Молдова послевыборная: возможные сценарии формирования конфигурации новой власти

Новые (досрочные) парламентские выборы в Молдове, скорее всего, пройдут либо уже нынешней осенью, либо, в самом крайнем случае, в начале 2011 года

Зондирующие опросы общественного мнения, проведённые в последнее время, дают основания полагать, что и на сей раз ни одной из действующих в Молдове политических сил, в том числе и оказавшейся после прошлогодней июльской «конфузии» в оппозиции Партии коммунистов, не удастся получить решающего перевеса в новом парламенте и самостоятельно сформировать всю властную вертикаль.

Поэтому вполне понятно, почему сейчас многих волнует вопрос том, какая будет новая конфигурация власти в «послевыборной Молдове», то есть, кто и с кем, а главное, на каких условиях и с какими персоналиями, сформирует новую правящую коалицию.

В то же время, при всем кажущемся многообразии политических игроков и уже озвученных прогнозов и сценариев вероятных послевыборных альянсов, на самом деле, реально функциональных вариантов формирование коалиционных структур новой власти в Молдове сегодня не так уж и много.

Первый вариант: Нынешний правящий Альянс «За европейскую интеграцию» сохраняет политическое и организационное единство и после выборов в том же (или почти в том же) составе формирует новую власть. Помочь в этом входящим в АЕИ партиям должен будет новый Закон о выборах, который разрешит формирование избирательных блоков.

В этом случае несколько откровенно маргинальных партий, которые сегодня практически не имеют никаких шансов самостоятельно попасть в парламент, могут «прицепиться» к партиям – «локомотивам», например, к ЛДПМ, ДПМ и ЛПМ, чтобы вместе с ними попасть в новый парламент.


Вариант формирования на новых досрочных выборах избирательных блоков наиболее ожидаем, но, тем не менее, в нём есть несколько достаточно сложных и опасных моментов.

Во-первых, нет твёрдой гарантии того, что сбившиеся в избирательный блок правые и центристские партии сумеют совместно собрать такое количество голосов электората, которое позволит им сформировать правящее большинство в парламенте.

У партий правящего сегодня Альянса практически нет достаточно мощного электорального ресурса, который позволил бы им уверенно перешагнуть 50% барьер. Если, конечно, не считать таким ресурсом устроенные ими сегодня гонения на коммунистов, их преследования и тому подобные репрессивные действия. А вот вполне вероятных возможностей утратить часть голосов своих избирателей в связи с такой политикой у них предостаточно.

Во-вторых, пока весьма трудно точно спрогнозировать дальнейшее поведение Мариана Лупу и возглавляемой им Демократической партии в целом. Есть основание полагать, что сегодня ни сам Лупу, ни его партия не могут дать чёткий и прямой ответ на вопрос о том, будут ли они вступать в коалицию с Альянсом, или окажутся в какой-либо другой коалиции. Многое будет зависеть от общего процента голосов электората, полученного всеми политическими силами, а также от подходов, особенно кадровых, в формировании высших органов власти Республики Молдова.

Второй вариант: Победа на выборах ПКРМ - партия набирает больше 50% и самостоятельно формирует все органы власти. Вроде бы правильно и логично. Однако, надо признать, простые решения далеко не всегда бывают и самыми правильными.

Нельзя исключать, что, даже получив большинство в парламенте, Партия коммунистов всё же предложит и ДПМ принять участие в совместном формировании новых органов власти, то есть, создать вместе с ними правящую коалицию.

Зачем? Коммунистам, учитывая, что ситуация в стране очень сложная, предпочтительней будет поделиться частью полученной власти с союзником в лице ДПМ, чем иметь за спиной сильную и сплочённую оппозицию, способную в любой момент пойти на самые крайние меры, чтобы отнять у ПКРМ власть.

Однако, рассматривая вариант возможной победы ПКРМ на досрочных выборах, следует признать, что, как и в случае с АЕИ, шансы этой партии вернуть себе власть также под вопросом.

Конечно, либерал Михай Гимпу и ему подобные правые радикалы в правящем сегодня Альянсе объективно способствовали тому, чтобы рейтинг перешедших в оппозицию коммунистов не упал.

Они сумели настроить против себя даже ту часть электората, которая никогда ранее не поддерживала Партию коммунистов, поскольку хотела демократических перемен во власти и в стране.

Либералы Гимпу-Киртоакэ и их соратники в АЕИ не хотели и не хотят понимать, что эти перемены связывались молдавским обществом с конкретными эффективными действиями новых властей, а вовсе не с их персональным составом. Так что, если Михай Гимпу думает, что молдавские избиратели мечтали увидеть именно его в кресле президента, то он глубоко и трагично ошибается. Люди в Молдове хотели демократических перемен, они ждали начала процесса реальной модернизации всех сфер жизни в стране в соответствии с принятыми в Европе стандартами и принципами. Но ничего из этого они пока не дождались.

Шансы Партии коммунистов в настоящее время колеблются между 40 и 50 процентами, но, в отличие от Альянса, у ПКРМ есть резервы роста электорального рейтинга – голоса тех избирателей, которые ранее не голосовали за коммунистов, но сегодня, разочаровавшись в новой либеральной власти, могут решить вернуть во власть партию Воронина. Это весьма активный, но пока не до конца определивший электорат. Таких избирателей в Молдове примерно 10-15 процентов. От того, за кого они проголосуют, зависит исход грядущих выборов и, соответственно, конфигурация будущей власти в Молдове. Именно за этих избирателей и развернется основная борьба в новой избирательной кампании.

