного строительства. А в руководящих органах, особенно на центральном уровне, предусматривается примерно пропорциональное этнической структуре молдавского общества представительство всех национальностей, и этот принцип также будет иметь вес уставной нормы. В частности, на уровне сопредседателей «Гражданского Союза» все основные национальности нашей страны будут иметь своих избранных на съезде представителей на основе обязательных уставных квот. По ротации каждый из сопредседателей формирования будет в течение одного года руководить деятельностью «Гражданского Союза» в качестве сопредседателя-координатора формирования. Таким образом, впервые в общественно-политической истории Молдовы фактическое руководство общенациональным формированием будет осуществляться лидерами, представляющими весь спектр национальностей нашей страны.

- Есть ли смысл так усложнять организационную структуру формирования? Не приведет ли это к потере оперативности при принятии решений?

- Все зависит от того, какие решения и в интересах кого они принимаются. Если задача состоит в том, чтобы обеспечить принятие решений в рамках «Гражданского Союза» в интересах узкой группы, например, как вы выразились, отцов-основателей формирования, то тогда ваши опасения, пожалуй, оправданы. Но все дело в том, что задача заключается в попытке создать нехарактерную для общественно-политической практики Молдовы организацию. В сущности, речь идет о необходимости воссоздать на уровне внутренней структуры отдельного общественно-политического формирования такую модель межличностных связей и механизмов принятия решений, которую мы бы хотели видеть на уровне всего общества. Это же просто смешно, когда страстные призывы к борьбе за демократию, межэтническую гармонию, социальную справедливость формулируют политики, устанавливающие авторитарный стиль правления в собственных политических партиях, сформированных преимущественно по мононациональному принципу, занимающиеся коммерцией мест в избирательных списках и способствующие баснословному обогащению своих чад после прихода к власти. «Гражданский Союз» пытается всего этого избежать.

- А почему было выбрано название «Гражданский Союз»?

- На протяжении уже многих лет в молдавском обществе и, в особенности, в прессе идет жаркая полемика по поводу проблемы национальной идентичности молдаван. И эта полемика носит отнюдь не академический характер, свидетельствуя о существовании глубокого разделительного рва внутри молдавского общества. В последнее время эта полемика дополнена рассуждениями вокруг вопроса о необходимости создания в Молдове политической партии национальных меньшинств. В оборот даже было пущено ее предполагаемое название – Ассамблея народов Молдовы. С нашей точки зрения практическая реализация подобного политического проекта приведет к фиксации еще одной реально существующей разделительной линии внутри молдавского общества. На этот раз даже более опасной, чем вышеупомянутой первой.

Вместо того чтобы консолидировать наше общество, создание партий по национальному признаку будут лишь еще более усугублять его разобщенность. Нам не нужна Молдова с конкурирующими друг с другом народов, а Молдова единого народа, хотя он и состоит из людей разных национальностей. Название «Гражданский Союз» наиболее адекватно отражает эту нашу политическую философию и главную цель организации. Мы хотим всячески способствовать образованию и консолидации в нашей стране молдавской гражданской нации, единственной способной дать смысл молдавской государственности и привести к ее укреплению.

- Если «Гражданский Союз» станет политической партией, то тогда какой доктрине она будет следовать?


- Надеюсь, я не очень вас удивлю, если замечу, что в странах с развитой демократией давненько уже не существуют доктринальных политических партий в их классическом обличие. Кстати, этот факт подтверждает и современная политическая наука. Мир сильно изменился с тех пор, как Маркс написал свой Коммунистический Манифест, а английские виги и тори окончательно опростоволосились, не сумев удержать за Британией звание владычицы всех морей. Как следствие, в старой Европе, которую мы так смешно порой пытаемся копировать, от былых доктринальных партий сегодня остались одни лишь названия.

Никогда не забуду, как был удивлен, когда в середине 90-х годов приехал в Брюссель, где впервые участвовал в работе Исполкома Социалистического Интернационала. Там я первый раз увидел лидеров-социалистов со всего света, которые всем своим внешним обликом и поведенческими повадками очень походили на добропорядочных буржуа, что, однако, совсем не мешало им дружно вскакивать при первых аккордах коммунистического Интернационала и умильно величать друг друга старым пролетарским обращением «товарищ». А когда в кулуарах заседания задал по-своему наивный вопрос бывшему премьеру Франции, социалисту Пьеру Моруа о различиях в экономических доктринах социал-демократии и либерализма, то ответ был обескураживающе простым. «Различие в нюансах, коллега»,- деловито заметил лидер Социнтерна и поспешил заняться более срочными делами.

