Кто остановит диктатора?

Если молдавская политическая элита не опомнится в самые кратчайшие сроки, тогда вновь может повториться страшный апрель 2009 года. Но нет никакой уверенности в том, что на сей раз его цвет будет «оранжевым».


9-го марта 2010 года правящий в Молдове либеральный Альянс «За европейскую интеграцию» выдал очередной политический «перл» в виде предложения срочно принять новую Конституцию страны на референдуме, с отменой досрочных парламентских выборов.

Чем конкретно руководствовались лидеры правящего Альянса, принимая это волюнтаристское решение, сегодня можно только гадать. Ясно лишь одно – руководствовались они чем угодно, но только не здравым смыслом, и уж точно, никак не буквой закона.

Принимая это «историческое решение», лидеры Альянса, по установившейся в Молдове дурной традиции, не посчитали нужным посоветоваться предварительно с гражданским обществом страны или хотя бы, на худой конец, со своими собственными депутатами в парламенте.

Однако взрывная реакция доселе терпеливо молчавшего молдавского гражданского общества на это решение оказалась для лидеров АЕИ не только неприятной, но и явно неожиданной.

Вместо ставших уже привычными громких возгласов радости и истерических одобрений всего, что исходит от новой власти, вначале последовало зловещее молчание, которое затем вылилось в приобретающие массовый характер протесты и возмущения.

И только одна – единственная!- газета откровенно правого толка всё ещё некоторое время продолжала убеждать молдавский народ в «абсолютной правильности» этого, всем уже вполне очевидного, политического нонсенса.

Но после 15 марта 2010 года, когда Венецианская Комиссия ПАСЕ однозначно и чётко высказала свое неприятие абсурдных кишинёвских «либеральных инициатив», и эта газета тоже вдруг в мгновение ока «прозрела» и обрушила затем свой «праведный гнев» на главного и единственного, по её мнению, возмутителя спокойствия и виновника всей этой непристойной антиконституционной возни –председателя парламента, врио президента, лидера Либеральной партии Молдовы Михая Гимпу.

Уже вполне очевидно, что лидеры правящего Альянса, приняв это одиозное решение, преподнесли совершенно уникальный подарок находящейся в оппозиции и мечтающей о скором реванше ПКРМ, от которого эта оппозиционная партия получила мощный заряд бодрости и энергии.

Партия коммунистов, пристально наблюдающая за поднимающейся в стране волной массового общественного протеста, спровоцированного решением лидеров АЕИ, просто расцвела.

Она оперативно провела Пленум своего ЦК, обновила его Исполком, начала инициативно собирать на всевозможные «круглые столы» под своей эгидой представителей молдавского экспертного сообщества, а также объявила бойкот Альянсу, отказавшись принимать участие в заседаниях парламента.

Более того, было заявлено о начале долгожданного «процесса модернизации» Партии коммунистов, а сам лидер ПКРМ Владимир Воронин сразу же заметно приободрился и даже внешне помолодел лет на десять, публично пообещав и друзьям, и врагам, что, как известный «терминатор», еще вернется во власть.

В общем, эффект от инициативы Михая Гимпу, раболепно поддержанной тремя другими лидерами правящего Альянса, оказался совсем не таким, на какой они (или, может быть, только сам Михай Гимпу!?) рассчитывали.

Зачем же тогда, спрашивается, лидерам Альянса понадобилось идти на эту явную авантюру с «переделкой Конституции», причём в ситуации, когда всем заранее было абсолютно ясно и понятно, что неизменно политкорректный и предельно щепетильный в такого рода основополагающих вопросах Совет Европы никогда не поддержит все эти антиконституционные ухищрения и выверты либералов?

Во всяком случае, как считает большинство молдавских и зарубежных политических экспертов, какому-либо рациональному объяснению этот самоубийственный шаг лидеров АЕИ просто не подается.

В Объединённой Европе, как известно, очень боятся любых антидемократических прецедентов, когда действующая власть той или иной страны вдруг в одночасье меняет действующую Конституцию, использует на полную катушку административный ресурс, чтобы протащить своё решение через референдум, и всё это делается только для того, чтобы она могла оставаться бесконечно долго у руля страны.

Так называемая «Старая Европа», пережившая в недавнем прошлом ужасы двух мировых войн, давшая жизнь двум тоталитаризмам, сегодня как огня боится любых новых опасных игр с Конституцией, демократией, правами человека.

