Молдова: год спустя после «плиточной» революции

В Киеве почему-то упорно верили, что для Кишинева разрешение двусторонних проблем с Украиной — жизненная необходимость, и ожидали начала конструктивного диалога по всему спектру украинско-молдавских отношений, включая приднестровское урегулирование.

Седьмого апреля исполнился год со дня массовых беспорядков, прошедших в Кишиневе и названных «плиточной» революцией в силу того, что главным орудием в руках «пролетариата» оказалась тротуарная плитка.

По иронии судьбы, инсценированная не без участия тогдашнего коммунистического руководства страны попытка свержения конституционного режима стала «началом конца» безраздельного правления компартии Молдовы.

Уже в августе прошлого года ко власти в Молдове пришел правоцентристский альянс «За европейскую интеграцию», который заявил одним из своих приоритетов нормализацию отношений с соседними странами — Украиной и Румынией. Многие в Украине тогда с воодушевлением восприняли победу проевропейских сил в соседнем государстве, предположив, что это позволит сдвинуть с места годами нерешаемые проблемы признания собственности и завершения договорно-правового оформления границ.

В Киеве почему-то упорно верили, что для Кишинева разрешение двусторонних проблем с Украиной — жизненная необходимость, и ожидали начала конструктивного диалога по всему спектру украинско-молдавских отношений, включая приднестровское урегулирование.

К сожалению, на данный момент приходится констатировать отсутствие серьезных сдвигов по ключевым вопросам между Киевом и Кишиневом. Самый, казалось бы, простой технический вопрос — передача Украине акта собственности на землю в районе Паланки — в последнее время был максимально заполитизирован противоположной стороной. Что уж говорить о вещах, в решении которых необходимо проявление политической воли, как то проблема демаркации в районе Джурджулешть и Днестровской ГЭС? Попробуем разобраться в причинах такого положения вещей.

Во-первых, существующая с украинской стороны повестка дня двусторонних отношений не представляет особого интереса для Кишинева. Киеву давно пора признать, что Кишинев решил свои первоочередные проблемы относительно энерготранспортного комплекса Джурджулешть — он запущен и успешно функционирует, несмотря на незавершенность договорно-правового оформления границы на этом участке. Вопрос гидроузла в районе Днестровской ГЭС также не интересен Кишиневу — эту тему там эксплуатируют в основном как противовес обвинениям в нарушении экологических норм в районе молдавского порта Джурджулешть. Уж тем более никого не прельщает возвращение Украине старого «долга» в виде дороги в районе Паланки, которую РМ обязалась передать в обмен на получение выхода к морю, того самого, на котором сегодня построен порт Джурджулешть.

Во-вторых, в Молдове сложилась сложная внутренняя ситуация. Состоящий из четырех партий правящий альянс «За европейскую интеграцию» еще с первых дней прозвали союзом ужа с ежом, настолько разными были программные установки этих партий. На данном этапе, когда страна зашла в фазу глубокого конституционного тупика и уже в ближайшие полгода можно ожидать новых досрочных парламентских выборов, говорить о принятии каких-либо решений на украинском направлении крайне непросто. Сложилась ситуация, когда «украинская карта» стала заложницей внутриполитических дебатов не только между правящим альянсом и оппозицией во главе с коммунистами, а и в рамках самой коалиции. Не секрет, что ее сегодняшние члены рассматривают друг друга в качестве электоральных конкурентов на ближайших выборах. Сейчас их соперничество становится особенно острым с учетом того, что ряд членов альянса вообще рискуют не попасть в состав следующего парламента.

