Роль и взаимосвязь науки и политики в стабилизации национальной экономики

Отдельные из представителей законодательной и исполнительной власти, являющиеся несомненно честными и патриотически настроенными людьми, довольно приблизительно представляют экономические и социальные последствия принимаемых ими решений.


Глубокие кризисные явления, охватившие в настоящее время мировую и европейскую экономики в условиях глобализации международных экономических связей не могли не вовлечь в этот процесс и национальную экономику Республики Молдова.

К сожалению, в массовом сознании последствия этих существенных негативных изменений отождествляются с влиянием экономической науки. При этом, что характерно, забывается о политике, о разрозненных и даже взаимоисключаемых политических решениях и действиях многочисленных министерств и ведомств экономического профиля, политических партий и общественных движений, а обсуждаемые результаты экономической деятельности и их последствия напрямую связываются с экономической наукой.


Такое нигилистическое отношение к науке вообще, и в частности, к экономической теории, её выводам и рекомендациям, сказывается не только на падении престижа научной (или более того – духовной деятельности), но и весьма негативно сказывается на самом общественном развитии.


Научное сообщество (прежде всего исследователи в области гуманитарных и особенно экономических наук) реально ощущает эту тенденцию, которая более чем когда неуместна в годы глубокого реформирования материальной и духовной сфер деятельности и, мягко говоря, не пользуется большой общественной поддержкой и симпатией на транзитном этапе к развитому рынку. Отсюда отставание в развитии фундаментальных, теоретико-методологических направлений исследований, невостребованность значительного научного потенциала, отсутствие притока молодых кадров–исследователей, и как следствие – недостаточность оказания влияния на деятельность правительственных экономико-финансовых институтов.


Общеизвестно, что в силу ряда особенностей переходного этапа развития экономики Молдовы, связанных прежде всего с состоянием её реального сектора и незрелостью сложившихся на данный момент рыночных отношений, обусловленных, в свою очередь недостаточной развитостью инфраструктуры рынка и отсутствием многих необходимых её сегментов (финансово-кредитных институтов, товарных бирж, транспортных и телекоммуникационных средств связи и т.д.), недостаточно развитой конкурентной средой, а также пробелами в отечественном законодательстве бизнес-среды, многие из направлений научных проектов ожидают лучших времён для разработки, а отдельные завершенные проекты испытывают серьёзные затруднения в их внедрении и использовании в массовом производстве.


Это, так сказать, – объективные причины и их понять можно. Другое дело, когда научные разработки содержащие, востребованные практикой предложения и рекомендации, в процессе их продвижения в сферу материального производства и услуг, сталкиваются с суждениями и оценками преимущественно субъективного характера.


Особую озабоченность у экономистов-исследователей вызывает дефицит доверительности во властных органах к завершенным разработкам, из-за односторонне-произвольного их трактования и использования, будучи приверженными определённым групповым корпоративным интересам, в результате чего экономисты теряют возможность самостоятельно и независимо оценить и защитить полученные научные результаты и рекомендаций. Многолетний опыт планирования научных и исследовательских работ показывает, что если с определением в высших органах власти приоритетных стратегических направлений исследования следует бесспорно согласиться, то с оценкой научно-практической значимости работ ситуация оставляет желать лучшего. Прежде всего, назрела необходимость и неотложность пересмотра и упорядочения оценки и общественного признания результатов и рекомендаций научных разработок экономического профиля.


Инновационные продукты социально-экономического профиля, представляя собой интеллектуальную собственность, и казалось бы защищенные авторским правом, в процессе технологического трансфера поступают соответствующим отраслевым министерствам и далее в правительство и парламент. Однако, проходя определённую одностороннюю корректировку и редакцию разработанных аналитических материалов, прогнозов и рекомендаций, осуществленные уточнения и дополнения во многих случаях приводят к защите узковедомственных, а не национальных интересов.


Довольно широко используемой формой воздействия организованных хозяйственных интересов на принятие решений и их исполнение государственными органами власти является, так называемая, личная уния, другими словами личное участие представителей различных союзов в законодательных и исполнительных органах государства. Зачастую, имеют место предоставление профессиональным политикам и чиновникам информации, аргументов и проектов решений, выгодных тем, кого эти лоббисты представляют, а также завуалированное или даже прямое лоббирование целей партийных фракций и политических движений. По существу, в конечном варианте научной разработки её содержание претерпевает изменения и, более того, даже и заимствование основополагающих идей, лишая тем самым исполнителей их авторского права. При этом авторы предлагаемых наукой рекомендаций от процесса обсуждения отстраняются, а исходный альтернативный вариант, не только не получает общественного признания, но в последствии даже не упоминается.