Нет никаких оснований полагать, что Михай Гимпу и его компаньоны по АЕИ этого не знали. Знали, наверняка, наши либералы и о том, что Венецианская Комисия ПАСЕ вообще крайне отрицательно относится к референдуму, как форме изменения всей Конституции.

Безусловно, всё это они знали и, тем не менее, всё же решили рискнуть, пошли ва-банк. Дескать, а почему бы и не рискнуть, если в Беларуси, например, референдум 1996 года дал дополнительные полномочия президенту Александру Лукашенко?

Если по итогам референдума 2007 года в Казахстане президент Нурсултан Назарбаев получил право избираться бесконечное количество раз? Если то же самое решил референдум 2002 года в Узбекистане, дав действующему президенту Исламу Каримову право обладать властью ещё 7 лет, вместо 5, положенных по Конституции?

Если отбросить всю пёструю словесную шелуху и пиаровскую мишуру, которые были призваны замаскировать и скрыть истинную суть вынесенных на эти референдумы вопросов, то можно, не погрешив против истины, утверждать, что главная и единственная цель всех этих хитроумных манипуляций с Конституцией состояла только в одном: в стремлении затеявших их политических лидеров остаться у власти. Остаться до последнего дня своей жизни. Остаться любой ценой.

Всё это в полной мере относится и к нынешней скандальной затее с «перекройкой Конституции» в Молдове, инициатором которой является лидер Либеральной партии, электоральный рейтинг которой стремительно падает, Михай Гимпу, наиболее горячо поддержанный лидером полуживого Альянса «Наша Молдова» Серафимом Урекяном, прекрасно понимающим, что у возглавляемого им АНМ в его нынешнем плачевном состоянии практически нет никаких шансов попасть в будущий парламент по итогам новых досрочных выборов.

Что же касается двух других лидеров АЕИ - либерал—демократа Владимира Филата и просто демократа Мариана Лупу, то, судя по всему, разговор с ними 9-го марта 2010 года, во время заседания Совета Альянса, был очень крут и далеко не прост.

Скорее всего, на лидера ЛДПМ Владимира Филата мог по-крупному «наехать» сам главный молдавский либерал Михай Гимпу, «прозрачно» намекнув ему на то, что есть, дескать, некая, вполне достоверная, информация о порочащих связях некоторых членов его партии с недавним громким скандалом относительно контрабанды огромной партии молдавских сигарет в Румынию.

Лидеру Демократической партии Мариану Лупу, скорее всего, вновь клятвенно пообещали непременно «протолкнуть» его на должность президента Молдовы.

В этом, откровенно циничном и предельно жестком «мужском разговоре», когда маски сброшены, истинные лики явлены и вещи названы своими, зачастую, прямо скажем, весьма и весьма неприятными, но всё-таки собственными именами, либералы Михай Гимпу и Серафим Урекян, похоже, просто сломали через колено загнанных в угол и растерянных лидеров ЛДПМ и ДПМ: дескать, мы же правящий Альянс, мы – сила, мы - одна семья, а вы вдруг, такие – сякие, начали трусливо паниковать, ныть и даже «бегать налево», играя на руку коммунистам. Никаких уступок ПКРМ! Тем более, что Запад нас поймёт и охотно поддержит, как заверяют из Бухареста…

В результате, известные молдавские политические лидеры, люди с более высоким личным и партийным рейтингом, малодушно уступили откровенным политическим маргиналам – Гимпу и Урекяну!

В сущности, либералы Гимпу и Урекян, ради сохранения себя во власти, без долгих раздумий пожертвовали и Конституцией Молдовы, и принципом верховенства закона. Сегодня они находятся буквально в шаге от того, чтобы окончательно пожертвовать и мешающей им демократией.

15-го марта 2010 года для Альянса стал поистине «днём скорби», поскольку разыгравшиеся в этот день события едва не привели к его скоропостижной кончине и похоронам: Венецианская Комиссия дала очень жесткий и однозначный совет: менять нужно не всю Конституцию, а лишь одну 78-ю статью о процедуре избрания президента.

Реформу, сказали эксперты Венецианской Комиссии, нужно проводить через парламент, путем поиска и достижения консенсуса, компромисса с ПКРМ, а не через референдум, как предлагают либералы.

