Иван Грек: 24 мая в истории славян вообще, болгар, в частности

В истории славянской письменности и культуры 24 мая ассоциируется с жизнью и деятельностью двух великих солунских братьев: Константина Философа, принявшего перед смертью монашеское имя Кирилл, и Мефодия.


Их всемирно-историческое значение состоит в том, что они изобрели славянскую азбуку, создали древнеславянскую письменность, которую болгары называют древнеболгарской, а русские, украинцы, белорусы – древнерусской, известной еще и как церковнославянская письменность, перевели на этот язык церковные книги с греческого языка, заложив тем самым основу для развития славянской культуры. До изобретения Кирилла и Мефодия в Европе письменность существовала на трех языках: иврите, греческом и латинском. Азбука Кирилла и Мефодия, усовершенствованная их последователями и справедливо названная в честь главного ее создателя кириллицей, обусловила появление в мировой цивилизации еще одного культурного пласта. Он отличался от существовавшего в Европе на латинской графике не только внешними признаками, но и внутренней сущностью, отражающей и этническую историю разных ветвей славянского племени, и внутренний их духовный мир.

Следует подчеркнуть, что хотя Кирилл и Мефодий временами работали под покровительством Ватикана, но их древнеславянская письменность была востребована Византийской православной церковью. Именно кириллица стала тем культурным инструментом, посредством которого осуществлялось распространение влияния ортодоксального православия на южную и восточную ветви славянства. Более того, благодаря кириллической графике православие установилось также в романоязычных Дунайских княжествах. Здесь кириллическое письмо несколько веков подряд было единственным фактором существования и развития письменности и духовной культуры православных валахов и молдаван.

Что же означало дело Кирилла и Мефодия для самих болгар и их государства? Уже сама такая постановка говорит о том, что древнеболгарская письменность и культура имели свою историю в рамках Первого и Второго болгарских царств, и они сохранили свое значение и на всем протяжении пятивекового османского ига в болгарских землях. Как известно, «История славяноболгарская» Паисия Хилендарского была написана на этом языке и адресована болгарам, сохранившим родной язык и православную веру в условиях многовековой османо-мусульманской ассимиляционной политики и практики. Хилендарского монастыря монах Паисий стал тем духовным звеном в единой цепи болгарской этнической и духовной идентичности, которая связала воедино средневековую этническую и политическую идентичность болгар и возрождающуюся болгарскую нацию и ее государственность в новый и новейший период истории Балкан. Именно Паисиевая история подчеркнула, что для болгар дело Кирилла и Мефодия состоит не только в изобретенной ими славянской графики и созданных на ее основе памятников болгарской литературы и культуры. Кирилломефодиеское дело проникло в человеческую сущность болгар и стало составной частью их этнического маркера. Древнеболгарская письменность появилась на завершающем этапе формирования этнической славяноболгарской общности, она предшествовала принятию болгарами православия и поэтому создала культурные условия для дальнейшего развития болгарской этнической идентичности и становления ее этнопсихологии, проявляющаяся в народных обычаях, традициях, быте, обрядах, устном народном творчестве. Можем ли мы сказать, что эта письменность, которая на просторах России, Украины и Белоруссии называлась, как было сказано, древнерусской или церковнославянской, сформировала русский, украинский, белорусский этносы? Древнерусский язык не смог удержать от распада древнерусскую народность, которая была родной матерью этих трех современных восточнославянских наций, хотя он и стал основой их современной письменности.

Древнеболгарская письменность Кирилла и Мефодия в османский период истории болгарского народа сыграла решающую роль в сохранении его этнической идентичности. Сначала она вошла в училище, преобразовав его из греческого в болгарское. Затем устремилась в церковь в болгарских приходах и через богослужение на родном языке, а болгары отождествляли его с церковнославянским языком, привела ее к автокефалии. Болгарская школа и болгарская церковь воскресили дух болгарского народа и обусловили возрождение болгарской государственности на Балканах.