При всём этом, не безосновательно и мнение о том, что во многом ответственность за создавшееся положение лежит на самой науке и научном сообществе. Так, практикуемая в настоящее время технология продвижения рекомендуемых социально-экономических разработок послужила причиной приспособления науки, вынудившая её перейти к более упрощенным формам завершения исследований, адаптированных сложившимся условиям внедрения. Вследствие этого, многие прогнозные разработки, предложения по организационной реструктуризации экономики и совершенствованию механизма её функционирования в последние годы стали рекомендоваться фрагментарно и многовариантно, разной типологии и различных сценариев (пессимистичный и оптимистичный), вяло и неоднозначно выражая собственную точку зрения, явно уступая право выбора востребованного варианта и предоставляя тем самым возможность для непрофессиональных суждений и оценок.


Материалы исследований стали всё более приобретать характер общей ориентации для принятия государственных экономико-политических решений. Отдельные из представителей законодательной и исполнительной власти, являющиеся несомненно честными и патриотически настроенными людьми, довольно приблизительно представляют экономические и социальные последствия принимаемых ими решений. В результате они вынуждены голосовать лишь по убеждению, основанному на знании вопроса, в соответствии со своей партийной или групповой принадлежностью. В еще более сложной ситуации оказываются ученые-экономисты. Лишившись авторского права и его защиты в дискуссиях, не участвуя в обсуждении принимаемых решений и оценок альтернативных вариантов инициируемых ими проектов, они таким образом подпадают под тяжёлый чиновничий пресс и теряют способность реально и эффективно влиять на изменения экономического положения в стране. В конечном счете, даже решения принимаемые с благими намерениями в своей основе содержат недостаточную или неправильную, преднамеренно одностороннюю информацию, или же опираясь на партийно-политические доктрины, не учитывают научную аргументацию, обобщенные рекомендации и их долгосрочные последствия.


Представляется, что постоянно помня об остроте экономических проблем Молдовы, научное сообщество и, прежде всего, исследователи социально-экономического профиля должны не только в интересах самореабилитации, но и ради отстаивания здоровых научных амбиций, попытаться в новых условиях демократизации общественной жизни, преодолеть индифферентность и пассивность при защите своих работ, настойчиво и обоснованно аргументировать их научную новизну и практическую эффективность, предлагать альтернативные пути решения проблем высоко- профессионально и в полной независимости от каких бы то ни было политических интересов.


С другой стороны, важно, чтобы органы власти в основе своей деятельности руководствовались прежде всего общенациональнами интересами и поняли наконец, что нельзя отождествлять экономическую теорию со схоластикой, что необходимо уйти от нигилистических настроений при оценке научных разработок и принятии политических и государственных решений. Нет нужды привести примеры огромных экономических и социальных потерь, которые сопровождают современный переходной процесс, как в общественно-политической, так и в экономикой жизни. Их глубина свидетельствует о нарушении закономерных эволюционных изменений, в том числе и в экономике, а масштабы разрушений и потерь являются следствием насилия, исходящего от политических факторов и околонаучных сил, реализовавщих идеологизированные, умственно составленные схемы и штампы, полностью игнорирующие взаимосвязь и зависимость обновления общества с процессами наследования и приемственности в общественном развитии, не отвечающие закономерностям логики преобразований и трансформации общественной жизни.


Иными словами, уходя из области дискуссии о теоретических проблемах имеющих экономико-философский характер и несомненно предусматривающих усиление регулирующего воздействия на процессы преобразования системы хозяйствования, опирающейся на общественную поддержку, на выводы науки и прогрессивные тенденции общественного развития, подчеркнём необходимость постановки следующих принципиальных вопросов.


Прежде всего, успешная и эффективная реализация переходных процессов предполагает приоритетность государственного начала в усилении регулирующей функции, в первую очередь, в поддержании нормального правопорядка и законности в стране, создании реальной конкурентной среды, решении назревших социальных проблем.


