Слова и дела «генералов мусорных карьеров»

Недавно молдавские СМИ сообщили, что Муниципальный совет Кишинёва принял решение о подписании с итальянской компанией «Engeneering Consulting» договора о строительстве в Кишиневе мусороперерабатывающего завода.


На самом деле, этот документ был подписан еще в 2006 году тогдашним и.о. генпримара Василием Урсу. Однако муниципальный совет его не принял.

Прошло три года, и Кишинёвская примэрия «стряхнула пыль» со старого проекта. Правда, как утверждают чиновники, договор этот был принципиально изменен.

Ранее контракт разрешал доставку в нашу страну и переработку отходов из-за рубежа, а сейчас, в соответствии с новым документом, термической переработке подлежат только собственные отходы и этот процесс является «стопроцентно экологическим».

Многие граждане недоумевают, почему Кишинёвская примэрия не пошла на новый тендер? В ответ они слышат, что «на это у города просто нет времени. Срок эксплуатации мусорной свалки в Цынцаренах подходит к концу. Счет идет уже на дни. Объявлять новый тендер, проводить его, ждать проектов и т.д., займет год-два. А за это время у нас уже должен быть построен завод. Поэтому, если итальянцы пошли на изменения, которые мы предлагаем, то примэрия должна этим воспользоваться».


Вот оно как… А чем же, скажите на милость, занималась примэрия до сих пор? Почему она только теперь спохватилась и начала решать «мусорную проблему» в такой лихорадочной спешке, что готова ухватиться за первое же попавшееся предложение, не задумываясь слишком о его истинном смысле?

Кстати, о времени. В 2011 году в Кишинёве будут выборы мэра. Есть все основания утверждать, что Дорину Киртоакэ их не выиграть, а потому придётся ему покинуть кресло столичного градоначальника.
Но покидать его с пустыми руками ему очень не хочется, так что, если удастся провернуть намеченную многомиллионную сделку с «мусорным проектом», то можно не сомневаться, что ему с неё кое-что перепадёт !

О том, что «перепадёт» остальным кишинёвцам, рассказала депутат (фракция ПКРМ), бывший министр окружающей среды и природных ресурсов, Виолета Иванова: «Завод по переработке отходов, которая появится в муниципии Кишинёв, станет не спасательным кругом, а могильной ямой для здоровья кишиневцев…»

«Этот вопрос не обсуждался публично. Как это возможно, чтобы такой проект, столь важный для Кишинева, не был вынесен на обсуждение общества?», - сказала Иванова на пресс-конференции.

Специалисты считают, что подобные «стратегические решения», как решение о строительстве мусоросжигающего завода, надо принимать на уровне правительства и парламента, а не муниципия.

Председатель Кишиневской территориальной организации Экологического движения Владимир Гараба говорит, что «…решение муниципального совета касается непосредственно заключения договора. До строительства завода муниципальные власти должны проделать еще несколько действий.

Во-первых, они должны получит заключение (АВОЗ) о воздействии этого объекта на состояние окружающей среды. Это крупное исследование, которое учитывает все факторы влияния технологий, по которым работает данный объект, на здоровье людей и окружающую среду. И только после этого чиновники должны будут принять решение, подходит ли нам данная технология по переработке мусора.


Второй шаг, после получения АВОЗА примэрия должна выдать разрешение на проектирование и утвердить непосредственно сам проект завода. А после выдать разрешение на строительство. Чиновники говорят о 20 месяцах, в течение которых будет возведен завод. На самом деле 20 месяцев - это время непосредственно самого строительства. Подготовительный же этап может занять несколько месяцев. Минимум два месяца, максимум полгода.Отмечу еще, что непосредственно сам проект завода, когда он будет готов, должен будет вынесен на общественные слушания. И наша организация будет добиваться проведения общественной экологической экспертизы, с привлечением самых авторитетных специалистов".

А вот муниципальный чиновник, вицэ-мэр Нистор Грозаву утверждает, что исследование окружающей среды (в городах где действуют мусоросжигающие заводы) было проведено еще в 2006 г, и не нуждается в обновлении, потому как ситуация за это время только улучшилась. Произвел его Институт экологии и географии АНМ на работающих близ Милана двух предприятиях, принадлежащих компании «Engineering Consulting». Нистор Грозаву уточняет, что после того, как итальянский партнер представит полноценный проект, будет произведена проектная экологическая экспертиза.

Главная причина отказа от контракта в 2006 году заключалась в том, что итальянцы собирались завозить к нам мусор извне. Более того, речь шла (а, может быть, идёт и сейчас?) не просто о мусоре, а о сжигании автомобильных покрышек. Теперь они исключили пункт, согласно которому можно привозить отходы из-за рубежа.


Но в соглашении есть пункт о том, что Кишинёвская примэрия разрешит итальянской фирме привезти или приобрести высококалорийные отходы. Зная, что в Молдове все отходы по морфологическому составу относятся к категории малой эффективности, а не высокой, так как процент влажности очень большой, а высококалорийных отходов (это может быть костная мука и другие) много в Европе, в том числе в Италии, от которых европейцы заинтересованы избавиться, можно быть уверенными в тайном и замаскированном завозе в Молдову этого самого «иноземного мусора».

