Нужен ли Приднестровскому руководству приостановленный visa-ban?

Помнится, тогда неизменный лидер приднестровского чёрного списка сказал не для прессы, что если он и посещал европейские страны развитого капитализма, в частности, Германию, то только для того, чтобы здоровье поправить, а не личные счета открывать в банках. «Ну, значить придется пользоваться услугами московских врачей». Право слово, они не хуже.

В конце февраля этого года Евросоюз приостановил до конца сентября 2010 запрет на въезд представителей руководства Приднестровья в страны ЕС. Однако полностью этот запрет не снят. Формально – он продлён на один год с оговоркой, что теоретически группа представителей приднестровских властей под запретом, но в действительности - они могут запросить визу. Несколько ненормальная юридическая казуистика. Мол, посмотрим, как будет себя вести приднестровское руководство, глядишь - и вовсе отменим. Как модно сейчас выражаться – «ЕС послало сигнал».

Режима запрета на въезд в ЕС для приднестровской верхушки имеет семилетнюю историю. В первый раз запрет на въезд был введен ЕС в конце февраля 2003 г. и с тех пор продлевается ежегодно. Введение запрета объяснялось "нежеланием режима поддерживать усилия международного сообщества по приднестровскому урегулированию". Летом 2004 года, когда возник так называемый «кризис молдавских школ» список приднестровских персон нон-грата в ЕС пополнили еще несколько чиновников, виновных, как считалось, в запугивании педагогов и учеников молдавских школ с преподаванием на основе латинской графики и закрытии этих учебных заведений на территории Приднестровья. Запрет поддержали США и новые члены ЕС. Опять же – вполне явственный «сигнал».

Идея таких визовых ограничений для упомянутых персон, кстати, родилась в Кишиневе, а не Брюсселе. Кишинев, резко разворачивавшийся в конце 2003 в сторону «западных партнёров» (странное словосочетание, если реально оценивать значимость Молдовы как партнёра для ЕС и США), активно стал привлекать их и в приднестровский «самый легкоразрешимый конфликт». Ну и предложения были соответствующие. К примеру, не дать воспользоваться возможностью приднестровской верхушке посещать ЕС.

Помнится, тогда неизменный лидер приднестровского чёрного списка сказал не для прессы, что если он и посещал европейские страны развитого капитализма, в частности, Германию, то только для того, чтобы здоровье поправить, а не личные счета открывать в банках. «Ну, значить придется пользоваться услугами московских врачей». Право слово, они не хуже.

В 2007 г. депутат Европарламента от Эстонии, сопредседатель комитета по парламентскому сотрудничеству РМ-ЕС (кстати, в советское время работавшая на журналистской (далеко не диссидентской ниве) Марианн Микко призвала также Россию "запретить выезд за пределы региона представителей руководства Приднестровья, которые объявлены Евросоюзом персонами нон-грата". Но это призыв, конечно же, строго для масс-медиа. Зачем российскому руководству запрещать въезд на территорию РФ своим гражданам (все попадавшие и вылетавшие из списка - граждане России, в списках неизменно указывались номера заграничных паспортов первой четверки списка)? Нелепица какая-то. Микко также предлагала, что требование о закрытии границ для лидеров Приднестровья следует выдвинуть и Украине, так как "политическая и экономическая элита Приднестровья беспрепятственно передвигается, используя территорию России и Украины". Мол, пользуются все одесским аэропортом, переводя на понятный язык. Украина также не прислушалась к этим предложениям. Не секрет, что практически все «списочники» обладают и украинским гражданством и теперь уже Украине, если воплощать наяву эти идеи Микко, тоже надо было обосновывать запрет на въезд в страну своим гражданам. Конечно, никто на это не пошел.

Приднестровское руководство также в долгу не осталось и в ответ на действия ЕС Приднестровье запретило с февраля 2003 г. въезд в регион и транзит через него руководства Молдовы. Доходило в этом состязании «кто кого не пустит» до абсурда. Молдавское руководство, например, в одно время до того разохотилось, что объявляло в уголовный розыск все тогдашнее приднестровское руководство (противоположную сторону переговорного процесса, отметим).