Действительно ли эти люди могут проголосовать за Партию коммунистов? Да, если безумная политика «гимпизации» Молдовы будет и далее продолжаться в том же ключе, то значительная часть этого электората, вероятно, сделает выбор в пользу ПКРМ. Сделает, главным образом, только потому, что другого выхода у неё просто не будет. Сделает, несмотря на то, что ПКРМ пока еще представляется больше «партией мщения», а не «партией созидания».

Есть еще один существенный фактор, который заметно отпугивает сегодня часть избирателей от ПКРМ. Это присутствие в её название термина «коммунистическая». Воронин и его команда упорно не хотят менять название своей партии.

Что это? Возможно, просто дань уважения по отношению к прошлому? Но ведь всё больше людей в Молдове начинают понимать, что именно приход коммунистов-большевиков к власти в октябре 1917 года круто развернул Россию в сторону от магистрального пути её исторического развития, вверг её в кровопролитную гражданскую войну, пучину террора и репрессий.

При слове «коммунисты» некоторые граждане Молдовы вспоминают репрессии большевиков против крестьянства, интеллигенции, уничтожение демократических партий, гонения на религию и разрушения церквей, голод, внесудебные расправы с инакомыслящими, выселение целых народов, травлю неугодных ученых, писателей.

Да, был при власти коммунистов и позитив. Но не меньше, а во многих случах даже больше, было позитива в других странах. Например, в Финляндии, Швеции. Но без репрессий, без гонений на свой народ.

Нет никаких оснований полагать, что ПКРМ, действительно, намеревается построить в Молдове коммунизм. Все восемь лет своего нахождения во власти, партия Воронина вела себя сугубо реалистично и не строила воздушных «коммунистических замков», а проводимая ею политика была сугубо социально-либеральной. Да и на митингах и демонстрациях не носили они портреты Ленина и Сталина. Так зачем же тогда, спрашивается, столь упорно держаться за изжившее себя название?

В защиту сохранения термина «коммунистическая» в названии партии Воронина приводят довод о том, что молдавский народ, дескать, так привык к этому названию, что не хочет, чтобы партия его меняла. В это, однако, трудно поверить. Для старшего поколения молдавских граждан сегодня важно не название партии, а её способность решить их социальные проблемы.

Образно говоря, им всё равно, какого цвета будет кошка, лишь бы она хорошо ловила мышей. К тому же, по словам самих лидеров партии, организация в последнее время омолодилась, в неё вступают люди нового поколения, нового склада политического мышления. Весьма сомнительно, что им также дорого название «коммунистическая партия».

На левом политическом фланге Молдовы сегодня нужна партия, которая будет бороться за социальные права людей, за справедливость, за сохранение статуса нейтралитета страны, за дружественные отношения с Россией и СНГ, за межнациональное согласие. И вовсе не обязательно, чтобы у этой партии было идеологически обязывающее название. Идеология уже не играет той довлеющей и решающей роли, какую она играла в прошлом веке.

Владимир Воронин сделал бы очень большое и важное дело, если бы не только воспитал молодую, профессиональную и патриотичную команду, чем он, кстати, в последнее время активно занимается, не только работал бы над программой модернизации партии и страны, но и поставил бы «ребром» вопрос о переименовании партии. Это было бы поистине историческим решением, по достоинству оцененным как его современниками, так и последующими поколениями. Оно стало бы гарантией того, что после ухода Воронина из большой политики созданная им партия жила бы и развивалась.

Этот переход к новому названию можно было бы осуществить, например, через участие партии Воронина в выборах в составе избирательного блока с названием, которое она впоследствии возьмёт себе. При этом традиционную символику ПКРМ можно было бы сохранить, чтобы не запутать её избирателей.

Потеряет ли партия Воронина что-то такого рода перемен? Весьма сомнительно. Ну, допустим, 2-3 процента избирателей могут быть этим недовольны, что, впрочем, не помешает им проголосовать вначале за блок, а в впоследствии и за партию под новым названием. Первичным тут является то, что и как делает партия, а вовсе не то, как она называется.

Изменение названия партии Воронина принесёт больше плюсов, чем минусов. Улучшится, например, отношения к ней со стороны зарубежных политических партнеров, расширится её электоральная база в Молдове, легче будет договариваться ей с другими партиями, создавать с ними союзы и коалиции.

Безусловно, члены ПКРМ сами должны решить, как им поступить. Но, если они думают о будущем, анализируют те политические процессы, которые происходят в России и на Украине, то должны очень серьезно задуматься о перспективах своей партии, о путях её дальнейшего развития.

Есть несколько вариантов того, что конкретно Молдова может получить в результате новых парламентских выборов:

Во-первых, новое пришествие нынешнего праворадикального Альянса, который ещё больше «гимпинизируется», со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для страны и народа.

Во-вторых, возвращение во власть обозлённой на весь мир, ожесточенной и одержимой жаждой мести, нереформированной ПКРМ, которая потом долго ещё будет разбираться со своими обидчиками.

В-третьих, приход к власти модернизированной ПКРМ – фактически, новой партии с новым названием, которая откажется от нынешнего радикализма, сможет найти в новом парламенте общий язык с Демократическоцй партией Мариана Лупу и даже, возможно, с командой профессионалов либерал-демократа Владимира Филата, и все вместе они эффективно поработают на благо Молдовы.

Конечно, последний вариант пока выглядит весьма утопично, но, в то же время, и обнадеживающе. Так что, будем ждать добрых перемен. Будем надеться на то, что уж на этот-то раз они будут, наконец, в лучшую сторону.

Обсудить