В-третьих, отдельного внимания заслуживает роль Бухареста, чья тень накладывает гораздо более существенный отпечаток на ход украинско-молдавского диалога, чем это было во времена правления команды экс-президента РМ Владимира Воронина. Сегодня достаточно широко известно о том, что власти Румынии крайне болезненно восприняли факт подписания в декабре 2009 года между Украиной и Молдовой протокола о сотрудничестве в сфере обеспечения прав национальных меньшинств. Румынские элиты всячески укрепляют надежды отдельных молдавских политиков о том, что путь их республики в Европейский Союз лежит якобы через включение в «пакет» Западных Балкан, а не через программу «Восточного партнерства». Существует угроза, что средства ЕС, выделенные на реализацию инфраструктурных проектов между Румынией, Украиной и Молдовой, будут в основном использованы без участия нашей страны.

Видимое потепление между Кишиневом и Бухарестом является совершенно нормальным и естественным процессом, если, конечно, не брать в расчет то, что молдавские власти стали в последнее время уж очень чувствительны к рекомендациям Румынии, в т.ч. относительно украинско-молдавского диалога. Словом, ничего личного, только бизнес.

Безусловно, молдавское руководство понимает, что отгородиться от Украины ему не удастся, потому избрало для себя путь наименьшего сопротивления — имитировать двусторонний политический диалог с Украиной. Это достигается такими средствами как, например, «забалтывание» проблем в рамках разного рода промежуточных протоколов о намерениях, затягивание сроков проведения заседаний совместной украинско-молдавской демаркационной комиссии, откладывание принятия
каких-либо принципиальных решений якобы из-за критических публикаций в СМИ и пр.

Тем не менее нужно признать, что одной из главных причин отсутствия существенных подвижек в разрешении проблем украинско-молдавских отношений является нехватка системного внимания ко взаимоотношениям с Молдовой со стороны руководства Украины. В итоге Кишинев ведет себя именно так, как наша страна это позволяет. В отечественном МИДе еще иногда проскальзывает патетическая фраза о том, что «мы — не Россия, и не можем себе позволить грубо перекрывать краны своему соседу». Однако нельзя исключать, что в какой-то момент украинские компетентные структуры могут приостановить ввоз в Украину некачественной винодельческой продукции какого-либо молдавского предприятия («случайно» контролирующегося одним из представителей молдавских властных элит). Так, в частности, Роспотребнадзор РФ на прошлой неделе обнаружил, что винодельческая продукция, поставляемая молдавским предприятием «Леон Гри» не отвечает гигиеническим стандартам… Следует заметить: когда дело касается обеспечения российских национальных интересов в Молдове, рассказы молдавских дипломатов о сложной внутриполитической ситуации, каких-то критических публикациях в СМИ и т.п. априори не проходят. Москва, как и ранее, слезам не верит…

Кстати, Москва всерьез обеспокоена румынским креном сегодняшних властных элит в Кишиневе, предполагая, что в среднесрочной перспективе это может привести к ослаблению российских позиций в регионе и возможной дестабилизации в зоне приднестровского конфликта. Сегодня уже вполне очевидно, что для новой молдавской элиты вопрос приднестровского урегулирования является скорее декларативным приоритетом, нежели реальным. Тирасполь не без удовлетворения продолжает саботировать возобновление переговорного процесса по приднестровскому урегулированию, мотивируя это отсутствием полноценного президента Республики Молдова и временностью нынешней власти в Кишиневе.

Безусловно, такая ситуация не может удовлетворять ни Киев, ни Москву, имеющих, к слову, во многом схожие подходы по ряду принципиальных моментов — обеспечение мира и стабильности в зоне конфликта, сохранение территориальной целостности Республики Молдова, обеспечение особого статуса Приднестровья в составе объединенного государства и т.п. В этом контексте вполне логичным было бы объединение усилий двух стран для придания нового импульса переговорному процессу, возвращения руководства сторон к прямому диалогу в интересах разрешения первоочередных проблем населения по обе стороны Днестра. 10 апреля в Киеве с визитом будет находиться министр иностранных дел России С.Лавров, который обсудит со своим украинским коллегой в т.ч. и ситуацию в зоне приднестровского конфликта.
zn.ua

Обсудить