Возвращаясь к собственно европейским «спискам невъездных». Список состоит из двух частей. В первой президент, министры силового блока, прокурор, замы министров, бывшие министры. Второй список из шести человек возглавляла бывший министр юстиции Галина Урская, а затем, по порядку - главы администраций Дубоссар, Тирасполя, Рыбницы, Бендер

Первая часть «списка 2009» включала в себя 13 человек с неизменными все семь лет тремя персонами с одинаковой фамилией «Смирнов» во главе списка. Номер первый - Игорь Смирнов, лидер Приднестровья. Номера два и три: оба его сына - Владимир, возглавляющий Государственный таможенный комитет, и Олег - председатель правления "Газпромабанка", депутат Верховного Совета и лидер пропрезидентской Патриотической партии. Интересно, что в списке все семь лет сохраняет своё место Виктор Балала, который снят с должности министра юстиции по настоянию ВС еще три года назад и в приднестровской столице уже не проживает. По мнению ЕС, эти госчиновники «несут непосредственную ответственность за отсутствие прогресса в приднестровском урегулировании». Может Балала с тайной миссией что-то делает «для отсутствия прогресса в приднестровском урегулировании» в России, куда он выехал?

В 2009 – перестали быть персонами нон-грата для ЕС шесть человек: бывший председатель ВС Евгений Шевчук, Эдуард Косовский - бывший глава Приднестровского Республиканского банка, Сергей Леонтьев - бывший вице-президент Приднестровья, Анатолий Каминский - бывший вице-спикер (ныне спикер приднестровского парламента), Борис Акулов - бывший министр информации и телекоммуникаций, позже постоянный представитель Приднестровья на Украине.

Кстати – ни Шевчука, ни Каминского, ни нынешнего министра иностранных дел Ястребчака не внесли «в черный список 2010 года». Опять «сигнал европейский»?

В этом году, наверное, в связи с потерей постов, исключены упомянутая Галина Урская - бывший министр юстиции, бывший прокурор ПМР – Виктор Захаров, а также спикер первых трех созывов приднестровского парламента – Григорий Маракуца.

Однако, как было уже замечено ранее, уход с поста, потеря должности – не означает, что персона, попавшая в «списки невъездных» выйдет из неё. В частности г-н Лицкай, в своё время бывший госсекретарём, а после и министром иностранных дел региона – остался в списках. Наверное – это маленькая месть европейцев бывшему приднестровскому дипломату, отличавшемуся во время своего нахождения на посту – известной некоторой вольностью поведения в общении с западными дипломатами в том числе.

И в завершении. Почему же всё-таки ЕС в этом году пошёл на такой шаг, назовём его условно, «вроде можно»? Скорее всего, уж очень явно стало видно, что такого рода меры, на переговорный климат не влияют. А если и влияют, то не очень положительно. Приднестровское руководство время от времени устраивает свой «виза-бан». Ну, например, возникает стойкое желание проверить какого-нибудь западного дипломатического представителя на границе. Долгая это процедура, как выясняется. Проверяют, согласовывают пограничники приднестровские со своим руководством, стоит или не стоит разрешать въезд. Ну, с западными товарищами как-то более дипломатично, а вот с молдавскими представителями – с теми попроще. Скажут сверху «нет», «не пускать без разрешения» - и всё, баста. К примеру, на футбольный матч в Тирасполь хочется кому-то из кишиневской элиты прокатится, а тут никак. Что ж сделаешь, нельзя, согласований не было!

Кроме того, честно признаемся, не особо печалило большинство «списочников» существование списков. Если проходила какая-то встреча в странах ЕС важная, и приглашены были туда те, кто есть в списке, - летели, получали визы без проблем. Дипломатия – дело тонкое. Найти обоснования для исключения из правил – можно.
А не по работе чего лишний раз кататься, в нынешнее-то, кризисное время?!

Обсудить