Из одного контракта в другой нетронутым перекочевал довольно запутанный пункт, гласящий, что если поставляемые на переработку отходы будут низкокалорийными (а так оно и будет, поскольку у нас мусор не сортируется), то итальянцы вправе где-нибудь брать высококалорийные отходы. К которым, кстати, относятся те же автомобильные покрышки или костная мука, которые при сжигании сильно загрязняют окружающую среду, и за утилизацию которых, по слухам, европейские страны готовы платить от 230 до 300 евро за тонну.

А зачем им везти сюда мусор если у них есть свои заводы ? Тратить на перевозку деньги, да ещё и нам платить , и на завод тратиться ?

Ответ прост: Это будут очень токсичные отходы, хранение которых в Европе запрещено! Одним словом, проблему мусора разрешить с помощью сжигания не удастся, зато воздух, почва и вода будут основательно загажены ядовитыми веществами.

Вызывает подозрение и тот факт, что компания, с которой кишинёвские муниципальные власти договариваются строить завод, является не строительной компанией, а всего лишь посредником. Контракт предусматривает передачу полномочий третьей стороне. Здесь может быть либо отмывание денег, либо за этим кроются другие сомнительные действия.

Данный проект рассчитан на 20 месяцев, а его общая стоимость - 190 млн евро. Эти средства выделят итальянцы, которые рассчитывают, что инвестиции окупятся в течение восьми лет.

Для сравнения : общий объем инвестиций в Международный порт Джурджулешты равен 37,6 млн долларов.

Завод будет отдан в концессию иностранцам на 30 лет. А непосредственно само предприятие рассчитано на 50 лет эксплуатации. Срок сдачи его в концессию был сокращен с 40 до 30 лет.

Дорин Киртоакэ говорит, что с пуском в эксплуатацию нового предприятия тариф за вывоз мусора для кишиневцев будет увеличен. Тариф на утилизацию будет включен в тариф на эвакуацию мусора.

По словам генпримара, переговоры об условиях утилизации будут проводиться между предприятием, вывозящим мусор, и соответствующей компанией, которая будет заниматься сжиганием отходов: «…Тариф на утилизацию будет определен в переговорах между этими компаниями. И это строго коммерческий вопрос. В том случае, если тариф будет слишком велик, то у предприятия «Autosalubritatea» остается возможность хранить отходы в экологической яме».

И что же дальше? А дальше, пока молдавский мусор будет складироваться в «экологической яме» в ожидании подходящих цен, мусороперерабатывающему заводу придется на чем-то работать. И вот тут может всплыть предыдущий контракт, предусматривающий ввоз в Молдову мусора для переработки из-за границы.

Еще один вопрос: какова будет мощность мусороперерабатывающего завода? В первом пункте контракта в 2006 году было указано, что его объектом является строительство завода мощностью 800-1000 тонн в сутки или больше. Если установленная мощность будет превышать количество собираемого в Кишиневе мусора, инвесторам придется его импортировать.

А мощность будет большой, поскольку завод рассчитывается с перспективой на рост города и на рост его мусорной производительности, то есть будет проектироваться с большим резервом!

Завод будет отдельно перерабатывать стекло, металл, полиэтилен и каучук (резину), - объясняет Нистор Грозаву. - И все будет реутилизироваться (повторно использоваться). Сортировкой будет заниматься сам завод. Фильтры, которые будут использоваться при термической обработке, таковы, что вредных выбросов в атмосферу не будет».

Вице-мэр Нистор Грозаву говорит, что выгода иностранной компании в том, что «в течение 30 лет она будет перерабатывать мусор: всё по отдельности: металл, каучук, полиэтилен, пластик, бумагу, стекло (что касается органических отходов, то окончательного решения пока нет), а вырабатываемую тепло- и электроэнергию будет продавать».

Адепты итальянцев говорят о сортировке, получении биогаза, получении сырья из переработанных отходов. В самом же контракте об этом ни слова, только сжигание, причем непонятно по какой технологии и на каком оборудовании.
Есть ли Альтернатива сжиганию ? Да, это пиролиз !

Запад уходит от строительства мусоросжигающих заводов, а Молдова к ним приходит. Европа и США, которые с 1990-х гг. с размахом строили мусоросжигающие заводы (МСЗ), теперь от сжигания мусора отказываются и переходят на сортировку мусора и его глубокую переработку.

С одной стороны, МСЗ загрязняют окружающую среду, с другой, - нерентабельны: тарифы на переработку очень высоки за счет дороговизны очистных фильтров. В Великобритании из 70-80 мусоросжигающих заводов, работавших с начала 1990-ых гг., на сегодня под сжигание бытовых отходов осталось только 12. Кроме того, при сжигании 3 тонн бытовых отходов образуется около 1 тонны высокотоксичной золы, для которой нужно искать место для захоронения.