Самое главное заключается в том, что после 16-го июня 2010 года парламент, по мнению экспертов Венецианской Комиссии, нужно распустить в разумные сроки, а изменения, внесённые в Конституцию, станут действующими только после досрочных выборов, уже в новом парламенте.

В то же время, статья 85-я молдавской Конституции, согласно которой, парламент не может быть распущен чаще одного раза в год, была истолкована Венецианской Комиссией явно в пользу молдавских либералов.

Год, сказано в её заключении, значит вовсе не календарный год, то есть период времени с января по декабрь включительно, как утверждала ПКРМ, а год, прошедший с момента последнего роспуска парламента.

В случае с Молдовой, этот момент наступит 16 июня 2010 года. Логика в этом решении, безусловно, есть: промежуток времени в один год был нужен для обеспечения стабильности функционирования новой власти.

ПКРМ мастерски переиграла рекомендации Венецианской Комиссии в свою пользу: дескать, мы со всем согласны, готовы голосовать за изменение 78-ой статьи Конституции в парламенте, но… только при непременном условии его последующего роспуска.

А ведь, помнится, ранее, коммунисты-воронирнцы вообще были категорически против любого изменения Конституции. Более того, они даже утверждали, что, согласно её статьи 85-ой, год может быть только календарным!

Но, в отличие от либералов, ПКРМ проявила несвойственные ей ранее гибкость и быстроту реакции, что дало ей возможность позиционировать себя как «защитницу Конституции и демократии» в Молдове. Партия Воронина решила организовать свой контр-референдум, чтобы вынести на нём вотум недоверия либералам.

Референдум ПКРМ, если он состоится, станет серьезным ударом по электоральным позициям АЕИ. В сущности, ПКРМ могла бы провести инициативу о референдуме и через парламент, будучи поддержанной одной третью его депутатов. Но Воронин и его команда предпочли более сложный путь, решив собрать 350.000 подписей граждан в поддержку идеи референдума.

Практически, ПКРМ, согласно действующему законодательству, имеет промежуток времени в 60 дней для сбора подписей, в течение которого она будет встречаться с электоратом, проводить агитацию на местах против «либеральной Конституции» и Альянса в целом.

Если ПКРМ соберет необходимое количество голосов, правящий Альянс будет лишен каких-либо юридических аргументов, позволяющих ему отказать 350-ти тысячам граждан, требующих проведения референдума.

Это, безусловно, нанесет серьезный морально-психологический удар по Альянсу. Так как закон не предусматривает возможности проведения двух референдумов в один день, (ст.145, (2) Кодекса о Выборах) то ПКРМ, возможно, попытаются провести свой плебисцит раньше референдума АЕИ.

Кодекс о выборах, как известно, не разрешает выносить на референдум вопросы о снятии с должности президента, спикера, премьера, министров, так как всё это относится исключительно к компетенции парламента, правительства и президента (ст.147 (d) Кодекс о Выборах).

Но ПКРМ преследует не юридическую, а политическую цель: вынести вотум недоверия правящему Альянсу и, соответственно, поставить крест на предлагаемой им новой «Конституции».

К тому же, следует полагать, что после первого референдума, проведённого ПКРМ, многие граждане уже вряд ли пойдут на второй, организованный Альянсом.

Обратило на себя внимание, что уже на второй день после принятия Альянсом своего «исторического решения», лидеры ДПМ и ЛДПМ начали всё более заметно дистанцироваться от Михая Гимпу и его решения о принятии новой Конституции.

Первым это сделал почетный председатель ДПМ Думитру Дьяков, который 15-го марта 2010 года в эфире передачи «In Profunzime» заявил, что решение от 9-го марта было принято келейно, только четырьмя лидерами Альянса, без консультации с остальными депутатами, а потому не обладает полной легитимностью.

Чуть позже и лидер ЛДПМ, премьер-министр Владимир Филат также проявил чудеса политической гибкости, заявив, что «европейские структуры» относятся отрицательно к принятию новой Конституции через референдум, а потому досрочные выборы неизбежны.

Под натиском массового возмущения в обществе даже сам лидер АНМ Серафим Урекян заколебался, дрогнул и решил не идти против здравого смысла.