Тогда я хорошо усвоил урок о том, что задача политической партии состоит не в слепом следовании в своей деятельности идеологическим постулатам. Доктрина не более чем крупномасштабная дорожная карта, на которой детали конкретного маршрута далеко не всегда просматриваются. Главные качества, которые отличают действительно крупных политических и по совместительству партийных лидеров, заключаются в умении правильно понять общественные приоритеты конкретного исторического периода и столь же правильно подобрать необходимый политический инструментарий для их практического воплощения.

Сегодня в экспертных кругах Республику Молдова часто характеризуют как несостоявшееся государство. И проблема не только в неурегулированности приднестровского конфликта. В Молдове отсутствует, или находится в дефицитном состоянии, та субстанция, которая делает страну жизнеспособным государством. Речь идет о столь необходимом для успешного развития любого государственного проекта внутреннем единстве общества. Отсутствует единый народ, вместо которого страну населяет разболтанный конгломерат различных этнических общин. Отсюда вывод о том, что решение задачи достижения внутреннего единства молдавского общества посредством формирования молдавской гражданской нации лежит отнюдь не в плоскости доктринальных споров. Многопартийная система нашей страны давно включает в себя доктринальные партии на любой вкус: и социал-демократов, и коммунистов, и либералов, и христианских демократов, и даже консерваторов. А что толку? Невзирая на все это доктринальное разнообразие, Молдова все ровно остается самой расколотой и как следствие самой бедной и несчастной из всех европейских стран.

- Означают ли эти Ваши рассуждения, что время политических идеологий в современном процессе партстроительства осталось в прошлом и что процесс формирования политических партий в нашей стране следует подчинить другой логике?

- Совсем нет. Политические доктрины сохраняют свое значение и в сегодняшних условиях. Просто надо понимать, что в обществе по определению не существует универсальных политических доктрин, способных дать единственно правильный ответ на все многообразие возникающих в реальной жизни вопросов. Когда партийные лидеры заявляют, что доктрина их партии, к примеру, социал-демократическая или, скажем, либеральная, самая лучшая, они, конечно, лукавят. Самой лучшей политическая доктрина может быть лишь на определенном историческом отрезке, затем с изменением общественных условий, политический инструментарий данной доктрины изживает себя, становится неэффективным. Наступает время прихода к власти другой политической силы, чья идеология, с присущим ей набором приемов управления, наиболее полно отвечает конкретным общественным потребностям. Когда большинство людей осознают этот факт, в демократическом обществе происходит естественный эволюционный процесс перехода власти от одной партии к другой. В обществах же с авторитарными или тем паче тоталитарными режимами, в которых демократические институты не функционируют или их работа серьезно деформирована, рано или поздно также происходит смена власти, но только посредством революций с присущими им человеческими потерями и страданиями.

Так произошел развал СССР, когда КПСС возомнила, что марксистская идеология единственно верная на все времена. В результате пострадали и продолжают страдать миллионы бывших советских граждан. В более ограниченных масштабах такой же эффект имела попытка ПКРМ в Молдове удержаться у власти ценой подавления демократических свобод. В результате мы получили события 7 апреля с убийством и пытками рядовых, в большинстве случаев совершенно невиновных граждан и с огромными для масштабов нашей бедной страны материальными потерями.

Поэтому логически напрашивается вывод о том, что укрепление молдавской государственности посредством достижения внутреннего единства общества является задачей надпартийного характера и требует общенациональной мобилизации общества, значительно превосходящей возможности отдельной политической доктрины. У нас вообще возник своеобразный клинический случай. Левые партии больше ориентированы и выражают настроения русскоговорящей части молдавского общества, а правые партии пользуются поддержкой румыноговорящих. Таким образом, молдавская многопартийная система не только не предлагает эффективных решений самых насущных проблем, а всей своей практикой еще более усугубляет раскол общества по этнокультурным разделительным линиям.

- Вы нарисовали совершенно удручающую картину. Выходит, что политические партии не способны решить кардинальные проблемы нашей страны? А учитывая, что гражданское общество в Молдове также оставляет желать лучшего, то какой в таком случае Вы видите выход из тотального молдавского кризиса?