К 2020 году, согласно евродирективам, мусоросжигающие заводы должны исчезнуть, утверждает депутат парламента Виолетта Иванова, экс-министр экологии.

Представитель фирмы «Europlus International Marketing GmbH» Илия Клейман, побывавший недавно в Кишиневе с группой баварских предпринимателей с инициативой создать у нас Agrotehnopark Moldova, рассказывает, что в Германии с 2005 года действует закон, запрещающий свалки мусора.

Самая подходящая для нас технология - это сбор и переработка мусора, уверяет Виолетта Иванова. Стекло можно переработать, как это делали раньше, и сэкономить кварцевый песок. Автопокрышки тоже, а полученный порошок-пыль использовать, к примеру, при строительстве дорог. В Молдове уже есть 18 предприятий по переработке пластмассы, в том числе пластиковых бутылок. Из гранул производят полиэтилен, летние декоративные столы,

На вопрос журналистов о том, какая технология переработки мусора является наиболее современной и экологичной, Виолетта Иванова сообщила, что это сортировка с несжигающей технологией переработки вторичного сырья и брожение органических отходов с получением газа метана.

Цивилизованный мир уже далеко впереди -по отношению к Молдове - в деле решения мусорной проблемы. В то время, когда Молдова не сделала ещё и первого шага в этом направлении, они уже ушли далеко вперёд. Появились новые технологии, и мир к ним активно переходит.

Есть гидросепарирование мусора на разные составляющие. Его хотят внедрить в Москве

Есть пиролиз – бездымное высокотемпературное разложение мусора на жидкое и газообразное сырьё .

Возникает вопрос: А какой завод хочет построить Дорин Киртоакэ? Не бывший ли в употреблении этот завод, который кое-кто вынужден менять на новый, более современный? А не придётся ли потом Молдове – по требованию Евросоюза - тратить бешенные народные деньги на переоборудование этого старого завода ?

Теперь в ЕС четкий приоритет – переработка отходов. Еще 10 лет назад там перерабатывалось всего 40% отходов, теперь - 80%. Новых проектов МСЗ в Европе не существует, а старые везут к нам. Как стеклянные бусы аборигенам.

И хотя для нас это по-прежнему высокотехнологичная продукция, фактически в нашу страну сбывают устаревшие морально и физически механизмы. Мы стали хорошим сбытовым рынком для всего того, что больше не подпадает под технические регламенты Евросоюза. Коррумпированность отечественных чиновников способствует тому, что даже не проводится обязательных экологических экспертиз.

Как вы думаете сколько стоит старый завод, который надо уже заменить на новый ! Максимум - это его остаточная стоимость. То есть его цена как сырья.

Понятно, насколько выгодно чиновнику «купить» его как новый, а разницу взять себе.

В крупных городах на Западе сегодня строятся МСЗ современного образца, использующие не примитивное сжигание, а к примеру, пиролиз и системы плазменной газификации.


Низкотемпературный пиролиз представляет собой процесс, при котором измельченные отходы подвергаются термическому разложению при температурах 800–900°С. Это достаточно экологичный вид утилизации отходов, причем в результате обработки шин и полимеров получается ценное сырье – синтетическая нефть и металлокорд, в то время как при обычном сжигании тонны шин получается лишь порядка 250 кг сажи и полтонны токсичных газов. Отходы пиролизного производства не содержат биологически активных веществ, имеют высокую плотность, их легко транспортировать к месту захоронения.


Заводы по переработке отходов методов пиролиза в настоящее время уже действуют в США, Скандинавии, Западной Германии, Японии.


Результаты исследований, проведенных в Великобритании, Швеции, Италии и Японии неутешительны. Вероятность заболеть раком у детей, рожденных в 5-километровой зоне вокруг МСЗ, повышается в 2 раза. Диоксины опасны в любом количестве, однако больше всего их накапливается в грудном молоке. Также в выбросах МСЗ присутствуют свинец, ртуть, другие тяжелые металлы и опасные вещества.

При сжигании одного килограмма пластмассы ПВХ, из которого изготовлены многие виды линолеума, обоев, оконных рам, электрооборудования и пластиковых бутылок, образуется до 50 микрограммов диоксинов. По научным данным, этого количества достаточно для развития раковых опухолей у 50 000 лабораторных животных. Однако сложно сказать, какая доза смертельна для человека - для каждого индивидуально, в зависимости от иммунитета и уже накопленного количества диоксинов в организме. Диоксины можно сравнить с вирусом ВИЧ, который постепенно и решительно подрывает иммунитет.


В идеале мусор можно перерабатывать почти полностью, если будет законодательно запрещено изготавливать предметы, не подлежащие переработке. А из пищевых отходов можно получить биогаз или технический спирт. Как видите, альтернатив сжиганию очень много!


Самое главное: эти методы не дают токсичные отходы, как это делает мусоросжигательный завод.

Обсудить