Дело дошло до того, что многие ярые сторонники идеи Михая Гимпу начали прятаться от журналистов по всем углам, избегая прямых вопросов об их отношении к идее конституционного референдума.

Следует признать, что рекомендации Венецианской Комиссии имели серьезные последствия для Молдовы. Они внесли раскол в правящий Альянс, дискредитировали либералов, фактически дали старт началу новой избирательной кампании.

Безусловно, они нанесли чувствительный удар также и по престижу созданной Михаем Гимпу «Конституционной комиссии» и репутации её председателя Виктора Попа, который, как заведённый, всё ещё продолжает твердить, что «досрочных выборов можно избежать».

В пятницу, 19-го марта 2010 года, ПКРМ нанесла второй удар по Альянсу, предложив заключить «Пакт о преодолении политического кризиса» при посредничестве европейцев. Суть этого «пакта» в том, что коммунисты предложили в нём конкретные даты изменения конкретных положений Конституции.

Коммунисты предлагают, в частности, до 31-го марта 2010 года достичь консенсуса в парламенте, чтобы затем обратиться в Конституционный суд, который должен рассмотреть не в течение полугода, а в самые кратчайшие сроки, инициативу об изменении Конституции.

Предложенный ПКРМ проект «Пакта о преодолении политического кризиса» стал плохой новостью для ЛП и АНМ, лидеры которых не могут не понимать, что шаги, предлагаемые коммунистами, и обозначенные в нём точные даты имеют своей целью вписаться в процессе реформирования Конституции до 16-го июня 2010 года, после чего парламент нужно будет распустить.

Это вызвало истерическую реакцию у лидеров Либеральной партии и Альянса «Наша Молдова». Впрочем, оно и понятно, так как для них досрочные выборы – это политическая смерть.

Отсюда и все их хилые «аргументы», суть которых состоит в том, что, дескать, ПКРМ доверять ни в коем случае нельзя.

ЛПМ не приемлет какой-либо «пакт» с коммунистами ещё и потому, что они предлагают изменить только 78-ю статью Конституции. Зачем же тогда «комиссия Гимпу» предложила новый проект Конституции? Что скажут по этому поводу заграничные спонсоры?

ДПМ и ЛДПМ тоже не очень довольны тем, что ПКРМ, говоря о консенсусе, предлагает избрание президента страны парламентом, а не народом. То есть, на принципиальные уступки в этом вопросе коммунисты не идут.

А ведь за прямое избрание президента народом ратует сегодня более 75% населения Молдовы, да и сама Венецианская Комиссия тоже не имеет ничего против этого. В конце концов, это позволит обеспечить легитимность системы, поддержку народом курса реформ.

Как это ни странно, но ЛП и ПКРМ в плане формы правления стоят на одних и тех же позициях: ратуют за «чистый парламентаризм».

Позицию лидеров ЛП понять можно - им просто не с кем идти на выборы президента. А вот позиция ПКРМ не совсем понятна. Вполне возможно, что это просто нежелание дать шанс Мариану Лупу.

Среди лидеров Альянса только один Дмитрий Дьяков заявил, что предложение ПКРМ стоит изучить. Остальные промолчали. Всё дело здесь в том, что опытный политик Дмитрий Дьяков лучше других понимает, что публично отказаться от европейских посредников и идти наперекор рекомендациям Венецианской Комиссии для любой партии может «выйти боком» на выборах.

Но лидер молдавских либералов Михай Гимпу с каким-то поистине маниакальным упорством продолжает идти против всех, представив 20-го марта 2010 года свой (именно «свой»!) проект новой Конституции, разработанный созданной им ранее комиссией.

Наперекор всем рекомендациям ЕС, Штефан Урыту, советник Михая Гимпу, вдруг предложил организовать в нынешнем парламенте еще один тур президентских выборов.

Таким образом, Молдова фактически повторяет украинский сценарий: Комиссия Ющенко по изменению Конституции(2008 год), выход из неё партнеров по альянсу, жёсткая позиция Венецианской Комиссии, и… провал затеи с изменениями Конституции.

Согласно проекту новой Конституции, предложенному Михаем Гимпу, в ней были изменены 80 статей и внесено 31 новых. В частности, предлагается внедрить румынский язык, изменить районы на регионы, дать право голосования с 16 лет.

В статье 16-ой «новой» Конституции предусматривается возможность пересмотра статуса постоянного нейтралитета Молдовы «в случае угрозы суверенитету, целостности и унитарного характера государства».

