Тирасполь посылает сигналы Кишиневу. Услышат ли их?

Заявление Владимира Ястребчака – явный намёк властям Кишинёва о том, что процесс урегулирования с Приднестровьем рано списывать со счётов, что в Тирасполе достаточно адекватных людей, понимающих, что воссозданию единого государства в границах бывшей Молдавской ССР альтернативы нет. Теперь очередь за Кишинёвом – понять, что такое государство может быть только федеративным.


За обсуждением декларации Медведева – Януковича по урегулированию приднестровского конфликта выпало из внимания другое, не менее громкое заявление, сделанное накануне встречи министром иностранных дел Приднестровья Владимиром Ястребчаком в эфире телепрограммы «Вертикаль», выходящей на 1-му Республиканскому каналу приднестровского ТВ. Глава внешнеполитического ведомства самоопределившейся республики заявил, что Меморандум об основных принципах урегулирования между Республикой Молдова и Приднестровьем, подписанный в Москве в 1997 году, сохраняет актуальность и по сей день.

Напомним, что данный Меморандум, парафированный в 1996 году руководителями Молдовы и Приднестровья при посредничестве России, Украины и ОБСЕ, включал в себя 10 пунктов:

1. Стороны будут продолжать установление государственно-правовых отношений и строить Общее государство в рамках международных границ Республики Молдова и Приднестровья, в составе этого общего государства. Приднестровье является государственно-правовым образованием в форме республики. Документ, определяющий статус Приднестровья, основывается на принципах взаимосогласованных полномочий и взаимообеспеченных гарантий.

2. Стороны подтверждают свои обязательства не прибегать во взаимных отношениях к применению силы или угрозы силой. Любые разногласия будут решаться исключительно мирными средствами, путём переговоров и консультаций при содействии и посредничестве России и Украины как стран – гарантов выполнения договорённостей, ОБСЕ, и при содействии СНГ.

3. Приднестровье принимает участие в осуществлении внешней политики Республики Молдова – субъекта международного права – по вопросам, затрагивающим его интересы. Решение по данным вопросам принимается по согласию сторон. Приднестровье имеет право самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях, а в других областях – по согласию сторон.

4. Стороны обращаются к Российской Федерации, Украине и ОБСЕ с просьбой о продолжении их посреднических усилий в достижении прочной и всеобъемлющей нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем.

5. Республика Молдова и Приднестровье становятся взаимными гарантами полной и безусловной реализации договорённостей об отношениях между ними.

6. Стороны приветствуют заявление Российской Федерации и Украины об их готовности стать государствами – гарантами соблюдения положений определённого соответствующими документами статуса Приднестровья и договорённостей, зафиксированных в Меморандуме.

7. Стороны обращаются к ОБСЕ с просьбой продолжать содействие соблюдению договорённостей между ними.

8. Стороны заявляют о необходимости выработки механизма гарантий всеми участниками переговорного процесса.

9. Стороны подтверждают, что действия по поддержанию мира, осуществляемые совместными миротворческими силами в зоне конфликта в соответствии с соглашениями между президентами между президентами Республики Молдова и Российской Федерации от 21 июля 1992 года «О принципах мирного урегулирования вооружённого конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова», будут продолжены.

10. В случае нарушения достигнутых договорённостей стороны вправе обратиться к гарантам для проведения консультаций с целью принятия мер по нормализации ситуации.

Новый президент Республики Молдова Пётр Лучинский, вступивший в должность 15 января 1997 года, потребовал включения в Меморандум отдельного пункта, подтверждающего, что Приднестровье является составной частью единой и неделимой Республики Молдова. Переговоры зашли в тупик, и только визит министра иностранных дел России Евгения Примакова позволил разблокировать ситуацию. В текст Меморандума была включена взаимоприемлемая 11-я статья, говорившая, что «стороны строят свои отношения в рамках Общего государства в границах Молдавской ССР на январь 1990 года». Таким образом, Меморандум, который был подписан 8 мая 1997 года в Москве президентами России (Б.Ельциным), Украины (Л.Кучмой), Республики Молдова (П.Лучинским) и Приднестровья (И.Смирновым) с полным на то основанием носит имя «Меморандума Примакова».


Переговорный процесс на основе подписанного Меморандума развивался в течение нескольких лет. Были неоднократные попытки его торпедирования ещё в каденцию Лучинского (чего стоит, например, план Анатолия Цэрану «Сперанца-2001», согласно которому к плану урегулирования конфликта должны быть привлечены «международные миротворческие силы», под которыми подразумевались войска НАТО, которым должны быть переданы военные аэродромы в Тирасполе и Маркулештах). Самый значительный раздел плана «Сперанца-2001» обнародован не был – он, в грубом противоречии с конституцией страны, предполагал вступление единой Молдавии в НАТО. Кишинёв стремился к искусственной интернационализации конфликта, пытаясь подключить к переговорам ООН. По закону о новом административно-территориальном устройстве Республики Молдова, Приднестровье вообще теряло свою субъектность, а ряд его населённых пунктов был включён в новые территориальные образования (уезды) с подчинением их юрисдикции Кишинёва. В указе президента П.Лучинского от 27 июля 2000 года вместо упразднённой Комиссии по координации и обеспечению переговорного процесса была создана «Комиссия по координации государственной политики в населённых пунктах Левобережья Днестра Республики Молдова».