Другим, на менее важным, принципиальным вопросом является ориентация академической науки на разработку фундаментальных теоретико-методологических основ переходной экономики, как исходной базы подготовки молодых кадров и повышения квалификации действующих менеджеров государственных органов власти в области экономической деятельности на макро-, мезо- и микро- уровне национальной экономики. Здесь особая важность должна уделяться предупредительной функции экономической науки, т.е. её прогностической или экспертной направленности. Вместе с тем, науке нельзя отказывать и в эвристической, познавательной функции, осознании новых реалий в процессе поиска истины посредством конструктивной разработки социально-экономических концепций и программ экономического роста.


Трудно переоценить роль социально-экономических научных разработок. Характер и направления научных исследований в области государственного регулирования стабилизационных процессов в экономике за последние два – три десятилетия претерпели существенные изменения. Позиции сторонников неокейнсианской и неолиберальной доктрин позволили яснее понять степень необходимости, пределы допустимости, условия и средства достижения экономической стабилизации в стране, как предпосылки долговременного и устойчивого роста национальной экономики. Важно иметь ввиду, что научные разработки посвященные проблемам переходной экономики на рубеже реформирования старой, жестко централизованной, административно-директивной системы хозяйствования и освоения новых принципов механизма функционирования рыночных регуляторов, инструментов, и законодательных норм носят по существу пионерный характер, поскольку опыт мировой экономики не знает примера аналогичного взаимоперехода указанных систем. В настоящее время, наметился ряд оригинальных теоретических исследований проблем рыночной экономики переходного этапа, достигнуты относительные успехи и в эмпирических исследованиях в области менеджмента в отраслях экономики, налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики, инвестиций, занятости и других социально-экономических проблем.

Широкая подготовка кадров-экономистов, математиков и социологов, ориентированных на модели рыночной экономики и разработку вопросов эффективности механизма её регулировании, достижения в области количественных методов экономического анализа и систем управления, укрепление связей между исследовательскими центрами и органами власти и организациями, представляющими реальных носителей экономических интересов, превратили возможность дальнейшего совершенствования государственного регулирования экономики в действительность.


Вот почему, наряду с возросшей потребностью в общетеоретических исследованиях, всё большее востребование появляется в области конкретных, прикладных разработок междисциплинарного профиля, в том числе раскрывающих специфические особенности менеджмента взаимосвязи науки и политики. Основополагающая роль науки в подготовке менеджеров высшей квалификации предопределила введение в научный оборот понятия «хомоэкономикус», отражающее определённый набор особых психофизических качеств индивидиума, подкреплённых не только специальной профессиональной, но и научно-исследовательской, т.е. теоретико-методологической и аппликативной подготовкой, которые позволяют ему стать активным экономическим деятелем. Исходя из такого представления, ученый-экономист, аккумулируя в себе данный комплекс качеств «хомоэкономикус» и будучи независимым исследователем, предлагает завершённые результаты работы высшему уровню иерархии управления экономическими процессами, а его функционеры, исходя из общенациональных интересов, активно и творчески их используют. Только в этом случае можно обоснованно признавать, что последние в полной мере соответствуют требованиям и функциональным нормам государственного экономического деятеля. С другой стороны, также однозначно возможно предположить, что использование научно аргументированных рекомендаций может служить теоретико-прикладной базой для формирования личностей современных менеджеров (бизнесменов, предпринимателей и других).


Решение этой важнейшей цели в данной проблеме видится в соблюдении научных основ государственного регулирования экономики и базирующейся на ней концепции экономической политики по стабилизации и адаптации существующей переходной социально-экономической системы к изменяющимся условиям рыночного хозяйства. Для налаживания процесса воспроизводства в национальном масштабе необходимо выработать систему типовых мер законодательного, исполнительного и контролирующего характера по преодолению отраслевых и общехозяйственных кризисов, нарушений в денежном обращение, создании новых рабочих мест, предотвращению миграции населения и решению многочисленных и сложных социальных проблем.


У государства есть достаточно возможностей регулирования экономики при помощи законов, налогов, инструментов кредитования, норм амортизационного списания основного капитала, таможенных пошлин, валютных курсов, бюджетных расходов и госсобственности. Для их оптимального и высокоэффективного использования государство при принятии решений не может исходить из индивидуальных или групповых (корпоративных) интересов и объективно обусловлено учитывать интересы отраслей, регионов и отдельных компаний, отношения между центральными и местными органами власти, позицию разных министерств и ведомств, национальных органов, партий и общественных движений.


Пока же практическая реализация имеющихся концептуальных условий и возможностей, субъективно обоснована политически осознанной целесообразностью и способностью лишь исполнителей индивидуальных и организованных носителей хозяйственных интересов.