Другими словами, Михай Гимпу с самого начала предлагает совершенно неприемлемый вариант Конституции. Поэтому на первом же заседании Альянса по вопросу о новой Конституции лидеры ЛДПМ и ДПМ не поддержали этот проект. Министр юстиции Александр Тэнасе справедливо заметил, что за два месяца разработать хорошую новую Конституцию просто физически невозможно.

Обнадеживает позиция Мариана Лупу, который заявил, что избрание главы государства нынешним составом парламента - это вопрос уже окончательно исчерпанный. Тем самым, Мариан Лупу доказал, что для него должность президента не может стоять выше верховенства закона.

Хотя, чисто гипотетически, выборы провести можно: объявить, что были нарушены закон о статусе депутата и процедура избрания президента, на этом основании аннулировать первые два тура, а затем провести новые выборы главы государства.

Самое странное во всей нынешней ситуации заключается в том, что ни один из членов АЕИ не решается прямо заявить, что принятие новой Конституции в нынешней ситуации – это авантюра!

Дело дошло до того, что 23-го марта 2010 года лопнуло, наконец, терпение у Евросоюза. Председатель Европейской Комиссии Жозе Мануэль Баррозу в ходе встречи с молдавским премьером Владимиром Филатом, состоявшейся в Брюсселе, заявил буквально следующее: «Мы ожидаем, чтобы Молдова внедрила рекомендации Венецианской комиссии».

Эта позиция была подтверждена и Дирком Шубелем (Dirk Schuebel), послом Делегации ЕС.

Так же считает и председатель Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) Мевлют Чавушоглу, который решил лично прибыть в Молдову, где заявил, что сейчас нужно и можно менять только 78-ю статью в молдавской Конституции.

Дело дошло до откровенного курьеза: Евросоюз через своего комиссара по расширению выслал по факсу изложение своей позиции лично Михаю Гимпу.

Это заявление ЕС и ПАСЕ означает, что Молдова зашла слишком далеко. Нужно как можно быстрее остановиться и найти консенсус в парламенте. Иначе Кишинёв рискует нарваться на жёсткие санкции, оказаться в международной изоляции, создать себе отрицательный имидж.

Вполне возможно, что предложение ПКРМ о «пакте» и предложение Владимира Цуркана о создании парламентской комиссии по доработке 78-ой статьи Конституции могут быть приняты за основу.

23 марта 2010 года, молдавское гражданское общество, узнав о позиции ЕС, вышло с предложениями о посредничестве между АЕИ и ПКРМ.

Суть этой акции лежит на поверхности: НПО пытаются спасти репутацию Альянса, удержать его от конфликта с Европейскими структурами. Молдавское гражданское общество понимает, что если дело дойдет до референдума – риск его провала слишком очевиден.

Если Михай Гимпу заставит Альянс голосовать за новую Конституцию, а не за одну её статью – это опять-таки будет чревато провалом. АЕИ просто не сможет договориться по новой Конституции и полностью дискредитирует себя.

Своим проектом новой Конституции Михай Гимпу разделил общество, разжег страсти в Гагаузии, где стали требовать федерализации Молдовы, выставил страну в дурном свете.

Если партии Альянса будут обсуждать другие статьи Конституции, (кроме 78-ой), это будет означать, что они пошли против рекомендаций ЕС и ПАСЕ и дискредитируют страну.

Более того, если Альянс пойдет на референдум по новой Конституции, снизив при этом порог участия до 50%+1, то это вообще будет не референдум, а манипуляция общественным мнением. Поэтому решения такого «референдума» не будут легитимны.

Учитывая все эти обстоятельства, становится очевидно, что после 16 июня 2010 года парламент должен быть распущен, хочет этого лично Михай Гимпу, или же нет.

В противном случае, это будет называться «узурпацией власти». А узурпация власти – это преступление и первый признак диктатуры. Тогда молдавскому народу придется самому действовать, чтобы защитить демократию от самих демократов. Со всеми вытекающими из этого негативными последствиями.

Если молдавская политическая элита не опомнится в самые кратчайшие сроки, тогда вновь может повториться страшный апрель 2009 года. Но нет никакой уверенности в том, что на сей раз его цвет будет «оранжевым».

Обсудить