- Не стоит впадать в отчаяние. Молдавский случай имеет многие черты уникальности в европейском политическом и культурологическом пейзаже. И это обстоятельство, как это ни парадоксально, создает эффект альтернативности краху молдавского проекта. Один из возможных вариантов может стать объединение Республики Молдова с Румынией, теоретическая вероятность которого зиждется на языковой идентичности титульного большинства Молдовы с румынами, на практической идентичности их культуры, большей части истории, на общих устремлениях строить свое будущее в Европейском Союзе. И вероятность такого исхода возрастает по мере углубления кризисных явлений в молдавском обществе, находя свое выражение в неуклонном росте численности сторонников этого варианта.

Однако на сегодняшний день унионистский проект совершенно неприемлем из-за своей несовместимости с нормами демократического общества. Речь о том, что большинство граждан Республики Молдова не желают объединения с Румынией, а значительная часть этого большинства, в основном русскоговорящие, воспринимают этот проект с нескрываемой враждебностью. Правда, в этом последнем случае существуют вполне обоснованные предположения, что симпатии русскоговорящих граждан к молдавской государственности могут быть сильно поколеблены, в случае эвентуального появления идентичного с румынским объединительного процесса, но уже под эгидой России. Однако подобный исход уже встретит категорическое неприятие на другом полюсе молдавского общества.

Решение этого противоречия возможно или путем применения насилия, что маловероятно в демократической Европе, или на путях поиска приемлемого для подавляющего большинства граждан Молдовы компромисса. А компромисс состоит в необходимости перестать искать решения для наших проблем вовне страны и сосредоточиться на поиске внутренних ресурсов для консолидации молдавского общества и молдавской государственности.

- В чем Вы конкретно видите эти решения?

- Надо консолидировать молдавскую гражданскую нацию по европейским лекалам. В этом смысле мы не должны изобретать ничего нового. Современные европейские общества, к которым мы так тянемся, представляют в этнокультурном отношении устойчивые многонациональные сообщества людей, скрепленные принципом политического гражданства, в большинстве случаев функционирующие на системообразующей культурологической основе титульного большинства при безусловном сохранении национально-культурной идентичности всех этнических составляющих этих обществ. Существуют и отдельные случаи, как швейцарский, например, в котором отсутствует преобладающий фактор титульной этнической нации и в котором швейцарская гражданская нация оформилась на основе все главных этнических общин страны. Эту европейскую модель мы должна применить в Молдове.

- Если уйти от сложностей культурологических дефиниций, как эта модель будет восприниматься на уровне просторечных выражений?

- Это будет означать, что все мы граждане Молдовы румынско-молдавской, русской, украинской, гагаузской, болгарской, еврейской, цыганской и других национальностей составляем народ Молдовы, ее гражданскую нацию. При этом этнокультурная принадлежность каждого гражданина в отдельности является его сугубо личным делом, а вмешательство государства в эту сферу самоидентификации личности строго запрещается. Это также означает, что, будучи молдаванами по гражданству, мы все сохраняем за собой исключительное право считать себя этническим румыном, молдаванином, украинцем, русским, гагаузом, болгарином и т.д. Единственной прерогативой государства в этой сфере является обязанность подавлять законными мерами любые проявления румынофобии, русофобии и прочих этнических фобий.

Особое место в молдавском обществе отводится языковой проблеме. Исторически так сложилось, что в Молдове вот уже два века функционирует режим ограниченного румынского - или как его еще называют молдавско-русского двуязычия, заключающегося во владении русским языком подавляющим большинством населения и ограниченной зоной функционирования румынского языка из-за его незнания частью населения. Эта ситуация порождает конфликты и правовые коллизии, учитывая, что румынский язык, который традиционно в Молдове называют еще и молдавским языком, имеет конституционный статус государственного языка. Единственный выход из этой ситуации заключается в усвоении румынского языка всеми гражданами страны и превращения его не только де-юре, но и де-факто в государственный язык.

Добиться этого возможно посредством применения государственной программы изучения румынского языка, которая даст искомый результат лишь в случае сознательного отношения к этому процессу тех, кто изучает этот язык. Но достичь этого можно лишь создав соответствующую мотивацию для изучения языка, когда Молдова для ее граждан воспринимается как Родина, а не как место временного, пусть и долгосрочного пребывания.

Одновременно с качественным подъемом уровня изучения румынского языка следует поддерживать высокий уровень знания русского языка посредством имплементации государственной программы по его обязательному изучению. Лишь после достижения реального, а не ограниченного, как сегодня, румынско-русского языкового режима в Молдове, совершенно безболезненно можно будет решить проблему наделения русского языка статусом государственного. По всей видимости, достижение этого этапа будет знаменовать и оформление в молдавском обществе особого культурологического типа, представляющий собой симбиоз румынской, русской и некоторых других национальных культур населяющих нашу страну этнических групп, конституировавшихся в отдельную молдавскую гражданскую нацию. Одновременно это будет означать, что молдавское государство окончательно состоялось, а молдавский народ занял свое особое место в культурном разнообразии европейских народов.