Бессарабские болгары начали отмечать 24-го мая по новому стилю, 11 мая по старому стилю, в 1863 г. И хотя тогда это был школьный и церковный праздник, но он имел для них этнонациональный характер. Именно таким его запечатлел известный болгарский возрожденец Пандели Кисимов в своих воспоминаниях о трех годах пребывания в Бессарабии. Празднование дня Кирилла и Мефодия в Болградской гимназии использовалось для поднятия национального духа у воспитанников-болгар, что подтверждают сохранившиеся письменные источников того времени. С речами, прославлявшими равноапостольных святых Кирилла и Мефодия, выступали как учителя гимназии, так и ее ученики. Таким образом, празднование 11/24 мая сыграло немаловажную роль в патриотическом воспитании бессарабской болгарской молодежи. Этот праздник приобретал здесь чисто болгарскую этническую и культурную окраску. Празднование дня Кирилла и Мефодия, наряду с существованием болгарской Болградской гимназии с ее этнокультурной просветительской деятельности (издание книг, журналов и газет, театральные постановки, работа библиотеки), играло важную роль в формировании болгарской этнической и культурной идентичности у бессарабской болгарской молодежи. Все известные нам из ее числа деятели болгарского национально-освободительного движения и активные участники строительства нового болгарского государства впитали в себе болгарский дух, которым были проникнуты кирилломефодиевские празднества. «Обичам България. Воювах за нея. Върнах се в България, за да умра за нея» (Люблю Болгарию. Воевал за нее. Вернулся в Болгарию, чтобы умереть за нее), – заявил перед расстрелом в Русе в 1887 г. уроженец Тараклии Олимпий Панов, один из самых успешных выпускников Болградской гимназии и один из самых известных бессарабских болгар, герой Шипки, организатор победы Болгарской армии в болгаро-сербской войне 1885 г., спаситель Болгарии от междоусобной войны, которая, благодаря Панову, не разразилась в 1886 г. при детронации князя А. Батенберга. Так мог сказать о себе только истинный болгарин и патриот Болгарии.

После 1878 г., празднование 24 мая бессарабскими болгарами потеряло свою прежнюю этническую и этнокультурную направленность. В рамках Российского государства этот праздник сохранился в церковном календаре в его общеславянском значении. В межвоенные 1918–1940 гг. в бессарабских болгарских поселениях, находившихся в составе королевской Румынии, 24 мая вообще не отмечалось. Что касается советского периода их истории, то 24 мая не только утратил свое значение как церковно-религиозный праздник, но и не был возвращен в общеобразовательной школе. В Советском Союзе его начали отмечать в 60–70-е годы прошлого столетия, как дата славянской письменности и культуры. В этом своем идеологическом качестве для болгар СССР в 24 мае отсутствовали этническая и этнокультурная составляющие великого дела Св. Св. Кирилла и Мефодия.

В независимой Молдове созданы юридические и политические условия для легитимной деятельности по национально-культурному развитию болгарской диаспоры. Функционируют целый ряд болгарских научных, образовательных, культурных и информационных структур, которые изучают болгарскую проблематику, обучают болгарскую молодежь, работают в информационном пространстве на болгарскую общность и прививают ей современную болгарскую культуру посредством болгарского слова из метрополии. В общем контексте этой многообразной работы находит свое место и празднование 24 мая не только как дня славянской письменности и культуры, но и как общеболгарский культурный праздник. Может быть, впервые за многие десятилетия этот день вернул болгарам Молдовы возможность впитывать в себе всю ту болгарскость, которая изначально закладывалась в кириллице, присутствовала в золотом веке болгарской литературы и сформировала из болгар культурную европейскую нацию.

Но создать условия – это одно, и в этом не столько заслуга самой болгарской диаспоры, сколько других факторов политического развития Молдовы с 1989 г. Болгарской общности Молдовы не удалось остановить процесс распада своей этнической и культурной идентичности. Этот распад выражается в сокращении численности этнических болгар Молдовы, в том числе сельского болгарского населения страны, в исчезновения из многих смешанных сел на юге страны болгарского этнического компонента. Он проявляется и в вовлеченности болгар Молдовы первого и второго возрастов в миграционный процесс за пределы республики, что ставит под вопрос саму возможность ее репродуктивного воспроизводства. Слабое проявление этнической мобильности болгар Молдовы, обнаруживающееся в их этнополитической пассивности, в игнорировании ими опасности утраты этнической и языковой идентичности из-за угрожающих масштабов их размытости, нежелания реформировать школу с русским языком обучения в селах с болгарским контингентом учащихся в школу с обучением на трех языках: болгарском, русском и молдавском. Именно такая школа обеспечивает им культурную ориентацию на славянский мир и способствует их интеграции в культурно-языковую, политическую и экономическую среду Республики Молдова. Иными словами, вся наша национально-культурная деятельность, составной частью которой является празднование дня равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия, не выполнила свою главную задачу, что особенно наглядно показали события вокруг Твардицы, Валя-Пержей и Кортена. А она состоит в том, чтобы сохранить этническую и культурную идентичность болгар в Молдове, которая отвечает интересам молдавского народа и его государственности и обеспечивает культурное, политическое и экономическое сотрудничество между Болгарией и Республикой Молдова. Всем нам нужно более четко представлять себе, что означает для болгар Молдовы день 24 мая и работать на него круглый год и каждый год.

Иван Грек

Обсудить