Грязная пена рынка нефтепродуктов

Если действительно есть стремление управлять ценообразованием на рынке нефтепродуктов с пользой для своих сограждан, то необходимо не только реально регламентировать норму прибыли, но и сделать этот рынок прозрачным и конкурентным. Давно бытует афоризм: «Самая сладкая пена у бензина». Но уж больно она сегодня грязная.

Бывая на Украине, многие задаются вопросом, почему уже много лет стоимость бензина в Молдове выше украинской на 20%? В Приднестровье в 40 км от Кишинева вообще смешные цены: один литр 95-го стоит $0,94!

Казалось бы, цены на нефтепродукты регулируются государством, а оно, как известно, призвано блюсти интересы своих сограждан. В соответствии с пунктом 4.7. Методологии расчета и применения цен на нефтяные продукты, утвержденной постановлением Национального агентства по регулированию в энергетике №63 от 30.05.2002 установлено: «…что для предприятий, занимающихся импортом, оптовой и розничной реализацией основных нефтепродуктов и сжиженным газом, годовой уровень рентабельности (прибыли) не может превысить 10% от годовых затрат и расходов, связанных с этой деятельностью.»

С одной стороны, такая норма не совсем корректна. Ибо для оценки эффективности бизнеса обычно исходят из показателя рентабельности на вложенный собственный капитал. Рентабельность же к себестоимости – это промежуточный, вспомогательный показатель. Ибо он не учитывает скорость оборачиваемости капитала. Если мы закупим нефтепродукты, а затем продадим их в течение, скажем двух месяцев, то годовая рентабельность, при условии, что не привлекаем заемный капитал, возрастает в 6 раз или до 60%! А с привлеченными кредитами еще выше.

С другой стороны, наш бизнес уже давно отработал схемы сокрытия доходов. Даже в самом эффективном предкризисном 2008 году только 45% предприятий Молдовы задекларировали прибыль, остальные отчитались, что убыточны, либо показали зеро. Не нужно быть экономистом, чтобы понять, что в убыток никто работать не будет.

Рынок быстро избавляется от неэффективных производств. Просто у нас хорошо отработаны схемы сокрытия доходов, а соответственно и ухода от налогов. Если вводится ограничения на рентабельность, то, естественно, сразу же завышаются затраты.

Постановлением правительства №547 от 04.08.1995 г. о мерах по упорядочению и государственному регулированию цен (тарифов) пункт 3 была введена, казалось бы, очень жесткая мера по ограничению роста цен: «Для социально значимых товаров … устанавливается следующий порядок формирования цен: … импортируемые товары реализуются на территории республики по ценам приобретения, включая транспортные расходы от поставщика до места (склада) назначения, уплаченные таможенные сборы, государственные пошлины и торговую надбавку, не превышающую 20 процентов к ценам приобретения». Но сегодня и это ограничение массово преодолевается бизнесом. Общеизвестный факт: цены на одноименные лекарства в Румынии на треть ниже, чем у нас.

Когда речь идет о сверх прибыли, то на второй план отодвигается и «Клятва Гиппократа» и другие моральные принципы.

В мировой практике уже давно отлажены технологии, когда дешевый товар у производителя закупается фирмой из оффшора, а затем по требуемой цене продается конечному импортеру. При этом в качестве оффшора может выступать не только привычные нам Панама, Белиз и т.п. Многие развитые страны ввели законодательную норму, если прибыль заработана за пределами государства, то она не подлежит налогообложению. В их число входят и США, и Швейцария, и другие государства, которые не значатся в перечне оффшорных государств.

Каждый дополнительно «накрученный» процент прибыли на бензине и дизельном топливе дает почти 6 млн. долларов в год. Поэтому и розничные цены безудержно ползут вверх. Сегодня цены на нефтепродукты на уровне предкризисного периода, но тогда нефть стоила почти в два раза дороже!

Простой анализ импортных цен показывает, что средняя цена закупаемого на Украине бензина в прошедшем году была, как раз на 20% меньше от средней цены всего нашего импорта. А из России, если судить по закупаемому дизельному топливу, там цена ниже украинской еще на одну треть. Но мы, естественно, из России бензин не ввозим.

Зачем же портить налаженный бизнес компрометирующими ценами? Лучше поставить 13% (2009 год) бензина из таких «бензиновых титанов», как Болгария и Латвия, но по ценам почти в 1,5 раза выше, чем украинские. А дизельное топливо (3,6% 2009 год) примерно в равных долях мы «получаем» из Индии, Японии и США и по цене на 2/3 дороже российского.

Разумеется, если бы на рынке нефтепродуктов была конкуренция, то все стремились бы к снижению затрат. Но наш рынок пронизан метастазами картельных пактов. Ну и что, что есть закон Р.Молдова №1103 от 30.06.2000 о защите конкуренции? И статьей 7(2) предписано, что «Запрещаются и признаются в установленном порядке недействительными полностью или частично достигнутые в любой форме соглашения (согласованные действия)… если такие соглашения (согласованные действия) имеют или могут иметь результатом ограничение конкуренции, в том числе направленные на: b) установление ценовых ограничений на перепродажу товаров…»? На рынке нефтепродуктов со дня принятия данного закона на эту норму не обращают внимания. По мере «необходимости» импортеры и владельцы бензозаправок именно «согласованно действуя» дружно в течение одного дня устанавливают новые единые розничные цены. О чем нас тут же уведомляют и средства массовой информации. Во истину, нужно быть одновременно и слепым и глухим, чтобы за такими согласованными действиями не распознать картельной сущности.

Поэтому, если действительно есть стремление управлять ценообразованием на рынке нефтепродуктов с пользой для своих сограждан, то необходимо не только реально регламентировать норму прибыли, но и сделать этот рынок прозрачным и конкурентным. Давно бытует афоризм: «Самая сладкая пена у бензина». Но уж больно она сегодня грязная.

Если бы наши таможенники и органы статистики по итогам каждого квартала оперативно публиковали отчеты по количеству и стоимости, хотя бы по импортируемым товарам в разрезе стран экспортеров, цены на которые регламентируются государством, то уже завтра гражданское общество потребовало бы отчета: чем вызван такой разброс цен от уровня общепризнанных мировых?

Но лоббисты от бизнеса делают все, чтобы засекретить эти данные под мотивом «коммерческой тайны». Однако предметом коммерческой тайны является новая технология, особые условия контракта, а не искусственно напущенный туман, чтобы посредством картельных сговоров обобрать своих сограждан.

Михаил Пойсик, доктор экономики, Институт экономики, финансов и статистики

Обсудить