- Надо признать, что описанная Вами модель развития для Молдовы звучит фантастически привлекательно. Но насколько эта модель является реалистичной? Обладает ли молдавское общество внутренней силой для достижения такого результата и как быстро можно осуществить подобную модель развития?

- Альтернативой молдавской гражданской нации является распад молдавского государства. Если большинство граждан Молдовы желают жить в другом государстве, то тогда следует и дальше практиковать в отношениях между нами румынофобию и русофобию, эвфемически выражаясь, продолжать недальновидно тянуть каждый на себя одеяло, пытаться добиться для себя преимуществ, игнорируя интересы других. Наглядным примером подобного отношения служит практика приднестровского сепаратизма на левом берегу Днестра, или вульгарного молдовенизма на правом. К этой же категории следует отнести и крайние теории и практики воинственного румынизма. Но все это прямая дорога в тупик.

Если граждане Молдовы желают добиться достойных стандартов жизни, то они должны научиться сотрудничать друг с другом, выступать по отношению к другим силам вовне страны, с которыми мы находимся в естественных условиях конкуренции, единым целым. Только так мы можем преуспеть, только так мы можем обеспечить достойное будущее своим детям.

Конечно, европейские гражданские нации, пример которых мы хотим повторить, формировались на протяжении долгих десятилетий и в большинстве случаев являются продуктом долгих эволюционных процессов. Однако во всех случаях процесс формирования гражданских наций испытывал на себе разномерное влияние политического фактора, а в некоторых отдельных случаях этот процесс заметно ускорялся, благодаря целенаправленной государственной политике. Этот опыт следует применить в Молдове.

Осознание этой реальности в отдельных сегментах сегодняшнего молдавского общества вызвало к жизни общественно-политический проект «Гражданский Союз» Молдовы. Главная задача «Гражданского Союза» заключается в создании условий для инициирования в Молдове ответственного гражданского диалога вокруг проблемы перспектив консолидации молдавской государственности посредством формирования молдавской гражданской нации. Вторая, не менее важная задача «Гражданского Союза», заключается во всемерной мобилизации вокруг этого проекта широкой общественной поддержки с целью продвижения во власть такой политической силы, которая бы сделала этот проект реальностью.

- По Вашему мнению, какая из нынешних молдавских политических партий наиболее восприимчива к предлагаемой «Гражданским Союзом» программе действий?

- Этот вопрос возникал в инициативной группе, когда обсуждалась целесообразность конституирования «Гражданского Союза» в форме общественного движения или отдельной политической партии. Наиболее близкими стратегическим целям Гражданского союза считаются программные установки Альянса «Наша Молдова», Демократической партии, Либерально-демократической партии.

По моему мнению, «Гражданский Союз» наиболее целесообразно создавать в форме широкого общественного движения, которое должно специфическими методами гражданского общества разбудить широкий общественный интерес к проблеме гражданской нации. Следующим шагом станет концентрация этого интереса в русле практической политики посредством поддержки той политической силы, которая возьмет на себя ответственность за практическую реализацию подобного масштабного общественно-политического проекта в Молдове. Я уверен, что та политическая сила, которая сумеет идентифицировать себя с проектом создания и консолидации гражданской нации в Молдове и укрепления на этой основе молдавской государственности, на долгие годы станет лидером политической жизни страны. Для достижения этих целей и формируется «Гражданский Союз» Молдовы.

- И последний вопрос. Когда нужно ждать официального заявления «Гражданского Союза» и когда можно будет познакомиться с его программными документами?

- Ответ на этот вопрос не находится в моей компетенции. Но, насколько мне известно, официальное заявление о создании «Гражданского Союза» Молдовы состоится лишь после образования всех территориальных организаций формирования. Далеко не последнюю роль играет и необходимость закончить дискуссию внутри формирования по поводу уставных и программных документов. Исходя из этого, могу предположить, что инаугурация «Гражданского Союза», скорее всего, состоится уже весной этого года. Не исключено, что программа «Гражданского Союза» Молдовы будет опубликована еще до учредительного съезда. И это также будет дополнительным свидетельством о новизне и серьезности этого общественно-политического проекта.

Обсудить