Синдром пролетария или земля для «иностранцев»

Но главное препятствие для возрождения бизнеса это нынешний раскол в обществе и политическая нестабильность, безответственное бравирование политических оппонентов своей непримиримостью, пещерная неспособность идти на компромисс. Пора понять, деньги любят тишину. И пока не будет в стране согласия, нам с колен не подняться.


В настоящее время в Молдове действует правовая норма, если предприятие в уставном капитале имеет даже самую минимальную долю иностранного капитала, то оно лишено права купить землю сельскохозяйственного назначения. Таким образом, компания созданная в Молдове с участием иностранного капитала и являющаяся резидентом, может производить сельскохозяйственную продукцию только на условиях аренды возделываемой земли. И дискуссии: продавать таким компаниям землю или нет то, разгораясь, то, утихая, идут, практически, с того самого дня, когда эта земля стала в нашей республике товаром.


Все аргументы, поддерживающие такой запрет, очень напоминают начальный период приватизации в республике, когда абсолютное большинство наших сограждан опасались, что кооператоры и им подобные, заработавшие большие деньги неправедным путем, скупят все предприятия и начнут нещадно эксплуатировать трудящихся. Этакий «синдром пролетария». Этот синдром все девяностые годы не давал нашим коммерческим банкам выйти за рамки закрытых акционерных обществ. А сегодня в них три четверти уставного капитала иностранные. Это не только деньги, пришедшие в республику, но и передовые банковские технологии. И абсолютным большинством это воспринимается, как норма. Со стороны государства в лице, прежде всего, Национального банка выработаны эффективные методы регулирования банковской деятельностью.


Вот и во всех дискуссиях о продаже сельскохозяйственных угодий главным аргументом запрета выдвигается то, что земля у нас дешевая. У молдавских граждан, дескать, денег нет, а «иностранцы» ее скупят не для выращивания сельскохозяйственных культур, а с целью спекулятивной перепродажи в ожидании последующего взлета цен. В результате наши сограждане, ныне ее возделывающие, останутся без главного источника своего существования. Особенно жаркие споры между оппонентами развернулись по данной проблеме в последнее время, приобретя политическую окраску. Поэтому попробуем еще раз расставить некоторые акценты.


У нас крайне примитивное сельское хозяйство. Производственный потенциал, созданный при советской власти безвозвратно утерян. Отдельные примеры эффективных производств являются исключением из общих правил ведения аграрного бизнеса. И эти оазисы функционируют не благодаря, а вопреки всей системы нашей бизнес среды. По урожайности сельскохозяйственных культур, продуктивности животных, другим показателям эффективности мы отброшены не просто на десятки лет назад, наша продукция из-за низкой производительности труда и параметров качества в своей основной массе стала не конкурентно способной. В результате абсолютное большинство тех, кто трудится на земле, влачит нищенское существование. Мы пытаемся поддержать аграриев отдельными дотациями, заградительными импортными пошлинами, но при этом как бы забываем, что завышенные цены сырья тяжелым бременем ложатся на экономическую эффективность переработчиков сельхоз продукции, да и за повышенную стоимость «свежья» мы расплачиваемся нашими самыми низкими в Европе зарплатами и пенсиями.


Именно крайне низкая норма прибыли, а зачастую и убыточность в нашем сельском хозяйстве предопределяет «дешевизну» такого производственного актива, как земля. Разумеется, если не предполагается ее выведение из сельхоз оборота. Оснований на ближайшую перспективу, что норма прибыли в отрасли существенно возрастет, пока нет. Поэтому и реальность массовых спекулятивных сделок с землей маловероятна.


Чтобы сделать нашу сельскохозяйственную продукцию реально конкурентно способной, нужны огромные долгосрочные инвестиции в мелиорацию земель, закладку многолетних насаждений, производственную инфраструктуру выращивания и переработки сельскохозяйственной продукции, в технику, в семенной и посадочный материал, продуктивный скот и птицу, удобрения и средства защиты, в современные технологии производства и переработки и многое другое. У молдавских бизнесменов таких денег нет и в обозримом будущем не предвидится. Сегодня торговля и сфера услуг в нашей республике дают самый высокий доход на вложенный капитал. Туда и перетекают деньги. Да и наши кадры в своей основной массе не готовы работать на уровне мировых требований. В условиях ускоряющегося в развитых странах научно-технического прогресса мы не просто топчемся на месте, нам реально угрожает дальнейшая деградация аграрного сектора ввиду все увеличивающегося разрыва уровней производственного потенциала.


Все разговоры о потенциальных возможностях длительных сроков аренды мало состоятельны. Ибо арендатор, вкладывающий средства в долгосрочные программы, всегда рискует, что арендодатель в какой-то момент захочет пересмотреть размер арендной платы в сторону ее увеличения. А у «иностранца» нет желания входить в длительные судебные разбирательства в чужом государстве. Да и банкам запрещено выдавать кредиты под залог имущества, расположенного не на собственной земле. Мировая экономическая культура предполагает использование не только собственных денег, но и чужих.


Разумеется, нельзя допустить, чтобы сельскохозяйственная земля стала только товаром для перепродажи. Сегодня, к сожалению, и без участия «иностранцев» мы можем увидеть множество массивов длительно не возделываемых земель, которые становятся рассадником сорняков, вредителей и болезней. Поэтому необходимо совершенствовать и наше законодательство. У нынешнего бездействующего собственника землю уже не забрать, но для тех, кто будет приобретать землю в будущем целесообразно ввести норму: купивший землю, и не только «иностранец» обязан обеспечить ее возделывание и не допускать эрозии. Если сельскохозяйственная земля не используется по прямому назначению в течение скажем 2-3 лет, то она должна быть принудительно продана с аукциона следующему владельцу. Средства от продажи за вычетом издержек по аукциону, разумеется, возвращаются прежнему владельцу.


К сожалению, только разрешение для «иностранцев» покупать землю проблемы ретехнологизации сельского хозяйства не решит. Это лишь один из многих, но неотъемлемых факторов привлекательности организации бизнеса в отрасли. Необходимо реализовать и другие реформы по привлечению инвестиций и не только иностранных, созданию в Молдове действительно привлекательной бизнес среды. А с ней, как известно, у нас далеко не все в порядке. Но главное препятствие для возрождения бизнеса это нынешний раскол в обществе и политическая нестабильность, безответственное бравирование политических оппонентов своей непримиримостью, пещерная неспособность идти на компромисс. Пора понять, деньги любят тишину. И пока не будет в стране согласия, нам с колен не подняться.

Михаил Пойсик, доктор экономики

Обсудить