Буря в стакане воды

Поражает нервическая реакция на последнее по времени заявление Москвы и Киева по Приднестровью, в котором они выступают за гарантирование статуса Приднестровья на основе соблюдения суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова, конституционного нейтралитета и формирования единого правового, экономического и оборонного пространства.


Почти два десятилетия Молдова и Приднестровье живут обособленно, строят свою собственную государственность, на правом берегу Днестра – юридически признанную международным сообществом, на левом – не признанную, но де-факто существующую, не достигнув, однако, из-за этой разделенности и разобщенности некогда единой страны сколько-нибудь заметного прогресса ни в политике, ни в экономике, ни в социальной сфере.


Но, и это самое важное, все эти годы на берегах Днестра царит мир, не звучат выстрелы, не рвутся снаряды, не горят дома, не гибнут люди. Российские миротворцы совместно с миротворцами Молдовы и Приднестровья, а также наблюдателями из Украины, надежно обеспечивают безопасность и стабильность в этом регионе, создавая необходимые условия для того, чтобы политики могли сесть за стол переговоров и в спокойной обстановке достичь соглашения о мирном урегулировании Приднестровского конфликта, устраивающего в равной мере и Тирасполь, и Кишинёв.


Наметившийся было после подписания молдавским президентом Петром Лучинским и тираспольским лидером Игорем Смирновым в мае 1997 года Московского меморандума, учитывающего интересы Кишинёва и Тирасполя, робкий прогресс в сближении сторон и урегулировании Приднестровского конфликта развития не получил.

После срыва подписания в ноябре 2003 года «Меморандума Козака» отношения между Тирасполем и Кишинёвом вообще вернулись почти к той же самой ситуации, которая существовала накануне вооруженного конфликта на Днестре весной 1992 года.


Сегодня у власти в Молдове сменившая коммунистов-воронинцев в августе 2009 года либерально-демократическая коалиция – Альянс «За европейскую интеграцию», у каждого из лидеров входящих в которую четырёх партий – ЛП, ЛДПМ, АНМ и ДПМ – есть своя собственная точка зрения на то, каким образом следует урегулировать Приднестровский конфликт.

Однако, все они, по большому счёту, сходятся в одном: урегулирование должно идти только по сценарию Кишинёва, а самое большее, на что может рассчитывать Тирасполь - это сугубо декоративная, практически нефункциональная «автономия», по сравнению с которой даже статус АТО Гагауз-Ери выглядит большим прогрессом.


Поражает нервическая реакция на последнее по времени заявление Москвы и Киева по Приднестровью, в котором они выступают за гарантирование статуса Приднестровья на основе соблюдения суверенитета и территориальной целостности Республики Молдова, конституционного нейтралитета и формирования единого правового, экономического и оборонного пространства.


Всё, казалось бы, предельно ясно и понятно, однако вице-премьер Молдовы по реинтеграции Виктор Осипов тут же заявил, что документ этот, дескать, «не так уж прост, как может показаться на первый взгляд», а потому следует «хладнокровно проанализировать заявление Москвы и Киева, ведь любой текст обладает своими тонкостями».


Неизвестно, нашёл ли уже Виктор Осипов эти самые «тонкости» в документе, полностью соответствующем принципам переговоров в формате «5+2», или же всё ещё продолжает их искать, но только его непосредственный шеф – премьер-министр Владимир Филат, он же лидер ЛДПМ, судя по всему, уже узрел главную «тонкость» в том, что в заявлении Москвы и Киева дана высокая оценка миротворческой операции на Днестре и особо отмечена роль в её проведении Российской Федерации.


Присутствие российских военных-миротворцев почему-то настолько сильно «обеспокоило» (!?) молдавского премьера, что он на спешно созванном брифинге потребовал начать консультации по преобразованию миротворческой операции в Приднестровском регионе в многонациональную гражданскую миссию с международным мандатом, а также настаивал на немедленном и полном выводе с Левобережья российского венного контингента.


Понять, почему Филат сконцентрировался именно на этих «тонкостях», не составляет особого труда, учитывая стремление не только лидера ЛДПМ, но его союзников по АЕИ понравиться Западу и заслужить его доверие и поддержку, прежде всего, финансовую, демонстрируя свой афронт по отношению к России.


Но понять вовсе не значит согласиться, так как господин Филат, как и его предшественники, вновь ставит телегу впереди лошади: если на Днестре царят мир и спокойствие, обеспеченные ныне проводимой миротворческой операцией, то зачем, спрашивается, срочно менять её формат, причём делать это главным условием начала переговоров и основой достижения договоренностей относительно урегулирования конфликта?


Тем более, что, выдвигая эти условия, совершенно неприемлемые как для Москвы и Киева, так и в особенности для и без того крайне недоверчиво – и не без оснований! - относящего к своим молдавским партнерам по переговорам Тирасполя, Владимир Филат не мог не понимать, как они будут ими восприняты.


Тем не менее, Владимир Филат заявил, что «правительство Республики Молдова, ссылаясь на роль нынешней миротворческой операции по поддержанию мира в стабилизации ситуации после прекращения вооруженного конфликта, принимает решение начать консультации о ее преобразовании в многонациональную гражданскую миссию с международным мандатом», заметив при этом, что приднестровская проблема решается не в Москве, Киеве или еще где-нибудь, а в Кишиневе, забыв упомянуть, что решается она также и в Тирасполе, являющемся полноправным участником переговоров, и без его согласия никакое урегулирование, в принципе, невозможно.


Вполне естественно, что заявление премьера Владимира Филата тут же дало старт потоку высказываний на эту же тему ряда политических экспертов.

Игорь Мунтяну, например, не согласился с тем, что «в заявлении Медведева и Януковича отмечен стабилизирующий фактор Российских вооруженных сил», поскольку, по его мнению, «любое заявление, сделанное вне формата «5+2», привносит непредсказуемость в процесс переговоров.


Это заявление демонстрирует изменение системы внешней политики Украины, которая приспосабливается к политике давления со стороны России».


Между тем, и Филат, и Мунтян не могут не знать, что вопрос трансформации миротворческих сил можно решать только в рамках переговорного формата «5+2», причём и Украина, и Россия против этого не возражали, о чём, кстати, и говорится в заявлении Медведева и Януковича.


На этом фоне заявление премьер-министра Филата выглядит несколько странно и способствует лишь дальнейшему росту напряжения в регионе.


Игорь Коротков, Бендеры

Обсудить