Возможен ли пакт Монклоа в Молдове?

Хорошо известно, что невозможно построить прочное государственное образование на зыбкой основе непредсказуемого, а тем более ложно интерпретируемого прошлого. Поэтому знание правды истории для народа Молдовы, который понес тяжелейшие потери на протяжении XX века, является категорическим императивом.

ПАКТ МОНКЛОА был подписан в 1977 году как соглашение между различными политическими силами Испании (прежде всего между франкистами и коммунистами) о сотрудничестве в достижении общенациональных целей и взаимном отказе от мести и преследования своих бывших политических противников во имя высших интересов страны. П. М. стал наглядным примером эффективного решения мирным путем сложнейших социальных, экономических, политических и правовых проблем, порожденных тоталитарным режимом. П. М. именуeтся по названию резиденции испанского правительства в Мадриде, где он был подписан.

Поводом для очередного политического скандала в Молдове стал декрет врио президента страны М.Гимпу об учреждении памятного креста для ветеранов Второй мировой войны в связи с 65-летием ее окончания в Европе. Это решение вызвало гневный протест со стороны той части граждан Молдовы, для которых моральные ценности советского периода по-прежнему остаются важными и дорогими.

Идеологи этой части молдавского общества поспешили занести Гимпу, а заодно и всю правящую либеральную коалицию в разряд политических деятелей, перекраивающих «историю Великой Отечественной войны и Победы по своим собственным кривым лекалам». Особенно усердствуют в этом псевдоразоблачении правящей либеральной коалиции молдавские коммунисты и лично их вождь Владимир Воронин, который, в частности, назвал инициативу Гимпу «кощунством».

Еще больше масла в огонь добавило решение власти отмечать 9 мая в качестве «Дня Европы». Недобросовестные комментаторы в своей безмерной ностальгии по советскому прошлому опустились до грубой подтасовки, обвинив либеральную власть «в отмене Дня Победы». Премьеру Филату даже пришлось публично назвать эту преднамеренную дезинформацию общественного мнения откровенной глупостью и провокацией. Но ложь сделала свое дело. Введенные в заблуждение ветераны Советской Армии и прилипшие к ним политиканствующие деятели публично начали выражать свое возмущение. Ветераны делают это вполне искренне, чаще всего даже не подозревая, как ловко используют их в своих меркантильных целях недобросовестные политики.

А все дело в том, что столь дорогой памяти ветеранов Советской Армии День Победы никто в Молдове не отменял. Просто так случилось, что в день 9 мая в странах Европейского Союза, частью которой Молдова стремится стать, вспоминают не только ту страшную войну, в конечном итоге разъединившую Европу на два противостоящих блока, но и момент, когда началось объединение континента. История человечества, как говорил ещё Гегель, движется по спирали. Как бы в подтверждение этой гегелианской истины случилось так, что именно в день 9 мая, когда страны бывшего советского блока отмечают победу над фашистской Германией, но только уже пятью годами позднее, в 1950, министр иностранных дел Франции Роберт Шуман обнародовал положения, впоследствии приведшие к созданию современного Европейского Союза. Предлагая отмечать это событие наряду с Днем Победы молдавские власти, в сущности, намереваются, наконец, вывести наше общество из окопов второй мировой войны и начать движение в сторону ценностей объединенной Европы. Но видимо не все в Молдове воодушевлены этой перспективой.

Кстати, в странах Европейского Союза днем победы над германским фашизмом считается 8 мая, т.е. день, когда союзниками де-факто была принята капитуляция гитлеровской Германии. Однако Сталин, как известно, своим волевым решением приказал в Советском Союзе праздновать Победу не вместе со своими союзниками, а отдельно. Этим жестом Сталин вновь опустил железный занавес, отделявший советских людей от остального мира, который немного приподнялся благодаря тому, что советский солдат пришел в результате победы над фашизмом в Европу. А чтобы напрочь выбить из памяти солдат-победителей фашизма любые воспоминания об уровне и качестве жизни европейцев, которые так разительно отличались в лучшую сторону от жизни рядовых советских граждан, Сталин вновь закрутил в Советском Союзе маховик уже послевоенных репрессий. Но об этих деталях предпочитают не говорить те, кто зарабатывают дешевый политический капитал на демагогической эксплуатации подвига простого советского солдата.

К сожалению, в молдавском обществе еще очень живучи многие ложные стереотипы и представления советского прошлого, мешающие нам стать современным европейским государством. Надо, наконец, понять, что Республика Молдова имеет объективные государственные интересы, во многих случаях отличные от интересов других бывших советских республик, в том числе и идеологического характера. В Республике Молдова живет достаточно много людей, для которых Вторая мировая война не ассоциируется с Великой Отечественной войной. Для этой многочисленной категории молдавских граждан Советский Союз не воспринимается как отечество, по крайней мере, в осознанном понимании этого слова. И в особенности это определение относится к молодому поколению.

