Тирасполь толкает Молдову в НАТО

Также давно подмечено, что в Тирасполе с плохо скрытым удовлетворением воспринимают любые поползновения в молдавской политике касательно объединения Молдовы с Румынией или сближения Молдовы с НАТО.


Победа на прошедших на Украине президентских выборах пророссийски настроенного Януковича с неминуемостью приведет к существенному пересмотру тактики НАТО в Восточной Европе. Новый украинский лидер наврядли существенно изменит общую ориентацию Киева на европейскую интеграцию. Однако политика вступления Украины в НАТО, ставшей в прошедшее четырехлетие своеобразной визитной карточкой президента Ющенко, при Януковиче явно будет ослаблена. В этой перспективе следует ожидать существенной переориентации внимания Североатлантического альянса с Киева на другие столицы зоны. На этом фоне роль и место Кишинева, скорее всего, резко возрастет.

Наиболее вероятной точкой приложения новых усилий НАТО в Молдове станет урегулирование конфликта в Приднестровье и полная ликвидация российского военного присутствия в левобережных районах страны. Разумеется, не следует ожидать прямого подключения НАТО к усилиям по политическому урегулированию отношений Кишинева с Тирасполем. Но усиление опосредованного присутствия Североатлантического альянса в решении застарелого конфликта на Днестре можно прогнозировать с высокой долей вероятности.

На эту, не связанную на первый взгляд с украинскими делами мысль наталкивают события вокруг неожиданно возникшей проблемы размещения элементов американской системы ПРО в Румынии. Для сравнения следует вспомнить, что аналогичное намерение США в отношении Польши и Чехии широко дебатировалось в течение нескольких лет во многих канцеляриях Нового и Старого Света, а также на страницах мировой прессы. В конце концов, новая администрация американского президента Обамы в стремлении переформатировать американско-российские отношения и в качестве жеста доброй воли отказалась от своих первоначальных намерений.

Однако в случае с Румынией, к удивлению многих экспертов, все произошло более чем скоропостижно. Кстати, и реакция России в случае с размещением американской ПРО в Румынии оказалась на удивление флегматичной. Взятые вместе эти обстоятельства не могут не вызвать определенных вопросов. И главный из них касается реальной серьезности намерений разместить американские противоракеты в Румынии. Не является ли это заявленное намерение дипломатической игрой с целью добиться прорыва на совершенно другом направлении? Думается, что совсем не случайно на Смоленской площади по этому поводу взяли паузу для тщательного изучения всех обстоятельств случившегося.

По крайней мере, в определенных и хорошо информированных политических кругах в Бухаресте и вслед за ним в Кишиневе совсем не исключают, что новая американская инициатива по размещению элементов ПРО в Румынии может быть в конечном итоге отменена, как и в случае с Польшей и Чехией. Но на этот раз лишь при условии получения определенных компенсаций со стороны России на других направлениях. И этим другим направлением наиболее вероятно может стать достижение результата в проблеме приднестровского урегулирования и эвакуации российского военного присутствия в Молдове.

В этой связи вызывает чувство откровенной жалости дремучее непонимание политических реальностей Тираспольского лидера Смирнова, который поспешил засветить себя в большой международной политике приглашением России разместить в Приднестровье российские ракеты. Подобными неуклюжими жестами лидеры Тираспольского сепаратизма лишь стимулируют решимость восточных европейцев искать защиту под натовским военным зонтом и оказывают медвежью услугу России, президент которой пытается выстроить в Европе новую неконфронтационную систему коллективной безопасности.

К слову сказать, большинство российских политических аналитиков сразу обратили внимание на исключительно меркантильный характер предложения Смирнова и на расходящееся с российскими интересами его содержание. Одновременно в Кишиневе этот жест лидера приднестровского сепаратизма расценили не иначе как подталкивание Молдовы к более тесному сотрудничеству с НАТО вплоть до вступления в эту организацию.

Также давно подмечено, что в Тирасполе с плохо скрытым удовлетворением воспринимают любые поползновения в молдавской политике касательно объединения Молдовы с Румынией или сближения Молдовы с НАТО. Расчет строится на признании в этом случае независимости Приднестровья. Остается лишь загадкой, как это коррелирует с глубинными интересами России, которая продолжает оставаться единственным финансовым донором и политическим спонсором Тираспольского режима.

Скорее всего, Москва никак не может выйти из плена устаревших представлений о способах продвижения своих интересов на постсоветском пространстве, как собственно и во всей бывшей зоне советского влияния. Отсюда обременительные отношения Москвы с протежируемыми ею сепаратистскими режимами, которые постоянно ставят Россию в унизительную зависимость от меркантильных капризов полукриминальных лидеров этих непризнанных формирований. Случай с недавней ракетной инициативой Тираспольского сепаратистского лидера живой тому пример.

Обсудить