Поэтому совокупность этих объективных и субъективных условий, сложившихся на современном этапе, предопределяет задачу сформулировать научные основы этой концепции, в свою очередь, генерирующую осознанную потребность в изменении социально-экономической ситуации, первоначальным этапом которой представляется достижение стабилизационного состояния национальной экономики, как предпосылки завершения переходного этапа и её развития.


Однако, следует заметить, что возросший уровень централизации власти на современном этапе переходной экономики во многом способствовал эволюции управленческих решений от принимаемых в прошлом общих правил игры (которые, кстати, были более освобождены от коррумпированности) к преобладанию в настоящее время практики принятия индивидуальных решений (к сожалению, заранее обреченной на неудачу). Поэтому, в сложившейся бюрократизации деятельности современного госаппарата, бразды управления и принятия окончательного решения остаются за министерскими чиновниками, со всеми вытекающими из этого последствиями.


Особого внимание заслуживает факт приобретения аппаратом государственных органов хозяйственного управления относительной самостоятельности. Это объясняется прежде всего формированием специфической социальной группы – государственной бюрократии, сменяемой в зависимости от результатов парламентских выборов и приобретающих в связи с этим новые собственные экономические интересы и критерии деятельности. Весьма характерно, что бюрократия проявляет тенденцию к олигархическому стилю управления, принятию решений без участия заинтересованных лиц и независимо от реальной экономической целесообразности.


Крупное чиновничество имеет свои более широкие и весомые собственные экономические интересы и, принадлежа к хозяйственно-политической элите страны, зачастую, ориентируются на определенные организованные групповые интересы и политические партии. Особенно это заметно на рубежах смены властных социально-политических структур и поисков в связи с этим общественно-экономической силы, служащей для неё кровно заинтересованной социальной основой. Единовременная смена руководящих кадров ведёт к нарушению установленных связей и преемственности в государственном управлении, трудному и длительному становлению новой системы формального и неформального взаимодействия.


Политик или «хомополитикус» (по аналогии с ранее упомянутым понятием), по своему социально-психологическому типу, так же как и бюрократизируемый чиновник, должен быть способен подняться над групповыми интересами и максимально выражать интересы общего.


Тем не менее, политические деятели отражают вполне очевидную разницу в сопоставлении, с психобиофизиологической точки зрения, с типом «хомоэкономикус», т.е. представляют иной тип государственного деятеля с совершенно другой профессиональной ориентацией и другой биосоциальной природой. Любое частное увлечение политика, его приверженность к интересам определённой группы или социального слоя и их практическая поддержка и защита по существу несовместима, более того противоречива деятельности «хомоэкономикус». В противном случае, остаётся открытым вообще вопрос о его способности практически принимать экономически грамотные решения, ибо иначе возникает вопрос о его соответствии статусу политического деятеля.


Политик и в равной степени министерский чиновник, обладающие определенной властью над представителями научного сообщества должны в полной мере отвечать природной сущности их функциональной принадлежности. Для этого, оба типа деятелей – и ученый, и политик – не только по названным абстрактным социально-психологическим различиям, но и по своим идеалам, к которым они должны постоянно стремиться, обязаны подняться над групповыми интересами и максимально выражать интересы общенациональные.


Признание концепции существования различных социально-психологических типов представителей двух сфер духовной деятельности – науки и политики и построение теоретической модели их взаимодействия, несомненно должно в максимальной степени учесть и многие другие человеческие факторы каждого в отдельности и базироваться на единой цели стратегии и тактики развития общественно-политической и экономической жизни. Предстоит активизировать сотрудничество ученых-экономистов с сотрудниками правительственных органов, ответственными за принятие экономико-политических решений.


Представляется, что именно такой подход позволит решить возникшее противоречие и выработать адекватную систему действий. В поиске оптимального варианта видится совместная творческая деятельность и выработка согласованной оценки научной разработки, отражающей общенациональный интерес.


Разработка социально-экономической правительственной доктрины, соответствующей ситуации сложившейся в настоящий момент и призванной стимулировать экономический рост, регулирования занятости, поощрение прогрессивных сдвигов в отраслевой структуре, поддержание бюджетного и платёжного баланса, а также внешнеэкономического равновесия возможно только при достижении компромисса между многочисленными и разнообразными интересами в целях достижения максимального блага в рамках существующего строя.

Илиади Георгий, доктор хабилитат экономики, научный консультант ИЭФС АНМ и МЭ РМ

Обсудить