Конечно, в советский период за открытое выражение таких взглядов можно было поплатиться жизнью или в лучшем случае длительным сидением в ГУЛАГе. Но это была практика тоталитарного общества. Сегодня Молдова это демократическое государство, в котором использование тоталитарных стереотипов непозволительно. Тем более что Молдова не является правопреемницей Советского Союза, а официально культивируемое гражданское самосознание в нашей стране не зиждется на континуитете советских ценностей, как, к примеру, это частично происходит в Российской Федерации.

В этом смысле совершенно нелепо требовать от всех молдавских граждан идентичного, например, с официальным российским, восприятия итогов Второй Мировой войны. Разумеется, этот постулат никак не применим к оценке фашизма и его преступлений. Здесь как раз молдавский официальный взгляд на войну совершенно идентичен с российским. Но за пределами этой идентичности начинаются различия, подчас достаточно серьезные.

Для очень многих молдавских граждан освободительная миссия советского солдата во Второй мировой войне сводится исключительно к военному поражению нанесенному фашизму. И любые попытки умалить этот подвиг советского солдата, точно как и солдат союзной антигитлеровской коалиции достойно самого жесткого осуждения. Но обозначив со всей возможной твердостью эту принципиальную нравственную и политическую позицию, следует не менее последовательно разоблачать стереотипы советской тоталитарной пропаганды, прятавшей за антифашистским подвигом простого советского солдата вопиющие преступления советского коммунистического режима.

Увы, советский солдат не принес в большинство освобожденных им от фашистов стран свободу в демократическом смысле этого понятия. Он и не мог этого сделать по определению, потому что сам советский солдат был несвободен, являясь бесправным рабом сталинского тоталитарного режима. Для очень многих молдаван человек с серпастой и молоткастой звездочкой на кокарде символизирует не только освободителя от фашистского рабства. Красная звезда это еще и символ тех, кто стрелял в застенках НКВД в затылок лучшим представителям нашей национальной интеллигенции, священникам, членам демократических политических партий края, тысячам простых тружеников, арестованным по совершенно надуманным предлогам в духе людоедского коммунистического постулата о классовой борьбе.

Солдаты с красными звездами на пилотках принесли на своих штыках в Молдову политический режим, который в 1946-47 годах посредством организованного голода обрек на мучительную смерть около 200 тысяч ни в чем не повинных наших соотечественников. Солдаты с красными звездами загоняли не хуже фашистских карателей в вагоны для скота десятки тысяч насильно депортированных в Сибирь, большинство из которых никогда так и не увидели больше Молдову. Для очень многих, если не для подавляющего большинства граждан Молдовы красная звезда олицетворяет подавление демократических свобод, засилье КГБ и психушки, как способа борьбы с инакомыслием. Поэтому, когда разошедшиеся в писательском раже некоторые комментаторы фарисейски высказываются против предложенного Гимпу памятного знака в виде креста, то они должны в лучшем для них случае признать, что и советская звезда памятной медали СНГ для многих молдаван провоцирует не самые приятные ассоциации. Или быть может кто-то из вышеназванных комментаторов полагает, что в Молдове есть граждане, чьи интересы и воззрения следует брать в расчет, а есть и такие, чьим мнением можно пренебрегать, как и в печальной памяти времена?

В этой связи вновь приходится констатировать, что наша маленькая страна как бы состоит из двух Молдов, которые пока плохо понимают друг друга. Одна Молдова по преимуществу русскоговорящая, парадоксально устремлена к утерянным имперским мифам прошлого и поэтому болезненно ностальгирует по канувшему в Лету Советскому Союзу. Эта Молдова каждый год день 9 мая отмечает сентиментально, выстраиваясь в очередь за порцией каши сваренной в котле полевой кухни и традиционными фронтовыми ста граммами. У представителей этой Молдовы наблюдается стойкий синдром сводить общественную полемику в отношении советского наследия к определению своих оппонентов как последователей и наследников фашистов времен Второй мировой войны. Стереотипы советской пропаганды буквально въелись в ментальность этих людей.

Другая Молдова по преимуществу румыноговорящая более успешно справляется с предрассудками и фобиями советской эпохи. Эта вторая Молдова больше устремлена в будущее, чем в прошлое и поэтому в день 9 мая она предпочитает каше и водке ветеранских встреч митинги и манифестации, посвященные Дню Европы. Но и эта часть молдавских граждан также не отличается особой терпимостью, когда речь заходит о необходимости отнестись с пониманием и уважением к интересам и идеологическим воззрениям своих оппонентов.