Новый импульс переговоры по созданию общего государства получили после победы на выборах 2001 года Партии коммунистов Республики Молдова. В мае – июне 2001 года был подписан ряд документов, в которых стороны подтвердили целесообразность ведения переговорного процесса на основе механизма, предусмотренного в Московском Меморандуме 1997 года, и предусматривающую взаимное признание документов и беспрепятственную деятельность СМИ на территориях сторон. Однако вскоре новое руководство страны, отступив от своей программы, полностью перешло на позиции прежних властей и предприняло ряд шагов по экономическому удушению Приднестровского региона – в прямом соответствии с рекомендациями Анатолия Цэрану и в грубом противоречии с Московским Меморандумом – 1997. В частности, именно в этот период Кишинёв создал таможенную границу с Приднестровьем, что подвигло Тирасполь на ответные неадекватные действия – введение собственных миграционных постов, взимание таможенных поборов и т.д.


Кризис в отношениях между Кишинёвом и Тирасполем начался в сентябре 2001 года, когда молдавское руководство, отказалось передать Приднестровью новый комплект таможенных печатей, что стало грубым нарушением Протокольного решения в области таможенных служб Республики Молдова и Приднестровья от 1996 года, подписанного и утверждённого в присутствии посредников от России, Украины и ОБСЕ. МИД Республики Молдова направил во все дипломатические миссии, аккредитованные в Молдавии, список высших должностных лиц Приднестровья, которым не рекомендовалось открывать визы для выезда за пределы страны.


Последняя попытка создать общее государство была предпринята при участии российского чиновника Дмитрия Козака, однако подписание Меморандума, уже парафированного всеми сторонами, было сорвано в последний момент под давлением западных дипломатов и уличной прорумынской оппозиции. Затем последовал период резкого обострения отношений руководства Республики Молдова не только с Тирасполем, но и с Москвой. Иллюзия «общенационального консенсуса», выраженная в законе от 2005 года, обернулась окончательной потерей интереса к идее Общего государства со стороны Приднестровья. После срыва переговоров в формате 5+2 и введения нового режима таможенного оформления грузов в марте 2006 года Тирасполь полностью отказывается от общего будущего с правобережной Молдавией и берёт курс на полную независимость с возможным вхождением в состав Российской Федерации, который на референдуме 17 сентября 2006 года поддержали 97% населения непризнанной республики. Казалось, «Меморандум Примакова» с идеей Общего государства похоронен окончательно.


И вот теперь, 4 года спустя, глава тираспольского дипломатического ведомства, являющийся министром в правительстве под руководством Игоря Смирнова, делает публичное заявление о том, что Московский Меморандум 1997 года по-прежнему актуален. О том, какие формулировки будут приняты на предстоявшей два дня спустя встрече президентов России и Украины, можно было лишь догадываться. Чиновник рисковал своей репутацией, учитывая то, что в приднестровском обществе распространено мнение, постоянно тиражируемое в местных официальных СМИ, о том, что «Молдова рано или поздно объединится с Румынией».


Заявление Владимира Ястребчака – явный намёк властям Кишинёва о том, что процесс урегулирования с Приднестровьем рано списывать со счётов, что в Тирасполе достаточно адекватных людей, понимающих, что воссозданию единого государства в границах бывшей Молдавской ССР альтернативы нет. Теперь очередь за Кишинёвом – понять, что такое государство может быть только федеративным. Вряд ли стоит тешить себя иллюзиями, что это способно осознать нынешнее, унионистско-реваншистское руководство Республики Молдова. Поражение в войне 1992 года – это их личное поражение. Это поражение их духовного вождя и предтечи – Мирчи Снегура. Это поражение их идеологического и мировоззренческого курса, на который они сегодня всеми силами пытаются вернуть многострадальную Молдавию.

Однако уже осенью этого года грядут новые парламентские выборы, победу на которых многочисленные опросы вновь прочат Партии коммунистов. С одной стороны, ПКРМ – единственная реальная сила в молдавском обществе, которая ещё может достигнуть результата на приднестровском направлении. Но с другой - их опыт решения приднестровской проблемы никак нельзя назвать удачным. Кроме того, сопротивление любому соглашению с Тирасполем, заключённому коммунистами, принимает наиболее ожесточённые формы. Однако если и вторая их попытка провалится, то третьей точно не будет.

Владислав Гедиминов, Киев

Обсудить

Другие материалы рубрики