К сожалению эти две Молдовы пока плохо слышат и слушают друг друга. Развернувшаяся в молдавском обществе полемика в отношении трактовки итогов Второй мировой войны показывает, что, по существу, для многих в Молдове война так и не закончилась в 1945 году. Несмотря на все хваленые усилия советской национальной политики, она продолжалась все послевоенные годы в форме латентного противостояния между русскоговорящей и румыноговорящей общинами Молдовы. До поры до времени репрессивный советский политический режим держал в узде проявления этой незатихающей конфронтации. Но стоило советскому режиму пасть, как холодная война двух этнокультурных общин стала вырываться на поверхность общественной и политической жизни, приобретя в течение нескольких месяцев 1992 года даже характер горячей войны.

Это изнурительное противостояние продолжается и сегодня, обрекая нашу страну на роль несостоявшегося государства. Для того чтобы прекратить это безумство Молдове нужен свой пакт Монклоа. Но для того чтобы его заключить необходимо появление политиков совершенно новой формации, способных отказаться от войны на политическое уничтожение своих оппонентов в пользу соревнования политических идей в рамках парламентской демократии. Первым шагом к историческому примирению этих двух Молдов мог бы стать достижение общественного консенсуса в вопросе уравнения в правах ветеранов Второй мировой войны независимо от стороны линии фронта, на которой они воевали. Разумеется, это предложение не включает тех, кто совершил военные преступления.

Также совершенно очевидно, что инициатива отметить всех без исключения ветеранов войны в Молдове памятным крестом, органично вписывается в задачу достижения единства страны посредством формирования единого народа Республики Молдова. Хотя нужно признать, что врио президент М.Гимпу, дав ход, безусловно, полезной акции по награждению всех ветеранов войны памятным крестом, как часто бывает с ним в таких ответственных случаях, совершенно легкомысленным образом проигнорировал необходимость информационного обеспечения этой инициативы. В результате, вместо эффекта примирения молдавское общество получило новый виток конфронтации. Оказывается полезные дела тем более нужно делать с умом.

В заключение хочется заметить, что преодоления раскола Молдовы невозможно добиться лишь благими увещеваниями. Для достижения этой цели необходимы целенаправленные усилия государственной политики, которая должна опираться на положения комплексной программы строительства молдавского государства европейского образца. Поэтому в вопросе оценки итогов Второй мировой войны молдавский взгляд на проблему, как нам представляется, должен учитывать два принципиальных момента. Речь идет об имевшем место на территории нашей страны Холокосте, а также имевших место сталинских преступлениях вследствие установления советского режима в Молдове.

Хорошо известно, что невозможно построить прочное государственное образование на зыбкой основе непредсказуемого, а тем более ложно интерпретируемого прошлого. Поэтому знание правды истории для народа Молдовы, который понес тяжелейшие потери на протяжении XX века, является категорическим императивом. Так, в годы Второй мировой войны в результате Холокоста и других этнических чисток Молдова потеряла большую часть еврейской и цыганской общин. Довоенные и послевоенные сталинские репрессии, а также последующий советский тоталитарный режим физически уничтожили и социально деморализовали или изгнали за пределы страны наиболее активную и предприимчивую часть молдавского общества, большинство представителей национальной интеллигенции, духовенства. Сотни тысяч простых людей безвинно потеряли свои жизни или их судьбы были бесповоротно искалечены советским режимом. Последствия этой беспрецедентной в своей истории гуманитарной катастрофы Молдова переживает сегодня и будет еще испытывать многие годы в будущем.

В этом контексте, началом формирования прочного межобщинного мира в Молдове мог бы стать Закон, устанавливающий по примеру многих европейских стран норму уголовной ответственности за отрицание факта Холокоста на территории нашей страны в годы Второй мировой войны. Спецификой этого молдавского Закона должна стать также и норма, устанавливающая аналогичное уголовное наказание за отрицание или попытку реабилитации сталинских преступлений, совершенных в отношении народа Молдовы.

Подобный Закон с очевидностью мог бы стать составной частью общественного договора направленного на обеспечение единства народа нашей страны независимо от этнокультурных и политических различий людей его составляющий. Такой договор мог бы стать молдавским аналогом испанского пакта Монклоа, открывающий Молдове европейский путь развития. Вопрос заключается лишь в том, если в Молдове сегодня существуют политики, способные подняться до осознания императивности практического осуществления политического проекта подобного масштаба. И это притом, что речь, в сущности, идет о самой состоятельности молдавской государственности.

Обсудить